Внимание! Вы находитесь на старой версии сайта "Материк". Перейти на новый сайт >>> www.materik.ru

 

 

Все темы Страны Новости Мнения Аналитика Телецикл Соотечественники
О проекте Поиск Голосования Вакансии Контакты
Rambler's Top100 Материк/Аналитика
Поиск по бюллетеням
Бюллетень №53(01.06.2002)
<< Список номеров
НА ПЕРВОЙ ПОЛОСЕ
В ЗЕРКАЛЕ СМИ
УКРАИНА
БЕЛОРУССИЯ
МОЛДАВИЯ И ПРИДНЕСТРОВЬЕ
СРЕДНЯЯ АЗИЯ И КАЗАХСТАН
ЗАКАВКАЗЬЕ
ПРОБЛЕМЫ ДИАСПОРЫ
ПРАВОВАЯ ИНФОРМАЦИЯ
Страны СНГ. Русские и русскоязычные в новом зарубежье.


«Зеркало Недели», №19, 5-31 мая 2002 г.

Почему Украине необходима парламентско-президентская республика

Александр Мороз

Ответ на этот вопрос мог бы быть кратким: потому что она не может пока быть просто парламентской республикой. Предлагаемая же парламентско-президентская модель является переходной формой к парламентской. От чего переходной? От президентской как низшей формы организации госуправления (если оценивать с позиций демократии). Парламентская форма, апробированная европейским опытом, с моей точки зрения, характеризует общество и страну с развитыми традициями демократии. Той демократии, которая впоследствии может приобретать все больше признаков народовластия. Последнее — одна из политических целей, которые ставят перед собой социалисты Украины.

Представляю, какое в этом отношении открывается благодатное поле для исследователя, — ведь в упомянутых формах есть множество особенностей, есть разный — в различных странах — опыт, традиции, системы осуществления власти и организации жизни общества. Скажем, в определенных условиях и президентская форма может быть демократичнее нашей «демократичной», но она зависит больше от субъективных факторов, что опасно при применении законов. Нам же нужна такая система власти, при которой ее институты, должностные лица, организации граждан и сами граждане действовали бы в пределах, зафиксированных законами или нормами общепринятой морали. Делая это постоянно, привычно, считай, автоматически.

Конечно, для Украины это пока утопия. К оптимальному государственному обустройству она движется с огромными издержками, руководствуясь вроде бы опытом других, а на самом деле, его сомнительными трактовками. Нашим аналитикам рекомендовать его недосуг. Да и опасно, субъективизм власти укрепился, ей не анализ нужен, а обслуживание режима. Действующим же политикам, как правило, роскошь анализа недоступна. Это и неудивительно, — проблему решать легче, выйдя за ее пределы, а они сами — ее среда, ее источники и следствие. Получается замкнутый круг, разрывать его надо на законодательном уровне и чем быстрее, тем лучше.

Итак, от президентской к парламентской форме через парламентско-президентскую. Да она такой и определена в Конституции, — заметит дотошный читатель, ведь там о президентской форме ничего не говорится. Это верно. Ведь право президента формировать правительство еще не означает закрепление верховенства этой ветви власти. В Конституции определены соответствующие сдерживания и противовесы, они предусмотрены в содержании группы органичных законов, применение которых должно умалять аппетиты властьимущих. Речь идет о законах, касающихся функционирования парламентских следственных комиссий, процедуры импичмента, порядка назначения некоторых должностных лиц, организации фондового рынка, бюджетной политики и т.п. Но, как говорится, складно было на бумаге, да позабыли про овраги.

Такими «оврагами» оказались действия президентской команды, из-за чего введение одних законов заблокировано, а другие служат только юридическим прикрытием беззакония. Если к этому добавить, что институты государства (налоговая служба, СБ, милиция, прокуратура, госадминистрация) противозаконно используются для подавления оппозиции, расправы с инакомыслием, свободой слова, тогда мы вправе говорить не столько о несовершенстве системы власти, сколько о ее узурпации. Вот что надо брать за точку отсчета при рассуждениях о необходимости парламентско-президентской республики. В украинском случае — она первое средство против узурпации власти, ее полукриминального проявления.

Контраргументов по этому поводу много. Они и в традициях авторитаризма в Украине (читай В. Липинского) и в современной практике прочтения демократии (читай нашумевший плагиат В. Литвина). Все они сводятся к необходимости «сильной власти», к поиску доброго царя. Но если бегло пройтись по историческим именам властителей в разных странах, начиная от царя Ирода до доморощенной криминальной монархии, они возникают в памяти не столько деяниями, связанными с государственным строительством, сколько кровью своих соплеменников. Это не случайно, поскольку централизованная, недемократичная власть сугубо субъективна, персонифицирована и свою собственную устойчивость, свое (инстинктивное даже) самосохранение видит в укреплении власти постоянно и всеми силами. На это уходит львиная часть возможностей, средств, времени. И тогда, когда идеал (в понимании властителя) выстраивается, оказывается, что он живет собственными интересами, далекими от интересов народа и государства, что в таком качестве он никому не нужен. Недемократичная система власти всегда тяготеет к самоизоляции и самоотрицанию, она устойчива по отношению к человеку только в оценках реального времени, но перспективы для общества и для страны не имеет.

Авторитарная система власти предполагает наличие клановой организации хозяйственной жизни, вычленяя из ее среды наиболее доходные секторы и участки (энергетика, газ, информационный ресурс и т.д.). Тем самым провоцируются недопустимые перекосы во всем хозяйственном комплексе, его отраслях, в перераспределении собственности, в расслоении граждан по имущественному признаку, в использовании рабочей силы. По сути, в Украине наблюдаются феодальные методы управления, структуры власти не доходят до всех субъектов производства, распределения и потребления, они разбалансированы до неуправляемого состояния, с каких бы позиций к ним не приступать: относительно спроса и предложения, экспорта и импорта, труда и капитала, потребительского рынка и производства потребительских товаров. Ярким подтверждением такого состояния есть сотни тысяч работающих за границей украинцев при пустующих производственных помещениях дома.

При недемократичной системе власти она сращивается с бизнесом и криминалом и последними зачастую формируется. После этого инструменты власти, ее государственные институты начинают служить не обществу, а тем, кто эту власть создал, естественно, угождая их аппетитам, пренебрегая интересами государства. Проанализируйте спорную приватизацию Запорожского алюминиевого комбината, многих облэнерго, нефтеперерабатывающих заводов, тендерную и конкурсную политику при лицензировании отдельных видов деятельности, осуществлении поставок бюджетным организациям нужного импортного оборудования и др. материалов. Все «схвачено», все внешне прилично, но незаконно. Коррупция разъедает чиновничий аппарат, взяточничество становится повальным и ... регламентированным. Это беда, если судить об общественной морали и перспективах для людей. Но это горе и для экономики вообще. Ведь, привыкнув хозяйничать в наиболее доходных секторах экономики, получая там сверхбарыши, задавая правила поведения всей экономике, кланы удушают среднего и мелкого предпринимателя, а имея в руках инструменты государственной власти, блокируют и зарубежные инвестиции, не допуская себе конкурентов.

Экономика становится неэффективной, и такое ее состояние напрямую связано с недемократичной, в нашем случае — авторитарной властью. Это еще одна причина, почему систему власти надо менять, почему нужно переходить к парламентско-президентской форме правления, к усилению роли исполкомов местных советов и т.д., к подконтрольности власти народу.

Не будет демократии в стране — не будет эффективной экономики.

Не будет и самого государства — вот в чем вопрос. Авторитаризм (да еще в криминальном его исполнении) непрестанно продуцирует насилие, распространение зла. Ощущение безнаказанности, когда законодательство заблокировано, прокуратура, налоговая, милиция, суды становятся ручными, а объектов расправы и преследования все больше, в конце концов создают для правителей-феодалов разных уровней обстановку, выхода из которой для себя в стране они не находят. А чтобы получить гарантии благополучия и спокойствия за рубежом, приходится платить по векселям доверия. Платить объектами, отраслями, преференциями... Платить суверенитетом. Можно не распространяться дальше, подытожив сказанное фразой: не будет демократии — не будет суверенитета.

Вот, по сути, и основа ответа. Основа потому, что переход к парламентско-президентской форме правления освобождает экономику, структуры общества, саму власть от удушающего влияния авторитаризма.

В сухом остатке, как говорит мой товарищ-физик Владимир Мухин, имеем ответ на вопрос в таком виде: парламентско-президентская республика Украине нужна для того, чтобы 1) преодолеть узурпацию власти, обеспечить права и свободы граждан 2) открыть возможности для развития эффективной экономики 3) гарантировать суверенитет государства.

Все, что нужно для этого сделать, есть в программах оппозиционных сил. Их представители сошлись в противостоянии с провластной проавторитарной силой в парламенте. (Парадокс, кстати, характерный для Украины: с демократическими намерениями борются те, кто в них прежде всего нуждаются. Что это, непонимание, безразличие? Не называть же это идиотизмом, речь-то идет о толковых людях, но загнанных в рабское состояние страхом — одним из инструментом диктатуры).

Две силы, две тенденции сошлись в парламенте. Каков будет итог?

Доживем до понедельника.



Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
Copyright ©1996-2020 Институт стран СНГ