Внимание! Вы находитесь на старой версии сайта "Материк". Перейти на новый сайт >>> www.materik.ru

 

 

Все темы Страны Новости Мнения Аналитика Телецикл Соотечественники
О проекте Поиск Голосования Вакансии Контакты
Rambler's Top100 Материк/Аналитика
Поиск по бюллетеням
Бюллетень №53(01.06.2002)
<< Список номеров
НА ПЕРВОЙ ПОЛОСЕ
В ЗЕРКАЛЕ СМИ
УКРАИНА
БЕЛОРУССИЯ
МОЛДАВИЯ И ПРИДНЕСТРОВЬЕ
СРЕДНЯЯ АЗИЯ И КАЗАХСТАН
ЗАКАВКАЗЬЕ
ПРОБЛЕМЫ ДИАСПОРЫ
ПРАВОВАЯ ИНФОРМАЦИЯ
Страны СНГ. Русские и русскоязычные в новом зарубежье.

СРЕДНЯЯ АЗИЯ И КАЗАХСТАН



Хроника

16 мая. Британские морские пехотинцы впервые приняли участие в боестолкновениях с противником в Афганистане. Одно из подразделений дислоцированных на базе Баграм было переброшено в юго-восточный район Афганистана для оказания поддержки американским и австралийским спецназовцем, вступившим в бой с противником. В ходе боестолкновения, как сообщил представитель военного ведомства Великобритании, коалиционными силами уничтожены несколько боевиков. Со стороны спецназовцев коалиционных сил потерь нет.

17 мая. Председатель КНР Цзян Цзэминь и президент Таджикистана Эмомали Рахмонов подписали Совместное заявление, в котором стороны высоко оценили соглашение по вопросу о прохождении двусторонней границы и указали на то, что считают его «позитивным результатом в решении доставшейся от истории пограничной проблемы». Таджикистан передает Китаю часть территории Мургабской области на востоке страны площадью около тысячи квадратных километров (во времена СССР Китай претендовал на 28 тыс. кв. км). Официальное соглашение о демаркации китайско-таджикской границы протяженностью 519 километров, было подписано президентом Рахмоновым в ходе официального визита в Китай. Решение пограничной проблемы, подчеркивается в документе, открывает перспективы для расширения двусторонних связей между КНР и Таджикистаном. Главы двух стран подчеркнули необходимость поддержки роли ООН в решении международных и региональных проблем. Китай и Таджикистан заявили, что будут способствовать созданию эффективного механизма Шанхайской организации сотрудничества /ШОС/. Они договорились о конкретных мерах для скорейшего принятия Хартии ШОС и создания Антитеррористического центра в Бишкеке. Обе страны намерены расширять сотрудничество в борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом. В связи с окончательным урегулированием пограничных проблем между КНР и Таджикистаном, российские пограничники, охранявшие госграницу Таджикистана, в соответствии с российско-таджикским соглашением 1992 г., покинут китайский участок госграницы к концу июня 2002 г.

17 мая. Президент Киргизии Аскар Акаев призвал исполнительную и законодательную ветви власти приложить необходимые усилия для стабилизации обстановки в стране и снятия напряженности среди населения. Выступая в парламенте Киргизии по внутриполитической ситуации в стране, президент отметил, что "мы избраны народом и должны сделать все, чтобы наш народ не раскалывался, а сплачивался". По словам президента, "проведением незаконных митингов нельзя добиться чего-то положительного".

17 мая. Уральский кораблестроительный завод АО "Зенит" спустил в воду для швартовых испытаний два военных корабля, построенных по правительственному заказу для ВМС РК. Военно-морские корабли "Сункар" и "Буркит", водоизмещением 13 и 40 тонн соответственно, после швартовых испытаний на реке Чаган будут направлены для дальнейшей службы на Каспийское море. Данные военные корабли, по словам президента АО "Зенит" Вячеслава Хамзиева, были построены в течение одного года.

17 мая. Собрание народных представителей Жогорку Кенеша Кыргызской Республики приняло решение поддержать Законодательное собрание и ратифицировать Соглашение между КР и КНР о государственной границе по участку Узенги-Кууш, согласно которому Киргизии отходит 70 % земель спорного отрезка пограничной территории более чем 270 тыс. га. В первоначальном варианте китайская сторона настаивала на разделе 50 на 50. За ратификацию соглашения проголосовали 30 народных избранников из 35 присутствующих на заседании (всего депутатов палаты 45). Против проголосовал один, остальные либо воздержались, либо не голосовали вовсе. Ранее депутаты палаты отказывались ратифицировать этот договор, но, по просьбе руководства республики, вновь вернулись к его рассмотрению. В заседании принял участие президент Киргизии Аскар Акаев и другие руководители республики.

После процедуры ратификаци Акаев поблагодарил депутатов "за исторически правильное решение". Он считает, что оно обязательно укрепит двусторонние отношения между Кыргызстаном и Китаем, включая экономические, политические, торговые связи, а также строительство стратегической железнодорожной магистрали, которая соединит Европу и Азию. Однако самым главным политическим элементом одобрения соглашения Акаев считает безопасное и стабильное развитие государства. Вследствие затяжки, связанных с обсуждением в комитетах двух палат киргизского парламента и выносе вопроса на публичное обсуждение, китайская сторона приостановило потенциальные проекты по ускорению связей с Киргизией. Представители китайского посольства в Бишкеке неоднократно выражали свое беспокойство по ратификации Соглашения, хотя утверждали, что оно в большей степени в интересах киргизской стороны.

17 мая. На юге Киргизии продолжаются массовые акции протеста, в которых принимают участие по разным данным 8-10 тыс. человек. Главное требование протестующих – отменить пограничное соглашение с Китаем, поскольку они считают, что соседней стране передаются "исконно киргизские земли". Пикетчики продолжают перекрывать единственную автомагистраль, соединяющую Бишкек с южными областями республики. Однако, по словам министра внутренних дел Киргизии Темирбека Акматалиева, выступившего в пятницу перед депутатским корпусом, общая обстановка в регионе "остается спокойной". Сотрудникам правоохранительных органов отдан приказ не применять к демонстрантам никаких силовых методов воздействия и ограничиться проведением разъяснительной работы с участниками незаконных акций.

17 мая. На место демонстрации прибыла правительственная делегация во главе с вице-премьер-министром Базарбаем Мамбетовым, которая проводит переговоры с протестантами.

18 мая. По итогам первого официального визита в Туркмению президента Белоруссии Александра Лукашенко было заявлено о расширения сотрудничества двух стран в сфере обороны. Как сообщил на пресс-конференции Сапармурат Ниязов, делегация министерства обороны Туркмении в качестве наблюдателей примет участие в предстоящих военных учениях в Белоруссии, ознакомится с возможностями военно-промышленного комплекса дружественного государства. По результатам поездки руководство Туркмении, возможно, примет решение о закупке в Белоруссии современной военной техники, в особенности высокотехнологичного вооружения. В то же время туркменский лидер подчеркнул, что техника нужна его стране только для целей обороны, в соответствии с нейтральным статусом Туркмении.

18 мая в Бишкеке правительство создало штаб по урегулированию политической ситуации в стране и назначило возглавлять его первого вице-премьер-министра Николая Танаева. Во всех регионах страны также создаются подобные штабы, которые будут вести переговоры с протестантами. Республиканский штаб уже сформировал специальную рабочую группу для ведения переговоров с жителями Джалал-Абада, перекрывшими движение по шоссе Бишкек-Ош. Тысячи жителей Джалал-Абадской области все еще блокируют шоссе Бишкек-Ош около города Таш-Комур, протестуя против передачи кыргызских территорий Китаю и требуя наказания ответственных за аксыйское кровопролитие и оправдания депутата Азимбека Бекназарова.

19 мая. Россия и Казахстан договорились о том, что дополнительно, кроме Каспийского трубопроводного консорциума, через Россию будет транспортироваться до 15 миллионов тонн казахстанской нефти по маршруту Самара - Санкт-Петербург. Об этом сообщил, выступая в программе "Вести недели" на РТР, президент Казахстана Нурсултан Назарбаев. Как заявил президент, огромные биологические и природные ресурсы Каспия не должны стать "территорией конфликта и драк". В связи с этим Назарбаев подчеркнул, что Россия и Казахстан "играют ключевую роль в стабилизации (ситуации в регионе) и своим примером показали другим государствам, как надо действовать".

20 мая. Правоохранительные органы Киргизии больше не намерены допускать несанкционированные митинги в Бишкеке, заявил замминистра внутренних дел Киргизии Кенишбек Дюшебаев на брифинге в Бишкеке. По его словам, за 5 месяцев с начала года в столице Киргизии произошло 35 несанкционированных акций, связанных с проведением пикетов, митингов и перекрытием автомагистралей. "Учитывая доброжелательное отношение со стороны сотрудников милиции к митингующим, манифестанты решили, что им все позволено и начали вести себя развязнее", - отметил замминистра. По его словам, уже есть случаи, когда участники митингов и пикетов били сотрудников милиции, срывали с них погоны и фуражки.

20 мая. Вопросы предстоящего визита президента Туркмении Сапармурата Ниязова в Исламабад обсудили в Ашхабаде глава республики и чрезвычайный посол Пакистана Бабар Малик. Планируется, что Ниязов отправится в Пакистан 30 мая. Он должен встретиться с президентом Пакистана Первезом Мушаррафом, а также с главой временной администрации Афганистана Хамидом Карзаем. В ходе трехсторонних переговоров будут обсуждаться вопросы, связанные со строительством трубопровода из Туркменистана через Афганистан в Пакистан, а также автомобильной дороги по этому же маршруту. Газопровод, длина которого составит 1460 км, планируется построить от города Довлетабад (Туркменистан) через Кандангар (Афганистан) в Мултан  (Пакистан). Пропускная способность трубопровода составит 15 млрд кубометров в год с перспективой увеличения до 20 млрд. На строительство требуется 2 млрд. долл., а в случае продолжения трассы до Индии - еще 0,5 млрд. долл. Строительство автодороги, которую планируется построить по маршруту Серхетабад  (бывш. Кушка, Туркменистан) - Герат, Кандагар (Афганистан) – Чаман (Пакистан), то ее строительство должно обойтись в 250 млн долл.

21 мая. Посол России в Тегеране Александр Марьясов заявил, что Иран будет играть особую роль в формировании международного транспортного коридора (МТК) "Север-Юг". По его словам, автомобильная, железнодорожная и морская инфраструктура этой страны позволяет уже сейчас переключить значительные объемы минующих Иран грузопотоков, идущих из Южной и Юго-Восточной Азии, стран Персидского залива в страны Европы, на МТК "Север-Юг". "По оценкам российских экспертов, - сказал Марьясов, - уже на первом этапе развития МТК в год может перевозиться более 10 млн. тонн грузов и этот маршрут позволит сократить время доставки грузов на 10-12 дней с удешевлением стоимости транспортировки одного контейнера на 30 %". Существенных политических проблем, препятствующих развитию МТК "Север-Юг" и транзита в регионе, на настоящий момент не имеется, отметил посол. Между тем, по его словам, присутствуют экономические трудности, которые вполне преодолимы. Прежде всего, отметил российский посол, всем заинтересованным странам необходимо создать хорошую правовую базу для сотрудничества в области транзита, гармонизировать тарифы, налоги и сборы.

21 мая. В Киргизии пикетчики разблокировали автодорогу Бишкек-Ош, сообщил председатель парламентского комитета Законодательного собрания (нижняя палата) по госбезопасности Исмаил Исаков. Трасса была перекрыта с 12 мая.  При этом пикетчики предупредили, что дорога может быть ими вновь заблокирована, если до четверга руководство республики не примет решения, отвечающие их требованиям.

22 мая. Правительство Киргизии в полном составе ушло в отставку. В Бишкеке состоялось заседание Совета безопасности республики под председательством президента Киргизии Аскара Акаева. Отставка правительства произошла на основании заявления с просьбой об отставке премьер-министра страны Курманбека Бакиева. Уход премьер-министра автоматически означает отставку всего правительства. Также в отставку подал руководитель администрации президента Аманбек Карыпкулов. Исполняющим обязанности премьер-министра назначен первый вице-премьер Николай Танаев.

23 мая. В Туркменистане завершила работу государственная комиссия по расследованию незаконной деятельности Комитета национальной безопасности (КНБ), о чем объявил президент Туркменистана Сапармурат Ниязов, выступая перед руководством органов власти в Марыйском велаяте. По так называемому "делу чекистов" проходило более 20 человек, в том числе руководители Комитета национальной безопасности, пограничной службы, министерства обороны, органов государственной власти. По словам президента, бывший министр обороны и бывший генерал-майор, занимавший до этого пост шефа военной контрразведки КНБ Курбандурды Бегенджев осужден на 10 лет. На эти же сроки осуждены бывший хяким (глава администрации) Марыйского велаята Аман Атаев, бывший глава ассоциации пищевой промышленности Какаджан Овезов и еще некоторые руководители среднего звена. Им инкриминировалось хищение государственного имущество, получение и дача взяток. Как отметил президент Туркмении, приговор осужденных руководителей будет смягчен. В частности, бывший глава Марыйского велаята должен работать электриком на производственном объединении "Карабогазсульфат", а остальные будут выращивать зерно в районе Берекет на западе республики.

24 мая. Процесс практической передачи российскими пограничниками в ведение Комитета по охране государственной границы (КОГГ) при правительстве Таджикистана участка таджикско-китайской границы протяженностью более 500 километров начнется этим летом, ориентировочно, в июне, сообщила пресс-служба ПГ ФПС РФ в РТ. Таджикским коллегам будет передано 6 пограничных застав со всей инфраструктурой, находившиеся до этого времени в зоне ответственности Мургабского погранотряда. Движимое имущество, которое не подлежит передаче (военная техника, оборудование), поступит в распоряжение погрангруппы ФПС РФ в РТ. Процесс передачи таджикско-китайского участка осуществляется согласно пункту №9 Соглашения "О статусе погранвойск РФ, находящихся на территории РТ". В нем, в частности, говорится: "…РФ оказывает содействие РТ в формировании собственных пограничных войск. По мере формирования собственных пограничных войск, РТ в лице командования погранвойск, по согласованию с погранвойсками РФ, последовательно берет под охрану участки застав на границе РТ с Афганистаном и Китаем, организуя их прикрытие в тесном взаимодействии с погранвойсками РФ". Порядок передачи участка определен отдельным протоколом, подписанным руководителями погранвойск РФ в РТ и КОГГ РТ.

26 мая. Иран официально подтвердил факт проведения в мае успешных испытаний баллистической ракеты "Шахаб-3". Об этом заявил министр обороны страны Али Шамхани. По его словам, испытание проведено в рамках ракетной программы Тегерана, которая, среди прочего, предусматривает увеличение мощности создаваемых ракет. 23 мая официальные представители США заявили, что Иран успешно испытал "Шахаб-3", ракету с радиусом действия в 1300 км. В Вашингтоне уверены, что эта ракета способна достичь территории Израиля и американских баз в Саудовской Аравии, Афганистане, Пакистане и восточной Турции. Нынешний запуск является пятым по счету. Накануне Али Шамхани сообщил, что давление, которое оказывают США на Россию и Китай по поводу сотрудничества с Ираном, ни в коем мере не скажется на ракетной программе Тегерана. По данным разведслужб США, Иран, возможно, имеет пять ракет "Шахаб-3", однако еще не смог усовершенствовать их до технически надежного состояния. Напомним, что американские авианосные ударные группы применяют свое оружие с расстояния до 1300 км от берегов противника. Так было в 1991 в Персидском заливе против Ирака, в 1999 в Средиземном море против Югославии и в 2002 в Индийском океане против Афганистана.

27 мая. Состоялась встреча министра обороны Временного правительства Афганистана Мухаммадкосима Фахима и президента Республики Таджикистан Эмомали Рахмонова. Особое внимание было уделено перспективам процесса дальнейшей политической и социально-экономической стабилизации Афганистана. Стороны обсудили также сотрудничество в области борьбы с незаконным оборотом наркотиков, культуры и подготовки кадров. М.Фахим обратился за помощью к президенту Таджикистана в деле репатриации афганских беженцев, проживающих в РТ на родину.

27 мая. Президент Республики Таджикистан Э. Рахмонов принял министра общественной безопасности Китайской Народной Республики Цзя Чуньваня. В ходе встречи были рассмотрены вопросы укрепления таджикско-китайских отношений по обеспечению безопасности и борьбе с терроризмом, экстремизмом, сепаратизмом и незаконным оборотом наркотиков. Стороны затронули тему сотрудничества в рамках Шанхайской Организации Сотрудничества. По просьбе Президента Республики Таджикистан китайский министр проинформировал его о состоявшейся недавно в Алма-Ате встрече министров внутренних дел ШОС и изложил свою позицию по некоторым актуальным вопросам двустороннего и регионального характера.

27 мая. Российский "Газпром" и международная группа компаний "ИТЕРА" рассматривают возможности своего участия в реализации проекта строительства Трансафганского газопровода. Об этом стало известно после заявлений представителей компаний, сообщивших о том, что делегации "Газпрома" и "ИТЕРЫ" в последнее время побывали, соответственно, в Пакистане и Афганистане. На 30 мая в Исламабаде запланирована трехсторонняя встреча руководителей Пакистана, Афганистана и Туркменистана, посвященная вопросам, связанным с прокладкой газопровода для поставок туркменского топлива на рынки Южной Азии.

30 мая. Состоялась очередная 11-сессия Собрания народных представителей (верхняя палата) парламента Киргизии. Главным вопросом сессии стало рассмотрение кандидатуры на должность премьер-министра республики.  Президент Аскар Акаев предложил на пост Премьер-министра кандидатуру Николая Танаева вице-премьер-министра республики, в настоящее время исполняющего обязанности главы правительства. Второй кандидатурой предложенной на должность вице-премьер-министра стал депутат Законодательного собрания Курманбек Осмонов профессиональный юрист, в палате законодателей является членом комитета по безопасности. Представляя эти кандидатуры на главные посты в правительстве республики, А.Акаев сказал, что они отражают две основные идеи развития Кыргызстана. Первая "Кыргызстан – наш общий дом", вторая - "Киргизия - страна прав человека". Из 42 голосов 36 было отдано за Н.Танаева, 5 – против, и 1 бюллетень был признан недействительным. Согласно законодательству республики, Премьер-министр, представленный Президентом страны, будет назначен с согласия верхней палаты.

30 мая. Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев назвал "актами дикого вандализма" недавние инциденты в отношении ряда негосударственных СМИ республики. Как сообщил Назарбаев, выступая на совещании администрации Алма-Аты, о последних инцидентах он узнал, находясь с официальным визитом в Польше. По словам главы государства, он поручил Генпрокуратуре взять "на особый контроль" эти преступления и в кратчайшие сроки найти виновных. Последним громким инцидентом со СМИ стал поджог редакции газеты "Деловое обозрение "Республика", которую неизвестные забросали бутылками с зажигательной смесью. Нападению неизвестных подверглась редакция газеты "СолДАТ", дважды неизвестные выводили из строя оборудование частной телекомпании "ТАН" и т.д.

30 мая. В Исламабаде Сапармурат Ниязов, Первез Мушарраф и Хамид Карзай подписали Соглашение между Туркменистаном, Афганистаном и Пакистаном о строительстве Трансафганского трубопровода, по которому туркменский газ с месторождения Довлетабад через афганскую территорию будет поставляться до пакистанского порта Гвадар. На пресс-конференции, состоявшейся сразу после подписания Соглашения о строительстве газопровода Туркмения-Афганистан-Пакистан, руководители трех стран высказались за приоритетное развитие региональных экономических проектов. Пока ни одна компания публично не заявила о своем интересе к проекту.




«Фар истэрн экономик ревью»,
9 мая 2002

Трудности впереди

Ахмед Рашид (Исламабад)

Перевод Артема Артемова

Репрессии и бунты ожидают Центральную Азию после того как США, ища поддержку для своей военной кампании в Афганистане, поддержали пять авторитарных президентов региона.

Все 90-е Борис Шихмурадов был наиболее приемлемым общественным лицом диктаторского режима Туркмении, путешествуя по миру как министр иностранных дел. Бывший журналист Шихмурадов был учтив, весел и говорил на английском свободно – острый контраст с его строгим, иногда маниакальным боссом, Президентом Сапармурадом Ниязовым, который предпочитает именоваться «Туркменбаши» («Отец всех туркмен») и установил культ личности, превосходящий культ Сталина.

Теперь Шихмурадов восстал, сбежав с должности посла в Китае, и оказался в Москве в конце прошлого года. В январе он основывал Народное демократическое движение Туркменистана и посетил Европу и Соединенные Штаты, чтобы найти международную поддержку для его цели - свалить Ниязова.

Год назад усилия Шихмурадова могли бы пройти незамеченными. Но 11 сентября вывело пять прежних Советских республик Центральной Азии в центр мировой политики. США теперь имеют авиабазы в регионе, посылают самолеты через его воздушное пространство, перевозят оружие и гуманитарную помощь через некоторые из его стран и обучают офицеров их вооруженных сил.

Это возрастающее сотрудничество стало причиной особого внимания к пяти президентам региона. Все пять были у власти начиная с распада Советского Союза в 1991 и намерены остаться у власти. Когда США устремились в Центральную Азию, чтобы создать военные базы для кампании в Афганистане, многие в регионе надеялись, что международное внимание и давление вынудят этих пять руководителей начать давно назревшие политические и экономические реформы. Вместо этого США сосредоточились на Афганистане, в то время как центральноазиатские режимы чувствовали себя достаточно уверенными, чтобы использовать угрозу исламского фундаментализма и террористической сети «Аль-Каэда», чтобы идти по проторенной дорожке. Результат: увеличивающиеся репрессии и только умеренная критика из Вашингтона.

В то время как Вашингтон пожинает краткосрочные выгоды, это может породить серьезные проблемы позже. Рост репрессий раскручивает экстремистов, которые намерены дестабилизировать свои страны и вести борьбу за регион. Их возможной целью станут  США - также, как это сделала в свое время «Аль-Каэда».

Возрастающая власть центральноазиатских руководителей также провоцирует бунт среди некоторых из высшего уровня прежних коммунистических бюрократов, которые унаследовали независимые Центральные Азиатские государства в 1991. Многие сыты по горло недостатком у их руководителей видения и нежелания провести отчаянно необходимые реформы.

В Кыргызстане, который был раньше самым свободным из центральноазиатских государств, начались массовые протесты, когда главный руководитель оппозиции был приговорен к длинному тюремному сроку. В Казахстане, который за эти годы привлек  самые большие зарубежные инвестиции из-за больших нефтяных запасов, нежелание режима проводить реформы и концентрация богатства и влияния в руках одной главной семьи подтолкнули бизнесменов и политических деятелей сформировать новую оппозиционную партию «Демократический Выбор Казахстана».

Что касается Туркмении, то за в прошедшие три месяца к Шихмурадову в изгнании присоединились другие видные члены бюрократической элиты — послы Туркмении в Турции и Объединенных Арабских Эмиратах, бывший заместитель премьер-министра и высокопоставленный дипломат посольства Туркмении в Вашингтоне. В марте Ниязов уволил 20 высокопоставленных должностных лиц из служб безопасности, разведки и обороны - предположительно из за заговора против него с целью переворота.

«В Центральной Азии в течение 10 лет наблюдался застой и теперь элиты сопротивляются, потому что все президенты пытаются продлить свою политическую жизнь и сроки президентства», - говорит Шихмурадов, находящийся в Вене. «Оппозиция, которую я представляю, растет, но мы - все в изгнании, потому что там нет никаких легальных условий для работы. Это относится ко всей Центральной Азии». Ниязов предъявил обвинение Шихмурадову в коррупции и продажи оружия за границу, но обвинения, по словам  последнего, полностью необоснованны.

Согласно Марте Брилл Олкотт из фонда Карнеги в Вашингтоне, «Туркменбаши буквально вытравлял любой свежий воздух среди элиты. Все должно было быть как он хочет, и ситуация становилась невыносимой. Страна становилась все более изолированной».

Но изоляция стала гораздо меньшим поводом для беспокойства руководителей региона теперь, когда пришли американские войска. Все пять стран или принимают американские войска, получая американское военное обучение, или, по крайней мере, позволяют американским самолетам использовать их воздушное пространство.

В различных степени все режимы использовали их новый союз с США, чтобы и далее репрессировать демократическую оппозицию, исламские группы и СМИ. "Двенадцать лет прошли, но недемократические, нарушающие прав человека, однопартийные государства не изменились, и тем не менее имеют западную поддержку", - пишет в «Нью-Йорк Таймс» Мохаммед Солих, руководитель запрещенной Партии свободы Узбекистана, или «Эрк». Солих, который был в изгнании в Норвегии начиная с 1992 г., говорит что узбекский Президент Ислам Каримов "показывает, что возможно иметь престиж и деньги, продлевать по прихоти свое правление, извлекая прибыль из американской поддержки в мире пост-терроризма"

Военное присутствие США - поворотный момент в истории Центральной Азии. Это - первое появление западных армий со времен завоеваний Александра Македонского в 334 до Р.Х. Пока Россия и Китай поддерживают цели Вашингтона, но поскольку война в Афганистане постепенно сходит на нет, консерваторы в обеих странах выражают негодование и неприятие относительно долгосрочного военного присутствия США в регионе, который они рассматривают как свой задний двор

И это не только геополитика. Ключ к будущему региона у того, кто добьется доминирования над нефтяными и газовыми месторождениями Центральной Азии и Каспийского региона и будет строить трубопроводы на новые рынки.

Однако проекты прибыльных трубопроводов могут остаться мечтами, если не будет стабильности в Центральной Азии, а это выглядит все более и более сомнительным. В отсутствии реформ, все центральноазиатские экономики испытали огромный спад. Службы образования и здравоохранения распадаются, безработица возрастает, достигая 80 % в некоторых областях, включая Ферганскую долину, которая находится между Узбекистаном, Таджикистаном и Кыргызстаном. По оценке Организации Объединенных Наций 70-80 % населения Таджикистана и Кыргызстана живут ниже прожиточного минимума.

Такие условия создают экстремистским исламским группам типа Исламского Движения Узбекистана (ИДУ) и Хизб-Ут-Тахрир хорошую почву для пополнения. Американцы нанесли большой ущерб ИДУ, поскольку война разрушила их базы в Афганистане и прекратила помощь от террористического руководства Осамы Бин Ладена, но его тайная сеть в Центральной Азии остается неповрежденной. Хизб-Ут-Тахрир, панисламское движение, которое пользуется возрастающей популярностью подполья в четырех из этих пяти стран, распространяет антиамериканские листовки в Кыргызстане, где критикуется присутствие американских войск.

Рост фундаментализма - прямой результат подавления светских демократических политических партий, госконтроля над местными СМИ и множественных коррупционных скандалов в руководстве. Никто не ожидает, что исламисты возьмут верх в ближайшем будущем. Но всех беспокоит бывший коммунистический истэблишмент, включая политических деятелей, бюрократов и членов военных и разведывательные службы, - некомпетентность их руководителей и нежелание проводить реформы. "Все режимы имеют все возрастающие политические проблемы. Мы не знаем, потребуется один год или три года, чтобы увидеть большие изменения", - говорит Антони Ричтер, директор центральноазитского проекта фонда Сороса в Нью-Йорке.

Ключевой вопрос - собираются ли США использовать свое присутствие, чтобы подтолкнуть режимы на проведение реформ или просто воспользуются преимуществом их стратегических авуаров. Американский помощник госсекретаря по Европейским и Евроазиатским делам Бет Джонс сказал на брифинге в феврале: "Поскольку мы имеем намного больше контактов, нам проще обсуждать каждую из этих проблем с правительствами региона, особенно Узбекистана и Кыргызстана".

Но имеются много признаков того, что это может пройти без обсуждения. Вашингтон дал Узбекистану и Таджикистану $160 миллионов и $125 миллионов соответственно в течение этого года, но не поставил никаких условий экономических и политических реформ. Вместо этого это подстраховались устными заверениями от режимов относительно преобразований. Международный банк планирует предоставить $ 1.5 миллиардов региону за последующие 10 лет, и Европейский Банк Реконструкции и Развития заложил $ 300 миллионов в этом году.

Риторика вместо реформ

Некоторые должностные лица уже дерзко воспринимают их новое стратегическое значение и думают, как это использовать. "Иностранные инвесторы не заботятся, куда они инвестируют деньги - будет это в диктатура или демократия", - сказал на конференции в Алма-Ате 9 апреля Ермухамет Ертысбаев, старший консультант казахского президента Нурсултана Назарбаева.

Узбекский президент Каримов подписал "Стратегическое партнерство" - договор с США, когда он встретился с президентом Джорджем Бушем 13 марта. Договор побуждал Каримова "ускорить демократические преобразования его общества в политике и экономике". Каримов также подписался под тем, чтобы "продвинуть демократическое развитие". Узбеки уже слышали такие риторические фразы в прошлом, но они не принесли никаких реформ.

"Американцы делают заявления, которые их ни к чему не обязывают и которые игнорируются центральноазиатскими режимами", - сказал в феврале Эмиль Алиев, руководитель оппозиционной партии Киргизстана Ар-Намыс.

Другие более оптимистичны. "Одно из неумышленных последствий американского присутствия - то, что это создает своего рода зонтик безопасности для оппозиции, дает ей возможность стать более активной и впервые говорить открыто", - говорит Ричтер.

Итак, должен ли Вашингтон связать свою будущую стратегию со в значительной степени дискредитированными руководителями или стремиться к реформам и поддерживать демократизацию? Дилемма стала еще более острой из-за того факта, что многие из новых руководителей оппозиции долгое время обслуживали режимы, которые они теперь критикуют, будучи сами вовлечены скандалы о коррупции.

Тем временем, режимы продолжают репрессии. В Узбекистане и Туркмении не было проблем с политическими волнениями просто потому что никаким демократическим политическим партиям там не позволяют существовать. Но отступничество высших должностных лиц Туркмении и растущее беспокойство в собственном окружении Каримова указывают на будущие проблемы. "Мы теперь вовлечены в практическое движение, и организуем людей внутри страны", - говорит Шихмурадов, - "Кое-что очень серьезное случится в ближайшие месяцы".

Пока ни Россия, ни США явно не поддерживают туркменскую оппозицию, считая, что волнения или переворот могут вызывать эффект домино в других центральноазиатских государствах именно тогда, когда Вашингтон хочет стабильности.

Будущее американско-центральноазиатских отношений будет частично определяться тем, что происходит в Афганистане. "Если ситуация ухудшается, то соображения обеспечения безопасности доминируют. Если Афганистан стабилизируется, тогда США будут требовать больших реформ", - говорит Олкотт. Но Вашингтон, кажется,  испытывает недостаток стратегического мышления в регионе, - типа того, который объединил бы большие державы в намерении подтолкнуть режимы к реформам. Тем временем, поскольку Китай и Россия готовятся противостоять долгосрочному американскому присутствию в Центральной Азии, а силы экстремистских движений растут, Вашингтону придется постоянно оглядываться назад и присматривать за тылами.


Влияние Москвы в Центральной Азии не стоит "списывать в архив" (казахстанский взгляд).

Проблемы каспийского региона



РИА "Новости",
21 мая 2002

Второе рождение "иранского транзита".

Дмитрий Косырев

"Север-Юг" - это Суэцкий канал XXI века.

Во вторник, в Санкт-Петербурге состоится церемония официального открытия международного транспортного коридора "Север-Юг", проходящего через Индию, Иран и Россию. Новый маршрут составит реальную конкуренцию магистрали, проходящей через Суэцкий канал, и может серьезно изменить картину международных отношений на всем евразийском континенте.

Церемонию проведут министры транспорта трех стран - основных участников проекта. Они подпишут устав Координационного совета международного транспортного коридора /МТК/ "Север-Юг" и провозгласят коридор открытым. Эта часть церемонии, конечно, будет иметь чисто символическое значение, потому что движение товаров по маршруту Индия - Иран - Астрахань и далее везде не прекращалось уже многие столетия, а сам маршрут издавна известен под именем "Иранского транзита".

Однако за прошедшее десятилетие объемы перевалки грузов по нему снизились из-за нестабильности в бывшем СССР, особенно на Кавказе. Тем временем экономическое развитие не только Индии, но и вообще стран Азии ускорилось, объемы торговли Азии с Европой возросли, но главным маршрутом доставки грузов оставался путь через Суэцкий канал. Идея разработки соглашения о международном транспортном коридоре "Север-Юг" принадлежит российской стороне, это один из важнейших национальных проектов для России. В конце 1999-го-начале 2000 года вопрос был обсужден с иранской и индийской сторонами. В итоге три государства подписали соглашение о создании коридора "Север-Юг" в сентябре 2000 года в Санкт-Петербурге.

Экономическое значение нового транспортного проекта в том, что он должен в корне изменить существующий подход к морским и железнодорожным перевозкам между Европой и Азией. Цель - увеличить скорость и снизить стоимость доставки грузов. Подсчеты пока что делались в основном исходя из стандартного маршрута: крупнейший индийский порт Мумбаи /бывший Бомбей/ через иранский порт в Персидском заливе Бендер-Аббас и порты на Каспии - Бендер-Анзали и Бендер-Амирабад, далее через порт Оля /Астрахань/ до Санкт-Петербурга. Этот торговый путь, длина которого составляет 6 тыс 245 км, позволит сократить продолжительность перевозки грузов на 10-12 дней по сравнению с традиционным морским путем из Азии в Европу через Средиземное море и Суэцкий канал, который занимает 35 дней. Он также сократит транспортные затраты на 20 проц, или на 2 тыс долларов за один контейнер. Как ожидается, на первой стадии проекта через коридор будет проходить от 15 до 20 млн тонн грузов, а торговый оборот составит 10 млрд долларов.

Суть проекта заключается в том, что транспортный коридор будет управляться единым оператором - международной структурой, то есть упомянутым выше Координационным советом МТК "Север-Юг".

Только совместно и в оперативном режиме можно свести к минимуму стоимость транзитных перевозок, упростить и унифицировать все административные процедуры /включая таможенные/. Это означает, что проект требует высшей степени международного сотрудничества. В данном случае здравый экономический смысл подчиняет себе все политические соображения. Ничто так не стабилизирует международные отношения, как связывающие страны торговые пути, включая трубопроводы и иные транспортные маршруты. Именно они определяют в конечном счете внешнюю политику лучше, чем все прочие факторы.

Говоря о международных отношениях, можно констатировать, что МТК "Север-Юг" - проект, еще больше сближающий Россию и Индию. Индийские источники отмечают, что эта инициатива вдобавок к очевидным выгодам - то есть удешевлению индийского экспорта в Европу - позволит расширить взаимовыгодную торговлю Индии со странами Центральной Азии, Закавказья, а в будущем создать альтернативный канал получения энергоресурсов из центрально-азиатского региона. Наконец, маршрут не следует отсчитывать только от порта Мумбаи - ведь в этот индийский город приходит сейчас все больше товаров из Восточной и Юго-Восточной Азии. Роль транзитного государства укрепляет международное положение Индии точно так же, как и России.

В Европе главный интерес к проекту проявляют скандинавские и прибалтийские страны. Финляндия - единственная страна ЕС, с которой мы имеем общую границу, серьезно заинтересована в развитии коридора "Север-Юг". Но заинтересованность в подключении к проекту уже проявили Швеция, Финляндия, Казахстан, Азербайджан и даже находящаяся в стороне от этого маршрута Болгария. Это означает, что воссоздание торговой перемычки через Каспий может оживить множество других маршрутов от Астрахани, а не только дорогу на Петербург.

Впрочем, российская экономика выиграет в любом случае. Проект "Север-Юг" стимулирует развитие вводимых сейчас в строй двух балтийских российских портов Приморск и Усть-Луга, куда перейдет значительная часть российских грузопотоков с прибалтийских и украинских портов. Астраханский порт Оля также превратится в зону процветания: именно его инфраструктуру будет развивать в первую очередь создаваемая международная управляющая организация. Это необходимо, поскольку в прошлом году через Оля прошло 339 тыс тонн грузов, но через пять лет потребность перевалки грузов в этом порту достигнет 3,5-4 млн тонн.

Возможно, с точки зрения международных отношений самая интересная часть проекта - иранская. Волей географии эта страна, находящаяся в весьма плохих отношениях с США, оказалась в центральной, ключевой части транспортного маршрута, выгодного и необходимого для десятков государств Европы и Азии. Одно лишь это делает Иран желанным и необходимым экономическим /а вслед за этим - и политическим/ партнером для множества стран, включая Россию и Индию.

Ожидается, что на предстоящем в Москве российско-американском саммите Джордж Буш еще раз постарается ограничить российско-иранское партнерство. Но у Америки, которая в меньшей степени заинтересована в европейско-азиатском транзите, иные экономические реальности, чем у России. Будем надеяться, что американский президент после своей поездки в Россию узнает достаточно много о российских экономических приоритетах, которые диктуют и наши подходы во внешней политике.




Иран.Ру,
27 мая 2002

Два полюса Каспийского моря. Азербайджан и Туркмения, похоже, окажутся не у дел

Александр Кокшаров

На прошлой неделе президент Азербайджана Гейдар Алиев вернулся в Баку из Тегерана, где провел три дня, подписав с десяток азербайджано-иранских двусторонних соглашений. Однако главная цель поездки - урегулирование правового статуса Каспийского моря - так и не была достигнута. Президент Ирана Мохаммад Хатами в очередной раз подтвердил позицию Тегерана: иранцы настаивают на том, чтобы Каспий осваивался либо совместными усилиями всех пяти прикаспийских стран, либо был поделен на пять равных частей между всеми государствами. А это значит, что напряженность, наметившаяся в последние месяцы между Ираном и Азербайджаном, будет только нарастать.

Однако в то время, как на юге Каспия сгущаются тучи, север Каспийского моря уже вовсю готовится к нефтяному буму. В середине мая, сразу после того, как в Ашхабаде провалился саммит президентов прикаспийских государств, задачей которого был дележ Каспия, Россия и Казахстан успешно провели границу между национальными секторами в северном Каспии. Переговоры о подписании аналогичного соглашения ведутся с Азербайджаном. Парадоксальным образом упрямство Ирана оказывается на руку Москве. Ведь на фоне непонятной ситуации в южной части север становится все более привлекательным для потенциальных инвесторов.

Велика вероятность того, что значительная часть капиталов, которые в больших количествах устремились сегодня в регион, в ближайшие год-два будет вкладываться в нефтяные месторождения России и Казахстана, тогда как Азербайджан и Туркмения останутся на "голодном пайке".

Вопросы наследства

О громадных энергоресурсах шельфа Каспийского моря заговорили сразу после распада Советского Союза. Доказанные нефтяные запасы (то есть с вероятностью 90% - месторождения) Каспийского региона оцениваются в 2,1-4,5 млрд тонн нефти - это сопоставимо с запасами континентальных США или Северного моря. Возможные нефтяные ресурсы Каспия, по оценкам западных компаний, могут быть просто громадными - до 30 млрд тонн. Доказанные запасы природного газа на Каспии оцениваются в 3,1-4,5 трлн кубометров.

В советские времена акватория моря была поделена между СССР и Ираном. После появления новых независимых государств каждая из стран пыталась получить максимальные выгоды от каспийских энергоресурсов. Все прошедшее десятилетие на Каспии шла борьба за установление контроля над наиболее привлекательными ресурсами. В нее были вовлечены западные и национальные нефтяные компании, банковские консорциумы и международные организации. Правда, толку от этого оказалось мало. Прежде всего потому, что цены на нефть были относительно низкими в течение всех 90-х годов и нефтяные компании, похоже, особо не стремились заниматься на Каспии нефтедобычей. Однако стоило ценам начать расти, как ситуация изменилась, интерес появился. Но неясность со статусом Каспия путала все карты.

В итоге два года назад президент Туркмении Сапармурат Ниязов предложил провести встречу президентов прикаспийских стран - первую со времени распада СССР, чтобы наконец определить статус Каспия. На этом настаивали крупнейшие мировые нефтяные компании - устойчивое развитие добычи нефти и газа возможно лишь в том случае, если права собственности на ресурсы определены.

Никто не хотел уступать

Однако встреча пяти президентов оказалась безрезультатной. Конечно, делить дно Каспия сегодня согласны все. Вопрос в том, как именно. На саммите Россия и ее союзники по СНГ предложили принцип раздела Каспия по модифицированной средней линии (то есть по линии, равноудаленной от противоположных берегов). По такой схеме раздела больше всего получает Казахстан (29%), практически одинаковые по размеру участки достаются Азербайджану, России и Туркменистану (19%), в то время как Ирану остается всего 14% каспийского дна. Причем иранский сектор практически лишен каких-либо энергоресурсов: Тегерану выделили наиболее глубоководные участки южного Каспия, где напрочь отсутствуют осадочные структуры. А большая часть разведанных запасов нефти и газа достается бывшим советским республикам (см. графики).

Естественно, такой вариант не устроил представителей Ирана. В своих требованиях они ссылаются на положения советско-иранских договоров 1921-го и 1940 года, предоставивших обеим сторонам равные права в использовании Каспия. Пару лет назад Иран вообще хотел получить 50% каспийского дна, лишь недавно уменьшив свои притязания до 20% - юг Каспия включая некоторые месторождения, на которые претендуют Азербайджан и Туркмения. Свои требования Тегеран отстаивает весьма жесткими методами: в июле 2001 года иранские патрульные катера оттеснили исследовательское судно компании BP, которое занималось геологоразведкой в районе месторождения Араз-Алов, на которое претендует Азербайджан. Подобные инциденты, естественно, не добавляют инвестиционной привлекательности югу Каспия. А северные страны региона тем временем стремятся этим обстоятельством воспользоваться.

Стабильный север

После апрельского саммита в Ашхабаде российский президент Владимир Путин сразу же отправился в Астрахань. Там он не только встретился с представителями области и посетил буровую установку "ЛУКойла", но и объявил о проведении летом 2002 года первых с советских времен учений российский Каспийской флотилии. "Разговоры о нефти и об учениях в один день свидетельствуют о готовности России отстаивать свои экономические интересы на Каспии, - сказал "Эксперту" старший научный сотрудник Оксфордского института энергетических исследований Роберт Арнотт. - И этот шаг был адекватно воспринят партнерами России по СНГ".

А уже в середине мая Владимир Путин со своим казахским коллегой Нурсултаном Назарбаевым подписали протокол к межгосударственному договору 1998 года, разделив между собой три спорных месторождения на севере Каспия. Согласно протоколу, месторождение Курмангазы досталось Казахстану, а месторождения Центральное и Хвалынское оказались под юрисдикцией России. Но разрабатываться они будут совместно российской и казахской сторонами. "Политика России на Каспии в последнее время стала конструктивной, что и позволило ей урегулировать вопрос с северной частью моря, - сказал нам Лорент Русекас, директор отдела Средней Азии и Кавказа международной консалтинговой компании Cambrdige Energy Research Associates (CERA). - В обозримой перспективе подписать всеобъемлющий договор по Каспию не представляется возможным, поскольку Иран не заинтересован в урегулировании статуса моря: у него достаточно нефти в Персидском заливе. Поэтому пока именно двусторонние договоры, подобные российско-казахстанскому, будут решать судьбу энергоресурсов региона".

До подписания протокола обе стороны предоставляли нефтяным компаниям лицензии на разведку и разработку нефтегазоносных структур, в том числе на спорных участках. Так, российский "ЛУКойл" занимался разведкой блока Северный, в который входит Хвалынское месторождение, с 1997 года и потратил на это 300 млн долларов. Сейчас "ЛУКойлу" придется потесниться и работать на этом месторождении совместно с Казахстаном. На сегодня запасы Хвалынского оцениваются в 250 млн тонн, и к 2006 году суммарный объем инвестиций может достигнуть 1 млрд долларов. Это позволит добывать здесь до 15-20 млн тонн нефти в год. Запасы Центрального месторождения, по оценкам, еще больше: до 350 млн тонн. Общий объем добычи в российском секторе северного Каспия к 2010 году может составить 25-30 млн тонн.

"Необходимость делиться своими месторождениями будет частично компенсирована доступом "ЛУКойла" к казахской нефти", - считает Валерий Нестеров, аналитик ИК "Тройка Диалог". Российская компания получает 25% в проекте по разработке Курмангазы. Запасы этого месторождения оцениваются в 600 млн тонн, и с казахской стороны разрабатывать его будет национальная монополия Казахстана "Казмунайгаз". Раньше у казахов не было денег на подобные проекты, однако сейчас ситуация изменилась. "Благодаря аккумулированию средств от добычи нефти в специальном стабилизационном фонде у Казахстана будут финансовые ресурсы для освоения этого месторождения, - сообщила "Эксперту" Елена Калюжнова, директор Центра евроазиатских исследований Университета Рединга (Великобритания). - Сейчас у Астаны более прагматичная тактика в отношении иностранных инвесторов, чем в начале девяностых, поэтому более вероятно освоение месторождений силами "Казмунайгаза" со взвешенным подходом к привлечению иностранного капитала".

Добыча нефти на шельфе мелководного северного Каспия позволит Казахстану резко увеличить добычу нефти. Уже в 2002 году она должна составить 50 млн тонн, три четверти которых производится компанией "Тенгизшевройл" на гигантском Тенгизском месторождении на побережье Каспия. Начало добычи на шельфовых месторождениях Кашаган, оператором которого является компания Agip KCO (запасы месторождения оцениваются в 1,3 млрд тонн), и Курмангазы даст новый толчок к росту добычи. "Казахстан через десять лет будет ведущей нефтяной державой на Каспии, так как в его секторе находятся наиболее хорошо разведанные и легко извлекаемые запасы", - отметила Дафни Тер-Сакарян, экономист британского института Economist Intelligence Unit (EIU) в Лондоне. По оценкам Международного энергетического агентства (IEA), к 2010 году добыча нефти в Казахстане может возрасти до 140-150 млн тонн в год. Правда, российские эксперты считают эти оценки преувеличенными. "Подобные цифры явно завышены: добыча казахской нефти к этому времени вряд ли превысит восемьдесят-восемьдесят пять миллионов тонн, - говорит Валерий Нестеров. - При этом экспортный потенциал составит семьдесят-семьдесят пять миллионов тонн".

Неустойчивый юг

В то время как на севере Каспия вопросы использования энергоресурсов решены в двустороннем порядке, южная часть бассейна остается зоной конфликтов. Помимо того что на часть азербайджанского и туркменского шельфа претендует Иран, продолжается территориальный спор между Баку и Ашхабадом. По мнению туркменбаши, не только пограничное месторождение Сердар (по-туркменски - Кяпаз), расположенное на полпути между Баку и туркменским побережьем, но и азербайджанские месторождения Азери и Чираг (которые Ашхабад называет соответственно Хазар и Осман) по праву принадлежат Туркменистану. Отсутствие правовой определенности на юге Каспия превращается для Азербайджана и Туркменистана в долгосрочную экономическую проблему. Собственных средств для разработки энергоресурсов ни у Баку, ни у Ашхабада нет. Поэтому проблема привлечения инвестиций является для них критической.

Так, правительство Азербайджана еще в 1997 году подписало с международным консорциумом AIOC (в котором ведущая роль принадлежит компании BP) контракт на разработку комплекса месторождений Гюнешли-Чираг-Азери, где ожидалось наличие гигантских ресурсов нефти, сроком на тридцать лет и стоимостью 8 млрд долларов. Пока эти прогнозы не подтвердились: в 2001 году уровень добычи на этих месторождениях составил 6 млн тонн (чуть больше трети всей азербайджанской нефти). В условиях, когда права собственности на некоторые из месторождений неясны, привлечь новых инвесторов для увеличения объемов добычи для Баку будет непросто.

Проблемы возникают с проектами не только по добыче, но и по транспортировке нефти. Даже если Азербайджану все-таки удастся увеличить объемы нефтедобычи, потребуются дополнительные маршруты, среди которых в Баку отдают приоритет нефтепроводу в Джейхан, турецкий порт на Средиземном море. Несмотря на скептицизм со стороны России и отказ российских ЮКОСа и "ЛУКойла" участвовать в финансировании проекта, азербайджанская Государственная нефтяная компания (ГНКАР) намерена уже в этом году начать строительство стоимостью от 2,5 до 3 млрд долларов. "К моменту завершения строительства в две тысячи пятом году нефтедобыча на Гюнешли-Чираг-Азери составит двадцать-двадцать пять миллионов тонн, а к две тысячи десятому году общий объем добычи в стране вырастет до пятидесяти миллионов тонн", - сказал в интервью "Эксперту" вице-президент ГНКАР Ахмед Зейналов. "Экспорт нефти с месторождений Гюнешли-Чираг-Азери мало связан со статусом Каспия, - утверждает бакинский аналитик по нефти Эльхан Кулиев, - ведь эти месторождения очевидно находятся в азербайджанском секторе". К тому же в Баку уповают на транспортировку в Джейхан части нефти из Казахстана.

Столь оптимистичное мнение разделяется не всеми. "Азербайджанский сектор, по данным геологов, оказался не очень богат нефтью, - говорит Дафни Тер-Сакарян из EIU. - Вообще-то на юге Каспия больше газа. Поэтому экономически проект нефтепровода может быть неэффективным, если только в Джейхан не будет транспортироваться и казахская нефть. Своей нефти для заполнения трубы у Баку не хватит". А, как считает Валерий Нестеров, экспортный потенциал Казахстана к тому времени будет полностью удовлетворяться возможностями существующего нефтепровода КТК (Тенгиз-Новороссийск) и транзита через систему российской "Транснефти". Поэтому казахская нефть в Джейхан вряд ли потечет.

"Несмотря на сложности с экономикой проекта, вероятно, что благодаря политической поддержке трассы Баку-Джейхан со стороны США трубопровод все-таки построят", - утверждает Бюлент Алириза, директор программы энергоресурсов Каспия вашингтонского Центра стратегических и международных исследований (CSIS). Однако политические риски на юге Каспия, связанные с неурегулированностью его статуса, могут сыграть отрицательную роль и отпугнуть иностранцев. "У Азербайджана нет своих средств на то, чтобы и построить трубопровод, и разрабатывать месторождения, чтобы его заполнить, - утверждает профессор Роберт Арнотт. - Если западные компании не будут чувствовать себя в безопасности, будущее юга Каспия выглядит достаточно туманным".




Panorama.Kz,
18 мая 2002

Граница на Каспии - первая казахстано-российская черточка

Ярослав Разумов

Подписание российско-казахстанского соглашения о модифицированной срединной линии на северном Каспии, даже несмотря на то, что было громко анонсировано загодя, стало неожиданностью. Слишком много на памяти обещанных, но не состоявшихся "прорывов" по каспийской проблеме. Взять хотя бы последний саммит глав прикаспийских стран в Ашгабате, сам факт проведения которого воспринимался едва ли не как пролог к достижению некоего общего знаменателя. Закончилось же все, как известно, очередным высказыванием упреков и демонстрацией амбиций. На таком неблагоприятном историческом фоне достигнутое в Москве соглашение выглядит еще более значимым.

Впервые в почти десятилетней истории каспийской эпопеи сделан реальный шаг к ее решению. Шагнуть разом всем вместе оказалось невозможно, и Казахстан, и Россия выступили в роли "пионеров". Главный итог: создан прецедент в вопросе урегулирования проблемы разграничения, показана и юридически зафиксирована схема ее компромиссного решения. И это очень много, учитывая уже упомянутую предысторию "дележа" Каспия. Но достаточно ли этого для решения проблемы в целом? Сейчас, сразу после подписания соглашения, этот вопрос не слишком интересует многих, но уйти от него невозможно. Как ни смотри на ситуацию, неизбежно приходится задуматься - что же дальше?

Незавершенность процесса очевидна. Хотя и российская, и казахстанская стороны пытаются показать ситуацию так, что каспийские "северяне" могут идти своей дорогой, не дожидаясь остальных, пока те определятся, на самом деле это вряд ли получится. Месяц назад в Алматы на Евразийском экономическом саммите госсекретарю Токаеву был задан вопрос о том, что будет, если Россия и Казахстан достигнут соглашения по Каспию, а Иран обратится к международной общественности с непризнанием этого. Министр в ответ заметил, что подобные обращения не означают, что "соответствующие соглашения тут же будут аннулированы".

Конечно, это так. Но ведь важность урегулирования проблемы разграничения на Каспии не в ней самой (не настолько она значима в двусторонних отношениях без "нефти"), а в самочувствии иностранных инвесторов, в готовности их воспринять достигнутые договоренности в качестве достаточных гарантий для спокойной работы на нефтегазоносных структурах шельфа. А устроит ли западные компании двусторонний характер соглашения вместо пятистороннего? Особенно если компании, уже "застолбившие" блоки на шельфе, сами не будут стремиться к их форсированной разработке. Ведь лучшего способа "динамить" этот процесс, чем ссылка на незавершенность разграничения при упоминании имевшего место год назад вооруженного конфликта, трудно найти.

Да и сама российская позиция на этот счет вовсе не "гранитная". Да, соглашение о срединной линии подписано с российской стороны на высшем политическом уровне. Но и совместное заявление с иранской стороной год назад о непризнании никаких границ на море до принятия всеми пятью странами соглашения о правовом статусе Каспия делалось на том же уровне. И официально это заявление дезавуировано не было. Но даже при наличии у Москвы твердого намерения реально скорее решить каспийскую проблему, очевидно, что "северным" странам придется рано или поздно искать точки соприкосновения (как в буквальном смысле - на карте Каспия, так и в переносном смысле) с другими участниками этой большой игры.

Впрочем, нельзя исключать и оптимистический вариант: другие трое ее участников, будучи под впечатлением московских договоренностей, начнут сами движение к компромиссу. Практика учит не надеяться на такие прогнозы, но вот факт: президент Азербайджана собирается с визитом в Иран, хотя визит этот не раз откладывался из-за приграничных споров по Каспию.

Но даже с учетом этого расслабляться насчет будущего разграничения не стоит. Привлекает внимание следующий факт, оставшийся мало замеченным отечественными наблюдателями: в этом году в России намечено продать госпакет акций "Лукойла", руководство страны намерено выручить не менее $0,5 млрд. Не с этим ли связана позитивная политическая активность России на Каспии? Ведь "Лукойл" владеет структурами у российских берегов моря, и позитивные подвижки в проблеме разграничения на Каспии - вклад в "копилку" будущих барышей от акций компании. А после удачной продажи не вернется ли позиция Москвы к той, что была совместно озвучена с президентом Ирана в марте 2001 года?


КИРГИЗИЯ



"Караван" (Казахстан),
24 мая 2002

Смутное время в маленькой стране

Ольга Борисова

В Киргизии трещат кресла: отправлено в отставку правительство, уволены многие руководители. Оппозиция победила? Не стоит торопиться с выводами. В маленькой стране, охваченной кризисом всех мастей - политическим, социальным и экономическим, - у власти прочно стоит улыбающийся человек с хитрыми глазами. И себя в обиду он не даст, скорее пожертвует преданными министрами. Стоит ли их жалеть? Одних марионеток всегда можно заменить другими. Зато бунтари успокоятся. Но покоя в Киргизии не будет. Наоборот - возможна гражданская война.

Смутное время

С 12 мая юг Киргизии превратился в растревоженный улей. Более 10 тысяч человек приняли участие в массовых митингах в Джалал-Абадской области. Вспыхнувшие на юге волнения охватили всю страну, как вирус. В самом Бишкеке состоялось более 30 несанкционированных акций протеста.

Мятежники требовали освобождения оппозиционера номер один в Киргизии Феликса Кулова, прекращения уголовного преследования "вольнодумного" депутата Азимбека Бекназарова. А также полного и справедливого расследования событий мартовских восстаний, аннулирования соглашений по делимитации границ между Киргизией и Китаем. И среди прочего - отставки президента.

Первые дни власти мирились с пикетами. Вернее, вынуждены были мириться. В Киргизии гостили западные политики, в том числе и директор бюро ОБСЕ по демократическим институтам и правам человека Жерар Штудманн. Но на пятый день бунтовщикам решили показать, кто в доме хозяин. У парламента тогда были арестованы более сорока пикетчиков.

Арест накалил и без того жаркую обстановку. В то же время люди узнали, что киргизские парламентарии одобрили задержание пикетчиков: дескать, протестующие "дестабилизируют обстановку и мешают нормальной работе парламента и правительства". С юга тем временем пришла новая будоражащая весть: на Бишкек двинулась колонна защитников и единомышленников бунтарей - не менее восьми тысяч человек. И хотя к трассе на всякий случай стянули силы МВД, остановить колонну никто не решился. Слишком свежи в памяти мартовские события, когда ОМОНу, открывшему огонь по манифестантам, ответили свинцом. Тогда были ранены более 80 митингующих и 20 милиционеров.

Напряжение не спадало. Казалось, вот-вот - и струна терпения лопнет, начнутся настоящие бои. Депутат парламента Мырзакан Субанов, занимавший ранее пост министра обороны, выступил с заявлением о том, что, если правительство не примет мер по стабилизации ситуации в стране, в Киргизии начнется гражданская война.

А президент ни при чем

Все эти события открыто бросили вызов киргизскому президенту. Но у Акаева хватает изворотливости и цинизма, чтобы продолжать собственную игру. В обострившейся ситуации он выбрал меньшее из зол - сдал своих, видимо, самых ненужных. Акаеву доложили результаты расследования мартовских событий в Аксыйском районе Джалал-Абадской области, которое проводила специально созданная госкомиссия.

Комиссия предложила наказать нескольких руководителей президентской администрации и Генеральной прокуратуры, а также "отцов" мятежной области и района. Доклад комиссии внимательно выслушали на заседании Совета безопасности республики, где присутствовал и президент, и поступили по-своему. Отправили в отставку правительство во главе с премьером Курманбеком Бакиевым.

Совет также одобрил отставку руководителя президентской администрации Аманбека Карыпкулова и министра внутренних дел Темирбека Акматалиева. С отставкой генпрокурора Чубака Абыкашева решили подождать до окончания следствия по уголовным делам, которые были возбуждены Генеральной прокуратурой в связи с мартовским бунтом.

Всю тяжесть ситуации Акаев спокойно переложил на плечи других. Оценив мартовские события как "испытание на зрелость", он говорил о должностных лицах, которые "не смогли их выдержать". Себя к невыдержавшим он не причисляет. Президент Киргизии заявляет: "Когда я вернулся из весьма успешных визитов в Германию и Швецию, мне доложили о трагических событиях в Аксыйском районе". Президент вроде как запамятовал, что по Европе он вояжировал с 3 по 9 марта и вернулся в страну за неделю до кровавого бунта.

Да, нелегко признаваться в том, что именно в твое правление страна погрязла в нищете. Гораздо выгоднее и легче сказать всем, что в трудный момент ты "как раз отлучился на минутку", а значит, виноват кто-то другой. Так, в том, что последние две недели Киргизия живет как на пороховой бочке, Акаев обвиняет местные власти и правоохранительные органы, которые "не прониклись высоким демократическим духом". И конечно же, злобную оппозицию, которая сеет в народе смуту.

Тут же президент совершает ловкий маневр. Он не забывает погладить по голове народ, кинуть ему сахарную кость в виде отставки, доказать, что он - свой, стопроцентно народный. Акаев заявляет: "Киргизское общество правильно делает, что не прощает органам власти и правоохранительной системе нарушение своих прав и ущемление свобод". Но так просто конфликт уладить уже не удастся. С трассы Бишкек - Ош сняли блокаду, однако пикетчики не расходятся. А сегодня, 24 мая, возобновится судебный процесс в отношении оппозиционного депутата Азимбека Бекназарова. (Напомним, что он жестко критиковал президента за передачу киргизских земель Китаю и был арестован в том же смутьянском Аксыйском районе Джалал-Абадской области.) Ситуация вновь может обостриться. Впрочем, практический опыт разрешения споров с противниками у киргизских властей есть: не помогут уговоры - спасет оружие.

Китайцам земли не хватает, а киргизам своей жалко

Итак, формальным поводом для вспышки массового протеста стал тот факт, что нижняя палата парламента Киргизии, поддавшись уговорам Аскара Акаева, одобрила соглашение с Китаем о передаче ему более 90 тысяч гектаров земли в районе реки Узенги-Кууш. И хотя возмущенная общественность принялась открыто протестовать, никто не сомневался, что ратификацию киргизских территорий одобрит и верхняя палата. Но всегда послушная президенту палата вдруг заупрямилась. Соглашение о точках стыков госграниц Киргизии с Китаем и Казахстаном, а также с Китаем и Таджикистаном было быстро ратифицировано. Но когда очередь дошла до киргизо-китайских соглашений, большинство депутатов проголосовали против передачи родной земли китайцам. Спикер палаты не поверил глазам, когда увидел результаты голосования, и предложил голосовать повторно: несогласие депутатов сочли за сбой в компьютерной системе. Но и во второй раз на табло высветились те же цифры.

Вообще-то особой ценности эти земли не представляют, хотя для небольшой Киргизии (чуть меньше 200 тысяч кв. км) отдать 900 квадратных километров своей территории - пожалуй, слишком широкий жест. Но понять официальный Бишкек нетрудно: эти земли - головная боль, с которой не справлялся даже великий и могучий Советский Союз. Протоколы о границе, проходящей по горным хребтам, заключались в XIX веке. К этому времени уже открыли горы Тянь-Шань, но их площадь все равно была плохо изучена, и географические карты составлялись приблизительно. Неудивительно, что китайцы стали претендовать на знаменитый "семитысячник" пик Победы, открытый в 1943 году, а позже - и на священную для киргизов гору Хан-Тенгри, ведь топографы так и не смогли точно определить вершины горной гряды.

Киргизским властям удалось-таки оставить за собой право на оба пика. В 1999-м Бишкек и Пекин договорились и о разделе спорных земель на участке Узенги- Кууш по принципу 70 на 30.

А документы о ратификации вернули назад в парламент. Они будут-таки ратифицированы, если в нижней палате дадут добро как минимум две трети депутатов. Но депутаты отказываются участвовать в повторном голосовании. Акаев нервничает. Приграничный вопрос остается открытым на неопределенное время, а для киргизского президента это - ахиллесова пята.

Шаткая опора

Аналитики полагают, что все эти события обязательно отразятся на геополитике.

Киргизию, с первых лет СНГ называемую "островком демократии", Запад любит по привычке. И республика, судя по ее поддержке антиталибской коалиции, отвечает ему взаимностью, за что щедро одаривается.

При всем этом страна является одним из ближайших союзников России и состоит во всех межгосударственных объединениях, где ведущую роль играет Москва. Киргизия входит и в ЕврАзЭС, и таможенное соглашение, и в Договор о коллективной безопасности, и, наконец, в "Шанхайскую шестерку".

Выходит, что до сих пор маленькая Киргизия ловко успевала угождать всем: Западу, России и Китаю. Но теперь этот баланс может оказаться нарушенным.

Конфликт с Китаем очень возможен, а ведь Китай входит в "Шанхайскую шестерку" - значит, ссора может здорово повредить всю ее конструкцию. И больше всего проиграет от этого… Россия, которая всегда рассматривала слаженный ШОС как противовес НАТО. Да и Вашингтону киргизские неурядицы совершенно некстати. Белый дом рассчитывал на то, что в Киргизии у него будет самая спокойная тыловая база в регионе, а тут - такая гроза с непредвиденными последствиями.




Политический кризис в Киргизии: истоки и перспективы.

Андрей Грозин

Политический кризис в Киргизии, быстро принявший формы народно-анархического выступления (лишнее доказательство его неорганизованной природы), продолжается .

Конечно, говорить о том, что народ восстал против прогнившего режима (о чем поспешили заявить профессиональные киргизские оппозиционеры) преждевременно, но и сводить масштаб бунта к локальной перевозбужденности ряда регионов также нельзя. Ситуация в Киргизии (прежде всего экономическая) ухудшалась давно, стабильно и необратимо. Все попытки правительства привлечь крупные инвестиции (как в случае с канадской арендой золоторудных копей Кумтора, многочисленные планы реабилитации урановой отрасли) закончились провалом, золото, если и добывалось, то тут же бесследно исчезало, иностранные инвесторы приходили и быстро покидали республику.

По сути рыночная экономика в Киргизии существует лишь на бумаге. Формально и в многочисленных полуфантастических программах правительства (например КОР - Комплексных основ развития на 2001-2010 годы) все было прекрасно, на деле, сеть мелкооптовых и полукриминальных базаров "Дордой" и явилась воплощением киргизской рыночности.

Киргизии не повезло с природными ресурсами: нет нефти, газа; есть слабо востребуемые мировым рынком уран, и золото.

Зато повезло с президентом – Аскар Акаев воплощал в себя идеальный (для Запада) образ просвещенного и в меру авторитарного политика Азии новой генерации.

Акаева сгубила система - он не смог вырваться из пут традиционного родоплеменного окружения. Потомок сары-багышского манапа Шабдан-батыра (получившего майорское звание из рук Белого Царя за «добровольное присоединение» к России и обширные земельные наделы за участие в подавлении ферганских бунтов) был несколько в стороне от номенклатурно-партийных разборок позднесоветской Киргизии. Проработал в ЦК мало - около года, завотделом науки и учебных заведений и пользовался почти безупречной репутацией маститого ученого.

Акаева привел к власти сиюминутный расклад - партноменклатура передралась внутри себя и согласилась на компромиссную, как думалось, переходную фигуру, предложенную Демократическим движением. Найдя опору в той же номенклатуре, в лице ее среднего звена, Акаев попытался модернизировать советский аппарат в суверенно-независимый и это легко получилось.

Удалось вжиться во власть и создать новый Аппарат, совсем не удалось этим аппаратом управлять. Традиционная родоплеменная "северная" знать, опираясь на кумовство, свойство и партноменклатурные "завязки" стремительно всосала в себя президента, со всеми его наивными планами, учеными книжками и большой дружной семьей.

Немного посопротивлявшись (вялая попытка расследования «пропажи» киргизского золотого запаса в середине 1990-х) президент «расслабился».

Акаев в последние годы своего многолетнего правления «запустил» бразды правления страной, передоверив властные полномочия кучке плохо подготовленных, но хорошо сплоченных «столоначальников». Но это лишь часть правды. Сары-багышский аппарат управления и кеминизация (по названию родного поселка президента в Чуйской области) произошли отнюдь не вопреки воле Аскара Акаевича, которого, якобы, оттерло от реальной власти окружение. Президент сам, осознанно передоверил функции распорядителей бюджета и госимущества кучке особо избранных и верных лиц.

Главные враги Аскара Акаева скрываются в его ближайшем окружении. Президент за последние годы разогнал многих самостоятельных, молодых, решительных политиков, приблизив к себе подхалимов и бездумных исполнителей. Отправленный в отставку после кербенского расстрела министр внутренних дел Темирбек Акматалиев, например, по образованию зоотехник. Однако успел поработать уже и губернатором, и министром финансов, и главным милиционером.

Политическая напряженность в Киргизии стала нарастать еще в 2000 г., когда Акаев, начавший подготовку к перевыборам на третий президентский срок, устранил самого серьезного конкурента от оппозиции - бывшего вице-президента Феликса Кулова. Кулов был обвинен в уголовных преступлениях и злоупотреблении служебным положением. Понадобилось два судебных процесса, чтобы упрятать его в тюрьму на 7 лет. Затем  третий суд прибавил Кулову еще 3 года заключения. Именно дело Кулова, «народного генерала», как его называли в Киргизии (в 1991 г. он, будучи министром МВД, отказался подчиниться приказам ГКЧП из Москвы, благодаря чему Аскар Акаев сохранил президентский пост), стало началом резкого роста протестных настроений.

Затем власть начала уголовное преследование и водворила в СИЗО «южанина», депутата А.Бекназарова, обвиненного в превышении служебных полномочий по делу семилетней давности. Бекназаров активно критиковал президента за передачу части спорных территорий Пекину и прямо обвинял Акаева в предательстве национальных интересов, требовал возбудить процедуру импичмента президента за подписанные им секретные соглашения с Пекином.

Несколько сот человек, поддерживавших земляка-депутата пошли маршем в село Кербен, где предстоял суд над Бекназаровым, однако их встретил огнем ОМОН. Вечером, президент Акаев по государственному каналу телевидения заявил, что «события в Аксыйском районе - очередное звено целенаправленной работы оппозиционных сил по дестабилизации обстановки в стране, которая ведется на протяжении нескольких последних месяцев». Причисление погибших к «экстремистам» подняло еще большую волну недовольства. В следующие дни прошли коллективные похороны, молебны и поминки, которые стихийно переросли в митинги протеста против центральной и местной власти.

На следующий день после расстрела демонстрантов власти приняли решение освободить опального парламентария под подписку о невыезде, и ему самому удалось несколько остудить страсти и уговорить земляков разойтись, но были предъявлены новые требования - назвать имена и наказать виновных в гибели людей. Акции протеста распространились на столицу КР и некоторые другие регионы.

Над Киргизией нависла угроза гражданской войны. Об этом открыто заявил в парламенте председатель комитета по обороне ЗС Киргизии, бывший министр обороны Мырзакан Субанов.

Под давлением общественности президент отстранил со своих постов несколько мелких чиновников (начальника Аксыйского РОВД Данияра Кулуева и прокурора района Абдыкалыка Калдарова). Затем, «временно», отстраняется прокурор Джалал-Абадской области Зоотбек Кудайбергенов и «по собственному желанию» губернатор тревожной области Султан Урманаев.

Однако, никаких наказаний в отношении прямых виновников не происходит и имидж киргизского правосудия оказался совершенно испорченым. Это еще больше сцементировало оппозицию и дискредитировало власти страны окончательно. Более того, никто в высших эшелонах руководства республики не объявил траура по погибшим. Уголовное дело депутата Бекназарова зависло в воздухе, а власти инициировали долгое расследование аксыйских событий, продолжая поиски выхода из тупика.

Ситуация ежедневно накалялась и с начала мая в разных регионах республики вспыхнули многотысячные митинги. По оценкам оппозиции, в них участвует около 20 тысяч человек. Была блокирована стратегическая автотрасса Бишкек-Ош. По данным главы МВД, дорогу перекрыли 3,5 тысячи человек, оппозиция утверждает, что в этой акции участвовало около 8 тысяч протестующих.

Не получив существенных ответов от власти, оппозиция объявила о созыве Народного курултая оппозиционных сил на 17 апреля.

Понимая, что ситуация полностью выходит из под контроля, глава государства вынужден был назначить нового председателя госкомиссии по расследованию аксыйских событий, вместо генпрокурора Ч.Абышкаева. И новый председатель госкомиссии (первый вице-премьер-министр КР Николай Танаев – ныне ВРИО премьера), на своей пресс-конференции объявил, что комиссия будет действовать в самом широком диапазоне расследований. Все это время, государственные СМИ Кыргызстана продолжали обвинять оппозицию в бунтарстве и беспорядках, называя виновниками трагедии то геополитические процессы, то международный наркобизнес, то неизвестные третьи силы, то международные организации в лице НПО и правозащитников. И после многократного давления, президент Акаев заявил, что виновными в аксыйской трагедии нужно считать мелких чиновников местного уровня.

22 мая Совет безопасности Киргизии принял отставку премьер-министра Курманбека Бакиева, руководителя президентской администрации Аманбека Карыпкулова и министра внутренних дел Темирбека Акматалиева. Все трое, выступая перед членами Совета, попросили отставки. Генпрокурор Чубак Абышкаев, несмотря на прошение об отставке, остался на своем посту до завершения следственных работ по изучению причин мартовских событий в Аксыйском районе. Председателю Службы нацбезопасности Калыка Иманкулову поставлен на вид.

Надо отдать должное, Акаев продемонстрировал в кризисной ситуации недюжинную цепкость и самоотверженность в сохранении власти - не побоялся в критические дни покинуть Бишкек и отправиться на Московский саммит ЕврАзЭС, сумел продавить непослушный Парламент на переголосование вопроса о территориальных уступках Китаю, приглушил клановый фактор внутрикиргизских разборок выдвижением на роль премьера «русского с киргизской душой» Николая Танаева, всегда демонстрировавшего абсолютную лояльность президенту. Следует учесть, что неожиданно и далеко не по своей воле выдвинувшийся в первый ряд киргизских политиков Танаев, в общем-то, фигура достаточно "серая", призванная, по замыслу Акаева, сыграть функцию временного амортизатора.

Одновременная (с правительством) отставка главы президентской администрации Карыпкулова - ход, рассчитанный на снятие накала страстей. Одиозный Карыпкулов давно вызывал стойкую неприязнь у оппозиции своей прямолинейной непримиримостью.

Нынешняя отставка правительства Киргизии, призванная сбить накал страстей, оказалась очередной полумерой. С одной стороны, временно снята блокада связывающей север и юг страны стратегической автотрассы Бишкек-Ош, –тысячи протестующих, продемонстрировав власти свою силу (главная автотрасса страны была закрыта 9 дней), организованно разошлись. И произошло это за несколько часов до отставки правительства КР.  С другой – возобновившийся  суд над депутатом А.Бекназаровым осудил депутата на год (сразу освободив по амнистии). Между тем судебный приговор, вынесенный в отношении оппозиционного депутата Азимбека Бекназарова, опять обострил уже начинавший было затухать политический кризис в стране. Тем более, что наличие судимости по киргизским законам предполагает автоматическое лишение депутатских полномочий.

Региональные и клановые силы почувствовали слабость президента и хотят реализовать полученное в результате этого преимущество. Главное требование оппозиции – отставка Аскара Акаева. И на меньшее она уже не согласна. Президент же потерял опору даже в своем ближайшем окружении. Настоящие специалисты категорически не хотят включаться в бесперспективную правительственную карусель. Это показали уже первые переговоры о принципах формирования нового кабинета министров. В списке кандидатов на роль премьер-министра тасуется все та же кадровая колода, приведшая президента к столкновению с собственным народом.

Серьезная беда последних правительств Акаева (Бакиева, Муралиева), отсутствие в их составе сколько-нибудь крупных и самостоятельно авторитетных фигур. Киргизские кабинеты кадрово мельчают, и министры последних призывов предпочитают судорожной имитацией кипучей деятельности прикрыть свой главный насущный интерес - участие в переделе бишкекских рынков и скудеющих год от года иностранных займов и кредитов.

За десять лет сменилось 8 правительств, а в некоторых министерских креслах (в фонде государственного имущества, например) побывало и более 11-ти персонажей - это перебор даже для Киргизии.

Борясь подобной кадровой чехардой за стабильность личного положения, президент существенным образом дезорганизовал и без того неважно работавший аппарат правительства и местного управления. «Азиатский остров демократии» тонет в океане коррупции.

В 2005 году заканчиваются полномочия Акаева, и времени для борьбы за высший пост в стране остается крайне мало. Все эти годы, киргизская власть не желала делиться своими полномочиями и панически избегала создания института политических акционеров. Она лелеяла мечты о бессменности и в лучшем случае, представляла российский сценарий смены власти, в виде подготовленного преемника. Понимая особенности политической кухни Кыргызстана, еще месяц назад можно было предположить, что в качестве выхода из сложившейся ситуации, для президента Акаева, была бы очередная отставка правительства.

Итоги.

Анализируя характер прошедших общественно-политических событий, отставки правительства и акций протеста, можно отметить, что политический кризис власти Киргизии налицо. Ситуация в стране сложилась таким образом, что стан оппозиции расширяется и растет, вне зависимости от каких-либо ограничений, или регулирования со стороны официального Бишкека. Более того, антиакаевские настроения общества приобретают непримиримый характер, требования становятся более жесткими, а наиболее популярными становятся лозунги об отставке президента. Ни диалог доброй воли, ни форум властей, ни курултай оппозиции, не смогли приблизить противоборствующие стороны к какому-либо консенсусу.

Все это еще больше поляризует общество, позиции становятся непримиримыми. Матери и родственники убитых требуют отмщения и расстрела виновных, на глазах аксыйцев.

Формально у оппозиции все козыри - Акаев действительно нарушил Конституцию, допустил не просто уступку территории Китаю, но сделал это кулуарно, в тайне от общества.

Выступление А.Акаева в Жогорку Кенеше с обоснованием своей позиции по данному вопросу нельзя признать успешным. Скорее, оно только радикализировало критиков президента. В экстремальных ситуациях программные выступления надо либо более тщательно готовить, либо не выступать вовсе, в крайнем случае - давать это сделать кому-либо из ближайшего окружения. Акаев взял ответственность на себя продемонстрировав кроме политической смелости поверхностное знание истории. Заявления, что Россия и СССР плохо отстаивали национальные и территориальные интересы Киргизии, а его политика принесла позитивный прорыв в данном вопросе - может вызвать только улыбку. Сентенция о том, как Танский Китай отразил аннексионистские планы арабов в отношении киргизских земель (речь идет о т.н. Таласской битве, вообще-то состоявшейся на территории современной Жамбылской области Казахстана в 751 году) - явная натяжка. "Китайцы - исторические защитники киргизов" - это идеологическая находка Акаева.

Какие выводы можно сделать анализируя создавшуюся ситуацию?

1) Акаев не уйдет в отставку. Ситуация патовая - тотального малосилия. Сил и средств реально взять власть у киргизской оппозиции очень мало. Государственный аппарат еще отнюдь не разрушен и даже деморализован далеко не в необратимой степени. Итак: у оппозиции нет сил, чтобы взять власть и смести режим, у режима нет возможностей и политической воли эффективно управлять. Вместе с тем, есть военная база в "Манасе", которая нужна американцам, значит нужна и относительная стабильность.

2) Киргизия окончательно скатывается до уровня квазигосударства (типа Ямайки или Багамских островов), когда формально - ряд государственных институтов и атрибутов независимости налицо (флаг, гимн, президент, парламент, конституция, национальная гвардия), но на деле все решает военное командование авиабазы иностранных военных. Акаев будет с радостью олицетворять такую "независимость".

3) В ближайшее время новое правительство Киргизии сформирует спешно найденный "новый, незапятнанный человек". Под новый курс будут выделены международные кредиты (владельцы "Манаса" постараются) и часть этих кредитов спустится в народ. Несколько подкормив массы, удастся снизить градус кипения страстей и возмущение локализуется в периодическое, но не значительное по размаху недовольство.

Можно ожидать небольшой пертурбации в коридорах администрации Президента и силовых структурах с заменой нерешительных на функциональных исполнителей. Акаеву не остается возможности иным путем сохранить власть, но реальной смены декораций не произойдет. Это вряд ли удовлетворит непримиримых и рост напряженности во внутриполитической жизни страны преодолен не будет. Несомненно, оппозиция учтет факт очевидного ослабления власти и скорее всего продолжит свое наступление. Некоторые из «отставленных» руководителей исполнительных (вроде полуопального экс-губернатора Джалал-Абада Урманаева) и правоохранительных структур могут возглавить очередную волну протеста. И решение власти о пресечении любых несанкционированных митингов, демонстраций и пикетов может в этих условиях лишь спровоцировать новые беспорядки

Наверняка возникнут новые политические партии, как путем перегруппировки оппозиции, так и пропрезидентские, призванные увести массы в сторону каких-либо менее опасных затей (борьбу за экологию, гендерное развитие горных аилов, спасение маралов и т.п.).

Так что, киргизская государственность, вероятно, устоит.

Хотя не следует забывать, что президент Акаев все-таки интеллигент, доктор, с непременно свойственной этой социальной прослойке общества рефлексией и излишней возбудимостью. Могут дрогнуть нервы и он с ближайшим окружением сбежит из страны куда-нибудь за рубеж. Вариант добровольного оставления президентского поста и самоотречения мало реален, но не исключен.




APR,
26 мая 2002

Злой гений Президента Акаева - Болот Джанузаков (политический портрет)

В конце декабря 2000 года в Кыргызстане Президентом Аскаром Акаевым была утверждена новая структура правительства. Прежде всего это коснулось силового блока и Министерства иностранных дел, главы, которых, как известно, единолично назначаются президентом.

Министерство национальной безопасности было выведено из новой структуры правительства и трансформировано в Службу национальной безопасности. Ее возглавил бывший секретарь Совета безопасности Болот Джанузаков, повышенный в звании до генерал-лейтенанта еще до назначения председателем СНБ.

Директор Службы национальной безопасности Болот Джанузаков является одной из ключевых фигур государственной власти в Кыргызстане на которую смело может положиться Президент. Служба которую возглавил Болот Джанузаков курируется только со стороны Президента и обладает полной самостоятельностью при выполнении функциональных обязанностей по обеспечению национальной безопасности страны.

Болот Чыныбаевич Джанузаков уроженец села Чым-Коргон Нарынской области. Известно, что его карьера на правоохранительной ниве всячески поддерживалась. Сначала заведующим отделом административных и торгово-финансовых органов Фрунзенского горкома партии, затем ЦК Компартии Киргизии, и, наконец бывшим Генеральным прокурором Кыргызской Республики Асанбеком Шаршеналиевым (освобожден от должности в апреле 2000 года). При этом отметим, что Джанузаков обладает таким редким качеством среди политиков, как сохранение и поддержание дружеских отношений с людьми, которые оказали ему поддержку в начале его политической карьеры.

Известно, что в июне 1990 года Джанузаков занимал должность заместителя начальника УВД города Фрунзе.

"Доброжелатели" директора СНБ часто отмечают любопытный факт его биографии, а именно, что руководитель структуры, занимающийся обороной страны и ее безопасности, генерал Болот Джанузаков сам в армии фактически не служил. А его военно-политическая карьера проходила по партийной линии.

В первое время несмотря на двухлетнюю работу по курированию органов безопасности Джанузаков воспринимался кадровыми офицерами спецслужбы как чужак, поскольку являлся выходцем из милиции. Действительно Джанузаков еще несколько лет назад не имел даже соответствующего опыта оперативной работы в своем родном ведомстве.

Однако сейчас Болота Джанузакова считают вторым по влиятельности человеком в Кыргызстане. Он пользуется полным доверием А.Акаева и является его единомышленником.

Очень интересные сведения (возможно домыслы) о Джанузакове можно найти и в российской прессе. Так, "Новая газета" в декабре 1999 года в статье "Мозг нации и ложка Ельцина" автора Александра Васильева сообщает следующее: "Адиль (речь идет о зяте президента Акаева, муже старшей дочери Бермет Адиле Тойгонбаеве) постепенно становится реальным хозяином в стране, а искать справедливости у самого Акаева уже бессмысленно - к президенту тяжело попасть на прием даже руководителям министерств и ведомств. Адиль поставил возле него своего человека Болота Джанузакова, который контролирует практически все контакты президента и отсекает "лишних" визитеров".

Бывший министр МНБ Айтбаев Т.С. так охарактеризовал Б.Джанузакова: "он не простой генерал-майор, никто не знает, что от него зависит внутреняя и внешняя политика Кыргызстана, и что Президент А.Акаев делает все, что предлагает Джанузаков".

Болота Джанузакова часто характеризуют как политика жесткого и прагматичного, неукоснительно руководствующегося в своих политических решениях национальными интересами своей страны. Это человек, умеющий принимать решения и добиваться их исполнения.

Стоит заметить, что с приходом Джанузакова в Кыргызстане резко возросла роль спецслужб. Из инструмента личной власти президента, из консультативного органа по оборонным вопросам при главе государства он медленно, но неуклонно стал превращаться в институт, где ближайшее окружение президента отрабатывает идеи стратегического развития страны и где вырисовываются новые контуры государственного курса. Скорее всего, взгляды Джанузакова по данному кругу проблем совпадают со взглядами самого Акаева, чем, не в последнюю очередь, объясняется рост политического влияния директора СНБ.

Джанузаков обычно озвучивает наиболее острые проблемы и вопросы не только во внутренней, но и во внешней политике. Интересно, что со стороны Президента Аскара Акаева Джанузакову изначально было дано негласное право формулировать политику и излагать ее.

И в этом деле он проявляет себя со всей требовательностью, конкретностью и бескомпромиссностью, считая, что в первую очередь необходимо руководствоваться государственными интересами.

Джанузаков, судя по всему, является сторонником усиления государственного регулирования во всех сферах, стратегически важных для отстаивания государственных интересов Кыргызстана. Первая и самая главная задача для него, как он неоднократно заявлял в своих интервью, - сохранение ситуации общегражданского согласия, мира и спокойствия. По мнению главы СНБ, "безопасность и законность - залог развития государства".

Однако положение дел не является столь однозначным. Стоит заметить,что на посту главы Совета безопасности его деятельность неоднократно подвергалась серьезной критике во время известных баткенских событий со стороны парламентариев. В частности, парламент Кыргызстана подверг резкой критике первую военную кампанию, обозначив наличие серьезных просчетов у политического руководства и армейского командования страны.

Парламентарии высказали сомнения в целесообразности огромных затрат на организацию отпора вооруженного вторжения (было затрачено 1 млрд. 380 млн. сомов, что составило 13 % расходной части государственного бюджета). Для страны, экономика которой переживает глубокий кризис, сумма действительно просто астрономическая.

В такой ситуации Болот Джанузаков вынужден был отражать атаки депутатов. При этом Джанузаков приводил свои доводы: дескать, не стоит жалеть деньги, когда речь идет о защите своей страны, и к тому же есть обязательства перед стратегическими партнерами по региону и Содружеству по воспрепятствованию вылазкам террористов. По его словам и людские, и материальные потери на войне - дело вполне естественное.

В последнее время поражает завидный оптимизм и увереннность Джанузакова относительно складывающейся ситуации в Центрально-азиатском регионе. По его словам, "воины Кыргызстана сегодня хорошо подготовлены. Они готовы дать достойный отпор любым попыткам вторжения бандитских формирований на нашу территорию. Поэтому мы ни на секунду не теряем бдительность. Наш народ должен быть спокойным".

Болот Джанузаков довольно охотно и демонстративно наводит прямые контакты с простым населением. Сейчас это все больше выражается через форму участия политика в коммуникационных процессах: прямое (участие политика в прямом эфире в публичных дискуссиях, круглых столах и т.п.) и опосредованное (публикации в прессе).

Видимо Джанузаков очень хорошо понимает, что первая забота политика - стать как можно больше "своим". Стоит отметить, что действительно зрелый политик не довольствуется ролью пассивного объекта восприятия, а стремится активно влиять на тот образ, который складывается в сознании масс, создавая и корректируя его с помощью различных приемов саморекламы

А диапазон такого воздействия на простых граждан, на своих подчиненных очень велик - создается ощущение общности и личного доверия. Потенциальный национальный лидер должен уметь завоевывать популярность и доверие в широких массах населения. И эта истина хорошо используется Джанузаковым.

Стоит заметить, что на сегодня для публичного политика большое значение также имеет корпоративный имидж - степень престижности в сознании большинства населения образа той организации, в структуре которой данный политик проиндексирован. Болот Джанузаков в этом случае для большинства граждан Кыргызстана ассоциируется со спецслужбами, что естественно играет свою определенную роль в восприятии данной персоны.

Как лидер и как политик Джанузаков располагает определенным набором личностных качеств. Среди них, можно выделить такие качества, как ответственность, серьезность, решительность, способность быстро ориентироваться в ситуации, активность, энергичность, общительность и уверенность в себе. Надо сказать, что качества данного политика находятся в определенном соответствии с характером осуществляемых политических задач, потребностями страны.

Таким образом, директор Службы национальной безопасности генерал-майор Болот Джанузаков - сложившийся государственный деятель, обладающий политическими перспективами.

Как сложится дальше судьба этого неоднозначного человека и государственного мужа, не приходится долго гадать. Будучи лояльным Президенту, близким ему не только в личном плане как доверенное лицо главы государства, но прежде всего в силу общности взглядов и убеждений, направленных на упрочение международного статуса государства, на стабильное развитие страны, Джанузаков, несомненно, будет играть в команде президента свою и присущую только ему роль. Некоторые аналитики прочат ему место премьера, более дальновидные - преемника Президента.




Кабар Киргизия.,
30 мая 2002

Николай Танаев назначен премьер-министром Кыргызстана.

За него голосовали 86% депутатов.

Парламент Кыргызстана Премьер-министром Кыргызстана утвердил Николая Танаева, до этого работавшего первым вице-премьером, а после 22 мая выполнявшего обязанности Премьер-министра. Начавшаяся 30 мая внеочередная сессия Собрания народных представителей парламента Кыргызстана с 36 голосами из 42 утвердили предложенную Президентом А.Акаевым кандидатуру Н.Танаева на должност Премьер-министра страны. Против проголосовали 5 депутатов и один бюллетень для голосования признан недействительным. В своей тридцатиминутной речи Президента А.Акаев кратко остановился на причинах отставки Правительства и требованиях к новым кандидатам в состав Правительства и особенно к Главе Правительства. В то же время он сделал упор на то, что этот состав Правительства будет не командой лишь Президента, а общей для всех командой, с единой целью. Он также добавил, что для достижения этой цели в новый состав Правительства для работы приглашает 5-6 депутатов парламента. С этой целью он сообщил, что первым вице-премьер-министром он предлагает и назначает Курманбека Осмонова – депутата Законодательного собрания парламента. Выступавшие в прениях по предложению депутаты СНП в основном поддержали выдвинутую кандидатуру и спешили высказаться со своими наказами. Однако, не преминули упомянуть, что на этот раз Президент страны пошел на неординарный шаг, за день до сессии предложив кандидатуру Н.Танаева на рассмотрение депутатам. Так что, всем им было время обдумать предложение Главы государства, взвесить все за и против и затем проголосовать.

В истории независимого Кыргызстана назначение Николая Танаева Главой Правительства является первым случаем, когда Правительство возглавит русский по национальности. И в своем заключительном слове, Президент А.Акаев особо указал на то, что кыргызские депутаты своей поддержкой Н.Танаева еще раз доказали свою великодушность по отношению к представителям других национальностей. Согласно законодательству республики, глава правительства, представленный Президентом страны, назначается с согласия Верхней палаты парламента. Сразу же после этого Президент А.Акаев подписал Указ о назначении Премьер-министром Кыргызской Республики Танаева Н.Т. и первым вице-премьером Осмонова К.Э.

Новый премьер-министр Кыргызстана Николай Танаев в состав Правительства своих кандидатов не выдвигает. "Члены Правительства будут назначены Президентом по согласованию с Премьер-министром, я думаю, что смогу сработаться со всеми. За всю свою производственную жизнь я не уволил ни одного человека, у каждого есть недостатки и положительные стороны, надо выявить лучшее", сказал Н. Танаев в своем первом интервью в качестве Главы Правительства КР.

Обновленное Правительство, как сказал Н. Танаев, будет работать на основе положений стратегической программы "Комплексная основа развития Кыргызстана на период до 2010 года", нацеленной на сокращение бедности населения. При смене будет сохранена преемственность, "все лучшее в работе прежнего правительства должно быть взято на вооружение теми, кто придет на смену". Прошлый 2001 год он охарактеризовал годом роста в экономике, главной задачей считает приостановление спада производства, который был отмечен за 5 месяцев текущего года, и обеспечить к концу года индикативные макроэкономические показатели, усилить привлечение инвестиций в реальный сектор экономики, развитие сельского хозяйства республики, при этом приоритетной должна быть помощь аграриям в реализации продукции. Целевые показатели реального роста ВВП на 2002 год были определены на уровне 5-7 %, уровня инфляции – не выше 6-8 %, дефицита бюджета 4,5 – 4,9 % к ВВП.

Помимо всего прочего Н. Танаев намерен уделить особое внимание развитию спорта. Сам он является президентом Федерации тенниса КР на общественных началах. Не считает проблемой "почаще встречаться с прессой".

Биографические данные

Танаева Николая Тимофеевича:

Родился 5 ноября 1945 года в Пензенской области, Российская Федерация.

В 1969 году закончил Джамбульский гидромелиоративно-строительный институт по специальности инженер-строитель.

1984 г. окончил ВПШ при ЦК КПСС.

Трудовая деятельность:

1969-79 г.г.- мастер, прораб, главный инженер УСМ-3, ССМУ- треста "Ошстрой",

1979-84 г.г. - 1-й зам-председателя Ошского горисполкома,

1984-85 г.г. - Начальник Ошского областного управления "Водоканал",

1985-95 г.г. - Зам. управляюшего, Управляющий треста."Чуйпромстрой",

1995-2000 г.г. - Президент АК "Кыргызкурулуш",

2000-01 г.г. - Председатель Госкомиссии при Правительстве по архитектуре и строительству,

2001-02 г.г. - Первый вице-премьер-министр,

2002 г. – И.о. Премьер-министра Кыргызской Республики.


КАЗАХСТАН



"Независимая газета",
24 мая 2002

Станет ли премьер Тасмагамбетов казахстанским "Путиным"?

Василина Васильева, Армен Ханбабян

Назарбаев ищет преемника

При всем внешнем спокойствии, царящем в Казахстане, есть все основания предполагать, что страна созревает для смены политических элит. Об этом, в частности, свидетельствуют некоторые события и факты последних недель, связанные с беспрецедентными даже для местных нравов гонениями на оппозицию. При этом есть данные, что Астана вполне серьезно рассматривает вариант, напоминающий апробированный два года назад в России механизм передачи власти.

Многие характеризуют сегодняшнюю политическую ситуацию в Казахстане не иначе, как кризис власти. Кризис не столько системный - государственный аппарат продолжает выполнять свои функции в обычном режиме, - сколько личностный. И это происходит несмотря на то, что президент Назарбаев контролирует ситуацию, значимая часть политической элиты по-прежнему сгруппирована вокруг главы государства, основная масса населения достаточно индифферентно и равнодушно отнеслась к последнему столкновению оппозиции и власти. Да и не в столкновениях как таковых дело. Они являются лишь внешним отражением яростной подковерной борьбы, развернувшейся между "новыми олигархами" и лицами, как бы "задержавшимися у кормушки".

"То, что сейчас происходит в Казахстане, напоминает события в России в последний период правления Ельцина, когда власть и бизнес настолько крепко срослись в единый организм, что его было очень трудно разорвать и провести границы между частными и государственными интересами. Сегодня легитимность власти в Казахстане прогрессивно снижается, правда, не так резко и быстро, как утверждает оппозиция, - считает заместитель директора Центрально-Азиатского агентства политических исследований Досым Сатпаев. - Да и недавние события, связанные с гонениями на экс-акима (главу администрации) Павлодарской области Жакиянова и бывшего министра энергетики Аблязова, очень похожи на российскую ситуацию с Березовским и Гусинским".

К российскому примеру развития склоняется и сам Нурсултан Назарбаев, который, собственно, эту теорию и озвучил на своей недавней встрече с общественностью республики. Однако, по его мнению, сегодня Казахстан находится в более выигрышном положении, чем Россия на последнем сроке правления Ельцина. То есть здесь нет еще того хаоса, который тогда царил в российском государстве по причине неспособности президента контролировать ситуацию. При этом казахстанский лидер хвалил нынешнего российского президента: дескать, Путин за два года настолько укрепил центральную власть, что политической стабильности в стране уже ничего не угрожает. Тем самым Назарбаев намекнул, что в Казахстане тоже не допустят дестабилизации, но зато вполне могут прибегнуть к опыту соседей. Ведь, как и в России Ельцин, Назарбаев взрастил бизнес-элиту, которая теперь активно рвется во власть, а он борется с ней всяческими методами - вплоть до арестов и отъема денег.

Сегодня политологи прогнозируют несколько вариантов разрешения назревающего кризиса. Первый, естественно, российский. Назарбаев, как мудрый политик, вовремя уйдет с политической сцены. Но это не означает, что он полностью потеряет контроль над ситуацией в стране: просто передаст бразды правления преемнику. Причем вовсе не обязательно человеку из своей "семьи", но обязательно лично преданному ему деятелю. При этом на роль "казахстанского Путина" прочат нового премьера Имангали Тасмагамбетова. Он молод, перспективен, отличается высокой степенью лояльности к президенту. Но еще более важно и симптоматично, что Тасмагамбетов в последнее время стал делать заявления, не вполне соответствующие по масштабам его должности и положению. Например, озвучил сенсационную информацию о секретных счетах государства в Швейцарии.

Второй вариант. Президент остается у руля власти, но при этом ему придется вносить кое-какие корректировки: сократить влияние новой бизнес-элиты за счет усиления позиций номенклатуры, то есть старой бизнес-элиты, которая была с Назарбаевым еще в начале 90-х годов. Это должно сочетаться с дальнейшим подавлением всех свобод и усилением тоталитаризма в общественно-политической жизни. Впрочем, определенный уровень свободы в экономической области должен быть сохранен. Словом, классический вариант современного азиатского авторитаризма.

Сейчас казахстанская власть находится в состоянии раздумья, видимо, пытаясь выработать какой-то modus operandi. Все напряженно ожидают очередных действий со стороны президента и гадают, в каком направлении станут развиваться события.



Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
Copyright ©1996-2020 Институт стран СНГ