Внимание! Вы находитесь на старой версии сайта "Материк". Перейти на новый сайт >>> www.materik.ru

 

 

Все темы Страны Новости Мнения Аналитика Телецикл Соотечественники
О проекте Поиск Голосования Вакансии Контакты
Rambler's Top100 Материк/Аналитика
Поиск по бюллетеням
Бюллетень №53(01.06.2002)
<< Список номеров
НА ПЕРВОЙ ПОЛОСЕ
В ЗЕРКАЛЕ СМИ
УКРАИНА
БЕЛОРУССИЯ
МОЛДАВИЯ И ПРИДНЕСТРОВЬЕ
СРЕДНЯЯ АЗИЯ И КАЗАХСТАН
ЗАКАВКАЗЬЕ
ПРОБЛЕМЫ ДИАСПОРЫ
ПРАВОВАЯ ИНФОРМАЦИЯ
Страны СНГ. Русские и русскоязычные в новом зарубежье.


Политический кризис в Киргизии: истоки и перспективы.

Андрей Грозин

Политический кризис в Киргизии, быстро принявший формы народно-анархического выступления (лишнее доказательство его неорганизованной природы), продолжается .

Конечно, говорить о том, что народ восстал против прогнившего режима (о чем поспешили заявить профессиональные киргизские оппозиционеры) преждевременно, но и сводить масштаб бунта к локальной перевозбужденности ряда регионов также нельзя. Ситуация в Киргизии (прежде всего экономическая) ухудшалась давно, стабильно и необратимо. Все попытки правительства привлечь крупные инвестиции (как в случае с канадской арендой золоторудных копей Кумтора, многочисленные планы реабилитации урановой отрасли) закончились провалом, золото, если и добывалось, то тут же бесследно исчезало, иностранные инвесторы приходили и быстро покидали республику.

По сути рыночная экономика в Киргизии существует лишь на бумаге. Формально и в многочисленных полуфантастических программах правительства (например КОР - Комплексных основ развития на 2001-2010 годы) все было прекрасно, на деле, сеть мелкооптовых и полукриминальных базаров "Дордой" и явилась воплощением киргизской рыночности.

Киргизии не повезло с природными ресурсами: нет нефти, газа; есть слабо востребуемые мировым рынком уран, и золото.

Зато повезло с президентом – Аскар Акаев воплощал в себя идеальный (для Запада) образ просвещенного и в меру авторитарного политика Азии новой генерации.

Акаева сгубила система - он не смог вырваться из пут традиционного родоплеменного окружения. Потомок сары-багышского манапа Шабдан-батыра (получившего майорское звание из рук Белого Царя за «добровольное присоединение» к России и обширные земельные наделы за участие в подавлении ферганских бунтов) был несколько в стороне от номенклатурно-партийных разборок позднесоветской Киргизии. Проработал в ЦК мало - около года, завотделом науки и учебных заведений и пользовался почти безупречной репутацией маститого ученого.

Акаева привел к власти сиюминутный расклад - партноменклатура передралась внутри себя и согласилась на компромиссную, как думалось, переходную фигуру, предложенную Демократическим движением. Найдя опору в той же номенклатуре, в лице ее среднего звена, Акаев попытался модернизировать советский аппарат в суверенно-независимый и это легко получилось.

Удалось вжиться во власть и создать новый Аппарат, совсем не удалось этим аппаратом управлять. Традиционная родоплеменная "северная" знать, опираясь на кумовство, свойство и партноменклатурные "завязки" стремительно всосала в себя президента, со всеми его наивными планами, учеными книжками и большой дружной семьей.

Немного посопротивлявшись (вялая попытка расследования «пропажи» киргизского золотого запаса в середине 1990-х) президент «расслабился».

Акаев в последние годы своего многолетнего правления «запустил» бразды правления страной, передоверив властные полномочия кучке плохо подготовленных, но хорошо сплоченных «столоначальников». Но это лишь часть правды. Сары-багышский аппарат управления и кеминизация (по названию родного поселка президента в Чуйской области) произошли отнюдь не вопреки воле Аскара Акаевича, которого, якобы, оттерло от реальной власти окружение. Президент сам, осознанно передоверил функции распорядителей бюджета и госимущества кучке особо избранных и верных лиц.

Главные враги Аскара Акаева скрываются в его ближайшем окружении. Президент за последние годы разогнал многих самостоятельных, молодых, решительных политиков, приблизив к себе подхалимов и бездумных исполнителей. Отправленный в отставку после кербенского расстрела министр внутренних дел Темирбек Акматалиев, например, по образованию зоотехник. Однако успел поработать уже и губернатором, и министром финансов, и главным милиционером.

Политическая напряженность в Киргизии стала нарастать еще в 2000 г., когда Акаев, начавший подготовку к перевыборам на третий президентский срок, устранил самого серьезного конкурента от оппозиции - бывшего вице-президента Феликса Кулова. Кулов был обвинен в уголовных преступлениях и злоупотреблении служебным положением. Понадобилось два судебных процесса, чтобы упрятать его в тюрьму на 7 лет. Затем  третий суд прибавил Кулову еще 3 года заключения. Именно дело Кулова, «народного генерала», как его называли в Киргизии (в 1991 г. он, будучи министром МВД, отказался подчиниться приказам ГКЧП из Москвы, благодаря чему Аскар Акаев сохранил президентский пост), стало началом резкого роста протестных настроений.

Затем власть начала уголовное преследование и водворила в СИЗО «южанина», депутата А.Бекназарова, обвиненного в превышении служебных полномочий по делу семилетней давности. Бекназаров активно критиковал президента за передачу части спорных территорий Пекину и прямо обвинял Акаева в предательстве национальных интересов, требовал возбудить процедуру импичмента президента за подписанные им секретные соглашения с Пекином.

Несколько сот человек, поддерживавших земляка-депутата пошли маршем в село Кербен, где предстоял суд над Бекназаровым, однако их встретил огнем ОМОН. Вечером, президент Акаев по государственному каналу телевидения заявил, что «события в Аксыйском районе - очередное звено целенаправленной работы оппозиционных сил по дестабилизации обстановки в стране, которая ведется на протяжении нескольких последних месяцев». Причисление погибших к «экстремистам» подняло еще большую волну недовольства. В следующие дни прошли коллективные похороны, молебны и поминки, которые стихийно переросли в митинги протеста против центральной и местной власти.

На следующий день после расстрела демонстрантов власти приняли решение освободить опального парламентария под подписку о невыезде, и ему самому удалось несколько остудить страсти и уговорить земляков разойтись, но были предъявлены новые требования - назвать имена и наказать виновных в гибели людей. Акции протеста распространились на столицу КР и некоторые другие регионы.

Над Киргизией нависла угроза гражданской войны. Об этом открыто заявил в парламенте председатель комитета по обороне ЗС Киргизии, бывший министр обороны Мырзакан Субанов.

Под давлением общественности президент отстранил со своих постов несколько мелких чиновников (начальника Аксыйского РОВД Данияра Кулуева и прокурора района Абдыкалыка Калдарова). Затем, «временно», отстраняется прокурор Джалал-Абадской области Зоотбек Кудайбергенов и «по собственному желанию» губернатор тревожной области Султан Урманаев.

Однако, никаких наказаний в отношении прямых виновников не происходит и имидж киргизского правосудия оказался совершенно испорченым. Это еще больше сцементировало оппозицию и дискредитировало власти страны окончательно. Более того, никто в высших эшелонах руководства республики не объявил траура по погибшим. Уголовное дело депутата Бекназарова зависло в воздухе, а власти инициировали долгое расследование аксыйских событий, продолжая поиски выхода из тупика.

Ситуация ежедневно накалялась и с начала мая в разных регионах республики вспыхнули многотысячные митинги. По оценкам оппозиции, в них участвует около 20 тысяч человек. Была блокирована стратегическая автотрасса Бишкек-Ош. По данным главы МВД, дорогу перекрыли 3,5 тысячи человек, оппозиция утверждает, что в этой акции участвовало около 8 тысяч протестующих.

Не получив существенных ответов от власти, оппозиция объявила о созыве Народного курултая оппозиционных сил на 17 апреля.

Понимая, что ситуация полностью выходит из под контроля, глава государства вынужден был назначить нового председателя госкомиссии по расследованию аксыйских событий, вместо генпрокурора Ч.Абышкаева. И новый председатель госкомиссии (первый вице-премьер-министр КР Николай Танаев – ныне ВРИО премьера), на своей пресс-конференции объявил, что комиссия будет действовать в самом широком диапазоне расследований. Все это время, государственные СМИ Кыргызстана продолжали обвинять оппозицию в бунтарстве и беспорядках, называя виновниками трагедии то геополитические процессы, то международный наркобизнес, то неизвестные третьи силы, то международные организации в лице НПО и правозащитников. И после многократного давления, президент Акаев заявил, что виновными в аксыйской трагедии нужно считать мелких чиновников местного уровня.

22 мая Совет безопасности Киргизии принял отставку премьер-министра Курманбека Бакиева, руководителя президентской администрации Аманбека Карыпкулова и министра внутренних дел Темирбека Акматалиева. Все трое, выступая перед членами Совета, попросили отставки. Генпрокурор Чубак Абышкаев, несмотря на прошение об отставке, остался на своем посту до завершения следственных работ по изучению причин мартовских событий в Аксыйском районе. Председателю Службы нацбезопасности Калыка Иманкулову поставлен на вид.

Надо отдать должное, Акаев продемонстрировал в кризисной ситуации недюжинную цепкость и самоотверженность в сохранении власти - не побоялся в критические дни покинуть Бишкек и отправиться на Московский саммит ЕврАзЭС, сумел продавить непослушный Парламент на переголосование вопроса о территориальных уступках Китаю, приглушил клановый фактор внутрикиргизских разборок выдвижением на роль премьера «русского с киргизской душой» Николая Танаева, всегда демонстрировавшего абсолютную лояльность президенту. Следует учесть, что неожиданно и далеко не по своей воле выдвинувшийся в первый ряд киргизских политиков Танаев, в общем-то, фигура достаточно "серая", призванная, по замыслу Акаева, сыграть функцию временного амортизатора.

Одновременная (с правительством) отставка главы президентской администрации Карыпкулова - ход, рассчитанный на снятие накала страстей. Одиозный Карыпкулов давно вызывал стойкую неприязнь у оппозиции своей прямолинейной непримиримостью.

Нынешняя отставка правительства Киргизии, призванная сбить накал страстей, оказалась очередной полумерой. С одной стороны, временно снята блокада связывающей север и юг страны стратегической автотрассы Бишкек-Ош, –тысячи протестующих, продемонстрировав власти свою силу (главная автотрасса страны была закрыта 9 дней), организованно разошлись. И произошло это за несколько часов до отставки правительства КР.  С другой – возобновившийся  суд над депутатом А.Бекназаровым осудил депутата на год (сразу освободив по амнистии). Между тем судебный приговор, вынесенный в отношении оппозиционного депутата Азимбека Бекназарова, опять обострил уже начинавший было затухать политический кризис в стране. Тем более, что наличие судимости по киргизским законам предполагает автоматическое лишение депутатских полномочий.

Региональные и клановые силы почувствовали слабость президента и хотят реализовать полученное в результате этого преимущество. Главное требование оппозиции – отставка Аскара Акаева. И на меньшее она уже не согласна. Президент же потерял опору даже в своем ближайшем окружении. Настоящие специалисты категорически не хотят включаться в бесперспективную правительственную карусель. Это показали уже первые переговоры о принципах формирования нового кабинета министров. В списке кандидатов на роль премьер-министра тасуется все та же кадровая колода, приведшая президента к столкновению с собственным народом.

Серьезная беда последних правительств Акаева (Бакиева, Муралиева), отсутствие в их составе сколько-нибудь крупных и самостоятельно авторитетных фигур. Киргизские кабинеты кадрово мельчают, и министры последних призывов предпочитают судорожной имитацией кипучей деятельности прикрыть свой главный насущный интерес - участие в переделе бишкекских рынков и скудеющих год от года иностранных займов и кредитов.

За десять лет сменилось 8 правительств, а в некоторых министерских креслах (в фонде государственного имущества, например) побывало и более 11-ти персонажей - это перебор даже для Киргизии.

Борясь подобной кадровой чехардой за стабильность личного положения, президент существенным образом дезорганизовал и без того неважно работавший аппарат правительства и местного управления. «Азиатский остров демократии» тонет в океане коррупции.

В 2005 году заканчиваются полномочия Акаева, и времени для борьбы за высший пост в стране остается крайне мало. Все эти годы, киргизская власть не желала делиться своими полномочиями и панически избегала создания института политических акционеров. Она лелеяла мечты о бессменности и в лучшем случае, представляла российский сценарий смены власти, в виде подготовленного преемника. Понимая особенности политической кухни Кыргызстана, еще месяц назад можно было предположить, что в качестве выхода из сложившейся ситуации, для президента Акаева, была бы очередная отставка правительства.

Итоги.

Анализируя характер прошедших общественно-политических событий, отставки правительства и акций протеста, можно отметить, что политический кризис власти Киргизии налицо. Ситуация в стране сложилась таким образом, что стан оппозиции расширяется и растет, вне зависимости от каких-либо ограничений, или регулирования со стороны официального Бишкека. Более того, антиакаевские настроения общества приобретают непримиримый характер, требования становятся более жесткими, а наиболее популярными становятся лозунги об отставке президента. Ни диалог доброй воли, ни форум властей, ни курултай оппозиции, не смогли приблизить противоборствующие стороны к какому-либо консенсусу.

Все это еще больше поляризует общество, позиции становятся непримиримыми. Матери и родственники убитых требуют отмщения и расстрела виновных, на глазах аксыйцев.

Формально у оппозиции все козыри - Акаев действительно нарушил Конституцию, допустил не просто уступку территории Китаю, но сделал это кулуарно, в тайне от общества.

Выступление А.Акаева в Жогорку Кенеше с обоснованием своей позиции по данному вопросу нельзя признать успешным. Скорее, оно только радикализировало критиков президента. В экстремальных ситуациях программные выступления надо либо более тщательно готовить, либо не выступать вовсе, в крайнем случае - давать это сделать кому-либо из ближайшего окружения. Акаев взял ответственность на себя продемонстрировав кроме политической смелости поверхностное знание истории. Заявления, что Россия и СССР плохо отстаивали национальные и территориальные интересы Киргизии, а его политика принесла позитивный прорыв в данном вопросе - может вызвать только улыбку. Сентенция о том, как Танский Китай отразил аннексионистские планы арабов в отношении киргизских земель (речь идет о т.н. Таласской битве, вообще-то состоявшейся на территории современной Жамбылской области Казахстана в 751 году) - явная натяжка. "Китайцы - исторические защитники киргизов" - это идеологическая находка Акаева.

Какие выводы можно сделать анализируя создавшуюся ситуацию?

1) Акаев не уйдет в отставку. Ситуация патовая - тотального малосилия. Сил и средств реально взять власть у киргизской оппозиции очень мало. Государственный аппарат еще отнюдь не разрушен и даже деморализован далеко не в необратимой степени. Итак: у оппозиции нет сил, чтобы взять власть и смести режим, у режима нет возможностей и политической воли эффективно управлять. Вместе с тем, есть военная база в "Манасе", которая нужна американцам, значит нужна и относительная стабильность.

2) Киргизия окончательно скатывается до уровня квазигосударства (типа Ямайки или Багамских островов), когда формально - ряд государственных институтов и атрибутов независимости налицо (флаг, гимн, президент, парламент, конституция, национальная гвардия), но на деле все решает военное командование авиабазы иностранных военных. Акаев будет с радостью олицетворять такую "независимость".

3) В ближайшее время новое правительство Киргизии сформирует спешно найденный "новый, незапятнанный человек". Под новый курс будут выделены международные кредиты (владельцы "Манаса" постараются) и часть этих кредитов спустится в народ. Несколько подкормив массы, удастся снизить градус кипения страстей и возмущение локализуется в периодическое, но не значительное по размаху недовольство.

Можно ожидать небольшой пертурбации в коридорах администрации Президента и силовых структурах с заменой нерешительных на функциональных исполнителей. Акаеву не остается возможности иным путем сохранить власть, но реальной смены декораций не произойдет. Это вряд ли удовлетворит непримиримых и рост напряженности во внутриполитической жизни страны преодолен не будет. Несомненно, оппозиция учтет факт очевидного ослабления власти и скорее всего продолжит свое наступление. Некоторые из «отставленных» руководителей исполнительных (вроде полуопального экс-губернатора Джалал-Абада Урманаева) и правоохранительных структур могут возглавить очередную волну протеста. И решение власти о пресечении любых несанкционированных митингов, демонстраций и пикетов может в этих условиях лишь спровоцировать новые беспорядки

Наверняка возникнут новые политические партии, как путем перегруппировки оппозиции, так и пропрезидентские, призванные увести массы в сторону каких-либо менее опасных затей (борьбу за экологию, гендерное развитие горных аилов, спасение маралов и т.п.).

Так что, киргизская государственность, вероятно, устоит.

Хотя не следует забывать, что президент Акаев все-таки интеллигент, доктор, с непременно свойственной этой социальной прослойке общества рефлексией и излишней возбудимостью. Могут дрогнуть нервы и он с ближайшим окружением сбежит из страны куда-нибудь за рубеж. Вариант добровольного оставления президентского поста и самоотречения мало реален, но не исключен.


Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
Copyright ©1996-2020 Институт стран СНГ