Внимание! Вы находитесь на старой версии сайта "Материк". Перейти на новый сайт >>> www.materik.ru

 

 

Все темы Страны Новости Мнения Аналитика Телецикл Соотечественники
О проекте Поиск Голосования Вакансии Контакты
Rambler's Top100 Материк/Аналитика
Поиск по бюллетеням
Бюллетень №53(01.06.2002)
<< Список номеров
НА ПЕРВОЙ ПОЛОСЕ
В ЗЕРКАЛЕ СМИ
УКРАИНА
БЕЛОРУССИЯ
МОЛДАВИЯ И ПРИДНЕСТРОВЬЕ
СРЕДНЯЯ АЗИЯ И КАЗАХСТАН
ЗАКАВКАЗЬЕ
ПРОБЛЕМЫ ДИАСПОРЫ
ПРАВОВАЯ ИНФОРМАЦИЯ
Страны СНГ. Русские и русскоязычные в новом зарубежье.


"РФ сегодня", № 9, май 2002 г.

Синдром кота Леопольда

Феликс Станевский

Не дело своими руками помогать разрыву Грузии с Россией

Вот уж подлинно: “Чему бы жизнь нас не учила, но сердце верит в чудеса”. Грустно слышать по поводу российско-грузинских отношений: “Довольно неплохо знаю Эдуарда Шеварднадзе. При всех наговорах на него я верю, что никакой вражды между нашими странами быть не может”. Или: “Вся ругань поверхностная, между Россией и Грузией накопилось уж очень много недоразумений. В основе их лежит не разум, а эмоции, наносные вещи...” В марте сего года часть депутатов Государственной Думы РФ отказались поддержать заявление по Грузии. Смысл отказа как заклинание, заимствованное у кота Леопольда: “Ребята, давайте жить дружно!”

Грузия, века назад прислонившаяся к России, безбедно прожившая с ней два столетия, в последние годы поменяла внешние ориентиры. Первым ее приоритетом объявлена интеграция в западноевропейские и атлантические структуры. Это суверенный выбор нашей южной соседки. Но вряд ли кто-либо сочтет несерьезными его последствия для Грузии и для России. Остается сделать вывод, что крутой разворот соседнего нам государства замечен не всеми из тех, кто говорит, что знает и любит Грузию.

Такое кажется немыслимым, ибо намерения Грузии продекларированы безукоризненно ясно. Вчитаемся в известную формулу Э. Шеварднадзе: “Грузия по своей истории, культуре и национальному характеру — страна западноевропейской ориентации — через века вновь вернулась в европейский мир, от которого ее в свое время отторгли насилием”. Тут уж не сошлешься на абхазский конфликт, не скажешь, что если бы Москва была полностью солидарна в делах Абхазии с официальным Тбилиси, то не случилось бы переориентации Грузии. Не с российской стороны, а с грузинской, да так, что авторитетнее и не бывает, заявлено: Тбилиси сделал свой выбор по причинам, лежащим в самих недрах грузинской государственности. Грузия изначально и неизбывно устремлена к Западной Европе, от которой ее можно отторгнуть разве только силой. При первой же возможности она вернулась туда, куда ее не пускала Россия. Иначе говоря, высший руководитель Грузии, определявший ее политику все последнее десятилетие, обдуманно, целеустремленно и быстро осуществил вираж, который вывел страну на предначертанную орбиту. В центре солнечной системы для грузинского лидера пребывают теперь Соединенные Штаты.

Дело, разумеется, не в одном лишь Шеварднадзе. Разворот был требованием грузинского национализма. Соотечественник Шеварднадзе толковый исследователь Гия Нодия задолго до выступлений сверху насчет исконной западноевропейской ориентации Грузии пришел к тому же выводу: “На протяжении веков самочувствование грузинской идентичности... определялось представлением “наше место не здесь”. Это означало, что хотя весь средневековый период Грузия была политически вовлечена в мусульманский мир..., а в 1801 г. оказалась частью Российской империи, все это рассматривалось как происходящее против ее воли и, что особенно важно, глубинного чувства идентичности. Грузии просто не повезло с соседями”.

Оправданно ли это “наше место не здесь”, прав ли Э. Шеварднадзе, когда утверждает западноевропейское происхождение своей страны? Весьма сомнительно. Убедительнее высказывается известный американский историк Ричард Пайпс, почетный гражданин Грузии, и вряд ли намеривавшийся ее обидеть: “Грузия хочет быть частью Европы. Но, мне кажется, это невозможно. Грузия принадлежит Среднему Востоку. Стать частью Европы и западного сознания для нее нереально”.

Стремление к нереалистической цели неизбежно даст неожиданные результаты. Рок клонит к Турции отшатнувшуюся от России Грузию. С уверенностью, что российские почитатели Шеварднадзе поверят грузинскому политологу больше, чем мне, еще раз процитирую Нодия: “Турция представляла собой угрозу в 1918—1921 годах, и воспоминания о средневековой мусульманской экспансии создавали почву для недоверия, но поскольку Турция рассматривалась как соперник России, это делало ее союзницей Грузии”. Тут же, чтобы не оставалось сомнений, Нодия добавляет: “Поскольку независимость от России является первейшей задачей грузинского национализма..., все другие противники видятся лишь через призму этого основного противостояния”.

Не добравшись до Западной Европы, наша южная соседка политически, экономически, в военном отношении уже оказалась рядом с Турцией, в чем, не стесняясь предков, легко признаются грузинские руководители. По заявлению главного из них: “Грузия является не границей крайнего юга стратегического пространства России, а северной границей стратегических интересов Турции и НАТО, которая связывает ареал от Турции и Израиля до Центральной Азии”.

Сочтем наносными геополитические расхождения с Шеварднадзе? Завтра сдует?

Новое для Грузии рискует оказаться хорошо забытым старым. Правда, до того, чтобы Грузия стала севером Турции, дело вряд ли дойдет. Но до многого дело уже докатилось: до сброса в Грузию низкокачественной турецкой продукции, не нашедшей дома покупателей, до такого экспорта в Турцию, в котором главная позиция — металлолом, то есть искалеченные остатки советского промышленного и сельскохозяйственного оборудования, до грузино-турецкого соглашения о военном сотрудничестве, до строительства на турецкие деньги военного аэродрома в Марнеули, до включения грузинского взвода в состав турецкого батальона в Косове, до совместных учений погранслужб при беспрепятственном вылове рыбы турецкими судами в грузинских водах, до учреждения турецкого университета в Тбилиси, против чего там повозражали, повозражали, да и возражать перестали. Так, пользуясь словами поэта, дышат почва и судьба грузинского национализма.

Не преувеличу: на то, что официальный Тбилиси считает ныне независимостью, трудно смотреть равнодушно. Тем, кто не верит в переориентацию грузинского Президента, предлагаю познакомиться с его Указом № 86 от 7 марта 2001 года: “О мероприятиях, связанных с докладом Государственного Департамента Соединенных Штатов Америки 2000 года о положении прав человека в Грузии”:

“1. Министерству внутренних дел Грузии (К. Таргамадзе), Министерству госбезопасности (В. Кутателадзе), Министерству юстиции (М. Саакашвили) ...внимательно изучить... и в двухмесячный срок представить свои соображения о подлежащих осуществлению мероприятиях. 2. Министерству внутренних дел и Министерству юстиции Грузии изучить приведенные в докладе факты... О выполненных работах в трехмесячный срок доложить... 3. Просить Генерального прокурора Грузии Г. Мепаришвили установить... 4. Контроль за выполнением осуществить...”.

Знакомо, не правда ли? Только вот Политбюро переместилось в Вашингтон. Нарушая права человека, грузинские власти знают, что делают. Кто не понимал, например, что лейбористская (трудовая) партия Грузии преодолела 7-процентный барьер на последних выборах в парламент — факт признанный и структурами ОБСЕ? Не пустили лейбористов в депутаты — и вся недолга. Ибо главное, как говорит Шеварднадзе, не факт, а резонанс на него. Главное — отчитаться, показать, что сверчок знает свой шесток, прославословить по адресу хозяина и получить от него индульгенцию на новый срок: меры приняты.

Зато перед Россией — с высоко поднятой головой. Из Тбилиси нас непрестанно учат уму-разуму. Немыслимо, кажется, но президент маленькой соседней страны то называл глупыми предложения министра обороны России И. Сергеева, то объявлял глупыми же заявления министра иностранных дел РФ И. Иванова, то появлялся перед телекамерами в сопровождении бежавшего из РФ и находящегося в федеральном розыске Б. Патаркацишвили.

Наговоры, не было этого? Случалось, он нам рассказывал, что надо делать, чтобы Россия стала демократической страной. Нино Бурджанадзе, едва заняв пост Председателя парламента Грузии, тоже оповестила Россию о том, как она “должна” себя вести. 14 апреля эта госпожа, вторая персона в грузинской государственной иерархии, удивила российских телезрителей решительностью: будем сбивать российские самолеты!

С боевиками из Чечни, с их представителями грузинские руководители ведут себя обходительнее. В разговоре грузинского Президента с Вахой Арсановым было столько любезностей, что дело дошло аж до официально провозглашенной идеи, цитирую: “...создания совместных групп по борьбе с террористами”. Есть в этом нечто анекдотическое. Есть и вызывающее, ибо, подчеркну, грузинские власти открещиваются от совместных действий с Россией, но не с теми, кто ей противостоит. Разговор с В. Арсановым состоялся после нападения боевиков на Дагестан. Последовавшие контакты грузинских властей были и того хуже. Они вылились в прямое военное сотрудничество государственных структур Грузии с террористом Русланом Гелаевым. Опять наговоры на Э. Шеварднадзе? Приведу выдержку из официальной информации: “САКИНФОРМИ, 16 ноября. Вывод отряда чеченского боевика Руслана Гелаева из Грузии обеспечивали по поручению Президента Грузии глава Департамента разведки Автандил Иоселиани и бывший министр госбезопасности Вахтанг Кутателадзе. Об этом Иоселиани сообщил в интервью газете “Ахали таоба”. Обратите внимание: по поручению Президента Грузии и по все той же логике, что сотрудничество против России с террористами из Чечни позволительно, а взаимодействие с РФ против бандформирований — нет. Объявленное намерение “сбивать российские самолеты” из той же логической цепочки. В отношении России голова действительно задрана вверх, но не от гордости, а потому что грязь по подбородок.

Будущие исследователи поломают голову, оценивая выступления Шеварднадзе в США в октябре 2001 года: настолько они выпадают за рамки здравого смысла. Прошло три недели после нападения “Аль-Каиды” на Нью-Йорк. Президент Грузии говорит о борьбе с террористами как раз тогда, когда поддержанные им боевики из отряда Гелаева напали на мирные села в Абхазии, расстреливая ни в чем не повинных людей. Через четыре дня после речи Шеварднадзе в Гарварде ими будет сбит вертолет ООН, погибнут девять сотрудников миссии военных наблюдателей, но в центре выступлений Президента Грузии оказалась тема, неожиданная даже для американцев. Вот как он сам ее сформулировал в интервью московской газете: “Необходимо смотреть более реалистично на ту политику, которую проводит Москва. Это и американцам было сказано, потому что после “холодной войны” между Россией и Америкой произошло то, что не должно было произойти: будто все закончено, идем в одном направлении, едва ли не в общем мировоззренческом пространстве... Но американцы должны знать, что “шестая часть суши” может вести себя по-другому”. Это были недели, когда складывался антитеррористический блок, менялось к лучшему отношение западных стран к России. Тут-то и послышался призыв Шеварднадзе к западным странам не доверять ей, пытающейся создать “центры противостоящей Западу силы”. По сути, наш южный сосед предлагал возобновить “холодную войну”. Ее дыхание в гарвардской речи грузинского руководителя почувствовал МИД РФ, выступивший со специальным заявлением.

Зададимся вопросом: почему же доказанный фактами разрыв Грузии с многовековой ориентацией на Россию, сопровождаемый задиристостью, а случается, и прямой конфронтацией, все еще не понят некоторой частью российских политиков и общественного мнения?

Если признать пропаганду основным делом политика, то Шеварднадзе действительно умелый политик. Грузинское государство, в целом пока несостоявшееся, все-таки имеет одну сильную сторону: оно хорошо организовано для работы с Россией. Вспомним еще раз тезис: главное — не факт, а резонанс вокруг факта. Правде вопреки, власти сумели убедить население, что война в Абхазии была проиграна не абхазам, а России. Как бы не грузинское руководство, подготовившее и проваливавшее военные операции в Абхазии в 1992—1993 годах, в мае 1998 года и в октябре 2001 года, не официальный Тбилиси, поистине убогий в дипломатии мирного урегулирования, а все та же Россия ответственна и за вооруженные столкновения в зоне абхазского конфликта, и за его нерешенность. Такая картина сложилась не только по Абхазии. Без малого во всех бедах Грузии ее власти винят Россию. Факт таков, что небезуспешно даже в российской среде. Обладая нередким для грузин сценическим даром, хорошо знакомые с российской психологией, грузинские руководители умело пользуются в своих целях и заслуженной любовью россиян к Грузии, и доверчивостью многих из них, их наивными подчас представлениями о южной соседке, взятыми напрокат из прошлого. Застолье, тосты, здравицы, завидное грузинское умение радоваться жизни, прямая лесть, такая что у нас не услышишь, может, чуть приторная на российский вкус, но все ж приятная — это очаровывает приезжающих в Тбилиси россиян, надолго остается в памяти. А главное — грузинские собеседники любого уровня знают многое из того, что касается России, но россияне чаще всего плохо знают то, что касается Грузии. Неудивительно, что грузинские доводы, не получившие отпора, впечатляют, тиражируются СМИ. Высокопоставленные российские лица нередко слабо подготовлены для бесед в Тбилиси, но идут на них без посла, будто знание сложного предмета выдается им в Москве в виде приложения к креслу. До сих пор не вполне налажено единство действий государственных структур. Только что, в апреле, с разницей в пару дней И. Иванов и В. Рушайло сделали насчет сотрудничества с Грузией взаимоисключающие заявления. Разве не МИД РФ — координатор внешней политики? Ко всему этому прибавить лоббирование интересов грузинской правящей элиты в России. Нет оправдания ценам, установленным за поставки энергоресурсов в Грузию. Тем более что и из них надо вычесть задолженность в 150 млн долларов. Шеварднадзе умеет витать в облаках, но гораздо хуже ходит по земле. Поток средств из РФ в Грузию даже по заниженным цифрам бюджетного офиса грузинского парламента (400 млн долл. в год) превышает всю западную помощь.

Так поверим, что Грузия повернется лицом к России, плененная ее снисходительностью к перекачке на юг российских средств, энергетическими задабриваниями, прекраснодушными воспоминаниями о былом? Слишком многое упущено, и нет более выбора между хорошим вариантом и плохим. Выбор — между плохим вариантом и наихудшим. Разворот Грузии в сторону США, Турции, НАТО при дистанцировании от России — это скверно, но уж вовсе недопустимо, чтобы он осуществлялся на средства россиян. Чтобы удовлетворить моих грузинских оппонентов, готов заполнить страницу заявлениями о том, что Грузия вольна выбирать свои приоритеты. Но она, к сожалению, рассчитывает при этом на российские льготы и до сих пор получает их. С нашим головотяпством надо заканчивать. Не дело своими руками помогать разрыву Грузии с вековой ориентацией на Россию. Логичнее строить отношения с ней, конечно же насколько возможно добрососедские, дружественные, но уже на общей основе, без каких либо льгот, привилегий или подарков. На сегодня. А там посмотрим.


Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
Copyright ©1996-2020 Институт стран СНГ