Внимание! Вы находитесь на старой версии сайта "Материк". Перейти на новый сайт >>> www.materik.ru

 

 

Все темы Страны Новости Мнения Аналитика Телецикл Соотечественники
О проекте Поиск Голосования Вакансии Контакты
Rambler's Top100 Материк/Аналитика
Поиск по бюллетеням
Бюллетень №151(01.08.2006)
<< Список номеров
НА ПЕРВОЙ ПОЛОСЕ
В ЗЕРКАЛЕ СМИ
ВОКРУГ ПРАЗДНОВАНИЯ ДНЯ ВМФ РФ В СЕВАСТОПОЛЕ
 30 ИЮЛЯ 2006 Г.
ОБСУЖДЕНИЕ СТАТЬИ Ю.М. ЛУЖКОВА «МЫ И ЗАПАД» НА КОНФЕРЕНЦИИ ФОНДА «ЕДИНСТВО ВО ИМЯ РОССИИ»
БЕЛОРУССИЯ
УКРАИНА
МОЛДАВИЯ И ПРИДНЕСТРОВЬЕ
ЗАКАВКАЗЬЕ
СРЕДНЯЯ АЗИЯ И КАЗАХСТАН
ПОЗДРАВЛЕНИЯ К.Ф. ЗАТУЛИНА С НАГРАЖДЕНИЕМ ОРДЕНОМ ДРУЖБЫ
Страны СНГ. Русские и русскоязычные в новом зарубежье.

КАЗАХСТАН



Критическая масса

17.07.2006. Liter. Kz.

Досым Сатпаев

На этой неделе произошло то, чего опасались многие. Пролилась первая кровь, и появились новые пострадавшие в столкновениях между жителями микрорайона "Шанырак" и полицейскими. По сути, наступила вторая, самая опасная фаза данного конфликта…

В свое время один из оппонентов Конфуция Мо-Цзы писал: "Чтобы навести порядок, нужно знать причину беспорядков". Но после того, что произошло в "Шаныраке", возникает ощущение, что соответствующие государственные структуры в лице тех же судебных исполнителей в эти причины не очень вникали.

Логично согласиться с тем, что по закону многие из тех, кто бился с полицией за свои хижины, не имеют прав на землю, где они стоят, как мы с вами не имеем никакого права на квартиру нашего соседа. И вполне обоснованны опасения тех, кто считает, что создание одного положительного прецедента с узаконением земли, которая была просто взята у города сегодня, завтра вызовет волну аналогичных действий по всей республике вокруг мало-мальски перспективных городов, куда в тяжелые годы ринулось большое количество внутренних мигрантов.

Но насколько чиновники вправе требовать исполнения законов от других, если в свое время они закрывали глаза на гораздо более серьезные преступления и нарушения со стороны тех, кто считает себя "хозяевами" жизни? К тому же, разрушив один "Шанырак", власти города могут получить другой. Ведь тот же Конфуций говорил, что основная причина всех конфликтов – не бедность, а несправедливость. И никто еще в Казахстане не обрисовал четкой и объективной картины того, какой процент населения страны чувствует себя "униженным" и "оскорбленным".

"Шанырак" четко показал, что такие люди в республике есть, и их количество в городах с каждых годом будет увеличиваться потому, что диспропорции в экономическом развитии регионов так и не исправлены. Люди будут ехать в Алматы или Астану за лучшей жизнью. Но кто скажет, как они поведут себя, если эту жизнь не получили ни там, ни здесь? Где та опасная критическая масса, которая может завтра взорваться? Ведь существует реальная угроза того, что при тонком слое среднего класса в Казахстане именно эти люди при определенных политических условиях могут стать передовым отрядом политического максимализма, в случае, если у них появится свой лидер и четкая организация. И этот процесс уже начался. Стоит хотя бы обратить внимание на то, какое большое количество разных политиков и депутатов решили заработать свои политические дивиденды на этом конфликте "хижин" и "дворцов". Кого здесь только нет? И представители оппозиции, и национал-патриоты, и члены пропрезидентских сил. Все они хорошо знают, что такое люди, которые готовы пойти на все, и которым, по сути, терять уже нечего. Но именно от власти зависит то, в каком направлении пойдет развитие этого конфликта, за которым наблюдает гораздо больше людей, чем кажется.




Кровавая пятница Шанырака

19.07.2006. Республика (Казахстан)

Сергей Хецуряни

Десятки пострадавших и несколько тяжелораненых – вот итог уличных боев, развернувшихся между жителями и представителями власти

В пятницу, 14 июля, около пяти часов утра в Шанырак начали стягиваться полицейские, ОПОН и спецтехника. Однако «репетиция» по уничтожению целого микрорайона, удачно проведенная в Бакае, не помогла силам правопорядка осуществить запланированный снос незаконных строений в логу Шанырака.

Шаныраковцы были готовы к тому, что власти применят отработанную «схему» сноса и в их поселке, и с самого раннего утра готовились к штурму. Оба въезда в лог Шанырака были забаррикадированы горящими автомобильными покрышками и различным мусором, а на асфальте рядами стояли бутылки с зажигательной смесью, облитые бензином газовые баллоны, а также были набросаны камни – своеобразные метательные снаряды.

Баррикады Шанырака

Увидев, что их ждали, власти попытались начать переговоры. Одним из первых к баррикадам вышел аким Ауэзовского района Владимир УСТЮГОВ. Он убеждал местных жителей разойтись по-хорошему и без драки позволить бульдозерам сравнять их дома с землей. Однако шаныраковцы не согласились и потребовали отменить намеченный снос, пригрозив, что в противном случае прольется кровь. Но аким не пошел на уступки и, так ни о чем не договорившись с жителями, уехал из Шанырака.

А жители микрорайона начали готовиться к штурму. Силы «народного ополчения», по разным оценкам, насчитывали от 300 до 500 человек, среди которых были и женщины и старики. Кроме того, к братьям по несчастью присоединились жители других «проблемных» поселков: недавно снесенного Бакая, Улжана и Айгерима. Силы же полиции представляли собой не менее 1 500 вооруженных спецсредствами бойцов. Однако выгодная стратегическая позиция, занятая шаныраковцами, и достаточно грамотно организованная оборона не позволили «силам правопорядка» взять территорию «противника».

Первый штурм Шанырака, начатый властями около семи часов утра, был с успехом отбит обороняющимися жителями поселка. Видимо, не ожидавшие такого яростного сопротивления полицейские, едва зайдя за баррикады, были вновь оттеснены плотным «огнем» камней и бутылок с горючей смесью. «Потеряв строй» бойцы начали отступать разрозненными группами, что позволило шаныраковцам «взять в плен» одного полицейского, которого жители поселка удерживали дальше в качестве заложника.

Вторая попытка силового захвата микрорайона Шанырак началась около половины девятого утра. В этот раз полицейских, задействованных в атаке, было больше, к ним присоединились несколько отрядов, не участвовавших в первой попытке захвата Шанырака. Причем если первый штурм велся в основном с одного фланга, то второй было решено провести с двух. Да и «аргументы», которые использовали «силы правопорядка», были уже потяжелее: шумовые гранаты, травматические пули, резиновые дубинки и водометы.

На этот раз, прорвавшиеся за баррикады с помощью шумовых гранат и травмпатронов, полицейские с одного из флангов дошли почти до середины лога. Однако, столкнувшись с градом камней и бутылок с горючей смесью, они были вынуждены остановиться и даже начать отступать, оттягивая на себя бушующие толпы местных жителей и теряя части обмундирования. Пожарные машины, поддерживавшие атаку, пытались брандспойтами разогнать шаныраковцев, преследовавших полицейских, однако вырвавшийся из рук пожарного брандспойт стал бить и по рядам отступающих.

В это время началась атака со второго фланга. Там за рядами полицейских в боевом обмундировании также двигалась пожарная машина, брандспойтом которой видимо, планировалось рассеять уже немногочисленные ряды обороняющихся. Но и здесь атака захлебнулась, когда одним метким броском бутылки с бензином пожарная машина была подожжена. Водитель попытался было развернуть ее и отогнать назад, дабы сбить пламя, но сделать это быстро на узкой улочке ему не удалось, и горящая «пожарка» встала поперек дороги, превратившись в дополнительный рубеж обороны Шанырака.

Так и не сумев зажать обороняющихся с двух сторон в клещи и сломить сопротивление, полицейские отступили по обоим флангам.

Итогом второго штурма Шанырака стали три десятка легкораненых жителя поселка, сожженная пожарная машина и… трое взятых в плен полицейских. Настроение толпы к этому моменту было более чем боевое и пока двоих заложников волокли к одному из строений, в котором уже был заперт один полицейский, их сильно избили. Причем избивали плененных в основном молодые шаныраковцы, тогда как жители постарше старались наоборот защитить их от своих воинственных товарищей.

Еще одним из пленных оказался заместитель начальника Жетысуйского РОВД подполковник Сергей НЕНАШЕВ. Изрядно побитого, его выдали переговорщику от властей в обмен на «честное слово», что нового штурма не будет и состоится диалог с акимом города Алматы Имангали ТАСМАГАМБЕТОВЫМ, чего и требовали с самого начала жители поселка.

Толпа была озлоблена до такой степени, что когда полицейские опять начали выстраивать боевые ряды для следующего штурма, одного из заложников вывели «на передовую» и, привязав к столбу под крики: «Вы хотели крови – вы ее получите!», облили бензином и подожгли. Пылающего полицейского удалось потушить не сразу. В итоге он с сильнейшими ожогами был увезен каретой скорой помощи.

Судя по всему, никто, даже сами шаныраковцы, не были готовы к такому повороту событий. И после столь зверского поступка обе стороны конфликта несколько поутихли. Командиры полицейских, наконец-то уяснив, что без значительных потерь сопротивление им не сломить, увели войска прочь от Шанырака. А жители, успокоенные таким поведением полицейских, уселись по обеим сторонам дороги – женщины разносили хлеб, воду и… бутылки с зажигательной смесью.

Сколько это – неопределенный срок?

Ситуация оставалась напряженной и, понимая это, хоть как-то разрядить обстановку попытались правозащитники. Директор Казахстанского Международного Бюро по правам человека Евгений ЖОВТИС «пошел в народ», пытаясь утихомирить жителей Шанырака, а директор общественного фонда "Хартия за права человека" Жемис ТУРМАГАМБЕТОВА просила представителей властей не предпринимать более попыток силового решения вопроса. Чуть позднее к ним в качестве наблюдателя присоединился советник по политическим вопросам Центра ОБСЕ в Алматы Валериу КИВЕРИ. Общими усилиями им удалось убедить шаныраковцев пропустить к заложникам бригаду скорой медицинской помощи.

Закончив осмотр плененных полицейских, врачи диагностировали, что один из них находится в состоянии средней тяжести, а второму нужна срочная госпитализация – у него был проломлен череп. Однако жители долго не верили медикам и не разрешали увезти полицейского в больницу. Но, в конце концов, поддавшись уговорам, позволили погрузить находящегося в бессознательном состоянии заложника в карету медицинской помощи.

Единственным условием, при котором жители поселка были готовы отдать последнего заложника, были немедленное прекращение, как они выразились, атак на Шанырак, и легализация их домов. Представителям властей ничего не оставалось делать, как пойти на выполнение их требования. Так, около двух часов по полудни в поселок привезли официальный документ подписанный старшим судебным исполнителем Ауэзовского района, согласно которому решение суда о сносе 116-ти незаконных строений в логу микрорайона Шанырак «приостанавливаются на неопределенный срок». Однако такая формулировка не понравилась шаныраковцам (люди никак не могли понять, сколько это – неопределенный срок?), и они отказались выдать последнего заложника.

Выход из сложившейся непростой ситуации был найден лишь к концу дня. Только когда около шести часов к жителям Шанырака вышел руководящий силами полиции генерал-майор Молдияр ОРАЗАЛИЕВ и дал письменную расписку в том, что он не станет больше посылать своих бойцов на снос микрорайона до нового решения суда по этому вопросу, шаныраковцы успокоились. Они освободили последнего заложника, разобрали баррикады и разошлись по домам.

Кто виноват в кровопролитии?

Сегодня Шанырак живет мирно, а о развернувшейся здесь трагедии напоминают лишь следы от сгоревших на асфальте покрышек, груды «метательных» камней на обочинах да закопченный столб, к которому был привязан подожженный полицейский. Однако как долго продлится «перемирие», на которое власти были вынуждены согласиться, и что дальше будет с незаконными постройками в водоохранной зоне Шанырака, пока никто не знает. Но эти вопросы совсем не главные.

Кто виноват в том, что случилось? и Что делать дальше? – вот те два вопроса, которые в очередной раз обрели особую актуальность, в связи с развернувшимися в микрорайоне Шанырак событиями. К сожалению и на них нет однозначного ответа. Есть только множество мнений…

«Кому понадобилась эта земля, кто на нее глаз положил? И если здесь строить нельзя было, почему нам раньше об этом никто ничего не сказал, когда мы только начинали строить? Сами в горах коттеджи себе построили и закон приняли, чтобы их узаконить, а нам говорят, что мы под него не попадаем», – вопрошает Алмагуль, жительница Шанырака.

«Я лично неоднократно предупреждал, что попытки разрешения ситуации силовым путем к добру не приведут. И я снова и снова призываю власти искать выхода исключительно мирным путем. А сейчас я даже боюсь прогнозировать, чем обернутся эти события», – говорит директор Казахстанского Международного Бюро по правам человека Евгений Жовтис.

«Я не хотел бы сейчас комментировать эти события, но, мне кажется, они негативно отразятся на перспективе Казахстана председательствовать в ОБСЕ в 2009 году», – высказывает свое мнение советник по политическим вопросам Центра ОБСЕ в Алматы Валериу Кивери.

«В Шаныраке не нужно искать виновных – необходимо найти единственно возможный вариант мирного разрешения конфликта. ОПОН, СОБР и бульдозеры – недостойный язык общения власти со своим народом», – отмечается в «Заявлении партийного актива и оргкомитета по новой регистрации партии «Алга!» в связи событиями в микрорайоне Шанырак».

Власть пока молчит, а шаныраковцы ждут решения…

Когда верстался номер

Как сообщило информационное агентство Kazakhstan Today, в ходе пресс-конференции жители микрорайона "Шанырак" заявили, что после беспорядков с должности акима Ауэзовского района Алматы был снят Владимир Устюгов. "Аким Ауэзовского района Устюгов освобожден от занимаемой должности, назначен другой аким", - сказала председатель Общественного Комитета "Защитим свой дом" Маржан АСПАНДИЯРОВА. Акимом Ауэзовского района назначен Адиль Несипбаев.




Синдром «Шанырака»

24.07.2006. Экспресс(Казахстан)

Наталья Тажбенов

Ситуация, сложившаяся вокруг сноса домов на окраинах Алматы, начинает приобретать размах стихийного бедствия. Уже никто не берется предсказывать последствия экономического спора, который перерос в острую социальную проблему

Июльские события в Алматы показали, что в Казахстане существуют определенные проблемы в социальных взаимоотношениях власти и общества. Хотя говорить о том, что раньше никто об этом не догадывался, было бы по меньшей мере ошибкой. Проблема не могла возникнуть ниоткуда и, соответственно, решиться сама собой. И властям (всех рангов), и общественности было понятно, что рано или поздно может возникнуть социальный конфликт, который, возможно, станет определяющим в дальнейшей политике государства и местных городских властей. Провоцирующим фактором в этом «безмолвном» споре стало решение акимата выселить людей из домов, построенных на незаконно захваченных ими землях.

Домик дядюшки Тыквы

В начале июля акимат принял решение о сносе домов в микрорайоне «Бакай». За несколько месяцев до этого жителей микрорайона предупредили о возможном сносе. Однако люди слабо отреагировали на предупреждение властей и продолжали вести хозяйство на территории «Бакая». Власти понимали, что уговорами и угрозами людей выселить невозможно, нужно либо предлагать им альтернативные варианты жилья, либо выселять людей насильно. В первом случае, проявив лояльность, власти могли создать прецедент для новоиспеченных жителей Алматы. Поэтому второй вариант, который формально ложился в рамки закона, стал для властей наиболее приемлемым.

Чтобы решить вопрос сноса наиболее оперативно (во избежание противостояния со стороны местных жителей), ранним утром 7 июля в микрорайон был брошен отряд быстрого реагирования и бригада бульдозеристов, что само по себе демонстрировало агрессивный настрой городской власти. Отряд быстро справился с поставленной задачей, выселив людей и снеся их дома вместе с нехитрым имуществом.

В распространенном акиматом после операции пресс-релизе было сообщено, что снесено 500 домов, из них 30 – по решению суда. Такой факт не мог не возмутить общественность и не стать поводом для дальнейшей эскалации противостояния и, как следствие, активизации общественных организаций. По словам президента Союза защиты предпринимателей и собственников Василия Резвана, акимат перешел все границы, самовольно снеся 470 домов. «Мы знаем, каким образом происходит решение суда, но то, что акимат принимает решение в устном порядке, говорит о том, что государство вообще идет на нарушение всех конституционных норм и прав человека», – говорит он.

Похожая ситуация произошла за несколько дней до этого на авторынке «Баянауыл», куда был направлен тот же отряд, чтобы насильно выдворить мелких предпринимателей из их контейнеров и закрыть рынок. По словам очевидцев, силовики напали на безоружных женщин и действовали против них буквально военными методами. Повод был тот же: предприниматели якобы осуществляли свою деятельность на территории, не принадлежащей им (не находящейся в собственности или аренде). Примечательно, что ситуация в «Баянауыле» стала первым силовым вмешательством власти в разрешение экономических споров между государством и народом. Акции по сносу домов в других микрорайонах города, «Думан», «Улжан», «Калкаман», проведенные годом ранее, хотя и носили похожий характер, но решались более «гуманными» методами. То есть «Баянауыл» стал своеобразной пробной операцией. Далее последовала «генеральная репетиция» в «Бакае».

14 июля акиматами города и Ауэзовского района была предпринята еще одна попытка силового воздействия, уже в микрорайоне «Шанырак-1», которая и стала определяющей в обострении социального конфликта.

Пояс «Шанырака»

Население микрорайона, который предполагалось снести, было подготовлено к встрече с силовиками. К моменту появления на территории «Шанырака» около 150 вооруженных полицейских вокруг микрорайона были выстроены баррикады, у людей были заготовлены бутылки с зажигательной смесью. Однако представители власти не стали вступать в переговоры и бросили все силы на баррикады. Результат столкновения, которое продлилось несколько часов, ужасен. Десятки раненых с обеих сторон, подожженная пожарная машина. Но самым вопиющим стал факт взятия в заложники нескольких полицейских, одному из которых был фактически вынесен смертный приговор и устроена публичная казнь. Полицейского привязали к столбу, облили бензином и подожгли.

Стабильность и быстрая решаемость проблемы,о которой в последние дни говорят власти, убеждая то ли самих себя, то ли горожан, может на деле оказаться лишь иллюзией.

Наш фотокорреспондент Азиз Мамиров, оказавшийся на месте событий одним из первых, не скрывает своих эмоций: «По роду деятельности приходилось видеть и снимать всякое, но в данном случае увиденное заставило меня проглотить немалую дозу адреналина. Первая ассоциация – Палестина! Да, именно Палестина! Ряды бутылок с бензином, баррикады из бордюров, колючей проволоки и лестниц от догорающей тут же пожарной машины».

Потерпевшие поражение силы правопорядка прятались за местной школой, служащей в то утро штаб-квартирой для «другой стороны» – силовиков, пожарных, медиков, водителей тракторов и представителей районного акимата (администрации). Приезжали правозащитники, которые взяли на себя роль посредников между восставшим населением и властью. Постоянно велись переговоры о выдаче заложников. Жители согласились отдать тяжело раненного в первом бою и обгоревшего, но все еще живого опоновца. Шаныраковцы потребовали визита акима Имангали Тасмагамбетова или представителя городского акимата. Ближе к двум часам дня правозащитник из «Хартии за права человека» Жемис Турмагамбетова приехала с постановлением суда о «приостановлении судебного исполнения по сносу жилищ».

Заложников освобождают только к пяти часам вечера, когда из акимата поступает сообщение, что для решения проблемы стихийных поселений будет создана специальная комиссия, в состав которой войдут и сами их жители. В результате столкновений около 20 сотрудников силовых структур госпитализировано.

Среди «повстанцев» также имелось множество раненых – в основном поражения получены от резиновых пуль. Но госпитализировали лишь одного, который сейчас находится под усиленной охраной полиции. Остальные либо получили медицинскую помощь на месте, либо отказываются от каких-то контактов с медиками. Ранения получили также некоторые представители общественности и журналисты.

Закон против Конституции?

Сразу после событий в «Шаныраке» г-н Тасмагамбетов собрал пресс-конференцию, на которой сообщил, что акимат не несет никакой ответственности за сложившуюся ситуацию: приказ о сносе был отдан после судебного решения о незаконности построек.

Спустя несколько дней, 17 июля, жители «Шанырака», поддерживаемые оппозиционным движением «Алга», провели собственную пресс-конференцию. Можно было ожидать, что жители микрорайона как минимум выскажут свое сожаление и будут оправдываться за случившееся (и в частности поджог человека). Однако ни слова об этом сказано не было. Активисты «Шанырака», «Бакая» и «Баянауыла» выступали с эмоциональными заявлениями в адрес акимата, где выражали недовольство как местными властями, так и государственной политикой в целом.

Одна из активисток шаныраковского движения Алма Медеубаева сообщила журналистам, что та информация, которую распространил акимат, не соответствует действительности. «Силовыми органами применены пластиковые пули, водометы, дубинки и все вооружение СОБР против простого народа. Мы были настроены мирно. И просто хотели защитить свои дома. Очень много раненых сейчас в «Шаныраке», которые прячутся по домам и не могут обратиться за медицинской помощью, поскольку боятся, что против них будет возбуждено уголовное дело», – утверждает она. Другие активисты с подачи общественников и правозащитников говорили о нарушении их конституционных прав. В частности, что им было отказано в праве на медицинскую помощь якобы по решению администрации города, в 7?й городской больнице. На наш вопрос, почему жителям не была оказана помощь, в больнице ответили, что первую медицинскую помощь получали все обращающиеся, но прямых показаний для их госпитализации не было.

Лейтмотивом всего собрания (и в речах выступающих, и в обращениях к общественности и правительству) была мысль об экономическом и социальном неравноправии граждан Казахстана. «Богатые могут позволить себе строить особняки на территории национальных парков и приватизировать и легализовывать эту землю, тогда как бедные граждане не имеют права владеть не самой лучшей землей на городских окраинах».

Естественно, что при таком раскладе всегда пытаются найти виновных и наказать их. И если администрация считает виновными тех, кто пошел на попрание закона, то самозастройщики ссылаются на попрание Конституции теми, кто имеет власть и деньги.

Кто крайний?

Ситуация с самозастройщиками, по мнению многих экспертов, давно вышла из-под контроля властей. Точнее, до прошлого года ее никто и не пытался контролировать. Понятно, что окраины города, названные некоторыми аналитиками «поясом шахида», не интересовали инвесторов, а значит, и администрацию города до тех пор, пока земли хватало в городской черте и цены на нее были относительно умеренными. Сейчас же, при сложившейся ситуации в Алматы с гиперростом цен на недвижимость и землю, окраины города стали показывать свою инвестиционную привлекательность. Тем более что только в Ауэзовском районе было «незаконно» застроено порядка 30 га. Минимальная рыночная стоимость этого участка, по примерным оценкам, составляет 2,5–3 млн долларов. По словам руководителя правозащитного центра Казахстанского бюро по правам человека Виктории Тюленевой, скорее всего, эта земля «могла кому-то понадобиться, и именно это послужило поводом для проявления такой активности городских властей». С ней согласны и другие независимые наблюдатели. Однако акимат города не стал комментировать этот вопрос, ссылаясь на занятость сотрудников. Единственный ответ: все действия были законны. При этом не ясно, почему закон проявил себя лишь спустя 10–15 лет после начала самозахвата.

«Мировой опыт показывает, что в условиях транзита и нестабильной экономической ситуации большинство сельского населения тяготеет к городской жизни, где больше шансов найти работу и выжить… А в условиях Казахстана на этапе начального развития рыночной экономики власти все это пустили на самотек. Бесхозные земли вокруг Алматы стихийно занимались новыми жителями города. Это продолжалось достаточно долго, пока власти не опомнились, что такой бесконтрольный захват земель может привести к социальным и политическим проблемам», – говорит генеральный директор Центрально-азиатского фонда развития демократии Еркин Тукумов. По его мнению, в сложившейся ситуации виноваты не только люди, но и власти, которые позволили сделать это на начальном этапе. Поэтому винить в этом только г-на Тасмагамбетова не имеет смысла, поскольку ему самозахваченные территории достались в наследство от бывших акимов. В данном случае он принялся расчищать авгиевы конюшни, возможно, не самыми цивилизованными методами.

Ситуация с самозастройщиками давно вышла из-под контроля властей. Точнее, до прошлого года ее никто и не пытался контролировать.

Сами застройщики, говорят, что термин «самозахват» к ним не подходит, поскольку все они имеют определенный пакет документов, делающий их полноправными собственниками земли и домов. Заместитель акима Ауэзовского района Алматы Ибрагим Айткасымов категорически отрицает эту информацию. «Все документы липовые. Они просто купленные. С 2000 года решения о выдаче земель не выдавались районным акиматом. Они выдавались только городским акиматом. Кроме того, даже при наличии бумаг у них, как правило, нет разрешительных документов ГАСКа на строительство сооружения, поскольку вся эта земля находится на болотистой местности и на газопроводе, то есть на газоохранной зоне», – сообщил он «Эксперту Казахстан». «В любом случае, – комментирует Еркин Тукумов, – здесь нужно разбираться индивидуально. У кого-то из жителей и были документы, а некоторые эти земли захватили».

По словам Виктории Тюленевой, изначально 10–15 лет назад это был самозахват, потом некоторым удалось каким-то образом легализовать свое право на эту землю. То есть власть не запретила, а разрешила людям жить на этой земле. Получается, что ситуация так давно вышла из-под контроля, что сейчас силовые методы решения вопроса не решат проблему вообще, а только усугубят ее. «Решение вопроса на уровне насильственного снесения домов – это самый худший вариант», – говорит она. Многие эксперты полагают, что вина лежит на тех людях, которые в свое время несанкционированно выдавали эти «праворазрешительные» документы на владение землей. Однако сегодня привлечь аферистов к ответственности достаточно сложно, да и в случае доказательства их вины повернуть конфликт вспять уже не удастся.

Лавинообразный конфликт

Земельные споры, приводящие к социальной напряженности, являются симтоматичными для всего мира на протяжении многих веков. Еще Лев Толстой в своем трактате «Земельный вопрос» писал: «Исключительное право одних людей на владение землей, лишающее других людей возможности пользоваться ею, есть такая же жестокая, вредная для всех несправедливость, какою было в свое время крепостное право». Именно такими категориями сейчас апеллируют общественники, которые в некоторой степени подогревают конфликт, перешедший из экономической в социальную плоскость. «Когда бедные, социально незащищенные слои населения видят, что кому-то дозволено строить особняки в заповедных зонах, а кому-то на последние деньги нельзя строить домишки, естественно, это будет вызывать социальный протест», – говорит Еркин Тукумов.

Стабильность и быстрая решаемость проблемы, о которой в последние дни говорят власти, убеждая то ли самих себя, то ли горожан, может на деле оказаться лишь иллюзией. Во всем мире такие бедные районы являются рассадником и преступлений, и криминала и могут в случае нестабильной политической ситуации выступить как радикально протестный электорат. То есть это самая непредсказуемая, самая радикальная часть населения, которая по большому счету борется за жизнь и проявляет недовольство по поводу не только социального неравенства, но и политического устройства государства в целом. Уже сейчас некоторые аналитики, ссылаясь на опыт Киргизии и Грузии, говорят, что нельзя закрывать глаза на то, что эти люди могут стать критической протестной массой в политическом споре. Тем более что оппозиция достаточно активно пользуется этими проблемами, зарабатывая себе политический капитал. По словам г-на Тукумова, «самозахватчики – это не просто люди, которые выйдут завтра на митинги с какими-то лозунгами и вечером того же дня их прекратят. Это та масса, которая обычно приводит к каким-то революционным изменениям. Поэтому самоуспокаиваться и говорить, что у нас все стабильно и хорошо, было бы очень неправильно». С этим согласна и Виктория Тюленева: «Для простого гражданина его собственные социальные проблемы сегодня стоят более остро, нежели политические. И то недовольство, которое сейчас зреет в народе, может привести к тому, что люди выйдут и будут требовать политического переустройства страны. Уже сегодня жители «Шанырака» написали письмо президенту, в котором сделали акцент на том, что «это мы вас выбирали». Получается, что в этом послании наблюдается скрытая угроза в адрес не только президента, но и правящей партии.

В чьих интересах?

Многие эксперты, в основном зарубежные, видят в последних событиях следствие не халатного управления городом, а скорее внутренней политической нестабильности. Кто-то хочет использовать ситуацию в своих интересах. Уже появились мнения, что городская администрация искусственно нагнетает обстановку. В самом деле, за два года противостояния и столкновений можно было найти какое-то приемлемое для обеих сторон решение.

Помимо политической нестабильности в республике некоторые аналитики опасаются, что конфликт может приобрести национальный окрас. Так, в устном обращении к властям на импровизированном митинге жителями «Шанырака» и «Бакая» было несколько раз подчеркнуто, что «мы – казахи и в наших жилах течет такая же кровь, как у Тасмагамбетова и Назарбаева». Именно эта причина, на их взгляд, должна послужить к лояльному к ним отношению. В своем обращении в парламент деятели республиканского движения «Болашак», возможно, из-за собственной неосмотрительности, допустили эмоциональную ошибку, которая тут же была подхвачена оппозицией: «Мы считаем, что эти события отбрасывают постыдную тень на имидж нашей страны. Казах пошел на казаха. Этого не должно было случиться ни в коем случае».

«Я очень сильно опасаюсь, что ситуация примет непредсказуемый характер, и приобретет национальный оттенок. Национальный вопрос, может, и не стоял остро в Казахстане, но во всяком случае всегда приковывал к себе внимание. Из разговоров с теми, кто наблюдает за последними событиями, я поняла, что многие опасаются, что конфликт может перейти в межэтническую плоскость. Хотя, я повторяю, развитие сценария может быть самым непредсказуемым», – говорит Виктория Тюленева.

Сейчас же очевидно, что лишь крайняя степень отчаяния и постоянное ожидание внезапного сноса своих более чем скромных жилищ подвигла людей на крайние поступки.




О, порт, ты – мир!

19.07.2006. Литер (Казахстан)

Сергей Руденко

Казахстан вкладывает деньги в развитие латвийского порта Вентспилс

Казахстан сегодня ищет выгодные для себя варианты транспортировки углеводородов, в том числе и в Европу, заявил вчера в Риге Нурсултан Назарбаев. Правда, при этом президент уточнил, что партнерство в этом вопросе с Россией вполне нас устраивает.

– Как и любое государство, наша страна преследует свои интересы и интересы своего народа, поэтому там, где будет выгодно, где будут лучше тарифы и где будет выгодно производителям и продавцам, мы по тем маршрутам и будем экспортировать свое сырье, – заявил он вчера в ходе государственного визита в Латвию.

А в ответ на вопрос одного из латвийских журналистов о том, согласится ли Казахстан на строительство трубопровода из республики в Евросоюз в обход России, он ответил, что "у нас нет желания кого-то обойти или построить трубопровод в обход". При этом напомнил, что в рамках саммита G-8 в Санкт-Петербурге Казахстан и Россия подписали соглашение о создании совместного предприятия на базе Оренбургского газоперерабатывающего завода, и уточнил, что нашу страну устраивает возможность транспортировки своей нефти по российским трубопроводам.

– Если этот маршрут по каким-то причинам не будет удовлетворять Казахстан, конечно, мы будем искать и находить другие пути транспортировки, – подчеркнул глава государства.

В рамках заявленной задачи вчера в Риге президент и латвийский лидер Вайра Вике-Фрейберг подписали совместное заявление. В нем сказано, что главы государств договорились приложить все усилия для дальнейшего развития взаимовыгодного торгово-экономического сотрудничества. Основные направления взаимодействия будут связаны со сферами транспорта и транзита, сельским хозяйством и промышленностью. Планируется также совместная реализация ряда инфраструктурных проектов. Главы государств отметили, что с учетом многовекторной стратегии Казахстана долгосрочное использование латвийского нефтетранзитного коридора для транспортировки казахстанской нефти на мировые рынки выглядит конкурентоспособным.

В этой связи особый интерес вызвало заявление г-на Назарбаева о желании нашей страны приобрести акции латвийских портов и нефтяного холдинга Ventspils nafta. Уставный капитал компании составляет 150 млн евро. Латвии принадлежат около 40 процентов акций. Концерн является многоотраслевым и объединяет в себе ряд компаний, специализирующихся на перевалке и транспортировке нефти и нефтепродуктов, полиграфии и издательской деятельности, пароходство, а также предприятия, занимающиеся недвижимостью. За компанию планируют выручить не менее 70 млн латов (около 100 млн евро. – Авт.).

– Мы ведем переговоры с частными владельцами акций Ventspils nafta и заинтересованы в участии в тендере или прямом выкупе казахстанскими нефтегазовыми компаниями государственного пакета акций предприятия, – заявил Назарбаев.

Министр экономики Латвии Айгар Штокенбергс подтвердил, что представители Казахстана выразили готовность приобрести госакции этой компании.

– Для Латвии главное – получить как можно больше денег за принадлежащие ей акции. Тот, кто готов уплатить такую цену, сможет обеспечить и поток экспортной нефти, прокачка которой по трубопроводу не ведется уже несколько лет, – отметил он.

В прошлом году чистый убыток Ventspils nafta превысил 32 млн евро.




Вторая амнистия

21.07.2006. Ведомости

Евгений Смирнов

До конца года у граждан Казахстана есть возможность заплатить 10% стоимости имущества, приобретенного с нарушениями уголовного, административного и налогового законодательства. Эту амнистию чиновники придумали для самих себя, уверены эксперты.

В 2001 г. в Казахстане проводилась налоговая амнистия — в течение месяца можно было зачислить деньги на счет в специальных банках, не платя при этом налогов. В ходе акции государство уничтожило все налоговые декларации за 1995-2000 гг., чтобы исключить риск преследования бывших неплательщиков. За месяц в легальный оборот вернулось около $480 млн.

Легализация продолжается. Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев 5 июля подписал закон, разрешающий с 3 июля по 30 декабря 2006 г. легализовать имущество и оформить права на него. Легализации подлежат недвижимость, движимое имущество, деньги, ценные бумаги, если они не получены в результате преступлений против личности и конституционного порядка и не являются предметом судебного спора. Желающие легализовать капитал заплатят 10% стоимости легализуемого имущества, оценят которое они сами. Правительство планирует получить от легализации примерно $21 млн.

Цель амнистии — помочь гражданам легализовать вывезенные из страны капиталы, а также незарегистрированное имущество, отмечает директор департамента министерства экономики Вера Кнюх. В 1990-е гг. граждане из страны вывозили незарегистрированные средства, на которые приобретали имущество, бизнес, и теперь государство дает возможность легализовать средства, не выясняя, как они были получены, поясняет Кнюх. За совершенные при этом правонарушения казахские законы назначают наказание от года до трех лет. Закон поможет и сельским жителям, которые приобрели дешевые дома, но не оформили их, и бизнесменам, не оформившим приватизированное имущество.

Но бизнес энтузиазма не испытывает. Все имущество у компаний зарегистрировано, говорит исполнительный директор «Форума предпринимателей Казахстана» София Айсагалиева. Компании активно привлекают кредиты, закладывая имущество, а для этого оно должно быть правильно оформлено. Но для малого бизнеса амнистия будет полезна, возражает Андрей Грозин из Института стран СНГ. Ведь в Казахстане проще дать взятку чиновнику, чем оформить все документы.

Но главный бенефициар — элита, уверен Грозин. В период первоначального накопления капитала казахстанские чиновники всех рангов переводили нелегально полученные средства на иностранные счета или вкладывали их в недвижимость.

Чиновники хотят начать жизнь с чистого листа, узаконив все, что было приобретено в постсоветскую эпоху, говорит Грозин. Поэтому правительство даже не стало выделять серьезных средств на пропаганду закона, как это было в случае с налоговой амнистией.

Амнистия легализует результаты коррупционной деятельности, недоволен Канат Берентаев, замдиректора Центра анализа общественных проблем. Чиновники приобрели имущество обходными путями, а теперь наступает смена поколений и имущество надо законно передать наследникам, добавляет он.

В России тоже есть законопроект о легализации капиталов, напоминает чиновник Минфина. Можно будет задекларировать определенную сумму, заплатив 13% налога. «Это может быть и стоимость дома, который потом человек спокойно зарегистрирует на себя», — говорит чиновник.


Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
Copyright ©1996-2019 Институт стран СНГ