Внимание! Вы находитесь на старой версии сайта "Материк". Перейти на новый сайт >>> www.materik.ru

 

 

Все темы Страны Новости Мнения Аналитика Телецикл Соотечественники
О проекте Поиск Голосования Вакансии Контакты
Rambler's Top100 Материк/Аналитика
Поиск по бюллетеням
Бюллетень №160(01.01.2007)
<< Список номеров
НА ПЕРВОЙ ПОЛОСЕ
В ЗЕРКАЛЕ СМИ
ВЕСТИ ИЗ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ДУМЫ
ЖИЗНЬ ДИАСПОРЫ
ПРОГРАММА ПЕРЕСЕЛЕНИЯ СООТЕЧЕСТВЕННИКОВ
БЕЛОРУССИЯ
УКРАИНА
МОЛДАВИЯ И ПРИДНЕСТРОВЬЕ
ЗАКАВКАЗЬЕ
СРЕДНЯЯ АЗИЯ И КАЗАХСТАН
Страны СНГ. Русские и русскоязычные в новом зарубежье.


Политика России в СНГ оставляет желать лучшего

20.12.2006.Медиапортал «Территория жизни»

Борис Кротков

Недавно мы отметили 15-летие создания СНГ. Какой видится эта организация сегодня, есть ли у неё будущее?

Константин Затулин, директор Института стран СНГ, депутат ГД РФ:

Отцы-основатели СНГ - Ельцин, Кравчук и Шушкевич - обещали, что новое государственное образование станет не просто эффективным механизмом интеграции, но более справедливым, чем СССР, союзом братских народов. Сбылось это обещание? Нет! СНГ не стало эффективным механизмом интеграции. Оно не стало лучшим, более справедливым и более эффективным союзом братских народов и братских республик, чем Советский Союз. Конечно же, могло быть и хуже, если бы не СНГ. Как - можно проиллюстрировать на примере Югославии. Впрочем, история не даёт ответа на вопрос, что было бы, если бы мы в 1991 году начали борьбу за сохранение страны. Это потребовало бы, как минимум, переворота в умах, отказа Ельцину, Шушкевичу, Кравчуку в поддержке в их странах. А вряд ли это было достижимо в тогдашней политической ситуации.

Вместе с тем считаю, что СНГ сыграло историческую роль в процессе развода союзных республик. Этот развод в основных чертах завершён. В «основных» потому, что великая часть наследства Советского Союза продолжает жить. Речь идёт о таких неделимых вещах, как проблемы, связанные с перемещением лиц и народов, как нерешенные проблемы государственных границ и локальных межнациональных конфликтов, как потребность друг в друге в экономической сфере. Хотя бы в энергетической области это очевидно, поскольку никто из стран-членов СНГ не может прожить без российского или туркменского газа.

СНГ сегодня - обычная региональная организация, каких в мире немало. Это, например, Организация Американских Государств. К слову, никто не говорит, что ОАГ может развалиться потому, что в ней есть и Куба, и США. А у нас, что ни саммит, обязательно начинаются спекуляции, чем он кончится - выживет ли СНГ. Если честно, я устал все 15 лет отвечать на одни и те же вопросы перед встречами в верхах: какова эффективность организации, состоялось ли Содружество, не будет ли этот саммит последним. Об СНГ говорят либо с неоправданным оптимизмом, либо с полнейшим пессимизмом. Ни то, ни другое не оправдывается. Ибо СНГ востребовано как региональное объединение, как многосторонний формат для общения всех тех, кто вышел из одной общей шинели Советского Союза.

Каждый саммит важен тем, что только здесь президент Азербайджана может поговорить с президентом Армении, только здесь хотя бы за столом увидятся Саакашвили и Путин. Только здесь можно сказать пару слов нескольким коллегам сразу и оперативно отреагировать на какую-то многостороннюю, а не двустороннюю проблему. Здесь для этого возникает масса удобных поводов. А чтобы успокоить общественное мнение, периодически заслушиваются вопросы о повышении эффективности. Её, эффективность эту, повышают из саммита в саммит на протяжении 12-13 лет. И чуть ли не на первой же встрече глав государств СНГ зашёл вопрос о реформировании СНГ.

В принципе я противник дальнейшей болтовни на эту тему. Более того, считаю, что многие излишне поднаторели в пустых разговорах на тему реформ. В том числе и наш друг из Казахстана.

Идеи реформирования СНГ Назарбаев печёт, как блины на масленицу. «Десять простых шагов навстречу простым людям», «превратим Содружество в Европейский союз» и так далее, - это всё обёртки, в которые Нурсултан Назарбаев завёртывает всё то, что ему, прагматичному лидеру Казахстана, хочется видеть в Содружестве, исходя из эгоистических и национальных интересов самого Казахстана.

Что на самом деле скрывается за звучной темой о повышении эффективности, во всяком случае, в интерпретации казахской стороны? Скрывается желание, во-первых, взять вершки и оставить другим корешки. Говоря с пафосом об экономических вопросах, Назарбаев вычленяет из них одну только проблему транспортных коммуникаций, потому что Казахстан в этом особо заинтересован. Это государство находится в географическом мешке, ему надо доставить на мировые рынки свою нефть, свой газ. И оно, конечно, заинтересовано в удешевлении транзита. Мы уважаем его интерес. Но когда разговор заходит о вещах, которые важны для нас, Казахстан далеко не всегда считает нужным удовлетворить наш интерес.

Например, нас интересует положение русского населения в Казахстане; нас интересует, чем наполнено понятие официального статуса русского языка в Казахстане; нас интересует то наступление на русский язык, которое проходит сейчас в Казахстане. Наконец, нам вовсе не безразлично нежелание Назарбаева учитывать болезненную реакцию Москвы на некоторые международные проблемы.

Господин Назарбаев и казахские коллеги не постеснялись воспользоваться паузой в российско-грузинских отношениях для того, чтобы скупать недвижимость в Грузии и заниматься там широкими инвестициями. Почти всем, чем может похвалиться сегодня Саакашвили, он обязан Казахстану и Назарбаеву. Эта сторона дела находится в тени, когда Назарбаев ведёт с нами переговоры, говорит о вечной дружбе и просит нас, чтобы мы подтвердили навеки границы между Россией и Казахстаном.

Кроме того, что я назвал, в нынешних предложениях Казахстана также существует желание избавиться от уставных органов СНГ, прежде всего, исполнительного секретариата. И если пройдет это предложение Назарбаева, то от аппарата СНГ останутся рожки да ножки. Почему? Потому что Назарбаеву не хочется, чтобы в Содружестве существовал хоть какой-то мало-мальски дееспособный механизм. Казахстан уже оперился. Он уже сегодня считает возможным отбросить всякий флер, поэтому то, что называется «сокращением аппарата во имя повышения эффективности», на самом деле есть нежелание вносить свою долю на содержание аппарата Содружества.

Сейчас на этой российско-казахстанской развилке решается вопрос о том, каким путем мы пойдем дальше. Превратится ли Казахстан в Украину на востоке? Если не при Назарбаеве, то после Назарбаева. Увидим ли мы угрозы, которые подъём Казахстана и его желание быть самостоятельным, - создаёт одновременно с надеждами?

Теперь о главном: как ведет себя наша страна в СНГ. Сегодня Россия освоила только газовую трубу в качестве аргумента, а ведь она на самом деле должна кроме кнута газовых цен показывать и пряник. И звать в совместную зону сопроцветания, обещать инвестиции, предлагать что-то. Я думаю, что ошибочно было бы смотреть на интересы «Газпрома» как на полное соответствие интересам Российской Федерации. В конце концов, хозяйствующая структура имеет свои очевидные плюсы и очевидные минусы. Очевидный минус - это то, что она не обязана следовать каким-то государственным планам, проектам, которые не относятся к сфере её компетенции. Им надо собрать деньги, им нужна прибыль. Но в таком случае давайте представим себе, что они начнут собирать деньги за счет потребителей газа в России. Взвинтят цены в три раза, половина страны вымрет, но денег они соберут больше. Нас устроит такая коммерция? Думаю, что нет. И союзников по СНГ, если это действительно союзники, это не устроит. Меня не беспокоит, когда мы повышаем цену в разы для стран, которые демонстративно интригуют против СНГ и разрушают СНГ на своих флангах. Например, как это делает Грузия. Но меня беспокоит, когда мы заталкиваем ту же Белоруссию или ту же Армению в какие-то противоестественные альянсы. Я далек от мысли, что удастся альянс Белоруссии с Украиной, но даже намек на подобное весьма тревожен, потому что это ещё дальше уводит Россию и Белоруссию от Союзного государства.

А провал Союзного государства - это похоронный звон по нашей способности воплощать в жизни какие-либо интеграционные проекты. Мы до сих пор не предложили странам СНГ ничего вроде «плана Маршала». Мы не предложили им, исходя из своего сегодняшнего уровня, никакого амбициозного проекта, никакого «догнать и перегнать», которое увлекло бы их население, их элиту. Мы пока только удерживаем ситуацию, и делаем это, обладая газовой монополией и прочими вещами.

Кто есть кто в СНГ? Здесь сегодня немало стран-диссидентов, которые «отбывают номер», но не стремятся к развитию Содружества. Некоторые же открыто выступают против СНГ, и их цель - как можно быстрее от Содружества избавиться. Назовем тут Грузию. Другие используют своё членство в СНГ, чтобы замедлять развитие СНГ и выхолащивать инициативы по интеграции. Это Украина.

Есть страны, которые, будучи активными членами СНГ, имеют свой взгляд на развитие Содружества. Под прикрытием звучных фраз они проталкивают идеи, способные привести к фактической ликвидации или самоликвидации СНГ. Уже упоминавшиеся мной инициативы Казахстана, повторюсь, как минимум приведут к разгону исполнительного секретариата СНГ или к такому сокращению исполнительного секретариата, что хоть сколько-нибудь эффективно тот работать не сможет.

Однако я против нагнетания темы о противоречиях внутри СНГ. Что касается разговоров о возможной скорой кончине Содружества, то они связаны с желанием кое-кого раздробить, расчленить и растащить постсоветское пространство. Включить страны СНГ в какие-то другие территориальные объединения и формирования. Одних - в Евросоюз, других - в какие-то иные объединения. Пока, мне кажется, это не получается. И не будет удаваться до тех пор, пока Россия заинтересована в СНГ.

Пока же, повторюсь, российская политика в СНГ оставляет желать лучшего. Я бы сказал, что из одной крайности мы бросаемся в другую. При Ельцине за членство в СНГ мы жертвовали своими принципиальными позициями - в отношении конфликтов, цен на газ, необходимости защиты прав человека, защиты русских и русскоязычных на просторах всего СНГ. Сейчас, преодолевая эти проблемы, мы снова хватаем через край и создаём при этом у многих государств Содружества, в том числе и искренне к нам расположенных, панику: дескать, России ничего не нужно, кроме сбора денег за газ по новым ценам.

Вновь замечу: России пора выдвигать амбициозный план совместного развития со странами СНГ, свой аналог «плана Маршалла». Надо заинтересовывать страны СНГ, продолжать свои усилия по созданию нового пространства. На столе, за которым собираются лидеры СНГ, должно лежать позитивное предложение от России, демонстрирующее разницу подхода к тем странам Содружества, которые не видят общего с Россией будущего, и теми, кто заинтересован в отношениях с ней. И эта разница должна постоянно подчёркиваться.

Мы стесняемся сказать, что газовые цены - это в том числе и инструмент интеграции, поэтому в каких-то случаях они могут быть мировыми, а в каких-то - преференциальными. Поскольку этого нет, нам приходится оправдываться и тушить большие и малые пожары в отношениях с разными государствами. У меня нет никаких иллюзий в отношении нынешнего руководства Грузии. Скажу снова, что не считаю несправедливым с нашей стороны выставление ей мировых цен на газ или другие ресурсы, в которых она нуждается. Но подчеркну ещё раз: у меня есть сомнения в том, что стоит рисковать отношениями с Белоруссией или Арменией, требуя немедленного, в разы, увеличения цены без серьёзных переговоров о формах компенсации всего этого.

А вот заявление Лукашенко о том, что раз уж в рамках СНГ создано единое экономическое пространство, то и доступ к энергоносителям должен быть предоставлен по внутрироссийским ценам, неправомерно.

Такая точка зрения оправдана в том случае, если это пространство существует на самом деле. Но и тогда, скажу я, не бывает единого экономического пространства, в рамках которого действовали бы стихийно и отказывались от любых регулирующих органов. Европейский союз, как известно, объединяет экономику стран, но при этом имеет и политическую надстройку - Совет министров иностранных дел, и Совет глав государств, но самое главное - парламент, выбираемый на прямой основе всеми гражданами ЕС. Если бы это было реализовано у нас, то можно было бы говорить о необходимости достижения каких-то единых цен внутри этого пространства. Если же речь идёт просто о том, что мы будем делать вид, что мы объединяем наши усилия, а на деле вести разную политику и наносить ущерб друг другу в третьих странах, то разговоры о единых ценах лишены основания.

Отдельно хочется сказать о недавнем заявлении руководства Грузии о своём стремлении выйти из СНГ. Это продолжение политики шантажа, которым Грузия занималась и до Саакашвили, просто сейчас это многократно усилилось и достигло истерических нот. Я считаю, что рано или поздно (и лучше рано), этому должна быть дана оценка в самом СНГ. То есть, если государство сегодня активно занимается попытками разрушения СНГ, авторитета Содружества (и в это вовлечены первые лица страны, делающие бесконечные соответствующие заявления), то, я думаю, в таком случае надо обсуждать на саммитах необходимость дальнейшего пребывания этой страны в СНГ. Она очень не хочет быть в СНГ - так давайте её исключим!

В заключение о будущем СНГ. Содружество как региональная организация никому не мешает, только помогает. Если говорить о перспективах, то я вижу перспективы СНГ в активизации российского участия в борьбе за мнение миллионов граждан стран СНГ, поскольку в нашем деле союзником для нас являются граждане стран Содружества и, не в такой степени, как бы нам хотелось, политические элиты. У нас же до определённого времени был, я бы сказал, упрощённый подход - мы общаемся на высоком уровне, в галстуках или без, и не предпринимаем нужных усилий там, где нас больше всего ждут. То есть, на низовом, на среднем уровне. Нужно при всём уважении к официальным представителям стран иметь в виду внутреннюю в них ситуацию и способность через голову лидеров доносить наши предложения до простых граждан. И для этого должна быть развернута дополнительная инфраструктура, в том числе телевизионная, радио…

Почему до сих пор так активно действуют те же «Голоса», ВВС, и не развито в такой же степени наше вещание на ближнее зарубежье? Почему у нас телевидение вместо стремления к закреплению само активно выходит из СНГ, пользуясь формальными предлогами, требуя денег за ретрансляцию, за авторские программы? Прижали кабельных ретрансляторов в Прибалтике, на Украине, хотят на этом собрать ещё денег, а во всём мире это вещи, которые спонсируются государством.


Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
Copyright ©1996-2018 Институт стран СНГ