Внимание! Вы находитесь на старой версии сайта "Материк". Перейти на новый сайт >>> www.materik.ru

 

 

Все темы Страны Новости Мнения Аналитика Телецикл Соотечественники
О проекте Поиск Голосования Вакансии Контакты
Rambler's Top100 Материк/Аналитика
Поиск по бюллетеням
Бюллетень №160(01.01.2007)
<< Список номеров
НА ПЕРВОЙ ПОЛОСЕ
В ЗЕРКАЛЕ СМИ
ВЕСТИ ИЗ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ДУМЫ
ЖИЗНЬ ДИАСПОРЫ
ПРОГРАММА ПЕРЕСЕЛЕНИЯ СООТЕЧЕСТВЕННИКОВ
БЕЛОРУССИЯ
УКРАИНА
МОЛДАВИЯ И ПРИДНЕСТРОВЬЕ
ЗАКАВКАЗЬЕ
СРЕДНЯЯ АЗИЯ И КАЗАХСТАН
Страны СНГ. Русские и русскоязычные в новом зарубежье.


Итоги внешнеполитического года

29.12.2006.Московские новости

Российская внешняя политика в 2006 году может быть в целом оценена как вполне удовлетворительная. К такому мнению склоняется большинство экспертов

В преддверии Нового года, как обычно, подводят итоги. "МН" предлагает вниманию читателей мнение ведущих российских экспертов, которых редакция попросила выставить свою оценку, исходя из шкалы, принятой в вузах, - "отлично", "хорошо", "удовлетворительно", "неудовлетворительно" - внешней политике России в уходящем 2006 году. выставлялись же оценки по ее наиболее значимым региональным аспектам.

СОДРУЖЕСТВО НЕЗАВИСИМЫХ ГОСУДАРСТВ

Андраник МИГРАНЯН, политолог, председатель научного совета Института стран СНГ

СНГ - это очень разные страны и их устремления очень разнонаправлены. Поэтому в России очень разная политика по отношению к странам СНГ. Можно сказать, что в некоторых регионах просматривается более осмысленная российская политика, чем в других. В этом году можно однозначно поставить хорошую оценку политики по отношению к странам Центральной Азии, а также к Украине. Ниже тройки заслуживает политика по отношению к странам Закавказья. Неясная ситуация с Белоруссией. Хотелось бы конечно знать, заключается ли стратегическая линия России в том, чтобы добиться объединения с Белоруссией или просто взять "БелТрансГаз". Попытки взять "БелТрансГаз" приближают цель объединения с Белоруссией или нет? Необходим точный ответ на вопрос: где действительно исходя из прагматических соображений мы должны делать деньги, а где, наоборот, в стратегических интересах их тратить, что потом может сторицей воздастся России? Вот по некоторым направлениям ответы в этом году не просматривались. Средняя оценка, таким образом, где-то между "хорошо" и "удовлетворительно".

Константин ЗАТУЛИН, депутат Государственной думы Российской Федерации, директор Института стран СНГ

Было бы соблазнительным считать нынешнюю внешнюю политику России поведением молодого хищника в лесу, где продолжают бродить динозавры. Точнее, один динозавр. Тягаться с этим монстром на открытых пространствах вряд ли под силу, но защищать свое пространство обитания можно и нужно.

Конечно, всякие сравнения неполноценны. Но в 2006 году Россия продолжала набирать силы, оправляться от страшных последствий 1991-го и последующих безвременных лет. С большим скрипом на выборах в марте качнулся в обратную сторону украинский маятник. Зашатались конструкции вроде ГУАМ или Содружества демократического выбора, спешно сооруженные или вновь вдохновленные "оранжевой" революцией. Насаждаемая в профилактических целях в пику России, идея двоецентрия на постсоветском пространстве временно ушла в тень. Россия продемонстрировала способность огрызаться на наскоки, будь то грузинские истерики, польские обиды или попытки поставить нам "двойку" в дневнике со стороны "восьмерки", Евросоюза или ОБСЕ. По всему периметру границ в СНГ Россия делала предложения (по газу), от которых соседям было трудно отказаться.

Нам явно не хватало умения публично сожалеть об изменениях собственных цен. Еще точнее, - предъявив кнут, творцы нашей внешнеэкономической политики оказались пока не способны продемонстрировать пряник. Экономическому блоку в правительстве Путина явно не хватает воображения, чтобы представить в виде следующего национального проекта путинский вариант "плана Маршалла" для стран СНГ и, может быть, отдельных государств Центральной и Восточной Европы. Мы продолжаем экономить на внешней политике, и только-только возвращаем себе способность пропагандировать себя, свои цели и планы за рубежом. Между тем, истории с интерпретациями убийства Политковской или Литвиненко показывают, что с нами начинают "переходить на личности". Напряжение растет. Оценка пока между "тройкой" и "четверкой".

СОЕДИНЕННЫЕ ШТАТЫ АМЕРИКИ

Владимир БАТЮК, руководитель сектора региональных проблем внешней политики США

Впечатление от того, как развивались российско-американские отношения в 2006 году осталось неоднозначным. С одной стороны, многие влиятельные американские СМИ теперь уже прямо говорят, что Россия - главный враг США в "холодной войне" № 2. Некоторые высокопоставленные политики (например, вице-президент Д. Чейни) публично высказывались в том же духе. Дурной американский пример оказался заразительным - на протяжении прошедшего года Москва спешила раскрыть объятия каждому врагу Америки, будь то ХАМАС, "Хезболла" или Ахмадинеджад.

С другой стороны, неуклонно крепла и без того крепкая мужская дружба президента Буша и президента Путина. Друзья встречались за год три раза, и даже умудрились выработать конкретные соглашения - вроде совместного заявления о борьбе с ядерным терроризмом или протокол по вступлению России в ВТО.

Вот это-та дружба двух президентов на фоне общей деградации отношений между двумя странами (впервые за последние сорок лет не ведутся переговоры по стратегическим вооружениям) - величайшая загадка года уходящего. За развитие российско-американских отношений правящим элитам двух стран смело ставим "неуд", за дружбу Путина и Буша - "хорошо". Среднее арифметическое - "удовлетворительно".

Анатолий УТКИН, профессор, доктор исторических наук

Оценка - "хорошо". Отношения между Россией и Америкой на удивление хорошие. Хозяева Пентагона Рамсфелд и Вулфовиц ушли, вице-президент Чейни маргинализировался. Россия нужна Америке в иранском деле, в ситуации вокруг Северной Кореи, а главное - в будущем выяснении отношений с Китаем. Неудивительно, что к оппозиции РФ в Совете безопасности ООН отношение к России у Вашингтона лучше, чем к Франции и Германии.

Новый министр обороны США Роберт Гейтс выразился "нежно", как в лучшие дни: "Мы на Западе по-настоящему не осознали глубины унижения, которое пережила Россия с проигрышем холодной войны и потерей Восточной Европы, но и фактически с развалом российской империи как таковой". Словно поощряя, Гейтс говорит о Путине, который "стремится восстановить Россию в качестве сверхдержавы".

Такой тон возвращает российско-американские отношения в лучшие годы.

БЛИЖНИЙ ВОСТОК

Андрей ПРАВОВ, публицист

Я бы оценил политику России на Ближнем Востоке в 2006 году на "хорошо". В последние пять лет Москва постепенно начинает играть все большую роль в этом регионе. И это после того, как в 1990-х Россия по сути дела свое присутствие там только "слегка обозначала".

Сейчас Москву посещают первые лица региона, причем как руководители арабских государств и Палестинской национальной администрации, так и Израиля.

Ситуация на Ближнем и Среднем Востоке меняется. Все более становится очевидным, что США проиграли войну в Ираке. Как, скорее всего, и в Афганистане. Стремление Вашингтона быть единственным посредником между израильтянами и палестинцами также не оправдывается. ХАМАС не соглашается вести никаких переговоров с американцами, как, впрочем, и с западноевропейцами. В то время как у российских дипломатов такие возможности есть. Россия начала диалог с представителями ХАМАС не потому, что ей они симпатичны или Москва им сочувствует. Россия жестко выступает против любых форм экстремизма. Но такой диалог, согласно многим оценкам, добавил в процесс израильско-палестинского мирного урегулирования дополнительные возможности.

Россия продолжает развивать сотрудничество с Ираном и происходит это в тот момент, когда на Западе в адрес Тегерана звучат жесткие обвинения по поводу его "ядерного досье". Однако Москва проявляет сдержанность и указывает, что разобраться в происходящем и дать ему оценку необходимо компетентным экспертам.

Александр ШУМИЛИН, директор Центра анализа ближневосточных конфликтов

В 2006 году четко обозначился поворот или возврат Москвы к советской схеме ближневосточной политики. Ее суть проста: ближневосточный регион неизменно рассматривался стратегами СССР прежде всего как зона противостояния Соединенным Штатам. В Москве по ставка делалась на "наших", т. е. на радикальные арабские режимы и военно-политические организации Палестинского движения сопротивления; главной задачей было максимально прочно привязать к себе "наших" - через поставки вооружений или строительство экономических объектов в долг, который всегда рассматривался как маловероятно возвратный. Результирующая такой политики - СССР мог оказывать на события в регионе преимущественно негативное влияние.

Именно эту схему мы наблюдаем сегодня: Москва делает ставку на радикальные режимы и движения (Сирия, Иран, ХАМАС и отчасти "Хезболла"). Результат, однако, оказался прямо противоположным: в Израиле усиливается недовольство Москвой; по вине России, проявившей сомнительную инициативу с приглашением делегации ХАМАС, практически парализована деятельность ближневосточного квартета (США, Россия, ООН и ЕС), а ближайшие к России государства- партнеры впадают во все усиливающуюся изоляцию в регионе и мире (Сирия и Иран). Оценка ближневосточной политики Москвы в 2006 году - "три с минусом". И то только потому, что, слава Богу, не было прямых поставок вооружений "Хезболле" во время ее конфликта с Израилем.

ДАЛЬНИЙ ВОСТОК

Анатолий КОШКИН, профессор, академик РАЕН

Хотя данная шкала не позволяет учитывать важные нюансы (для этого больше подошла бы стобальная шкала), склоняюсь к оценке "хорошо". Будучи в 90-е годы критиком неумелой "ельцинско-козыревской дипломатии" в этой части света, с удовлетворением могу констатировать нынешний осознанный курс нашего государства по возвращению России на Дальний Восток.

Радует поступательное развитие добрососедских отношений с Китаем, партнерство с которым приобретает все большее значение и для сотрудничества в обеспечении безопасности в этом все еще насчитывающем немало "горячих точек" регионе. Набирает авторитет "Шанхайская организация сотрудничества".

Несмотря на известные противоречия по пограничному вопросу, российской дипломатии удается сближать позиции с Японией.

Следует отметить возрастание влияния России в таких региональных организациях, как АТЭС, о чем свидетельствовал успех саммита в Ханое, поддержать стремление России обеспечить полноправное участие в формируемом ныне Восточноазиатском сообществе.

Однако позитивная характеристика нашей дипломатии на данном направлении - это в значительной степени оценка лишь верно избранного вектора внешней политики. К сожалению, пока этого нельзя сказать о результативности российской политики в Восточной Азии для разрешения весьма острых социально-экономических проблем России, прежде всего в дальневосточных районах. Не случайно об этом на днях специально говорил Владимир Путин.

Сергей ЛУЗЯНИН, профессор МГИМО, президент Фонда востоковедческих исследований

Восточноазиатскую политику России условно можно оценить "хорошо". В позитив следует отнести, во-первых, мартовский визит Владимира Путина в КНР. Россия сумела обосновать свою энергетическую "заявку" через реализацию Восточного трубопровода и подготовку проектов газопроводов.

Во-вторых, российско-китайский формат. В рамках программы Года России в Китае он стал давать достаточно большую торговлю (30 млрд. долл.) и первые серьезные китайские инвестиции в нашу экономику.

В-третьих, успешно развивалась ШОС не только в центральноазиатском, но и восточноазиатском направлениях. Любопытным представляется озвученная Путиным идея создания "Энергетического Клуба" ШОС.

В-четвертых, Россия укрепилась на рынках вооружений, как на традиционном китайском, так и относительно новых в Юго-Восточной Азии - индонезийском, малайзийском, таиландском и других.

В-пятых, Россия достаточно успешно выступила на саммите АТЭС в Ханое, подтвердив свой высокий политический и энергетический статус в АТР.

К негативу следует отнести незавершенность известного российско-японского "территориального романа". Северокорейские ядерные подземные испытания и введение международных санкций против Пхеньяна в рамках известной резолюции СБ ООН объективно сузили политические рамки отношений РФ и КНДР, но по сути принципиально ничего не изменили.

ЛАТИНСКАЯ АМЕРИКА

Эмиль ДАБАГЯН, ведущий научный сотрудник Института Латинской Америки РАН

Латиноамериканский вектор внешнеполитического курса России, обозначенный Владимиром Путиным в 2004 году во время первой поездки на континент, сохраняется. Тогда он заявил: "Сегодня, я глубоко в этом убежден, Россия не имеет право не уделять этому направлению своей политики должного внимания. Мы будем настойчиво действовать в этом регионе". Слова президента не остались пустым звуком. Весной председатель правительства Михаил Фрадков посетил Бразилию и Аргентину. Особое значение имела его поездка на Кубу, знаменующая фактическое возвращение в эту страну. Под занавес года состоялись визиты министра иностранных дел Сергея Лаврова в Бразилию и Аргентину

Знаковым для двусторонних отношений стал четвертый визит в Россию президента Венесуэлы Уго Чавеса. Накануне были подписаны контракты на 3 млрд. долл. на поставку авиационной техники и строительство предприятия по сборке автоматов Калашникова.

Тем не менее, МИД и посольства недостаточно эффективно лоббируют интересы частного бизнеса, рвущегося на просторы Латинской Америки. В этом плане Россия существенно отстает от Китая. Исходя из указанных соображений, оценка "удовлетворительная".

Лидия МАКЕЕВА, доктор исторических наук

Внешнеполитическая линия РФ в отношении Латинской Америки с известной долей оптимизма может быть подытожена с оценкой "хорошо". И вот почему.

Самым значительным событием года на латиноамериканском направлении стал визит Михаила Фрадкова в Аргентину, Бразилию и на Кубу. Ощутимым результатом российско-кубинских переговоров можно признать выделение Кубе кредитов на покупку товаров из РФ. Кроме того, был сделан шаг в решении вопроса о долгах

Официальные контакты создали предпосылки для оживления экономического сотрудничества. РФ реализует проекты нефтегазовой и электроэнергетической отраслей. Российские энергокомпании признают в качестве самого перспективного динамичное интеграционное объединение МЕРКОСУР.

Вместе с тем сохраняется ощущение того, что до оптимального использования внешнеполитических ресурсов РФ на латиноамериканском направлении лежит большая дистанция. "Левый поворот" в регионе пока недостаточно используется в качестве дополнительного стимула для расширения российско-латиноамериканских отношений. Вывоз капитала и оказание финансовых услуг во внешнеэкономических связях практически отсутствуют. Объём товарооборота крайне низок. В этой связи резервы политики России в отношении Латинской Америки предстоит использовать еще интенсивнее.

ЕВРОПА

Сергей КАРАГАНОВ, председатель президиума Совета по внешней и оборонной политике

Россия вела активную, достаточно разумную внешнюю политику на европейском направлении. Но никаких продвижений в этом году достигнуто не было. Ни Европейский Союз, ни Россия не знают, что они в конечном итоге хотят друг от друга. Мы не срывались в конфронтацию, но и не продвигались вперед. Были обстоятельства, которые объективно находились вне наших возможностей. Россия стала непривычно сильной и в этой связи столкнулась с часто несправедливой критикой, просто нападками. На более узких направлениях мы все-таки двигались вперед там, где это зависело от нас

Оценить российско-европейские отношения можно на "4 с минусом", но не российскую политику, которую я оценил бы на "4 с большим плюсом".

Юрий ПИВОВАРОВ, академик РАН, директор Института научной информации по общественным наукам РАН

Считаю, что внешняя политика России на Европейском направлении заслуживает оценки "удовлетворительно". Те возможности, которые у России сейчас имеются, на мой взгляд, и не позволяют сделать ее отвечающей оценке "отлично" или даже "хорошо". Связано это не с ошибками или "неправильной" политикой. Это во многом объясняется позицией самой Европы, которая зачастую насторожена и не всегда дружелюбна в отношении России. В этих условиях трудно рассчитывать на что-то большее.

АФРИКА

Владимир ШУБИН, профессор, доктор исторических наук

Уходящий год был необычным в отношениях России со странами Африки. Впервые высший руководитель страны посетил Африку южнее Сахары - ЮАР. Во время визита был наконец-то подписан Договор о дружбе и партнерстве между Россией и Южной Африкой (парафирован он был еще почти четыре года назад), была достигнута договоренность о создании Делового совета "Россия - ЮАР". Состоялась также поездка в Анголу и Эфиопию министра иностранных дел.

Африка была одним из предметов дискуссий на саммите "Большой восьмерки" в Петербурге. В октябре в Москве впервые состоялось заседание Африканского форума партнерства. Более активно стали действовать двусторонние межправительственные комиссии.

Однако не все было так благостно, например, президента России ждали и в Тропической Африке. В отличие от предыдущих встреч "Восьмерки", в Петербурге не были африканские президенты - основатели программы "Новое партнерство для развития Африки". По-прежнему отсутствует механизм государственной поддержки российского бизнеса в Африке, без которого успеха там могут добиться, как правило, только крупные компании.

Так что оценка - "хорошо".

Борис ПИЛЯЦКИН, публицист, автор книг и документальных фильмов по Африке

В условиях холодной войны Африка долгие годы была сферой геополитических интересов СССР, стремившегося вовлечь ее в орбиту своего влияния, сделать плацдармом в противостоянии "лагерю империалистов" во главе с США. Отсюда огромные суммы займов, поставки военной техники, направление десятков тысяч специалистов. Все рухнуло в одночасье, когда у новой России появились другие приоритеты.

Что России сегодня нужно от Африки? Недавно правительство "подарило" долги Мозамбику, Замбии, Танзании, Мадагаскару, Эфиопии и Бенину на полмиллиарда долларов. Но может быть постараться вернуть из Африки хотя бы часть того, что осталось?! Поддерживать корректные отношения с почти пятью десятками стран - членов ООН - тоже уже немало. И конечно же отказаться от иллюзий возрождения былой "советско-африканской дружбы", совершая визиты даже на высоком уровне в те или иные страны континента (случайный набор которых очевиден). Инвестиций для российской экономики мы оттуда не получим.
Оценка - "удовлетворительно".


Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
Copyright ©1996-2018 Институт стран СНГ