Внимание! Вы находитесь на старой версии сайта "Материк". Перейти на новый сайт >>> www.materik.ru

 

 

Все темы Страны Новости Мнения Аналитика Телецикл Соотечественники
О проекте Поиск Голосования Вакансии Контакты
Rambler's Top100 Материк/Аналитика
Поиск по бюллетеням
Бюллетень №160(01.01.2007)
<< Список номеров
НА ПЕРВОЙ ПОЛОСЕ
В ЗЕРКАЛЕ СМИ
ВЕСТИ ИЗ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ДУМЫ
ЖИЗНЬ ДИАСПОРЫ
ПРОГРАММА ПЕРЕСЕЛЕНИЯ СООТЕЧЕСТВЕННИКОВ
БЕЛОРУССИЯ
УКРАИНА
МОЛДАВИЯ И ПРИДНЕСТРОВЬЕ
ЗАКАВКАЗЬЕ
СРЕДНЯЯ АЗИЯ И КАЗАХСТАН
Страны СНГ. Русские и русскоязычные в новом зарубежье.

БЕЛОРУССИЯ



Хроника

12 декабря. В Белоруссии в очередной раз были повышены оптовые и розничные цены на нефтепродукты.

15 декабря. В Москве прошло заседание Высшего государственного совета Союзного государства. На нем были  утверждены бюджет Союзного государства на 2007 год, Программа согласованных действий в области внешней политики государств-участников Договора о создании Союзного государства на 2006-2007 годы, положение о Благодарности ВГС, подведены итоги выполнения очередного этапа Программы обустройства внешней границы Союзного государства.

15 декабря. Посол Республики Казахстан в Минске Болат Искаков заявил, что Казахстан готов поставлять в Белоруссию нефть и газ по «приемлемым» рыночным ценам. Задача Белоруссии и ее хозяйствующих субъектов, по мнению Искакова, состоит в том, чтобы  договориться с Россией и Украиной по проблеме транзита этих энергоресурсов.

17 декабря. Правительство Чехии выступило с требованием к белорусским властям освободить оппозиционного лидера Александра Козулина и обеспечить ему немедленную медицинскую помощь. В заявлении МИД Чехии было также подчеркнуто, что в случае отказа в необходимой помощи белорусское руководство столкнется с последствиями дальнейшего ухудшения репутации Белоруссии на международной арене.

18 декабря. Правительство Канады объявило о введении экономических санкций против Белоруссии, касающихся экспорта товаров. Канада выразила обеспокоенность тем, что Белоруссия продолжает игнорировать призывы международного сообщества установить демократию.

18 декабря. Начался визит в Минск делегации Евросоюза, в состав которой вошли представители МИД Финляндии, Европейской Комиссии, Совета ЕС и посольства ФРГ, представляющего интересы финского председательства ЕС в Белоруссии. Делегация ЕС была принята руководством МИД РБ. В ходе состоявшихся в министерстве иностранных дел переговоров стороны обсудили актуальные вопросы отношений РБ с ЕС, а также перспективы сотрудничества в областях, представляющих взаимный интерес.

19 декабря. В Гродненской области РБ открылась комендатура «Поречье» Лидского погранотряда на границе с Литвой. Вводом в эксплуатацию комендатуры «Поречье» завершился очередной этап реализации Программы обустройства внешней границы Союзного государства.

19 декабря. По информации министерства статистики и анализа РБ, соотношение запасов готовой продукции и среднемесячного объема производства составило 56,2%. В стоимостном выражении запасы составили 2 трлн. 667,1 млрд. белорусских рублей. Наибольшее соотношение запасов готовой продукции и среднемесячного объема производства сложилось в легкой промышленности (121,2%), машиностроении и металлообработке (88,6%), пищевой промышленности (74,8%). За 11 месяцев 2006 г. запасы готовой продукции на белорусских промышленных предприятиях увеличились в фактических ценах на 29,5% при росте индекса цен производителей промышленной продукции за этот период на 7%.

19 декабря. Лишние структурные звенья в бюджетных организациях в ближайшее время должны быть ликвидированы. Об этом заявил президент Белоруссии Александр Лукашенко на совещании с членами республиканского совета ректоров высших учебных заведений. «Мы слишком шикарно живем, не имея практически в стране ни нефти, ни газа. В системе образования, а может, и здравоохранения, мы живем не по средствам», - подчеркнул глава белорусского государства.

19 декабря. На базе соединений и воинских частей Борисовского военного гарнизона прошел оперативный сбор командного состава Вооруженных сил Белоруссии. В ходе сбора, в частности, были определены задачи по подготовке органов военного управления, соединений и воинских частей в 2007 г. и рассмотрены вопросы обеспечения военной безопасности республики в современных условиях.

19 декабря. Совет директоров «Газпрома» одобрил ценовую политику компании в отношении стран бывшего Союза ССР - применение рыночных подходов к ценообразованию в торговле с ними природным газом. «Газпром» информировал о том, что проводит политику поэтапного приведения цен на газ для стран СНГ, включая Белоруссию, до равновесного уровня (с учетом дальности транспортировки) с ценами на газ для европейских покупателей, что должно обеспечить «равнодоходность» экспортных поставок природного газа из России.

19 декабря. Генеральная Ассамблея ООН приняла резолюции, осуждающие нарушения прав человека в Белоруссии, Иране и КНДР.  Резолюцию о положении с правами человека в Белоруссии поддержали 72 государства, 32 делегации выступили против, 69 – воздержались. Подготовленная США и Европейским союзом резолюция по Белоруссии осуждает распространение в этой стране практики притеснений и уголовного преследования представителей оппозиции, правозащитников, журналистов и неправительственных организаций. В ней выражается обеспокоенность тем, что состоявшиеся 19.03.2006 года президентские выборы в Белоруссии были проведены с серьезными нарушениями и не соответствовали обязательствам, взятым республикой в рамках ОБСЕ.

19 декабря. Министерство иностранных дел Белоруссии отреагировало на заявление руководства Канады о введении ограничений на канадский экспорт в РБ, подчеркнув, что «это решение не стало чем-то новым и неожиданным для нас, поскольку с приходом к власти в начале этого года консервативное правительство Канады в международных делах действует все больше с оглядкой на Вашингтон. Попытки канадских властей, вослед своему южному соседу, оказать давление на Белоруссию, вмешиваться в наши внутриполитические процессы вызывают сожаление». МИД РБ расценил их как недальновидные и бесперспективные.

20 декабря.  На торжественном заседании, посвященном 10-летию Палаты представителей Национального собрания РБ, председатель Государственной Думы ФС Борис Грызлов подчеркнул, что Россия намерена и впредь активно и непреклонно выступать против попыток изоляции Белоруссии на международной арене. Грызлов отметил, что в 2006 г. Россия и Белоруссия подписали и ратифицировали основополагающие межгосударственные и межправительственные соглашения, договоры в сфере интеграции двух стран, в том числе договор о сотрудничестве в области социального обеспечения. Борис Грызлов обратил также внимание на то, что принятый бюджет Союзного государства на 2007 г. с учетом процентов по кредитам и возврата кредитов вырос на 35% по сравнению с 2006 г.

20 декабря. Совет республики Национального собрания РБ одобрил проект бюджета на 2007 год. Представляя законопроект, председатель постоянной комиссии по экономике, бюджету и финансам Степан Писаревич отметил, что данный законопроект предполагает снижение налоговой нагрузки на 0,7% от ВВП. По его словам, бюджет предусматривает рост ВВП Белоруссии в 2007 году на 9%, а курс белорусского рубля по отношению к доллару США в течение 2007 года составит порядка 2160 белорусских рублей.

21 декабря. Делегация Восточного административного округа Москвы посетила Могилевскую область в целях расширения потенциального сотрудничества.

21 декабря. Первый заместитель премьер-министра Белоруссии Владимир Семашко на переговорах с министром нефти Ирана Каземом Вазири Хамане в Минске заявил, что республика может предложить несколько вариантов разработки одного из иранских месторождений нефти.

21 декабря. Концепцию дальнейшего развития СНГ обсудили в Минске участники межгосударственной рабочей группы, которая была образована в соответствии с принятым на саммите в столице Белоруссии решением Совета глав государств Содружества.

21 декабря. Президент Белоруссии Александр Лукашенко на встрече с Синодом белорусского экзархата РПЦ заявил, что сотрудничество государства и «Белорусской православной церкви»(?) развивается динамично и многопланово. Это заявление белорусский лидер сделал в ответ на обращение в президентскую администрацию Митрополита Минского и Слуцкого Филарета, патриаршего экзарха всея Беларуси, в котором осуждаются попытки «дезавуировать систему церковно-государственных отношений» в республике и появление в официальных СМИ публикаций, содержащих некорректные высказывания и оскорбительные для верующих положения.

21 декабря. Глава Центризбиркома Белоруссии Лидия Ермошина сообщила, что кампания по выборам депутатов местных советов проходит без особых нарушений избирательного Кодекса РБ. В среднем по Белоруссии, по словам Ермошиной, на депутатский мандат претендуют 1,1 кандидата.

21 декабря. Президент Белоруссии Александр Лукашенко выразил глубокие соболезнования от имени белорусского народа и от себя лично председателю парламента Туркменистана Овезгельды Атаеву, родным и близким покойного, всем жителям Туркменистана. «Известие о безвременной кончине Сапармурата Атаевича Ниязова болью отозвалось в сердцах белорусов, искренне разделяющих чувство скорби. Ушел из жизни видный государственный и политический деятель, отдававший все силы служению своей стране», - было отмечено в соболезновании.

21 декабря. В Киеве был подписан контракт о поставках в Белоруссию украинской электроэнергии в первом полугодии 2007 года. Планируется поставить в РБ 1,5 млрд. киловатт-часов по цене 0,026 доллара за киловатт. В январе – феврале 2007 г. - по цене 0,043 доллара за киловатт-час.

22 декабря. В Минске завершилось заседание Совета Министров иностранных дел государств-участников Организации Договора о коллективной безопасности.    На заседании были рассмотрены наиболее актуальные вопросы межгосударственного сотрудничества государств - членов ОДКБ и взаимодействия между внешнеполитическими ведомствами. Был обсужден вопрос о военно-политической ситуации в зоне ответственности ОДКБ и определены задачи на перспективу.

22 декабря. Лидер Белорусской социал-демократической партии (Грамада) Александр Козулин, находящийся в колонии, призвал кандидатов в депутаты местных советов от оппозиционных партий до 7 января 2007 г. снять свои кандидатуры с выборов.

23 декабря. По инициативе белорусской стороны состоялся телефонный разговор президента России Владимира Путина с президентом Белоруссии Александром Лукашенко. В ходе его главы государств продолжили обсуждение вопросов, рассматривавшихся в ходе недавних двусторонних контактов и заседания Высшего государственного совета (ВГС) Союзного государства в Москве.

24 декабря. Глава белорусского государства Александр Лукашенко поздравил президента Азербайджана Ильхама Алиева с днем рождения. «Убежден, что белорусско-азербайджанские отношения и в дальнейшем будут динамично развиваться», - подчеркнул в послании Лукашенко.

25 декабря. Глава Центральной избирательной комиссии России Александр Вешняков сделал заявление о том, что считает преждевременным проведение референдума об объединении России и Белоруссии. Никаких серьезных предпосылок для того, чтобы условия для этого объединительного референдума созрели и были реализованы в 2007 году, с точки зрения Вешнякова, нет.

25 декабря. Министр энергетики Белоруссии Александр Озерец сообщил, что совместное предприятие между «Газпромом» и «Белтрансгазом» планируется создать не ранее I квартала 2007 года.

25 декабря. Руководство «Газпрома» предупредило белорусское правительство о последствиях его отказа переходить в 2007 году на рыночные цены, когда позиция Белоруссии на переговорах ставит под угрозу ее энергоснабжение. В «Газпроме» также констатировали, что нынешняя цена газа для Белоруссии не только дотационная, но и уже убыточная для российской компании, так как не покрывает затрат на добычу и транспортировку газа.

26 декабря. Предложения «Газпрома» Белоруссии экономически обоснованы и отвечают требованиям рынка, - заявил вице-спикер Государственной Думы ФС от фракции «Единая Россия» Владимир Пехтин. Пехтин призвал белорусскую сторону не политизировать вопрос, так как «Газпром» и так предлагает наиболее комфортные условия на переходный период для Белоруссии.

26 декабря. Переговоры в Москве между руководством «Газпрома» и представителями правительства РБ и «Белтрансгаза» по объемам и цене поставок российского газа в Белоруссию в 2007 г. завершились безрезультатно. После их завершения глава «Газпромэкспорта» Александр Медведев сделал заявление о том, что поставки газа Белоруссии в 2007 году возможны лишь в случае заключения контракта, но экспортные объемы «будут поданы на границу Белоруссии 1 января и при отсутствии контракта с Минском».

27 декабря. Первый вице-премьер белорусского правительства Владимир Семашко заявил, что Белоруссия согласна с предложением России перейти с 1 января 2011 года на равнодоходную цену на энергоносители - газ и электроэнергию. В настоящий момент Белоруссия, по словам Семашко, будет предлагать повышенную цену на транзит российского газа (выше 1,3 доллара США за прокачку 1 тыс. кубов на 100 км).




Нефтегазовый конфликт и перспективы российско-белорусской интеграции

Александр Фадеев

В конце 2006 года обострились противоречия между Россией и Белоруссией по объемам поставок, разделу доходов от продажи нефтепродуктов и цене на энергоресурсы. С одной стороны, белорусское правительство всячески демонстрировало готовность вести конструктивный диалог с российскими экспортерами, с другой – всячески затягивало переговоры, выдвигая встречные условия, заведомо неприемлемые для них. Опыта затягивания переговоров с россиянами по созыву союзного парламента и учреждению других органов СГ, по проекту Конституционного акта, унификации законодательств, тарифов и пошлин Белоруссии не занимать. Только по введению единой валюты подобные переговоры ведутся с 1993 года, а результата никакого нет и поныне.

Так, в ответ на предложение правительства России провести раздел пошлин на экспортируемые Белоруссией нефтепродукты, произведенные из российской сырой нефти, по формуле 85% - бюджет РФ: 15% - бюджет РБ, министр финансов Белоруссии Николай Корбут скорректировал данную формулу как 50% на 50%. Еще более неожиданной стала позиция Корбута по вопросу о бюджете республики – министр финансов заявил, что правительство не намерено пересматривать бюджет РБ на 2007 год в связи с введением российской стороной экспортных пошлин на нефть и увеличением цены на поставляемый газ. Столь безответственный демарш был объяснен тем, что «ничто не может помешать эффективному развитию белорусской экономики».

 «Газпром», осуществляющий поэтапный переход в торговле со странами Содружества на цены, определяемые рынком, попытался заключить с Минском контракт на поставки газа в 2007 году по цене 200 долларов США за 1 тыс. кубов. Причем, оплату за российский газ концерн готов был принимать в смешанной форме, частично в валюте по цене 75 долларов за 1 тысячу кубометров с оплатой деньгами плюс 30 долларов с оплатой акциями «Белтрансгаза», в контексте создания совместного с ним газотранспортного предприятия. «Газпром» предложил Белоруссии переход к европейскому уровню цен в течение четырехлетнего периода, а также синхронизацию динамики роста денежной составляющей стоимости газа для Белоруссии с темпами роста цены на газ внутри России.

Помимо прочего, представители «Газпрома» обратили внимание белорусской стороны на то, что цена поставок газа в Белоруссию в 2006 году была не только дотационной, но и убыточной для компании, так как не покрывала затрат на добычу и транспортировку газа. Вице-спикер Государственной Думы от фракции «Единая Россия» Владимир Пехтин призвал Минск не политизировать вопрос, поскольку предложения российских поставщиков экономически обоснованы и отвечают рыночным принципам.

Эти предложения, призывы и аргументы также были отвергнуты белорусской стороной, которая после девяти месяцев раздумий и переговоров вдруг заявила, что планирует покупать российский газ по цене поставок в Смоленскую область России. Белоруссия, по утверждению премьер-министра РБ Сергея Сидорского, получала и получает российский газ по рыночным ценам, «никто никому никаких одолжений не делал и не делает».

Министр энергетики РБ Александр Озерец фактически опроверг высказывание президента России Владимира Путина о том, что участники переговоров достигли договоренности подписать договор о создании СП на базе «Белтрансгаза» к 1 января 2007 года. Озерец заявил о том, что Белоруссия не будет спешить с выполнением межправительственного соглашения о создании российско-белорусского СП на базе «Белтрансгаза» от 2002 года, а переговоры по этой проблеме надо продолжить в течение первого квартала 2007 года. Резко разошлись позиции сторон и по оценке балансовой стоимости «Белтрансгаза», невзирая на результаты работы международного оценщика – нидерландского банка ABN amro. Руководство «Газпрома» определило стоимость «Белтрансгаза» при действующем варианте его функционирования в 3,3 млрд. долларов. Оценки белорусской стороны варьировались между 5 и 17 млрд. долларов.

Представители правительственных кругов Белоруссии, парламентарии и официальные республиканские СМИ всячески демонстрировали спокойствие и уверенность в достижении компромисса с российскими партнерами … на условиях белорусской стороны. Общественность информировалась о том, что контакты с россиянами постоянно поддерживаются, проекты контрактов разработаны, и после «урегулирования отдельных моментов» могут быть подписаны. Белорусов пытались уверить в обыденности происходящего, в том, что ничего страшного не происходит, контракты на поставки газа ранее заключались и в июне месяце.

Последнее предложение «Газпрома» о снижении контрактной цены на газ в два раза (до 105 долларов за 1 тыс. куб. м) было расценено белорусской энергобюрократией как слабость и сигнал для активизации усилий по «продавливанию» более низких ценовых параметров (75 долларов) при исключении из схемы оплаты активами «Белтрансгаза». Первый вице-премьер РБ Владимир Семашко, после переговоров в Москве с руководством «Газпрома», сделал скандальное и оскорбительное для российской стороны заявление: «Ведя длительные переговоры с «Газпромом», мы надеялись на порядочность и последовательность наших партнеров, но этого не произошло. То, что произошло в ходе этой встречи, иначе как провокацией я назвать не могу».

Меры российского правительства по введению пошлин на поставки нефти в РБ и отмене льготных тарифов для перевозки белорусских грузов по железной дороге, предложения «Газпрома»  были расценены как «обыкновенные московские приемы» для оказания политического давления на суверенную Белоруссию. Широко и весьма энергично распространялась версия о том, что все эти шаги являются адекватным ответом на хозяйственные успехи президента Лукашенко и созданной им белорусской экономической модели со стороны сгорающей от зависти правящей элиты России. Сам белорусский лидер прямо заявил, что «чем больше мы будем иметь успехов, тем больше нас будут поддавливать, притом с разных сторон. В этих условиях самое главное - уметь жить по средствам и экономить, особенно энергоресурсы».

При этом правящим классом Белоруссии ставится задача показать силу и непоколебимость собственных позиций, прочность хозяйственного комплекса и, одновременно, успокоить население заверениями в том, что никаких окончательных решений по проблеме импорта энергоресурсов  якобы нет, переговоры с российскими поставщиками будут продолжаться. В целом такая политика властей исходит из того, что белорусский социум привык к стабильной ситуации и совершенно не готов к ее ухудшению или, тем более, к резкому падению уровня жизни. Учитывается и общественные настроения, сутью которых является негативное отношение к продаже иностранцам активов национальных предприятий, вообще государственной собственности. Подавляющее большинство белорусов - 82% (по данным НИСЭПИ) твердо выступают против продажи акций «Белтрансгаза», невзирая на обстоятельства.

В этих условиях президент Белоруссии Александр Лукашенко поставил задачу дальнейшего сокращения энергозатрат в хозяйственном комплексе (в 2006 году они были сокращены всего на 1,9%),  инициировал вопрос о строительстве АЭС и потребовал провести тщательный анализ эффективности продвижения внешнеэкономических интересов республики, напрямую связанных с проблемой обеспечения энергетической безопасности. Энергетическую безопасность Белоруссии белорусский лидер видит в  диверсификации энергопоставок за счет альтернативного импорта нефти и газа из Ирана, Венесуэлы и Азербайджана. Что касается новой цены за энергоносители, то купирование ее повышения Лукашенко надеется достичь посредством быстрого увеличения прибыли от экспорта белорусских товаров.

Конечно, не следует все проблемы интеграции сводить к вопросу цены на энергоносители. Однако конфликты в разных отраслях, то и дело омрачающие взаимоотношения между Россией и Белоруссией, возникают не только с пугающей регулярностью, но и отличаются длительностью и болезненностью протекания. Все это свидетельствует о том, что за почти семь лет создания Союзного государства не удалось заложить его фундамент, сформировать на межгосударственном уровне сферу общих интересов и ценностей. Государства-участники интеграционного процесса институционально остались в рамках исключительно национальных интересов и соответствующей им политики. И это касается не  только экономики, торговли и финансовой системы. Координация совместной внешней и оборонной политики, о которой много говорится на высшем уровне, «де факто» предстает недостаточной, а по отдельным направлениям откровенно слабой. Например, соглашение о совместной охране внешней границы Союзного государства в воздушном пространстве и создании Единой региональной системы ПВО России и Белоруссии стороны пока так и не смогли подписать, хотя оно было в деталях разработано еще в далеком 1997 году.

Союзное государство так и не стало субъектом международных отношений, никак не воздействует на геополитическую ситуацию, и в этом плане выступает как абсолютно недееспособное. Интересы и политика элит России и Белоруссии не только не совпадают, но и по ряду позиций являются антагонистичными.  Подавляющая часть белорусских чиновников не имеет личной заинтересованности в создании какой-либо наднациональной структуры управления. Это относится и к Союзному государству с его зачаточными и слабыми элементами структуры, и к потенциальному варианту сближения с несравненно более институциолизированным Европейским союзом. Да и сама специфика развития политической системы и хозяйственного комплекса республики объективно приводит к капсулированию национальной модели экономики и управления.

Вместе с тем, отсутствие идентификации у белорусского правящего класса, его двойственность, воплотившиеся в политике многовекторности, порождают перманентное стремление к максимальному использованию всех внешних акторов для достижения целей, значимых для элиты Белоруссии как суверенного государства. Поэтому вряд ли высший эшелон белорусских управленцев решится публично отвергнуть идею союза с Россией в период предстоящих в нашей стране парламентских и президентских выборов. Ведь результаты данных выборов и возможные, благоприятные для Минска, трансформации на политическом поле России могут быть с выгодой использованы белорусской стороной.

Кроме того, у Минска нет в настоящий момент альтернативного внешнего гаранта безопасности республики – мощного ядерного государства или блока государств. Это побуждает государственно-политическое руководство Белоруссии действовать по отношению к восточной соседке осторожно и поддерживать видимость особых отношений с Россией в военной и военно-технической областях, но без взятия на себя обязательств, сужающих суверенитет, без делегирования российским военным каких-либо функций и полномочий в  сфере обороны.

В 2006 году повышения уровня сотрудничества России и Белоруссии не произошло, наоборот, появились новые барьеры в торговле и продвижении капитала. Экономическая и валютная конвергенция целенаправленно сдерживалась белорусским руководством, которое отвергало необходимость проведения назревших хозяйственных реформ и перехода к догоняющей модели национальной экономики. В силу, в том числе и этих обстоятельств, процесс экономической вовлеченности и складывания «кооперации зависимости» субъектов хозяйствования двух стран заметного развития не получил. Все это препятствует созданию общего рынка в рамках Союзного государства, прогрессу в сближении экономической политики национальных правительств и переходу на новый, более высокий уровень сотрудничества между Россией и Белоруссией.




Союз левых сил: смена политического образа

Владислав Лосев

Несмотря на определенный рост протестных настроений у населения Белоруссии, особенно среди лиц молодого и среднего возраста, большая часть граждан республики к оппозиции относится отрицательно. Это обусловлено, в том числе и тем, что Александр Милинкевич, претендующий и в дальнейшем на роль общеоппозиционного вождя,  имеет устойчивую репутацию пропольского политика (почетный член Союза поляков в Белоруссии) и антироссийского национал-радикала (в СМИ неоднократно говорилось  о близости его взглядов к БНФ). Кроме того, Милинкевич от лица всех оппозиционных партий постоянно подчеркивает, что целью оппозиционных политических партий в Республике Беларусь является отрыв Белоруссии от России («Союзное государство – личный проект Лукашенко»), вхождение РБ в Евросоюз и, соответственно, в НАТО.

Такие перспективы не могут не вызывать настороженное, а в большинстве случаев отрицательное отношение к оппозиционным силам у большинства белорусских избирателей. Собственно, самым уязвимым местом белорусской оппозиции является ее антироссийская (расторжение Союза) и антирусская (лишение русского языка государственного статуса) направленность. Кроме того, слишком очевидна зависимость оппозиционных лидеров, от тех политических сил на Западе, которые добиваются гегемонии США и Евросоюза на территории бывшего СССР.

Особенно это заметно на примере наиболее влиятельной и организованной оппозиционной политической организации – Объединенной гражданской партии (ОГП), которая определяет себя как партию «либерально-консервативной политической ориентации». Союзниками ОГП  являются такие зарубежные проамериканские партии как «Союз Свободы» (Польша, лидер – Л.Бальцерович), Партия «Союз Отечества – Литовские Консерваторы» (лидер – В.Ландсбергис), Партия Isamaaliit («Союз Отечества», Эстония, лидер – Март Лаар), Партия «Реформы и Порядок» (Украина, лидер – В.Пинзеник). При этом деятельность белорусской ОГП находится под прямым патронажем Союза правых сил (РФ, лидер – Н. Белых, идеолог – Е.Гайдар), Консервативной партии Великобритании, Европейского демократического союза (объединяет правоцентристские партии европейских стран), а также Международного Республиканского Института, представляющего Республиканскую партию США.

Фактическое лидерство ОГП в оппозиционном блоке значительно сужает его перспективную поддержку со стороны населения, т.к. для большинства граждан Белоруссии достаточно чужды принципы экономического либерализма, индивидуализма и социального эгоизма. В то же время, провозглашая принципы либерализма, т.е. неограниченной свободы личности, ОГП исповедует эти принципы весьма избирательно, отказывая (как и все оппозиционные партии) гражданам Белоруссии в праве свободного выбора языка общения, образования и т.д. Все это накладывает серьезные ограничения на возможность политического успеха оппозиции в ближайшей перспективе.

В связи с этим, в рядах оппозиции уже давно наметилось стремление к расширению влияния в белорусском обществе путем формирования в своих недрах некой организационной структуры, которую можно было бы представить в виде «левой» силы, стоящей на принципах социальной справедливости и народного благополучия.

Речь идет о поэтапном слиянии тех оппозиционных политических партий, которые содержат в своих наименованиях или программных документах такие понятия как социал-демократия, справедливое общество, человек труда и т.п. Таких оппозиционных партий несколько: Белорусская социал-демократическая партия «Грамада» (председатель – Александр Козулин), Белорусская партия женщин «Надзея» (председатель – Елена Еськова), Белорусская социал-демократическая Грамада (председатель – Станислав Шушкевич) и Партия коммунистов Белорусская (первый секретарь ЦК – Сергей Калякин). Из названных партий только две (БСДП «Грамада» и ПКБ) имеют более-менее развитые организационные структуры и хоть какой-то партийный  актив.

В то же время политическая дееспособность оргструктур ПКБ все же вызывает сомнение, т.к. ничем иным кроме как  слабостью нельзя убедительно объяснить внесенные на внеочередном съезде ПКБ (2.12.2006 г.) изменения в устав партии, предусматривающие упразднение членских взносов и периодичности проведения партийных собраний и конференций.

Как следует из средств массовой информации на деятельность белорусской оппозиции выделяются значительные средства (речь идет о миллионах  долларов), в то же время отдача от этих «капиталовложений» чрезвычайно низкая. Пожалуй, единственно успешной областью их применения является создание большого количества оппозиционных сетевых ресурсов, что в перспективе, с учетом резкого роста числа белорусских пользователей Сети Интернет, может дать оппозиции значительное расширение рядов ее сторонников.

В связи с изложенным, по всей видимости, и встал вопрос, как об укрупнении  структур оппозиции, так и о внешнем изменении ее политического образа, в сторону социальной направленности и «пророссийскости». Последнее тем более актуально, так как, по признанию Милинкевича, оппозиционным лидерам не удалось развенчать свой антироссийский облик в глазах российской политической элиты.

Теоретически  роль «пророссийского» оппозиционного лидера мог бы сыграть бывший ректор БГУ Александр Козулин, т.к. он до сих пор является почетным профессором Московского государственного университета имени М. В. Ломоносова и вице-президентом Петровской академии наук и искусств. Однако этого не случилось, У него не хватило политической прозорливости, чтобы не стать разменной фигурой в масштабной политической провокации в ходе  прошедшей президентской предвыборной кампании. Милинкевичу и Западу нужен был оппозиционный тюремный «сиделец» и они его получили.

В настоящее время, наиболее подходящей кандидатурой на роль лидера т.н. пророссийской оппозиции является нынешний лидер ПКБ Сергей Калякин. На первый взгляд ему трудно вменить антироссийскую настроенность, т. к. формально ПКБ выступает за Союз с РФ и официальное двуязычие в Белоруссии. Единственно, что можно предъявить Калякину, так это политическое двуличие, т. к. ПКБ уже длительное время выступает в одном политическом альянсе с антирусскими и антироссийскими партиями БНФ и ОГП, тем более, что сам Сергей Калякин был начальником избирательного штаба  единого оппозиционного кандидата в президенты Александра Милинкевича.

С другой стороны, слабым местом Калякина является его собственная партия, т.к. практически невозможно возглавлять политическую организацию с коммунистической вывеской и одновременно добиться благосклонности у капиталистических финансово-политических кругов в Российской Федерации и привлечь в свои ряды «демократически» настроенную молодежь.

В связи с чем и возник проект создания крупной некоммунистической «левой» оппозиционной партии, которая бы пользовалась поддержкой не только на Западе, но и в России. В то же время, несмотря на общую антипрезидентскую направленность нынешних оппозиционных «левых» (БСДП «Грамада», ПКБ, БПЖ «Надзея», БСДГ) и утверждения  Калякина («У нас серьезным образом совпадают политические программы, базовые идейные принципы») в их рядах слишком много противоречий, в том числе и личного характера, чтобы одним махом слиться в одну партию.

Поэтому «левыми» оппозиционными вождями избрана тактика поэтапности, первым шагом которой должно было стать создание Союза левых сил (СЛС), как ассоциации нескольких юридически самостоятельных партий, с последующим возможным объединением в одну партию. Как заявила по этому поводу лидер «Надзеи» Елена Еськова, в идеале должно произойти «развитие Союза левых сил в одну сильную социал-демократическую партию».

17 декабря в Чернигове на Украине ПКБ, БСДП «Грамада» и БПЖ «Надзея» подписали договор о создании Союза левых партий Белоруссии. Кроме того, был принят устав объединения, программное заявление и документ в поддержку отбывающего наказание бывшего кандидата в президенты Белоруссии Александра Козулина, который был избран почетным председателем СЛС.

Сопредеседателями Союза левых сил стали лидеры трех партий: ПКБ – Сергей Калякин, БСДП «Грамада» – Анатолимй Левкович (и.о. председателя партии), БПЖ «Надзея» – Елена Еськова, а также бывший председатель закрытой властями Белорусской партии труда – Александр Бухвостов.

Как заявил Калякин, Союз левых сил намерен дать бой президенту на его политическом поле: «Мы работаем на электоральном пространстве Александра Лукашенко, который, используя левую фразу, проводит абсолютно либеральную политику. Поэтому мы можем сегодня перехватить у него инициативу».

И все же, несмотря на общую нелюбовь к А.Г. Лукашенко преобразование СЛС в одну партию может оказаться довольно сложной задачей.  Если судить по программам партий, входящих в «левый» блок, то «базовые совпадения» касаются только социальных проблем. По остальным же вопросам, в первую очередь, по языковому и внешнеполитическому, подходы у ПКБ и БСДП «Грамада» прямо противоположны. У БПЖ «Надзея» позиция, как говорится, «и нашим, и вашим». Помимо этого, идеологи СЛС хотели бы привлечь в свои ряды БСДГ Станислава Шушкевича, которая стоит на откровенно антирусских националистических позициях.

Поэтому, в случае слияния  «левых» оппозиционеров кому-то из них придется поступиться своими декларируемыми принципами. Скорее всего, эта сомнительная роль достанется ПКБ, тем более, что эта партия уже давно прочно связала себя с прозападными коллаборационистскими кругами. Роль «коммунистов»-калякинцев в СЛС по видимому будет заключаться, в том числе, и в дезинформации населения Белоруссии и российской политической элиты относительно истинных целей т.н. «левой» оппозиции. Эти цели в настоящее время наиболее отчетливо представлены в программах БСДП «Грамада» и БСДГ: белорусское моноязычие и лишение русского языка государственного статуса, вступление Республики Беларусь в НАТО и Европейский союз.

Конечно, сами по себе организационные структуры партий, входящих в СЛС относительно слабы. Подтверждение тому, отказ ПКБ от участия в местных выборах. Но в совокупности, с учетом грядущих экономических сложностей и социальной демагогии, они могут развиться в заметную общественно-политическую силу.  При наличии же взаимодействия СЛС с «демократическими» и «свободными» профсоюзами в будущем может возникнуть угроза перехода политической инициативы в республике к «левой» оппозиции.

Если бы деятельность Союза левых сил касалось только внутренних политических и социально-экономических проблем, то это не вызывало бы какой-либо обеспокоенности. Но дело в том, что главная цель этого оппозиционного объединения лежит как раз во внешнеполитической плоскости – ликвидация белорусско-российского Союза. Лидеры оппозиции, в том числе и те, кто ныне возглавляет «левый» блок, неоднократно высказывались против союзного строительства и поэтому в их планах  белорусско-российская интеграция не предусмотрена.

В связи с этим вызывает недоумение стремление некоторых российских политиков и средств массовой информации продвигать этот лжепророссийский «левый» проект. К примеру, газета «Ведомости» писала 13.12.2006 по поводу тогда предстоящего съезда белорусских «левых»: «Новое объединение, возглавить которое может лидер ПКБ С. Калякин, будет свободно от обвинений в прозападной ориентации». Чего здесь больше: абсолютного непонимания белорусской политической действительности или сознательного введения в заблуждение российской общественности? Конечно, Александр Лукашенко может кому-то и не нравиться, но это совсем не значит, что нужно поддерживать недругов России только за то, что они борются против нынешнего белорусского президента.




Надо бежать

БР. Белорусы и рынок, 26.12.2006 – 01.01.2007

Леонид Злотников

Повышение цен на энергоносители в совокупности с отменой преференций в торговле со странами ЕС ставят белорусскую экономику в 2007 году в трудное положение. Выясняется, что белорусская модель нежизнеспособна без дотационной поддержки других стран.

Можно выделить два периода развития белорусской экономики в годы независимости, которые в значительной степени были обусловлены белорусско-российскими отношениями.

Отложенный кризис

Первый период — 1996-1998 гг., когда экономический рост достигал 11%. Этот период начался после подписания договора о Таможенном союзе в начале 1995 г., что открыло путь для беспошлинного ввоза белорусских товаров в Россию. Белорусский экспорт в тот год почти удвоился (прирост — 87,5%). Кроме того, в апреле 1996 г. Россия сделала щедрый дар — была списана белорусская задолженность за энергоносители в размере 1,4 млрд. USD (2,5-3 млрд. USD в нынешних ценах).

Первая фаза роста закончилась одновременно с российским дефолтом. Затем в 1999-2001 гг. наступила стагнация. В эти годы, по статистике, темпы роста ВВП составляли 3-4%, что означало, если учесть особенности белорусской статистики, реальное отсутствие роста. Независимые аналитики (в том числе и автор данной статьи) тогда предрекали вступление белорусской экономики в стадию кризиса. Но прогнозы не предвидели событий на мировом рынке нефти и огромные дотации России в поддержку “белорусской модели”.

Вторая фаза роста приходится на 2002-2006 гг. В этот период происходит значительный рост мировых цен на энергоносители, оживление российской экономики после дефолта и восстановление спроса на белорусские товары. Среди всех экспортеров в Россию белорусы в этот период имеют большое преимущество, влияющее на повышение конкурентоспособности товаров обрабатывающей промышленности на российском рынке, — они получают энергоносители по более низким ценам, чем их конкуренты из других стран.

Но к концу второй фазы роста, еще до угроз превращения в реальность намерений России поставлять энергоносители по мировым ценам, стали заметны негативные тенденции в экономическом развитии.

Происходит постепенное падение конкурентоспособности продукции обрабатывающих отраслей на российском рынке, тормозится инновационное развитие, во многих отраслях продолжается проедание основных фондов (более подробно см. “Иллюзии развеиваются”, “БР” № 1/2006). В 2006 году к числу неконкурентоспособных на российском рынке товаров можно добавить белорусские телевизоры, доходы от экспорта которых упали вполовину. Если учесть, что приток прямых иностранных инвестиций в Россию в последние два года значительно увеличился (например, к концу 2006 г. там вводится два крупных завода по производству холодильников) и что не за горами вступление России в ВТО, то и в последующие годы можно ожидать дальнейшего вытеснения белорусских товаров с российского рынка.

Сырьевой придаток

Негативные тенденции последних лет перекрывались все возраставшими доходами от экспорта нефтепродуктов. Россия поставляла нам нефть во все возрастающем количестве и по ценам, которые все более отклонялись вниз от цен мирового рынка (в основном за счет не возвращаемой России экспортной пошлины). Цены на нефтепродукты росли до середины 2006 г. Таким образом, Россия опять сделала еще один щедрый подарок — дала белорусам возможность зарабатывать на мировом рынке за счет российской нефти до 8% белорусского ВВП (см. таблицу 2 на 11-й странице.). Особенно значительным был прирост доходов от экспорта нефтепродуктов в I полугодии 2006 года (рост в 1,6 раза по отношению к 2005 г.).

За прошедшую пятилетку существенно изменилась структура внешней торговли. Доля экспорта машин и оборудования значительно снизилась при одновременном росте доли сырьевого экспорта (см. таблицу 1 на 11-й странице). Сейчас более половины всего экспорта в ЕС (53%, январь — июль 2006 г.) дает экспорт нефтепродуктов. Если сюда добавить калийные удобрения, лес и черные металлы, то окажется, что сырьевой экспорт в ЕС дает около трех четвертей его объема. Страна превратилась в сырьевой придаток Европы.

До сих пор негативные тенденции покрывались растущими доходами страны от экспорта энергоносителей и поставками дешевого газа. Но рост цен на нефть на мировом рынке прекратился. Цены к концу года даже понизились на 20% по сравнению с их пиком в июле. Весьма вероятно, заканчивается (по крайней мере, значительно уменьшается) и дотационная поддержка России (введение экспортной пошлины на нефть в размере 180 USD, рост цен на газ предположительно на 100 USD, повышение тарифов на ж/д перевозки белорусских грузов в России).

Кроме того, с середины 2007 г. будут отменены преференции и в торговле с ЕС, что приведет к снижению экспортных доходов еще примерно на 0,3 млрд. USD. Все это ведет к окончанию второй фазы роста белорусской экономики, который в последние годы обеспечивался воздействием внешних факторов.

Снижение на другую орбиту?

Очевидно, что повышение цен на энергоносители уменьшит ВВП страны и доходы владельцев давальческой нефти (на величину снижения чистого экспорта плюс причитающаяся Беларуси часть экспортной пошлины). Общая сумма снижения этих доходов составит около 3 млрд. USD. Поскольку нам неизвестно, в какой пропорции распределяются доходы между давальцами, которые поставляют около половины от всего объема нефти, то меньшую погрешность потерь страны будет давать оценка 2,2- 2,5 млрд. USD (предполагается сохранение нынешних цен на мировом рынке нефтепродуктов).

Потери от повышения цен на газ просчитать легче — они понизят ВВП на 2 млрд. USD. Итого общие потери страны могут составить до 4,5 млрд. USD, что составляет примерно 13% производимого в стране ВВП.

Указанные потери от внешней торговли можно распределить между группами населения и государством различными способами. Например, можно попытаться не допустить понижения зарплат и социальных трансфертов за счет временного снижения доли накопления в ВВП (сейчас инвестиции составляют 22% ВВП).

Если не компенсировать инфляционный налог (весьма вероятна инфляция издержек), то бремя потерь можно распределить между всеми субъектами хозяйства пропорционально их доходам. Можно стремиться освободить от потерь беднейшее население, переложив дополнительные затраты на потребителей топлива для автотранспорта (в этом случае его рост может составить до 30-40%) и на те семьи, которые тратят на оплату коммунальных услуг не более 15% своих доходов и т. д. В общем, как говорят, возможны варианты, но в целом уровень жизни понизится.

Стабилизация со знаком минус

Неблагодарная задача давать прогноз влияния указанных изменений на колебания на валютном рынке страны. Но можно предположить, что уменьшение поступления валюты может привести к росту валютных курсов, т. е. к росту покупательной способностии доллара и евро. В свою очередь, это может вызвать скачок спроса населения на валюту с целью замещения рублевых сбережений. В результате покупательная способность валют может возрасти до уровня соседних стран, где-то на 30-40% Рост валютных курсов, в свою очередь, приведет к некоторому росту конкурентоспособности белорусского экспорта.

Понижение уровня жизни произойдет в результате инфляции, которая начнется как инфляция изжержек и поддержится ростом цен импорта. Зарплаты и пенсии населения в долларовом выражении уменьшаться.

Таким образом, импульс от повышения цен на энергоносители понизит уровень жизни и повысит курсы иностранных валют. В результате несколько оживится промышленность, работающая на экспорт. И после небольшого переходного периода (полгода-год) наступит вновь экономическое равновесие при некотором росте экспорта и объемов производства. Но новое равновесие, напомним, установится при более низком уровне жизни населения.

Последний резерв

Можно ли обойтись без понижения уровня жизни?

В принципе, возможно. Но при условии проведения серьезных либеральных реформ. В этом случае можно рассчитывать на стабилизационные кредиты международных финансовых организаций (так было в начале 90-х). Благодаря непривлекательному инвестиционному климату белорусское правительство до сих пор не сделало значительных долгов. Задолженность Беларуси (внутренняя и внешняя) составляет около 10% ВВП при допустимых в мире пределах задолженности до 60%. В случае реформ возможны доходы и от приватизации госимущества.

Но главный резерв не только для сдерживания уровня жизни от падения, но и для его роста в ближайшее время — это глубокая реформа сельского хозяйства. Поясним.

Сейчас на мировом рынке цены на продовольствие, прежде всего на мясо-молочную продукцию, ниже, чем ее себестоимость в развитых странах странах-экспортерах. Такая необычная ситуация вызвана дотированием сельхозпроизводителей в этих странах. Богатые страны могут себе позволить роскошь поддерживать сельский образ жизни части своего населения даже за счет производства ибытка продовольствия. Излишек продовольствия продается на мировом рынке по ценам ниже затрат на их производство. Это означает, что богатые страны дотируют потребление продовольствия в странах покупателях продовольствия. Такя ситуация продлится лет десять (пока развивающиеся страны через ВТО не заставят богатые страны отказаться от субсидироания своего сельского хозяйства.

Беларусь тоже ввязалась в этот процесс и дотирует потребление своей продукции в России. Например, продавая масло по ценам ниже общественных издержек его производства здесь, в Беларуси. По нашим расчетам, 1 млн. USD экспорта сельхозпродукции в Россию понижает ВВП страны на 1,3 млн. USD (ее экспорт в Россию в 2006 г. составит немногим более 1 млрд USD).

Следует на какой-то период времени не только сбросить производство сельхозпродукции для экспорта, но и самим подключиться к дотационному механизму мирового рынка продовольствия, как подключают больного на время операции к аппарату искусственного дыхания. Это позволит значительно уменьшить затраты страны на обеспечение уже достигнутого уровня питания населения. Вот эта экономия и есть тот главный резерв, использование которого может смягчить не только импульс повышения цен на энергоносители, но и некоторый сброс производства АПК в период реформ (более подробно см. в “Реформа АПК”, “БР” № 7, 2006).

Сегодня население тратит на питание, как показывает статистика, до 45% своих доходов. Но статистика не показывает реальных расходов. Люди тратят еще что-то на питание, когда покупают, к примеру, телевизор или шнурки для ботинок, потому что через различные налоги, перекрестное финансирование и включение в себестоимость несельскохозяйственных предприятий затрат на производство сельхозпродукции, государство субсидирует сельхозпроизводителей.

Вот пример, банки (как и другие предприятия и организации) покупают для переданных им сельхозпредприятий, скажем, сельхозтехнику. Эти затраты они списывают на свой баланс (а на баланс сельхозпредприятий стоимость этой техники заносится на счет внереализационных доходов, то есть попросту формирует прибыль сельхозпредприятия. Это, кстати, один из приемов, при помощи которых правительство быстро выполнило требование президента по сокращению количества убыточных сельхозпредприятий). И когда не подкованный в экономике клиент берет в банке кредит, он и не догадывается, что часть процентов за кредит уйдет на оплату мяса.

В целом, кроме тех денег, которые люди отдают за продовольствие непосредственно, они еще платят 200 USD в год на человека (600 USD — на семью из трех человек) косвенно, покупая другие товары и услуги. И если учесть косвенные затраты, то оказывается, что население тратит на питание 60% своих денежных доходов. В конечном счете более половины своего времени и импортируемых ресурсов белорусское общество затрачивает, чтобы поесть (в развитых странах — до 15-20%). И пока АПК, и не только он, не станет в разы более эффективным, вынырнуть с того дна, на которое может опуститься страна, просто невозможно.

Дело вовсе не в ценах на энергоносители, а в их (и других ресурсов) затратах на единицу ВВП (в натуральных показателях). Предприятия в Польше, к примеру, платят за энергию в два-три раза больше, но там зарплаты и пенсии тоже в два-три раза выше, чем у нас.

Но проблема даже не в том, чтобы догнать Польшу по эффективности хозяйства. Еще большая проблема — как убежать от Китая. Там стремительно растет экономика и, что еще важнее, рост идет на основе инноваций. И если китайцы заслуженно станут потреблять больше мяса или рыбы на душу населения, то ее не останется не только белорусам, но и полякам. Немцы уже сегодня подтягивают пояса, потому что к этому вынуждает рост конкурентоспособности китайской экономики.

А что уж тут говорить о белорусах, которые в заботах, как еще день простоять да ночь продержаться на дешевых энергоресурсах, не замечают приближения китайского асфальтоукладчика!




Всё на продажу?

27.12.2006. СБ. Беларусь сегодня

«Газпром», имеющий дело с природным газом, способен точно так же, как и газ, в случае чего принимать самые причудливые формы, повторяя все изгибы магистральной трубы. То бишь вести себя в полном соответствии с руководящими инструкциями. К примеру, изгоняя с сахалинского шельфа компанию «Шелл», г–н Миллер произнес столько речей в защиту экологии, что могло показаться о полной переориентации корректного менеджера в неистового «зеленого». Но «Газпром» никогда не станет «Гринписом»! Его интересует не природоохрана, а сугубое извлечение прибыли. Что, вообще говоря, не может служить основанием для каких–то упреков, базирующихся на абстрактных морали, философии и политологии. Однако цинизм, который в последнее время становится все более привычной визитной карточкой «Газпрома», чаще и чаще вызывает беспокойство у экспертов, живущих в совершенно разных часовых поясах. От Пекина до Нью–Йорка, с захватом Европы. «Газпром» теперь не от случая к случаю, а системно берет на себя функцию министерства иностранных дел, усиливая традиционную дипломатию угрозами в случае чего «закрутить задвижку». Почти как управдом из «Бриллиантовой руки», распространявшая лотерейные билеты, помните:

— А если не будут брать?

— Отключим газ!

...Все более интенсивные переговоры «Газпрома» с «Белтрансгазом» приобретают характер уникальной смеси неопределенности и новых возможностей. Как известно, «Газпром» продавал нам топливо по цене чуть больше 40 долларов. И одновременно торговался о продаже ему коммуникаций «Белтрансгаза». Торговые переговоры подкреплялись административным нажимом. Был момент, когда «Газпром» решил поиграть мускулами и вообще перекрыл газ. Что из этого вышло? Через несколько дней от сумасбродной идеи пришлось отказаться, а западные партнеры обвинили ведомство г–на Миллера в несостоятельности. Сейчас устами С.Куприянова, официального представителя российской компании, было заявлено, что если Минск не согласится на все условия «Газпрома» (покупать газ по цене порядка 200 долларов), то люди Миллера опять «отключат газ». Как это они однажды сделали в отношении Украины. И в российских, и в белорусских СМИ этот боевой пассаж оживленно комментируется. Вот что считают российские эксперты.

Владимир Жарихин, заместитель директора Института стран СНГ:

«...Белорусская сторона, как в прошлом году украинская, стоит на своей позиции... Возможно и повторение ситуации, правда, через Беларусь идет гораздо меньше нашего газа, чем через Украину. Да и зима теплая».

Вячеслав Никонов, глава фонда «Политика», член Общественной палаты:

«Мне кажется, что переговоры с белорусами идут более успешно, чем в прошлом году с украинцами. Это дает нам основания надеяться, что прошлогодний сценарий не повторится. Белорусское руководство проявляет больше понимания в этой ситуации, нет всплесков эмоций, как это все разрешится — сказать сложно. Но я бы, пожалуй, не стал допускать, что «украинский сценарий» повторится».

Борис Макаренко, первый заместитель директора Центра политических технологий:

«Надеюсь, что ума у нас с прошлого года прибавилось. После того, как «Газпром» вошел в «Сахалин», распихав всех, и уже не скрывает своих амбиций на Кавыкту, устроить Беларуси «украинский сценарий» — это последнее, что ему надо сделать, чтобы добить свою репутацию. По–моему, мы еще последствия с Украиной не расхлебали. Имиджевый ущерб для «Газпрома» и для России в данном случае существенно выше, чем коммерческая прибыль. Беларусь никого, конечно, не интересует, как год назад никого не интересовала Украина. Но энергетическое оружие похоже на ядерное. Им можно угрожать, но его нельзя применять. Нельзя перекрывать «кран», как нельзя нажимать кнопку «старт» на континентальной ядерной ракете. Угрожать можно, выламывать руки можно. Закрывать «кран» нельзя».

Уважаемые российские эксперты говорят о разном, но сходятся в одном — оглобельная политика вряд ли украсит как «Газпром», так и тех, кто дергает за ниточки действующих лиц и исполнителей из ведомства г–на Миллера. Призрачные финансовые дивиденды могут оказаться сущими пустяками по сравнению с негативными последствиями лихой газовой атаки для межгосударственных отношений. Это что касается экономического аспекта. Есть и политический — уже сейчас можно судить об определенном сдвиге в сознании минских национал–патриотов, еще недавно считавших, что любой удар «по режиму» следует встречать бурной овацией. Но в газовом мареве угрожающих инвектив все яснее проглядывается актуальное словосочетание «угроза суверенитету». И если Президент в последние годы бескомпромиссно отбивал наскоки желающих немедленно «ввести в обращение российскую валюту» либо включить Беларусь в состав новой «демократической империи», то нынешнюю газовую атаку, без всякого сомнения, надо также рассматривать в этом контексте. Не мытьем, как говорится, так катаньем...

Впрочем, как и всякие непродуманные идеи, нынешние хаотические телодвижения, глухие угрозы «закрутить вентиль» и демонстрация сладостного стиля, что все, мол, господа, в этом мире продается и покупается, является ни чем иным, как простым желанием усилить свою переговорную позицию. Не больше.

А переговоры — продолжаются!




Нефтяной расклад

18.12.2006. БДГ

Ярослав Романчук

Нефть заставляет делать реформы. $4млрд. потерь российского бюджета. 8% ВВП или около $2.9млрд. – энергетический грант для Беларуси от восточного соседа. Эта сумма составляет 23.7% от суммы налоговых доходов или 17% от общей доходной части консолидированного бюджета РБ. Естественно, она вся не идет в бюджет, а неравномерно распределяется по всей экономике. Такие цифры фигурируют по нефтяной тематике. ОАО «Нафтан», ОАО «Мозырьский нефтеперерабатывающий завод» вкупе со своими партнерами иностранными компаниями ИП «Юнивест-М» и СП ЗАО «Славнефть-Старт» сами формируют около 16% налоговых платежей белорусского бюджета. Это порядка $2млрд. Таков основной расклад по «черному» золоту. В 2007г. именно оно может стать черным проклятием белорусской плановой экономики.

Ни для кого не секрет, что наша энергетическая зависимость от России является полной. Поэтому на этом рынке и вести себя надо адекватно, а не размахивать кулаками, не имея ничего за душой. Вот как выглядит ситуация по коммерческим операциям с минеральными продуктами. За три квартала 2006г. Беларусь ввезла из России 16.3млн. т. нефти по средней цене $275 за тонну. По сравнению с аналогичным периодом 2005г. физический объем импорта увеличился на 16.3%. Т. е. рос гораздо быстрее, чем в период 2005г. по сравнению с 2004г. (9.2%). Еще более стремительно росли средние цены на импортируемую из России. За три квартала этого года к аналогичному периоду 2005г. – на 33.1%. Год назад эти темпы составляли 20.1%.

Для полноты картины отметим, что импорт нефтепродуктов в январе – сентябре этого года составил 787.8тыс. тонн., что на 76.7% больше, чем за январь – сентябрь 2005г. За этот период цены на них выросли на 80.4% и составили $408 за тонну. Значит, за третий квартал мы купили нефти и нефтепродуктов на общую сумму $4.51млрд.

А вот что мы имеем на выходе, т. е. при экспорте. За три квартала 2006г. экспорт нефтепродуктов составил 11.3млн. тонн., что на 13% больше, чем за аналогичный период прошлого года (в январе- сентябре 2005г. по сравнению с 2004г. рост составил 5%). Средние цены тонны нефтепродуктов при этом выросли на 35.9% и составили $464 за тонну. Из них в страны СНГ эти нефтепродукты шли по цене $578 за тонну, а вне СНГ – по $458. Получается, что наша выручка по нефтепродуктам за январь – сентябрь составила $5.24млрд. Т.е. чистая разница между тем, что мы заплатили России за всю сырую нефть и нефтепродукты и суммой только экспортной выручки (без учета продаж нефтепродуктов на внутреннем рынке) составляет $730млн. Это более чем благополучный расклад для Беларуси. По сути дела, всю сырую нефть для внутреннего потребления она имеем бесплатно плюс сверху только за три квартала получает $730млн. По итогам 2006г. с учетом сохранения текущих цен и средних объемов импорта и экспорта нефти и нефтепродуктов Беларусь будет иметь положительную разницу между общими расходами на покупку сырой нефти и нефтепродуктов и экспортом около $1млрд.

Для сравнения в 2005г. расклад выглядел следующим образом. Беларусь экспортировала 13486,6 тыс. тонн нефтепродуктов по средней цен $360 за тонну, что дало нам $4млрд.855млн. При этом мы ввезли из России 19.24млн. тонн сырой нефти по средней цене $218, за что заплатили $4млрд. 194млн. и 570.2 тыс. нефтепродуктов по средней цене $268за тонну, т. е. на $152.8млн. Разница между выручкой от экспорта и общими затратами на покупку нефти и нефтепродуктов в 2005г. составила $508.2млн. Получается, что в 2006г. году условия работы по нефти для Беларуси улучшились вдвое. Великолепный расклад. За ним стоят интересы очень мощных группировок как в Беларуси, так и в России. Однако, похоже, их лоббистской мощи не хватило, чтобы в очередной раз убедить Кремль еще на один год предоставить Беларуси подобную манну небесную. При введении экспортной пошлины на сырую нефть для Беларуси в размере $180 за тонну большинство ставших уже традиционными схем потеряет свою коммерческую привлекательность.

Что же будет с белорусским нефтяным рынком после того, как цены сырой российской нефти вырастут, по меньше мере, на величину экспортной пошлины. Получается, что в 2007. мы будет закупать «черное золото» по $455 за тонну. Для сравнения сегодня мы уже готовые нефтепродукты покупаем у России по $408 за тонну. В переводе на баррелеи выходит, что нефть марки Urals обойдется нам в $62.1. Это даже выше мировых цен. В таком раскладе есть смысл активно прорабатывать схемы альтернативных поставок нефти, в том числе из Азербайджана, Казахстана – через Украину. Однако наша внешняя политика давно проспала такой сценарий развития и предпочитает возить А. Лукашенко по кубам и венесуэлам.

Для сравнения сегодня мы продает нефтепродукты по средней цене $464 за тонну. Получается, что разница между покупной ценой сырья и экспортной ценой уже готовой продукции составляет всего 9 долларов. Переработать тонну нефти за такую сумму, получить прибыль и еще накормить бюджет и десятки, если не сотни других организаций наши нефтеперерабатывающие предприятия явно не смогут.

При цене $455 за тонну и при сохранении объемов поставок 2005-2006гг. (возьмем 19млн. тонн) Беларусь в 2007г. должна будет заплатить только за сырую нефть $8.65млрд. Это на $3.79млрд. больше, чем в 2005г. и примерно на $3.34млрд. больше, чем в 2006г. Эта сумма составляет примерно 9.3% ВВП этого года.

При введении Россией экспортной пошлины на сырую нефть не будет смысла импортировать такой большой объем данного товара. Легко прогнозировать существенное снижение импорта, резкое падение рентабельности экспортных операций. Очень выгоден станет импорт нефтепродуктов, в том числе из России и Украины, ведь цена бензина и солярки на рынках наших соседей будет ниже. Естественно, белорусские НПЗ не смогу переложить весь ценовой груза на плечи внутренних потребителей. Они будут просить помощи у бюджета. Еще большие требования к правительству «закатят» те предприятия и сектора, которые еще никогда не получали нефтепродукты по рыночным ценам. В первую очередь, это касается сельского хозяйства, заводов химического сектора и целый ряд бюджетных любимчиков из легкой промышленности и машиностроения.

Результатом новой нефтяной политики России станет не только снижение объемов импорта и экспорта товаров данной группы, но и сокращение бюджетных поступлений от коммерческих операций с нефтью и нефтепродуктами. Сколько денег недополучит бюджет, будет зависеть от целого ряда факторов. Во-первых, от сокращения спроса на резко подорожавшие нефтепродукты. Мы очень скоро узнаем, какова предельна полезность бензина и солярки для белорусских предприятий и домашних хозяйств. Наступают времена бензина по $1, а то и €1 за литр. Солярка также быстро будет приближаться к этой цене. В ситуации, когда внутренних источников роста доходов населения и повышения рентабельности предприятий нет, они наверняка сократят потребление. Машин на улицах станет меньше, как и налогов в бюджете. Во-вторых, состояние бюджета будет зависеть от того, как правительство решит компенсировать потери от новых цен на сырую нефть и, значит, на нефтепродукты. Одна ситуация – это когда Совмин решит усилить перекрестное субсидирование, и А. Лукашенко заставит Минфин давать бюджетные ссуды, а государственные банки – кредиты для тысяч лежащих на лопатках заводов и фабрик.

Другая ситуация – когда власти решат переложить весь груз новых цен на сами предприятия. Тогда число убыточных промышленных предприятий, как минимум удвоится, а весь аграрный сектор просто вылетит в трубу. Дальне нужно будет или заставить Нацбанк печатать новее деньги, или начинать приватизацию и, наконец, вводить рынок. Как не крути, но без потерь белорусский бюджет в следующем году не выкрутится. В этом году ожидается его исполнение на уровне $17млрд. В 2007г. вместо запланированного роста доходов консолидированного бюджета до $18.7млрд. с вероятностью в 80% будет сокращение на 5% (т. е. на $850млн.), с вероятностью 60% - доходы упадут на 8% ($1.36млрд.) и с вероятностью 45% - сокращение будет на 15% ($2.55млрд.). и это только с учетом нефти и нефтепродуктов. Понятно, что эти расчеты спекулятивны. Будущее неопределенно, но по опыту разных стран мировой экономики в разные периоды времени можно сказать, что не было случая, когда бы после столь радикального повышения цен на один из основных видов энергоресурса ВВП страны вырос на 9%. Не было случая, чтобы экономику страны не начало трясти. Нет оснований считать что Беларусь неким магическим способом сможет избежать этой участи.




Беларусь и Россия наращивают группировку ПВО на западном направлении

17.12.2006. Белорусские новости

Вячеслав Будкевич

23 ноября на станцию Лососно в Гродненском районе прибыл последний воинский эшелон с "материальной частью зенитных ракетных подразделений, оснащенных комплексом С-300ПС". Он проделал путь в несколько тысяч километров из Сибири, с одного из ремонтных предприятий РФ. Таким образом, не оформив еще де-юре Единую региональную систему ПВО Беларуси и России, Союзное государство наращивает ее мощь на стратегически опасном, как считается, направлении. За два года 115-я зенитная ракетная бригада перевооружена и переобучена. Теперь вместо устаревших комплексов С-125 она имеет относительно современные системы.

У этих действий есть своя мотивировка. Как указывают российские военные эксперты, до 1991 года эскадрильям НАТО нужно было лететь до Москвы 1 700 километров, а встретить их были готовы 4 500 советских самолетов и более 2 500 зенитно-ракетных комплексов, да еще 600 самолетов стран Варшавского договора. Сегодня маршрут до Москвы значительно короче — 600 километров. Навстречу же могут подняться не более 200 боевых машин. А зенитные ракетные части РФ остались лишь на ближних подступах к Москве. Туда самолетам НАТО в случае гипотетического конфликта и подлетать не надо: сотни крылатых ракет могут быть запущены с рубежа Вязьма — Ржев.

О том, что Москва намерена отдать союзнице в аренду некоторое количество С-300, впервые объявил в августе 2003 года министр обороны РФ Сергей Иванов. Но понадобилось два года согласований и уточнений механизма передачи, чтобы 10 сентября 2005 года контракт был подписан.

Тогда стало известно, что переданы (фактически — проданы) будут именно С-300ПС в количестве, необходимом для вооружения одной бригады, — четыре дивизиона (в разных вариантах на вооружении одной зенитной ракетной бригады могут находиться 3-4 дивизиона).

В процессе ремонта и модернизации С-300 (которые, как когда-то в сердцах выразился президент Беларуси, чуть ли не валялись у россиян под забором) Россия в соответствии с договоренностями отвечала за приведение в порядок радиоэлектронной части комплексов, а Беларусь — за шасси. Кроме того, транспортировку систем от российских заводов до позиционных районов также оплачивала Беларусь.

К слову, именно меркантильность Москвы вызвала в свое время досаду белорусского лидера.

Сумму, в которую комплексы обошлись Минску, официально, естественно, никто не назовет. В то же время есть как минимум два порядка цифр, и о них упомянуть стоит.

В декабре 2004 года заместитель главнокомандующего ВВС РФ Айтеч Бижев сообщил, что С-300ПС обойдутся Беларуси в 13 миллионов долларов. По данным интернет-источников, стоимость одного дивизиона систем такого уровня может достигать 180 миллионов долларов. Не исключено, что цифра, названная Бижевым, и есть непосредственные расходы Беларуси на приобретение комплексов. Но она явно не учитывает внутренних расходов страны, которая впервые за 15 лет независимости решила задачу перевооружения целого соединения, причем самого дорогого вида вооруженных сил.

Для этого было необходимо не только в несколько этапов переучить личный состав, но и создать фактически новую инфраструктуру: провести работу по отчуждению земли, подготовить новые позиционные районы в Брестской и Гродненской областях, построить подъездные дороги.

Кроме того, параллельно велась работа по снятию с вооружения и отправке в арсеналы комплексов С-125, которые Беларусь намерена предложить на продажу. А, например, для транспортировки вооружения только одного зенитного ракетного и одного технического дивизионов фактически необходимо три железнодорожных эшелона.

Бригаду укомплектовали по новому штатному расписанию. Военнослужащих стало втрое (!) больше, и отсюда необходимость решения социальных проблем, в первую очередь, жилищной.

Все это, естественно, стоит гораздо больше 13 миллионов долларов.

Два из четырех поставленных в Беларусь дивизионов были размещены в Брестской области в первой половине этого года. Они уже заступили на боевое дежурство и успели провести боевые стрельбы на полигоне Ашулук. Такая авральная подготовка практиковалась в белорусской армии впервые.

Еще два дивизиона, позиционные районы для которых подготовлены в Гродненской области, заступят на боевое дежурство к концу года. Это позволит отодвинуть дальнюю границу зоны поражения ПВО на 150 километров в западном направлении, а зону обнаружения целей — на 400 км. Причем "нулевой", то есть нынешний уровень этих отметок, проходит явно не по Бугу.

Стоит отметить, что, укрепляя общие с Россией воздушные рубежи на западном направлении, белорусские власти, несомненно, думают и о качественном элементе и без того достаточно серьезной белорусской системы ПВО.

В последний раз 14 ноября ее расхваливал теперь уже бывший командующий Олег Паферов. По его словам, уникальность Беларуси, имеющей небольшую территорию, в том, что здесь можно обеспечить развертывание как объектовой, так и зональной ПВО.

Создание первой автоматически влечет за собой и закрытие воздушного пространства по направлениям. Так вот, с окончательной постановкой на боевое дежурство 115-й зенитно-ракетной бригады белорусская группировка будет иметь в своем составе уже три бригады, оснащенные комплексами С-300 различных модификаций.

Добавьте к этому два полка С-200 (один кадрированный, но с техникой), несколько бригад комплексов "Бук", "Оса", "Стрела", части войсковой ПВО.

Ожидается, что замкнет систему ПВО Беларуси новая разработка минского предприятия "Тетраэдр", которая уже вызывает повышенный интерес за рубежом. Это — зенитный ракетный комплекс ближнего действия для борьбы со средствами воздушного нападения на конечном этапе их полета. Планируется, что он будет представлен на выставке "Милекс" в Минске в мае следующего года.

Одним из главных вопросов является количество пусковых установок С-300ПС, обладателями которых стала Беларусь. Военные, естественно, хранят молчание. Поэтому остается обратиться к открытым источникам, обратив внимание и на основные тактико-технические характеристики системы.

С-300ПС (по классификации НАТО — SA-10B Grumble) — самоходный вариант зенитного ракетного комплекса системы С-300П (экспортный вариант — С-300ПМУ) — поступил на вооружение войск ПВО в 1982 году. Головной разработчик — НПО "Алмаз". В отличие от комплексов С-300ПТ, размещаемых в основном на подготовленных позициях в сильно пересеченной или труднопроходимой для техники местности, комплексы С-300ПС предназначаются для боевого применения с использованием маневра.

Основным элементом системы С-300ПС (зенитный ракетный дивизион) является командный пункт в составе радиолокатора подсвета цели и наведения и кабины боевого управления (КБУ).

В основные боевые средства каждого дивизиона входит до четырех (может быть меньше) пусковых комплексов. В составе комплекса — основная пусковая установка (ПУ), оснащенная контейнером подготовки и управления стартом ракет, системой автономного электропитания, до двух "дополнительных" ПУ, оснащенных системой внешнего электропитания, управляемых через контейнер на основной ПУ. Таким образом, если вести речь о четырех дивизионах С-300ПС, то в стандартной комплектации системы в их составе будет 48 пусковых установок.

Возможно, такие расчеты применительно к 115-й зенитно-ракетной бригаде не совсем корректны, но они уже обнародовались журналистами и никем не опровергались.

Система обеспечивает поражение целей на дальностях от 5 до 90 км, в диапазоне высот от 0,025 до 27 км. Поражаются цели, летящие со скоростью до 1 150 м/сек. Баллистические цели с дальностью пуска до 300 км могут поражаться на расстоянии до 35 км при целеуказании от средств управления.

Время развертывания системы и перевода из походного положения в боевое — 5 минут. Длительность перехода из дежурного режима в боевой определяется временем автоматического проведения контроля функционирования систем комплекса и выхода передатчиков на режим высокого напряжения.

Темп стрельбы пускового комплекса — 3-5 секунд, одновременно может быть обстреляно до 6 целей 12 ракетами при наведении на каждую цель до двух ракет. Предусмотрен режим стрельбы по наземным целям.

Согласно техническому заданию комплекс не предназначался для перехвата тактических баллистических ракет, но проведенные после войны в Персидском заливе полигонные испытания позволили установить, что он способен успешно справляться и с этой задачей.




Беларусь получила от ЕС полгода исправительных работ

21.12.2006. Белорусские новости

Елена Новожилова

Европейский Совмин все же решил попросить Беларусь выйти вон из своей системы преференций (Генеральной системы преференций — ГСП). Правда, учитывая, что решение вступит в законную силу только через полгода, за это время ЕС может позволить нам вернуться: если исправимся.

"Если за это время в Беларуси произойдут изменения в ситуации с профсоюзами, и Еврокомиссия доложит Совету о том, что она улучшилась, Совет может пересмотреть свое решение", — сообщили БелаПАН в пресс-службе Совета министров ЕС.

Пока же белорусской экономике грозит отмена торговых льгот в виде сниженных на 10% таможенных пошлин при экспорте товаров в страны Евросоюза. При таком сценарии ежегодные потери белорусской экономики могут составить до 300 млн. евро. Только предприятия "Белнефтехима" в результате падения экспортных поставок лишатся, по оценкам, до 100 млн. долларов в год.

Кроме того, если неблагоприятное для Беларуси решение не будет отменено, уже с июня следующего года мы не сможем поставлять в ЕС на прежних условиях продукцию легпрома и калийные удобрения — товары, в купе с древесиной составляющие основу льготного белорусского экспорта в Европу. Так, из общего объема выпускаемой в Беларуси текстильной продукции около 40% экспортируется на рынок стран ЕС, а это до 120 млн. долларов, 100 миллионов из которых дает квотированный экспорт. В случае отмены преференций рентабельность экспорта основной части продукции, подпадающей пока под их действие, упадет, а может и вовсе стать отрицательной.

"ГСП — это своеобразный бонус со стороны ЕС тем странам, которые соблюдают права профсоюзов. Беларусь их не соблюдает", — заявил БелаПАН лидер Белорусского конгресса демократических профсоюзов (БКДП) Александр Ярошук, назвав вчерашнее решение "закономерным шагом" со стороны Евросоюза.

"Для меня вопрос о лишении преференций Беларуси практически решен, поскольку Евросоюз не может не принимать во внимание структуры, которые инициировали этот процесс, — Международную конфедерацию свободных профсоюзов и Всемирную конфедерацию труда", — сказал он, заметив, что до сих пор аналогичные санкции ЕС применял лишь в отношении Бирмы.

И все же у Беларуси еще есть время, чтобы скорректировать ситуацию и через шесть месяцев не подсчитывать убытки. Тем более что программа Генеральной системе преференций выгодна и самому Евросоюзу: благодаря дешевым ресурсам, поступающим из той же Беларуси, местные производители изрядно экономят на издержках.

В начале этой недели в Минске находилась делегация ЕС в составе представителей МИД Финляндии, председательствующей в Евросоюзе, Еврокомиссии, Совета ЕС и посольства ФРГ, которое представляет интересы финского председательства в ЕС. Делегация была принята руководством Министерства иностранных дел Беларуси, однако даже "конструктивная обстановка", в которой прошли переговоры, очевидно, не позволила белорусской стороне решить вопрос по ГСП в свою пользу.

Как пояснили сегодня в пресс-службе ЕС, причина исключения Беларуси из ГСП не изменилась: нарушение прав профсоюзов в стране. Там отметили, что принятое решение основывается на расследовании Еврокомиссии, которое выявило нарушение белорусским правительством прав независимых профсоюзных организаций. Параллельно с расследованием Еврокомиссии Международная организация труда осенью 2004 года обнародовала 12 рекомендаций по устранению нарушений прав профсоюзов, которые Беларусь должна выполнить в соответствии с конвенциями МОТ "О свободе объединения и защите права на организацию в профсоюзы" и "О праве на организацию в профсоюзы и на ведение коллективных переговоров".

"Учитывая тот факт, что Беларусь так и не выполнила рекомендации, а нарушения прав профсоюзов продолжаются, Еврокомиссия рекомендовала Совету ЕС временно исключить Беларусь из ГСП", — отметили в пресс-службе.

Справка: Экспорт Беларуси в страны ЕС в первом полугодии 2006 года составил 49,2% от общего объема экспорта. Наиболее крупные торговые партнеры Беларуси из "старого" Евросоюза — Германия (15% товарооборота вне СНГ), Великобритания (12,7%), Голландия (6,3%) и Италия (5,2%). Среди "новичков" ЕС лидируют Польша (9,8% в общем объеме товарооборота Беларуси со странами вне СНГ) и Литва (5,2%). В 2005 году удельный вес стран ЕС в товарообороте Беларуси составил 34%, в экспорте белорусских товаров — около 50%.




Атеизм снова становится идеологической основой белорусского государства

20.12.2006. Сайт ОГП

Анатолий РУБИНОВ, первый заместитель главы Администрации Президента Республики Беларусь, академик.

Митрополит Минский и Слуцкий Филарет, патриарший экзарх всея Беларуси обратился в Администрацию президента в связи с публикацией академика Анатолия Рубинова, сообщает БелаПАН со ссылкой  на пресс- службу Белорусского экзархата Русской православной церкви.

12 декабря в газете "Советская Белоруссия" была опубликована статья первого заместителя главы Администрации президента, академика Анатолия Рубинова "Наука и общество", которая, по мнению церкви, ставит целью "дезавуировать систему церковно-государственных отношений в Республике Беларусь". Владыка Филарет направил в Администрацию президента письмо с просьбой прокомментировать публикацию, содержащую "некорректные высказывания и оскорбительные для верующих положения".

Так, зам главы Администрации Лукашенко утверждает, что чрезмерное усиление влияния религии в обществе может иметь ряд отрицательных последствий. Среди них А.Рубинов назвал снижение устойчивости общества в результате его раздела по религиозному принципу, когда в стране развиваются различные конфессии; легкую внушаемость людей вследствие "прививаемой религией привычки слепо верить в те или иные догмы, не подвергая их критическому анализу"; ослабление влияния государства и государственной идеологии.

Характерная особенность —  в своей статье академик Рубинов не жалеет слов, расхваливая  деятельность существовавшего в СССР общества «Знание», активно занимавшегося атеистической пропагандой.  Лектором этого общества  в свое время был  сам Александр Лукашенко.  Предлагаем  читателям ознакомиться со статьей  заместителя главы администрации Лукашенко  товарища Рубинова.

Наука и общество

Советская система много сделала для того, чтобы развить науку и связанное с ней образование во всех советских республиках, там, где никогда не было ни науки, ни серьезного образования. Это делалось не только для того, чтобы наука помогала развитию народного хозяйства, а прежде всего для того, чтобы повысить грамотность населения, чтобы мировоззрение человека основывалось на научных представлениях, а не на всякого рода верованиях и предрассудках. Ибо это является необходимым условием эффективного развития общества.

Много внимания уделялось пропаганде научно–технических достижений, информированию населения о развитии естественных и технических наук. Особенно большой прогресс здесь был достигнут после того, как председателем Всесоюзного общества «Знание» стал лауреат Нобелевской премии, один из первооткрывателей лазеров академик Николай Геннадьевич Басов. В этот период общество «Знание» проводило исключительно активную и плодотворную работу. Издавалась серия брошюр по самым разнообразным направлениям науки, по новым открытиям и новинкам техники. Писали эти брошюры крупные ученые, специалисты. При этом изложение всегда было популярным, доступным для любого читателя. Организовывались регулярные лекции по научно–техническим новинкам, обычно проходившие в интересной, увлекательной форме. Масса ученых, особенно молодых, регулярно выступали на заводах, фабриках, в колхозах и воинских частях в самых удаленных уголках страны.

Одновременно выпускались и пользовались большим спросом такие научно–популярные журналы, как «Наука и жизнь», «Техника — молодежи», «Знание — сила», «Химия и жизнь» и другие. Одним словом, делалось очень много для того, чтобы у людей формировалось мировоззрение, основанное на современной науке, на научных представлениях о мире, научных законах и техническом прогрессе. Именно это позволило быстро развить сознание советских людей, выдвинуло их на уровень наиболее образованной нации, способствовало развитию у них творческого подхода и критического мышления.

К сожалению, это относилось только к естественнонаучной и технической области. Что касается гуманитарной сферы, то здесь господствовали запреты и догматика. Работники этих сфер в основном должны были обслуживать государственную политическую идеологию и не имели никакой степени свободы. Отметим, что именно догматическая идеология и ограничение информации в этой области, по нашему глубокому убеждению, в конечном итоге и привели Советский Союз к кризису.

I. Роль науки в формировании общественной идеологии и мировоззрения человека

Разрушительные процессы начала 90–х

Отказ от коммунистической идеологии, ниспровержение и интенсивная критика советского режима, ликвидация руководящей роли партии — все это служило главным мотором перестройки и последующих преобразований. При этом отрицание всего советского, огульное охаивание советской власти и советского общества, безудержное самобичевание и саморазоблачение, сопровождаемое преувеличением и гиперболизацией советских «пороков», — все это привело к большой сумятице в головах людей, которые потеряли ориентиры и уже не знали, чему верить. Старая идеология усилиями многих критиков была опозорена и втоптана в грязь, а новой, по существу, не появилось. Но свято место пусто не бывает, и, пользуясь растерянностью общества, на смену, как палочки–выручалочки, автоматически пришли многократно испытанные историей старые идеологические принципы: национализм и религия.

Разрушение прежней идеологии и наступивший идеологический хаос, приведя к общей дезорганизации общества, больно ударили и по науке. Это касается практически всех постсоветских стран. Наука уже перестала рассматриваться как самый большой авторитет в обществе, тем более что бедственное положение ученых способствовало их дезинтеграции. Многие уехали на Запад, многие ушли в бизнес, торговлю и другие сферы деятельности. Хотя по инерции дипломы кандидата и доктора наук, звания профессора и доцента по–прежнему ценились в обществе, однако сама наука оказалась отодвинутой на второй план. На первый же стали выходить разного рода квазинаучные представления, наукообразные предложения, разного рода верования, магия и всяческое шарлатанство. Народ перестал ориентироваться в окружающем мире и пошел искать спасения в религии и околорелигиозных учениях.

По телевидению и в прессе стали появляться такие передачи и такие темы, что можно было подумать, будто мы возвращаемся в средневековье. На полном серьезе обсуждаются колдовство, предсказания, инопланетяне и т.п. При этом проводятся диспуты с участием «специалистов» по магии и колдовству, представителей разного рода «неформальных наук». Образовалось множество академий и научных обществ, которые обрели полную свободу проповедовать и внедрять в сознание людей любые фантастические воззрения, никак не сообразуясь с выработанными наукой принципами и установленными законами. Так называемое паранормальное знание, в основе которого лежит воинствующее невежество, развернулось во всю ширь.

Вокруг настоящей науки и раньше было много людей, как говорят, немного «сдвинутых», не имевших систематических знаний, но охваченных страстью перевернуть законы науки и прославиться. Но в прежние времена научное сообщество четко отделяло истинные научные завоевания от фантастики и халтуры. Сегодня же волна необузданной свободы подняла авантюристов от науки на поверхность. Научные критерии и строгость доказательств стали необязательными и отошли на второй план. На первый вышло стремление удивить и поразить публику любой ценой.

В начале 90–х я лично видел по телевидению передачу, которую вел член–корреспондент нашей Академии наук А.И.Вейник, ныне уже покойный. В свое время он был хорошим специалистом по литью, но, взяв на себя непосильный труд ревизии физики, в конце концов скатился к мистике. В этой передаче он говорил о том, что Богом положен предел всякому знанию, и подтверждал это следующим примером. Вот, говорил он, мы пытались расширить возможности компьютера. Мы его совершенствовали до тех пор, пока внутри компьютера не застучал молоток. Откуда, спрашивается, возьмется в компьютере молоток? — восклицал он. И делал вывод — это было предупреждение от Бога!.. И эта галиматья тогда спокойно передавалась по телевидению и преподносилась как «авторитетное мнение академического ученого».

Конечно, в Беларуси благодаря взвешенной политике и бережному отношению к науке со стороны Президента удалось избежать многих отрицательных проявлений. Многое продолжает делаться для того, чтобы поставить барьеры на пути научного авантюризма. Повышены требования к научной квалификации и усилен контроль за качеством диссертаций, прекращена выдача дипломов и аттестатов о научных степенях и званиях кем бы то ни было, за исключением Высшей аттестационной комиссии, принято решение о преобразовании многочисленных академий в добровольные научные общества и тем самым повышен авторитет и статус Национальной академии наук.

Вместе с тем определенные последствия общей разрушительной тенденции, вызванной развалом Советского Союза, чувствуются и у нас. Как в самой науке, так и в ее влиянии на общество.

Атаки на материализм

Критикуя и отвергая марксизм, многие гуманитарии стали начисто отвергать и материалистическое мировоззрение. Мол, это все упрощенные коммунистические, «совковые» представления. Мол, материальный мир — это лишь внешняя оболочка, условия проявления высшей ценности — человеческой души. Душа рассматривается как нечто отдельное от материального мира и материальной оболочки человека. Она вечна, и ее источником является Бог. Изучение духовных проявлений, углубление во внутренний духовный мир, совершенствование этого духовного мира — все это тонкие материи, в которых по–настоящему может разбираться и которые может формировать только религия. Ибо если материальное может быть сотворено и человеком, то душа — это сугубо творение Бога. Более того, душа может совершенствоваться и достигать поистине божественных высот вне связи с практической деятельностью индивидуума. Яркий пример — те отшельники, которые удалялись от мирской жизни, жили в скитах, добровольно подвергая себя разного рода испытаниям и ограничениям. По сути, это делалось для того, чтобы своим отказом от реальности, от материального мира доказать, что духовное начало является определяющим и в его основе лежит не практическая деятельность человека, не его служение обществу, а неограниченное служение и любовь к Богу. Многие из таких людей не принесли решительно никакой пользы обществу, ничего не создали, не построили, но за свои добровольные страдания, продиктованные, по существу, слепой верой, рассматриваются как святые.

Духовное и материальное

Однако опыт всей жизни как человечества, так и природы в целом показывает, что духовное и материальное неразрывно связаны и взаимозависимы. Давайте попробуем разобраться.

Что такое материальное — более или менее ясно. Это то, что можно пощупать, увидеть или иным образом ощутить. А сфера интеллекта, мысль? Мысль можно определить как моделирование или проигрывание ситуаций и процессов, происходящих в материальном мире, используя не сами материальные объекты, а понятия об этих объектах, или абстракции. Эти понятия формируются на основе опыта и приобретенных знаний и записываются в материальном носителе интеллекта. Таким образом, с одной стороны, мысль — это всегда отражение материального мира, она неразрывно связана с материальным миром, им порождается и обращена на него своими целями.

С другой стороны, мысль тоже можно считать частью материального мира, поскольку она возникает и базируется исключительно на материальной основе — сложных устройствах, позволяющих запоминать информацию о различных объектах и явлениях, накапливать, сортировать и структурировать ее, устанавливать связи между этими объектами и явлениями. Мысль как таковая, вне этих устройств не существует. Как только компьютер выключили, вся его интеллектуальная деятельность исчезла. Точно так же и мозг — как только прекращается его кровоснабжение, он превращается из мощнейшего интеллектуального органа в безжизненную органическую массу. Без функционирования материального носителя мыслительный процесс невозможен. Мысль как отдельная, самостоятельная субстанция, не связанная с материальным миром, в природе не существует.

Но это касается мыслительного процесса, интеллекта. А душа? Ведь часто интеллект, знания, квалификация могут служить и дурному делу. Все зависит от того, какая у человека душа. Поэтому душа как бы не сводится к интеллекту и мыслительным процессам. Это вроде нечто иное, особое, таинственное, данное нам свыше.

Попробуем разобраться и здесь. Что же такое душа? Я бы определил это понятие как сложный комплекс эмоциональных реакций на окружающий мир. Это не рефлекторные реакции, а реакции, базирующиеся на всем предыдущем опыте человека: воспитании, традициях, моральных нормах общества, образовании, усвоенных ценностях, включая веру и т.п. Материальным носителем души является тот же мозг. Именно в нем формируются те взаимосвязи и взаимоотношения между понятиями, которые в результате реагирования на происходящее приводят к возникновению сигналов мозга, управляющих или запускающих ту или иную эмоциональную реакцию.

Обычно эмоциональные реакции сопровождаются изменением режима работы сердца и сосудистой системы — изменяются пульс, давление, характер сердечных сокращений и т.п. Поэтому мыслительные процессы мы связываем с мозгом, а эмоциональные, душевные движения — с сердцем. Сама по себе эмоциональная реакция вполне материальна — сегодня медицине известно, какие зоны мозга, вещества и агенты отвечают за то или иное эмоциональное состояние.

Как только перестает функционировать мозг, исчезают и эмоциональные реакции, т.е. так называемая душа исчезает. Современный уровень знаний дает научно обоснованное материалистическое представление о психоэмоциональной деятельности человека, которая и определяет то, что в обыденном понимании называют душой. Душа, оторванная от тела, витающая где–то в небесах, вечная и нетленная, существует только в нашем воображении.

О морали и духовных ценностях

Если душа не дана нам свыше и в нее заранее не заложены моральные и духовные ценности, то откуда же они берутся? Естественно, что принципы морали, систему духовных ценностей вырабатывает само общество в своем развитии. Известные заповеди «не убий», «не укради» и т.п. на самом деле являются формулировкой некоторых общих правил поведения человека, без которых общество не сможет существовать. Они выработаны веками и находят отражение не только в религии, но и в любых других нормах и принципах поведения народов разных стран. Даже «Кодекс строителя коммунизма» в советское время включал эти принципы. Отношение к детям, старикам, животному и растительному миру, отношения между мужчиной и женщиной, семейные устои — все это вырабатывалось исторически, исходя из потребностей общества, его стремления к самосохранению и укреплению.

Весь опыт развития человечества показывает, что духовные ценности, внутренний мир человека не являются чем–то заложенным свыше, а вырабатываются исключительно в процессе взаимодействия с окружающим миром и созидательной деятельности человека. Какая душа и какие духовные ценности у детей–маугли? Такие примеры есть, когда ребенок с раннего детства оставался один на один с природой, полностью изолированным от общества. Естественно, что и его интеллект, и его внутренний мир оказывались крайне примитивными, работающими на уровне инстинкта самосохранения. И никто сверхъестественный не вселил в его душу ничего возвышенного. Потому что главным источником духовности и духовного роста является созидательная деятельность человека в обществе и на благо общества.

Духовно богатый человек — это тот, кто создал для общества что–то для него нужное. Именно за это его ценят, почитают, именно в этом состоит и его духовная привлекательность. Можно однозначно утверждать, что единственным источником духовных ценностей и духовного роста человека и общества в целом является именно созидательный труд — фундаментальная черта, которая отличает человека и человечество от остальной природы.

Попытка монополизировать духовные ценности и духовный мир со стороны религии, равно как и со стороны деятелей литературы и искусства, не имеет под собой оснований. Ибо эти сферы не единственные и далеко не самые главные, связанные с миром души. Духовный мир рождается прежде всего в сфере созидания, там, где создаются новые машины, разрабатываются и воплощаются новые технологии, выращивается урожай, где лечат людей, организуют жизнь общества и государства. Литература и искусство лишь обобщают эти ценности, представляя их в концентрированной и привлекательной форме.

Сегодня у нас все больше внимания уделяется религиозным праздникам, почитанию святых, мощей, икон и т.п. И незаслуженно мало внимания уделяется тем, кто на самом деле во многом определил развитие цивилизации, ее современный уровень, кто открыл новые явления, разработал новые технологии и устройства, которые коренным образом изменили жизнь общества. Этих людей высокомерно относят к «технократам», т.е. как бы причисляют к низшей касте. Мол, пусть они себе разрабатывают новые технологии и двигают научно–технический прогресс, но не претендуют на духовные ценности. Ибо создание материальных благ, как нам пытаются внушить, никак не может повлиять на душу человека.

Но ведь именно созидание и есть главный и единственный источник морали и духовных ценностей. Если бы мы оставались жить в пещере, то и мораль, и духовные ценности оставались бы у нас на пещерном уровне, как бы мы ни молились Богу. Духовный рост и духовное возвышение вне созидательной деятельности на благо общества невозможны. Поэтому отделять духовные ценности, внутренний мир человека, душу от материального мира бессмысленно.

О религии

Я хотел бы быть правильно понятым в части отношения к религии. Я вовсе не против религии и считаю, что она не должна в обществе как–либо ущемляться. Мы прекрасно понимаем роль религии в истории развития общества. Именно единая религия позволяла сплачивать народ, давала ему надежду и опору в трудные времена. Не будь, к примеру, православия на Руси, Россия бы не состоялась как государство, не выжила бы под напором разного рода нашествий и завоеваний.

Религия выполняла много и других полезных функций. С нее начинались грамотность, просвещение, книгопечатание. По сути дела, с нее начиналась и наука, хотя потом их пути разошлись. Религия стабилизировала общество, помогала удерживать людей от порока, давала облегчение и утешение страждущим, она примиряла человека с мыслью о конечности его жизни, утешала при потере близких, давая надежду на будущее. Все это в определенной мере работает и сегодня. Действительно, нельзя лишать человека, возможно, выбитого из жизни болезнью или обстоятельствами и утратившего всякую опору, последней надежды и утешения. И в таких случаях церковь оказывается незаменимой.

Несомненно, что церковь и государство не должны быть антагонистичны, напротив, они должны сотрудничать, выполняя свои функции. И в этом отношении сегодняшняя политика государства является весьма взвешенной и мудрой.

Вместе с тем не надо забывать, что церковь у нас отделена от государства, и эту линию следует строго выдерживать. Излишняя активность церкви, стремление проникнуть в среднее и высшее образование вызывают озабоченность. Все–таки доминирующими у нас должны быть светское образование и воспитание, основанное на материалистическом мировоззрении. Иначе образовательный и творческий статус нашего общества будет понижаться. Ибо как ни говори, а религия — это догматическое учение, основанное на вере, на признании чуда, т.е. волюнтаристских проявлениях Бога, не подчиняющихся законам природы. В то же время наука базируется на противоположных принципах — признании материальности мира и объективности законов природы, независимых от чьей бы то ни было воли. Справедливость этих принципов доказана всей историей развития науки и цивилизации в целом. И только на науку мы можем опираться при решении задач, стоящих перед обществом.

Религия не должна определять нормы светской жизни общества, диктовать ему свои условия или устанавливать запреты. Сначала оскорбительным для верующих покажется какой–нибудь фильм, потом оскорбительной станет теория эволюции Дарвина, а затем дело дойдет и до физических основ устройства мира, которые противоречат религиозным догмам и тем самым подрывают веру в Бога.

Чрезмерное усиление влияния религии в обществе может иметь ряд отрицательных последствий.

Во–первых, в Беларуси сосуществуют разные религии. И хотя православие является доминирующей верой, однако и католическая, и иудейская, и мусульманская религии также развиваются и набирают силу. В результате вместо единого гражданского общества мы получаем общество, разделенное на группы по религиозному принципу, что снижает его устойчивость.

Во–вторых, прививаемая религией привычка слепо верить в те или иные догмы, не подвергая их критическому анализу, приводит к тому, что люди становятся легковнушаемыми. Они столь же охотно могут поверить не только в классические религиозные учения, но и в деструктивные идеи неокультов, и в магию, и в волшебство, в заклинания и вообще в любые фантастические идеи, которые им будут внушены. Отсутствие материалистического мировоззрения — это как отсутствие иммунитета против внушения любых верований, в том числе экстремистского толка. Только наука, научное знание может правильно сориентировать и человека, и общество в сложном окружающем мире. Как уже говорилось выше, чрезмерное влияние религии понижает интеллектуальный, образовательный и творческий потенциал общества.

Наконец, усиление влияния религии означает одновременно ослабление влияния государства, государственной идеологии. Хорошо, что сегодня во главе православной церкви Беларуси стоит исключительно мудрый человек, не только выдающийся религиозный деятель, но и крупный, ответственный политик, искренне заботящийся о процветании нашей страны. Но кадровые перестановки со временем неизбежны, и где гарантия, что завтра ситуация не изменится? И государству уже будет трудно перетягивать на свою сторону тех, кто попал под влияние и контроль церкви.

Какие же выводы следуют из всего сказанного? Прежде всего, сегодня необходимо более интенсивно развивать пропаганду естественнонаучных и технических знаний. Современный человек должен ясно представлять себе общую картину устройства мира, основные законы природы, основы современной техники. Речь не идет о детальном, профессиональном знании. Достаточно усвоить основные моменты чисто на качественном уровне.

Такие знания должны даваться не только в школе, где в силу раннего возраста интерес к этим вопросам еще недостаточно созрел, но и в вузах, причем обязательно и на гуманитарных специальностях. Ибо гуманитарное образование в отрыве от естественнонаучных знаний может создавать одностороннее, порою даже ошибочное представление о природе, обществе и его проблемах.

Конечно, и самому научному сообществу пора выйти из состояния некоторой растерянности и занять более активные позиции. Необходимо усилить научно–техническую пропаганду и просветительскую работу в средствах массовой информации, восстановить активную работу общества «Знание», кружки и школы юных по естественнонаучным и техническим направлениям для школьников. Ученые должны более активно выступать в средствах массовой информации, противодействовать распространению в обществе разного рода суеверий, антинаучных представлений и предрассудков. Одним словом, потребности развития государства сегодня настоятельно требуют поднять авторитет науки и ученого в обществе, добиться более действенного их влияния на общественное сознание и мировоззрение граждан.

II. Функции и структурная организация науки

Наука в Белоруссии в советский период

По существу, развитие науки в БССР началось с начала 50–х годов прошлого века. В это время в Минск для организации работы Академии наук был приглашен доктор биологических наук Василий Феофилович Купревич. Именно В.Ф.Купревичу Беларусь обязана организацией всей гаммы естественных и технических наук, которые получили затем здесь плодотворное развитие. Именно он создал Академию наук Беларуси в ее современном виде. Будучи специалистом в достаточно узком направлении в области биологии, Купревич тем не менее очень мудро рассудил, что для нашей республики нужны не только картофелеводство и языкознание, которые развивались здесь ранее, но и весь комплекс современных наук. По его инициативе в Белоруссию был приглашен ряд видных российских ученых — математиков, физиков, биологов, химиков, техников. Это были зрелые творческие ученые, каждый из которых заложил здесь свою научную школу. Такая мощная комплексная инъекция научного потенциала в республику очень быстро принесла свои плоды. В Академии наук возник ряд институтов по основным научным направлениям, создались дееспособные творческие коллективы молодых белорусских ученых.

Сегодня как–то незаслуженно мало вспоминают о В.Ф.Купревиче. А ведь именно ему принадлежит главная заслуга в организации всей белорусской науки, потому что дальнейшее ее развитие как в рамках Академии наук, так и за ее пределами было результатом тех принципиальных преобразований, которые были инициированы и проведены В.Ф.Купревичем в период его деятельности в качестве президента Академии наук.

В первый период своего развития, то есть в 50 — 60–е годы, наука в Белоруссии развивалась как таковая — создавалась материальная база, готовились кадры, нащупывались перспективные научные направления. Уже в 70–е годы по ряду областей науки Белоруссия вышла на общесоюзный, а в некоторых случаях и на мировой уровень.

Характерной чертой того времени была свобода научного поиска. В рамках имевшихся материальных возможностей можно было предлагать и развивать любые идеи и направления, нужно было только обосновать их перспективность перед ученым сообществом. Если предлагаемые проекты признавались потенциально привлекательными, то, как правило, можно было найти и финансирование, ибо оборонный комплекс всегда держал руку на пульсе науки и поддерживал все, что хотя бы в отдаленной перспективе или косвенно могло быть полезно для обороны.

Те, кто работал в науке в те времена, считают, что это был золотой период ее развития. Авторитет науки был весьма высок. В сообществе ученых царили всеобщий энтузиазм, высокая требовательность, соревновательность и здоровая конкуренция. Стремление получить оценку научного сообщества на всесоюзных и международных конференциях побуждало к постоянному творческому поиску, заставляло работать, не считаясь со временем. И если ученый был талантлив, то возможность свободного поиска давала яркие результаты. В других случаях сотрудники хотя и не открывали чего–то нового в науке, но углубляли уже разработанные области, приобретая определенную квалификацию.

Вместе с тем нельзя сказать, что академическая наука оказывала сколько–нибудь серьезное влияние на развитие промышленности в БССР. Дело ограничивалось в основном отдельными консультациями, фрагментарными разработками и, что было наиболее ощутимо, подготовкой кадров. Сколько ни ставились вопросы получения Академией наук пресловутого «экономического эффекта», сколько мер ни предпринималось для стимулирования изобретательской деятельности, однако реальных плодов это не приносило. Условные экономические эффекты регулярно насчитывались в больших размерах, авторские свидетельства на изобретения оформлялись сотнями и тысячами, но, по сути, наука в академических институтах развивалась сама по себе, а производство и промышленные технологии — сами по себе.

Таким образом, Академия наук в БССР никогда не была «штабом научно–технического прогресса» республики, как иногда пытаются это представить. Она занималась фундаментальными и поисковыми исследованиями, участвуя в общесоюзном процессе развития различных научных областей, в том числе представляющих интерес для обороны. Что касается белорусской промышленности, то та опиралась не на Академию наук, а черпала свои разработки из отраслевых союзных институтов и конструкторских бюро. Конечно, были и определенные связи отдельных научных групп и отдельных институтов академии с промышленными предприятиями республики, создавались иногда и межведомственные лаборатории, но все это имело скорее эпизодический, нежели систематический характер.

Наибольшее влияние академической науки на потенциал республики проявлялось в подготовке научных кадров. Те, кто проходил школу академической науки и попадал затем в вузы или в промышленность, становились ректорами и деканами, руководителями промышленности. Благодаря полученным знаниям, а главное, усвоенной научной методологии они вносили новую живую струю в организацию высшего образования и современного производства.

Во времена Советского Союза описанная ситуация в основном соответствовала потребностям общества того времени. Такая большая и мощная страна, как Советский Союз, несомненно, могла себе позволить и должна была развивать фундаментальные и поисковые исследования. И именно эти функции были возложены на академические учреждения. Их исследования не давали непосредственного экономического эффекта, но подталкивали и инициировали практические разработки, которыми занимались уже отраслевые институты и КБ.

Сегодня ситуация в Беларуси радикально изменилась. Иные масштабы государства и иные задачи, которые стоят сегодня перед нами, требуют соответствующих изменений в организации науки. Следует отметить, что проблемы совершенствования науки стоят сегодня не только перед нами, но и во всем мире. Это связано с тем, что изменились и формы организации научного труда, и в значительной степени задачи, стоящие перед наукой.

Для определения долгосрочной стратегии в области науки необходимо прежде всего рассмотреть основные функции, которые призвана выполнять современная наука, и организационные формы реализации этих функций.

Фундаментальная и прикладная наука

Очень часто возникают дискуссии по поводу разделения фундаментальной и прикладной науки. Под фундаментальной наукой иногда понимают некие глубинные области науки — физику элементарных частиц, космологию и т.п. Можно, однако, видеть, что такое деление весьма условно. Яркий пример — физика атомного ядра. Из весьма далекой от практики области она со временем превратилась в инженерную науку об атомной энергетике. То, что сегодня представляется абстрактной фундаментальной наукой, завтра превращается в чисто прикладную область. Поэтому представление о том, что фундаментальная наука может не иметь практических целей и практического выхода, а служит просто расширению наших знаний, ошибочно. Любая наука объективно имеет целью практическое использование знаний на пользу человека, хотя субъективно авторы такую цель могут перед собой и не ставить.

Как же определить фундаментальную и прикладную науку и где проходит между ними водораздел? Эволюцию научного знания в любой области можно разбить на две стадии: первая стадия — накопление знаний до такого уровня, пока они еще не могут быть положены в основу практической деятельности. Вторая стадия — дальнейшее углубление знаний и умений, приобретенных на первой стадии, для их непосредственного практического использования.

Первую стадию можно рассматривать как стадию фундаментальных исследований, или фундаментальную науку. Вторую — как прикладную стадию исследований и разработок, или прикладную науку.

Таким образом, любая область науки может иметь как фундаментальную, так и прикладную стадию. Чем же они отличаются?

Фундаментальная наука имеет поисковый, разведывательный характер. Она является источником новых идей, определяющих направления научно–технического развития в мире. Но на этой стадии исследований наука еще не производит материальных благ и не приносит прибыли. То есть фундаментальная наука не может сама себя финансировать и является полностью затратной.

Современные фундаментальные исследования чрезвычайно дорогостоящи, требуют уникального оборудования и высококвалифицированных кадров. В больших масштабах такие исследования сегодня под силу лишь высокоразвитым странам с сильной экономикой. В основном фундаментальные исследования проводятся в университетах и лишь в некоторых странах имеются также специализированные научно–исследовательские институты.

Следует отметить, что результаты фундаментальных исследований, независимо от того, где они получены, принадлежат всему мировому сообществу и ими может бесплатно и без ограничений пользоваться любая страна мира.

В отличие от фундаментальной, прикладная наука носит более локальный характер, она призвана иметь своим конечным результатом рыночный продукт. Если фундаментальные исследования проводятся в режиме свободного поиска, то прикладные исследования и разработки регламентируются более жестко, они должны быть встроены в единую систему, направленную на достижение конечной цели — получение прибыли от реализации проводимых разработок.

Прикладная наука без практической реализации результатов — это пустая трата времени, имитация научно–технического прогресса. В советское время в белорусской Академии наук много денег и сил было потрачено на разработку приборов для научных исследований. Образцы таких приборов, изготовленные в единичных экземплярах, демонстрировались на выставках, по ним выпускались каталоги с описанием характеристик. Однако этим дело и кончалось. Такие приборы нигде не выпускались и коммерческой реализации не имели. То есть работа, по существу, проводилась впустую. Хотя квалификация разработчиков росла, научно–технический уровень повышался, но в целом такая система работала на холостом ходу.

В мире прикладная наука локализована в основном на фирмах, выпускающих наукоемкую продукцию. При этом прикладная наука не только сама себя финансирует, но и является основным источником прибыли для предприятия и, следовательно, для государства.

Таким образом, по своим конечным целям, форме организации и типу финансирования прикладная наука существенно отличается от фундаментальной.

Научно–технический потенциал любой страны определяется прежде всего уровнем прикладной науки. То есть уровнем разработок автомобилей, телевизоров, компьютеров, лазерной, военной и другой высокотехнологичной продукции. Именно высоким уровнем таких разработок славятся передовые фирмы Японии, Германии, Америки и других стран. Степень же развития фундаментальной науки лишь косвенно влияет на научно–технический потенциал страны, в основном через уровень высшего образования. Яркий пример — Япония. При высочайшем уровне фирменной науки фундаментальные исследования находятся там на весьма скромном уровне.

Следует отдельно сказать о пресловутой цепочке: фундаментальные исследования — прикладные исследования — производство продукции. Очень часто такую последовательность представляют как идеал организации научных исследований и их внедрения. Действительно, такая цепочка справедлива для мира в целом, но несправедлива и не должна применяться для каждой страны в отдельности. То есть нельзя требовать, чтобы фундаментальные исследования в данной стране были источником прикладных разработок, а затем и выпуска продукции на предприятиях этой страны. Такая постановка вопроса означала бы, что мы отгораживаемся от мирового прогресса, от накопленного в мире опыта и будем сами изобретать свой велосипед.

Отсюда следует, что нет необходимости обеспечивать развитие наших наукоемких производств собственными академическими исследованиями. Необходимо использовать всю копилку мировых знаний для развития нашей промышленности, а не опираться только на свои маломощные научные силы фундаментальной науки.

Современная организация науки

За последние несколько десятилетий организация научных исследований в мире радикально изменилась. Раньше научные открытия и прорывы были уделом одиночек. Сегодня наука продвигается плотным фронтом, быстро закрывающим любые щели и прорехи. Если время для нового прорыва в той или иной области пришло и ситуация созрела, то этот прорыв будет неизбежно совершен, причем, как правило, практически одновременно в нескольких научных центрах. Хотя слава первооткрывателя персонифицируется на одном-двух ученых, однако реально в этом процессе участвуют многие, по существу, целое научное сообщество, работающее в данном направлении.

Ранее проведение научных экспериментов требовало от ученого личного мастерства и изобретательности, умения изготавливать новые устройства, экспериментальные приспособления и оригинальные измерительные установки. Зачастую создание таких установок занимало 5 — 6 лет. Экспериментаторами могли быть только те, кто умел хорошо работать не только головой, но и руками. Поэтому в 60–е годы в Белоруссии молодые ученые, посвятившие себя экспериментальной физике, подготавливали кандидатские диссертации не за 3 — 4 года, а за 7 — 8 лет. Им самим приходилось создавать материальную базу для научных исследований. При этом за время, пока создавалась установка, наука уходила вперед и запланированные исследования зачастую теряли свою актуальность.

Сегодня наука организована иначе, по индустриальному принципу. Активное развитие фирм, специализирующихся на изготовлении научного оборудования, привело к такой ситуации, когда наука обеспечивается многочисленными и разнообразными приборами, оборудованием и целыми экспериментальными комплексами. Все это оборудование разрабатывается и изготавливается высокопрофессиональными фирмами. Его качество и степень сложности не могут сравниться с теми, которые характеризовали самодельные установки экспериментаторов–одиночек. Время «самоделкиных» в науке давно прошло. Сегодня для организации современного научного эксперимента нужны только деньги — все остальное обеспечат фирмы. При этом оборудование не просто закупается. Весь комплекс будет привезен, смонтирован, отлажен и взят на гарантийное обслуживание. Ученому остается только придумать подходящую задачу и научиться пользоваться готовой установкой. По сути дела, в научном процессе произошли специализация и разделение труда: одни занимаются поиском научных задач и непосредственно научным исследованием, а другие оперативно и квалифицированно обеспечивают этот процесс технически. Такой подход резко ускорил развитие науки и сместил акценты с научного исследования как такового на достижение тех или иных практических целей в результате проведения этого исследования. Вместе с тем это привело к резкому удорожанию фундаментальной науки. Сегодня стоимость комплекта оборудования, обеспечивающего современный уровень исследований по актуальному направлению науки, близка к миллиону долларов.

Фундаментальная наука в Беларуси

Будем реалистами! Такая небольшая и не очень богатая страна, как Беларусь, не может вносить сколько–нибудь ощутимый вклад в развитие мировой системы фундаментальных знаний. Тогда возникает вопрос: нужна ли вообще фундаментальная наука в Беларуси и если нужна, то каковы ее функции? По нашему убеждению, в такой стране, как наша, фундаментальная наука должна исполнять три основные функции: обеспечение высокого уровня подготовки кадров высокой и высшей квалификации, трансляция современного мирового знания и научная экспертиза.

Качественное высшее образование без науки невозможно. Если преподавание не включает в себя научное творчество преподавателей и студентов, то оно превращается в начетничество, в простое пересказывание учебников. Поэтому высшая школа должна обязательно содержать в себе науку и именно тут место для фундаментальных исследований.

Развитие фундаментальной науки в вузах позволит не только повысить уровень высшего образования, привить студентам навыки к творчеству, но и обеспечит поддержание международных научных связей, отслеживание новинок и новых направлений в мировой науке. Следует особо подчеркнуть, что без активного международного сотрудничества по различным направлениям фундаментальных исследований наша наука неизбежно скатится на провинциальный уровень и деградирует. Наличие в вузах квалифицированных ученых, доцентов и профессоров обеспечит также специалистов для проведения экспертизы тех или иных научно–технических проектов и создаст тот научный потенциал, который необходим для формирования и поддержания в обществе научного мировоззрения.

Организация прикладной науки

Поскольку прикладные исследования направлены на решение конкретных практических задач с выходом на производство, то, как правило, их не следует отрывать от производства. То есть они должны быть локализованы главным образом в самой промышленности, на предприятиях. Именно развитие научно–технического потенциала предприятий является основной предпосылкой и условием инновационного развития наших производств.

В советское время в большинстве случаев заводы были отдельно, а отраслевые НИИ и КБ — отдельно. Это ослабляло связь прикладных разработок с производством, замедляло процесс внедрения. В некоторых случаях, как, например, в самолетостроении, КБ и производство были интегрированы, что и обеспечивало более успешное развитие этих областей.

В крупных западных фирмах прикладные разработки всегда осуществляются в недрах самой фирмы, подчиняясь единому планированию и управлению. Именно неразрывная связь прикладных разработок с производством, подчинение их общим задачам фирмы обеспечивает ее динамичное развитие в жестких конкурентных условиях рынка.

Сегодня ведущие белорусские предприятия имеют квалифицированные кадры разработчиков. Однако задачи инновационного развития требуют существенного усиления потенциала прикладной науки в промышленности, всемерного укрепления и развития фирменной науки. По нашему мнению, эта задача является главной и решающей для повышения конкурентоспособности белорусской продукции и в целом для развития экономики Беларуси.

Вместе с тем прикладные исследования могут развиваться и в специализированных научно–технических центрах, таких, как центр космических технологий, центр информационных технологий (Парк высоких технологий), центры современных медицинских технологий, специализированные центры аграрных технологий и т.п. Частично прикладные исследования могут также проводиться и в вузах наряду с фундаментальными. Это имеет смысл в тех случаях, когда вуз сотрудничает с промышленным предприятием и выполняет соответствующие исследования по его заказу.

Направления реорганизации науки в Беларуси

Исходя из сказанного, можно выделить следующие основные направления в организации науки у нас в стране.

Прежде всего, это усиление фирменной науки, укрепление ее кадрами высокой и высшей квалификации, кандидатами наук. Такие кадры должны готовиться вузами в тесном взаимодействии с предприятиями, для которых они рассчитаны. Сегодня предприятия не всегда заинтересованы принимать готовых кандидатов наук, поскольку не видят для них адекватного применения. Однако без насыщения ведущих промышленных предприятий кадрами высшей квалификации трудно рассчитывать на эффективное развитие там новейшей техники и технологий. Возможно, для реализации этой задачи нужна специальная государственная программа по поддержке и укреплению фирменной науки.

Далее на базе учреждений Национальной академии наук необходимо создать ряд научно–технических центров. Идея организации научно–технических центров принадлежит Главе государства. Смысл заключается в том, чтобы приблизить научные исследования к решению практических задач, подчинив их этим задачам. По существу, в таком центре научные исследования интегрируются с производством и их результатом являются уже не просто научные статьи и диссертации, а новые виды продукции, новые технологии и т.п., которые разрабатываются не в отрыве от производства, а подчиняясь конечной цели — созданию конкурентоспособного рыночного продукта. Первоначально этот подход был разработан применительно к учреждениям сельскохозяйственного профиля, и ряд таких центров на базе Академии наук уже создан. Сегодня эту идею предстоит реализовать и по другим направлениям.

Научно–технические центры могут также создаваться для научно–информационного обеспечения управления народным хозяйством, то есть для разработки проблем, имеющих общегосударственное значение. К таким проблемам можно отнести разработку недр, энергетику, информационные технологии, экологический мониторинг, космические технологи, медицинские центры и другие.

Что касается академических институтов и подразделений, занимающихся сугубо фундаментальными исследованиями, то представляется целесообразным интегрировать их с соответствующими вузами. При этом следует поставить задачу, чтобы через 3 — 5 лет научные сотрудники этих институтов участвовали в преподавательском процессе, разгрузив при этом имеющихся преподавателей для научной работы. Этим мы поднимем уровень науки в вузах, что является обязательным условием высокого качества подготовки кадров.

Объединение ресурсов академических институтов с вузами позволит спасти фундаментальную науку и ее кадры, придать смысл и государственное значение этой деятельности, подчинив ее задачам подготовки специалистов высокой и высшей квалификации.

Конечно, подобные преобразования должны быть тщательно продуманы и спланированы, чтобы они не сопровождались болезненными социальными явлениями в среде научных работников и не привели к дезорганизации работы в соответствующих учреждениях. Более того, для успешного решения задач, стоящих сегодня перед наукой и высшим образованием, необходимо поднять авторитет и статус ученого в обществе, сделать более действенной поддержку научных работников и преподавателей вузов со стороны государства.

Обобщая сказанное, можно сделать вывод, что сегодняшняя структура организации науки в Беларуси уже не соответствует потребностям общества. Расчет на Национальную академию наук как на штаб научно–технических преобразований в республике, как на палочку–выручалочку при решении всех научно–технических проблем не имеет под собой серьезных оснований.

Сегодня надо четко подчинить деятельность научного сообщества решению конкретных задач, актуальных для государства. При этом следует отделить прикладные исследования от фундаментальных. Фундаментальные следует локализовать в вузах, повысив их уровень и обеспечив возможность профессорам, доцентам и более молодым преподавателям наряду с преподавательской деятельностью более активно заниматься наукой. Это значит, что должна быть уменьшена чисто преподавательская нагрузка, с тем чтобы больше времени оставалось на научную работу. Включение в вузы академических учреждений соответствующего профиля, позволяющее объединить их материальные и кадровые ресурсы, должно обеспечить решение этой задачи без дополнительных материальных затрат.

Прикладные исследования и разработки следует развивать прежде всего на предприятиях и в фирмах, подчинив их непосредственным инновационным задачам предприятия. Организация этой работы потребует привлечения в соответствующие подразделения предприятий кадров высшей квалификации и, возможно, специальной государственной программы.

Как уже упоминалось, определенные направления прикладных исследований могут быть организованы и в рамках научно–практических центров, работающих непосредственно на рынок либо обслуживающих те или иные органы государственного управления.

Обобщая сказанное о взаимоотношении науки и общества на современном этапе, можно применительно к Беларуси выделить две основные проблемы, требующие особого внимания:

1) повышение авторитета науки в обществе и ее влияния на формирование общественного сознания и мировоззрения граждан;

2) совершенствование организационной структуры самой науки с целью приближения ее к решению задач, актуальных для развития общества и государства.



Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
Copyright ©1996-2018 Институт стран СНГ