Внимание! Вы находитесь на старой версии сайта "Материк". Перейти на новый сайт >>> www.materik.ru

 

 

Все темы Страны Новости Мнения Аналитика Телецикл Соотечественники
О проекте Поиск Голосования Вакансии Контакты
Rambler's Top100 Материк/Аналитика
Поиск по бюллетеням
Бюллетень №160(01.01.2007)
<< Список номеров
НА ПЕРВОЙ ПОЛОСЕ
В ЗЕРКАЛЕ СМИ
ВЕСТИ ИЗ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ДУМЫ
ЖИЗНЬ ДИАСПОРЫ
ПРОГРАММА ПЕРЕСЕЛЕНИЯ СООТЕЧЕСТВЕННИКОВ
БЕЛОРУССИЯ
УКРАИНА
МОЛДАВИЯ И ПРИДНЕСТРОВЬЕ
ЗАКАВКАЗЬЕ
СРЕДНЯЯ АЗИЯ И КАЗАХСТАН
Страны СНГ. Русские и русскоязычные в новом зарубежье.


Пять войн Андрея Ющенко

12.12.2006, "2000"

Лозунько Сергей

Виктор Андреевич рассказывает разные, часто противоречащие друг другу, истории из жизни своего отца Андрея Андреевича. Почему? Ответ на этот вопрос частично дают документы, оказавшиеся в распоряжении редакции. В частности, пять биографических справок: четыре из них собственноручно написаны (заполнены в анкете) Андреем Андреевичем Ющенко в двухлетний период с октября 1944-го по ноябрь 1946-го. ВСЕ ОНИ ДАЮТ РАЗНЫЕ ВЕРСИИ СОБЫТИЙ. Но сегодня мы знакомим вас с иным документом — это перевод личной немецкой карточки военнослужащего Советской Армии (находившегося в немецком плену). Карточка заведена 20 октября 1944 г. по случаю перемещения Андрея Ющенко из концлагеря Освенцим в концлагерь Флоссенбург.

История знает немало личностей с запутанными биографиями. Документальные свидетельства содержат массу противоречивых, порой взаимоисключающих данных. А попытки докопаться до фактов, разобраться в хитросплетениях судьбы иных героев только рождают новые вопросы.

Отец нынешнего президента Украины — Ющенко Андрей Андреевич — также стал, без преувеличения, легендарной фигурой украинской истории. В первую очередь это связано с сыном — политиком, который, если можно так выразиться, ввел в общественно-политический оборот образ своего отца. Героическая биография Андрея Андреевича использовалась во всех избирательных кампаниях, в которых принимал участие Виктор Андреевич, — «сын узника гитлеровских концлагерей»: это производит впечатление на избирателей.

Но образ отца выступает и идеологическим инструментом — когда Виктор Ющенко, «сын воина Красной Армии», призывает «протянуть друг другу руки» ветеранов Советской Армии и вояков ОУН-УПА.Порой отец становится для Виктора Андреевича и щитом, которым он прикрывается от политических оппонентов, обвиняющих его, скажем, в потворствовании национал-экстремизму.

Интерес общественности к личности отца нынешнего президента Украины понятен и естественен. В частности, и редакция «2000» регулярно получает письма читателей, в которых они просят прояснить те или иные подробности из биографии родителя первого лица в государстве.

Опубликовано множество материалов об Андрее Андреевиче Ющенко. Многократно историю жизни отца рассказывали оба сына — и Виктор Андреевич, и Петр Андреевич. В различных выступлениях и интервью Виктор Ющенко весьма подробно говорил о себе и о своих близких. Однако белых пятен в истории семьи Ющенко, включая отца, меньше не становится. Скорее — наоборот. Ибо сам Виктор Андреевич регулярно открывает общественности новые странички из биографии отца, порой весьма неожиданные, если не сказать сенсационные...

Находясь с визитом в Израиле осенью 2002 г., Ющенко рассказывал об отце: «был пограничником на Западном Буге и попал в плен 24 июня 1941 года. Ему довелось пережить заключение в семи немецких лагерях, включая Освенцим... Отмечу, что уже этот момент делает для меня понятной и близкой трагедию еврейского народа. В 1945 году моего отца освободила американская армия, и он вернулся в Советский Союз. Нет, его не бросили в ГУЛАГ, а отправили на исправительные работы — директором школы в Ивано-Франковскую область, на западе Украины. До того двух директоров этой школы убили бандеровцы, и в таком назначении заключался тогда вполне определенный умысел. «Почему тебя не убили?» — спрашивали моего отца сотрудники МГБ уже через несколько месяцев после того, как он приступил к исполнению своих обязанностей» (14.11.2002 г., израильская газета «Вести»).

В 2003 г. в Польше Ющенко посетил мемориал-музей «Освенцим», где впервые получил документальное подтверждение из архива Освенцима, что его отец, Андрей Ющенко, 26 февраля 1944 года попал в этот концлагерь из Лансдорфа в обозе советских военнопленных. Его лагерный номер был 11367 (08.05.2003 г., «Корреспондент»).

А в октябре того же года Виктор Андреевич взывал в Донецкой обладминистрации: «Мій батько 4 роки відсидів у Освенцімі. За вас, холуїв!» (31.10.2003 г., «Подробности»).

Когда г-ну Ющенко пришлось реагировать на антисемитскую публикацию в «Сільських вістях», он (в интервью газете «CN-Столичные новости») сообщил: «для моей семьи такие дискуссии закончились в 1944 году, когда отец попал в Освенцим и был там с евреями в тот момент, когда по двадцать пять тысяч человек уничтожали за один день... Закончились тогда, когда в моей родной Хоружевке за занавеской на печи бабушка и мама прятали во время войны трех еврейских девочек...» (03.02.2004г., Mignews.com.ua). Израильская газета «Время» (12.02.2004 г.) на сей счет откликнулась: «Если это правда, то почему две храбрые женщины до сих пор не удостоены звания Праведников Мира? Где свидетели их подвига, почему молчат? Отчего не сообщили об этом сами спасенные девочки, которым сейчас уже немало лет?» Наконец, недоумевали авторы, «какая фантастическая скромность не позволила самому» Ющенко «рассказать о героизме своих родных раньше..?»

Рассказ с персонального сайта Виктора Андреевича («День пам'яті»): «Про війну й біду багато розповідав батько. Він служив прикордонником, у перші дні війни був тяжко поранений під Мінськом. Далі — полон, спроби втечі, відправка до «фабрики смерті» — Освенцім. Тут мого батька, Андрія Андрійовича, хотіли перетворити на номер 11367, на два рядки в обліковій книзі. Про концтабірний жах найкраще свідчать цифри. З півтора мільйона в'язнів вижили лише сто тисяч, кожен п'ятнадцятий. Серед тих, хто пройшов табірне пекло, — близько 15 тисяч радянських солдат. Вижили лише 96, один на 150. Батькові пощастило...» (http://ww2.yuschenko.com.ua/ukr/Past/Unknown_pages_of_history/439/).

«Для моєї родини, як і для родин мільйонів українців, 22 червня — дата великої трагедії. Ця трагедія не обійшла жодну сім'ю, в тому числі і мою», — сказав лідер «Нашої України». Батько Ющенка, Андрій Андрійович, був солдатом Червоної Армії і перші дні війни зустрів на білорусько-польському кордоні. Після важкого поранення у бою він потрапив до фашистського полону» (22.06.2004 г., прес-служба Віктора Ющенка).

«Я думаю про долю свого батька, Ющенка Андрія Андрійовича. 22 червня 1941 року він прийняв бій на самому кордоні, під Білостоком. У перші, найтяжчі тижні боїв загинула більшість солдатів його 29-ї дивізії. Батькові пощастило залишитися в живих. Потім — поранення, полон... його фільтраційна справа військовополоненого — як путівник по колах табірного пекла. Острув Мазовецький, Майсен, Лейпциг, Стольп, Освенцим, Бухенвальд, Флесенбург. І всюди — спроби втекти, карцери, тюрма — за «політичну діяльність». Так в німецькому формулярі названо бійки з наглядачами. Що змушувало його тікати? Чи багато шансів було у втікача дістатися додому з Німеччини, Австрії, Чехії, де всі дороги забито військом, патрулями, вартовими? Практично, не було жодного» (25.06.2004 г., «Без цензури»).

В ходе предвыборных дебатов с Януковичем 20 декабря 2004 г. Ющенко в заключительном слове сказал: «...Я народився, шановні друзі, на Сході України за кілька десятків кілометрів від російського кордону, і я виховувався по моралі свого батька, який був воїном Радянської Армії, прикордонником. Я теж був прикордонником. Він попав потім в полон, в Освенцим, у Дахау, у Бухенвальд. У його моралі, у його цінностях я виховувався....»

«Слово «Освенцим» я выучил первым (?!— Авт.) на Украине, потому что туда вывезли моего отца. Андрей Ющенко, сельский учитель и советский солдат, был ранен и попал в Освенцим: у него на груди был вытатуирован номер 11367. Он был одним из 95 выживших там советских граждан» (В.Ющенко, Corriere della Sera, 26.01.2005 г.).

В январе-2005 Ющенко участвовал в международных мероприятиях, посвященных 60-летию освобождения Освенцима. Немецкая Suddeutsche Zeitung на основе рассказанного пресс-секретарем Ющенко 28 января 2005 г. писала: «Пленных красноармейцев не только привлекали к самым тяжелым работам, на некоторых из них проводились эксперименты с отравляющим газом Циклон B. Однако незадолго до их начала Андрей Ющенко был переведен в концлагерь Дахау. Оттуда ему удалось бежать, однако его поймали. Следующим лагерем для него оказался Бухенвальд. Там он встретил конец войны (Бухенвальд был освобожден американскими войсками 11апреля 1945 г. — Авт.). Изможденный физически, он вернулся на родину, в Сумскую область. Он оказался одним из всего 95 красноармейцев, которые пережили Освенцим. Ему была уготована та же судьба, что и большинству бывших военнопленных, которых по приказу Сталина как возможных шпионов отправили в ГУЛАГ. Несмотря на это, он получил образование и преподавал английский язык».

5 мая 2005 г. в интервью немецкому каналу ARD Виктор Андреевич поведал: «Мой отец служил на границе, которую немцы заняли уже 24 июня. Поэтому он ушел в подполье и воевал партизаном на оккупированной территории. В конце 1941 года он попал в плен. Пережил Дахау, Освенцим, Флоссенбург и другие концентрационные лагеря. Последние дни войны мой отец провел в Мангейме (занят американцами 29 марта 1945 г. — Авт.). Там его освободили американцы. Когда мой отец возвратился на родину, то последующие 40 лет его называли предателем, так как он попал в плен».

12 мая 2005 г. в интервью четырем украинским телеканалам, отвечая на вопрос, «ким відчували себе під час параду?», Виктор Ющенко ответил: «Я відчував себе сином воїна Радянської армії, який 6 місяців бродив, після того як німці на його заставі перейшли кордон, по волинським болотам, ведучи партизанську підпільну роботу».

9 мая 2006 г. в интервью телеканалу «Интер» Ющенко, рассказывая об отце, отметил: «во время Великой Отечественной войны был пограничником-кавалеристом», который, «провоевав полгода, попал в плен и прошел через 7 концлагерей, среди которых такие, как Дахау, Бухенвальд и Освенцим».

Такова противоречивая версия биографии отца, которую излагает Виктор Ющенко.

Кстати, о количестве концлагерей и тюрем, через которые прошел Андрей Ющенко: семью (названными Виктором Ющенко) дело явно не ограничивается. В разных материалах я насчитал... 14! А именно: Острув Мазовецкий (Польша); лагерь №304; лагерь №4б; Майсен; Лейпциг; штрафной лагерь возле города Стольп; «центральный карцер для военнопленных» в городе Вольф; лагерь №13 (возле Нюрнберга); штрафной лагерь №318; тюрьма города Эгер; а еще — Бухенвальд, Дахау, Освенцим, Флоссенбург.

Но противоречивость данных — не только в количестве пройденных лагерей.

Кем служил Андрей Андреевич — пограничником или кавалеристом? Или «пограничником-кавалеристом», как однажды выразился Виктор Андреевич? Когда оказался в плену — 24 июня 1941 г., в июле 1941-го или же в конце 1941-го? В каком состоянии — был ли ранен? Где попал в плен — под Минском, под Белостоком или где-то еще?

Что ж, попробуем дать ответы на эти вопросы.

Сведения, полученные нами из военных архивов, свидетельствуют о том, что 29-я моторизованная дивизия, в рядах которой служил Андрей Ющенко, никакого отношения к пограничникам не имела. Кавалерийских подразделений в ней также не было. Хотя отдельный намек на кавалерию нам найти все-таки удалось: при формировании дивизии — согласно директивы министра обороны от 31.12.1939 г. — в ее состав были переведены некоторые военнослужащие из расформированных кавалерийских частей. Почти весь состав дивизии оказался в плену в первые же дни войны, под Минском.

А где Андрей Ющенко был освобожден из плена? В Бухенвальде или же в Мангейме? Бухенвальд располагался близ Веймара (земля Тюрингия) — это центральная Германия. Мангейм — это земля Баден-Вюртемберг (она с землей Тюрингия даже не граничит) — южная.

Вызывают недоумение и другие моменты. Скажем, не раз озвучена история о том, как Андрей Ющенко спасал от голода генерала Карбышева. «Історія несправедлива: про героїзм генерала Карбишева в СРСР було відомо кожному школяреві, але хто знав про те, що в Освєнцимі генералу допомагав виживати, ділившись з ним останніми крихтами їжі, простий солдат Андрій Ющенко?» — писал Виктор Ющенко в ответе на письмо читателя (27.02.2004г., газета «Кримська Свiтлиця»).

А история «восьмого побега» (первые семь — из немецких концлагерей) — когда в 1945 г. Андрей Ющенко сбежал из поезда (спрыгнув на ходу), который вез его в Сибирь то ли на военный завод, то ли в ГУЛАГ! В статье Дианы Дуцык «Семь побегов Андрея Ющенко» («Без цензуры», №1, 2003 г.) рассказывалось о том, как Андрей Андреевич спрыгнул с поезда под Киевом и благополучно добрался до родных мест... Учитывая, что у направляемых в ГУЛАГ (а равно и в «рабочий батальон») не могло быть на руках документов, а побег считался преступлением (либо дезертирством) — остается только удивляться, как Андрею Ющенко удалось преспокойно устроиться в родных местах, да еще и директором школы!

А, например, в известном материале «Узник №11367», который в 2004 г. массово тиражировался в разных изданиях, рассказывалось следующее: вернувшись из плена, «Андрей Ющенко заочно окончил факультет иностранных языков Харьковского университета». Правда, иные не преминули заметить, приведя ссылку из «Української Радянської Енциклопедії»: «Факультет іноземних мов в Харківському державному університеті утворено в червні 1960 року, при реорганізації Харьківського педагогічного інституту». А в ряде биографических описаний семьи Ющенко можно прочесть: «1952 — Отец окончил Глуховский педагогический институт. Директор школы в Хоружевке и преподавал там английский язык» (http:// www.pseudology.org/Eneida/Yuschenko_VA.htm)... Имеются и другие противоречия в том, что касается сведений о полученном Андреем Ющенко образовании и о его преподавательской деятельности.

Впрочем, нет ничего удивительного в том, что Виктор Андреевич рассказывает разные, часто противоречащие друг другу, истории из жизни своего отца Андрея Андреевича. Столь же противоречивы и истории, представленные в документах, имеющихся в нашем распоряжении. По нашей просьбе военные архивариусы квалифицировали эти документы как аутентичные.

Итак, знакомим вас с первым документом — это перевод с личной немецкой карточки военнослужащего Советской Армии (находившегося в немецком плену). Карточка заведена 20 октября 1944 г. по случаю перемещения Андрея Ющенко из концлагеря Освенцим в концлагерь Флоссенбург. Составлена, повторимся, немцами.

Из документа узнаем следующее: Андрей Ющенко, 1919 года рождения, служил в 29-й дивизии (штаб в г. Слоним). Взят в плен 5 июля 1941 года под Белостоком. Т.е. через две недели после начала войны. Представляется, что это наиболее реальная дата, если соотнести ее с ситуацией на Западном фронте того периода, а равно и с воспоминаниями военнослужащих 29-й мотодивизии 6-го мехкорпуса, где служил Андрей Ющенко: все они рассказывают о разгроме и пленении именно в конце июня — первых числах июля 1941-го.

В графе, где идет речь о состоянии, в котором взят в плен, данные о ранении или болезни отсутствуют. Стоит отметить, что в первые месяцы войны в плену оказались миллионы советских солдат. Немцы столкнулись с острой проблемой их размещения и питания. О том, чтобы лечить раненых (тем более — тяжелых) советских военнопленных, и речи не могло быть — здоровые погибали в плену от голода и болезней.

Подробно описаны личные данные Андрея Ющенко: рост — 170 см, нос прямой, волосы темные, худощавый, без бороды, лицо овальное, уши слегка оттопырены, глаза карие, зубы здоровые (дословно: «Зубы: полностью»). Как видно, цингой не страдал, избиениям со стороны концлагерных охранников, вероятно, не подвергался. В графе «особые приметы» указано: «нет» — что тоже свидетельствует об отсутствии ранения, ибо тогда остались бы шрамы, которые немцы не преминули бы отметить.

О поведении Андрея Ющенко после пленения ничего не сообщается. Абсолютно отсутствует в документе какая-либо информация о побегах. А рассматриваемый документ охватывает как минимум полуторагодичный период с 30 апреля 1943 г. по 20 октября 1944 г. Хотя, по рассказам и Виктора Ющенко, и его отца (в автобиографиях, о которых мы поговорим в следующих публикациях. — Авт.), за этот период Андрей Ющенко совершил 3—4 побега. Впрочем, в подобных документах такой информации может и не быть, так как контроль за беглецами шел по другому ведомству.

В карточке имеется запись о наказаниях: 2 раза, всего приговорен к 3,5 годам тюремного заключения «за политическую деятельность» (о наказаниях «за совершение побегов» и проч. ничего не говорится). Более того, судя по другим данным карточки, составленной сотрудниками концлагеря, прямо следует, что немцы не рассматривали Андрея Ющенко как склонного к побегу.

Иначе как объяснить, что немцы предоставляли Андрею Андреевичу возможность работать. Склонных же к побегу не то что из концлагеря, но даже в наше время из исправительно-трудовой колонии на работу не выпустят. В этом плане интересна, к примеру, квитанция номер 106, из которой следует, что за период с 11 по 28 февраля 1942 г. Андрею Ющенко выплачено вознаграждение за некую работу — 1 марку 40 пфеннигов. Что это за работа — не ясно, работодатель почему-то засекречен под условным кодом «204».

При этом указанную сумму Андрей Андреевич наличными брать не стал, а предусмотрительно оставил на черный день — положил на свой лицевой счет, что педантичные немцы и отметили в карточке. Подчеркнем: в феврале 1942 года! И этот счет существовал минимум вплоть до 30 апреля 1943 г. (даты отправки в базовый лагерь (шталаг, то есть не филиал) — IV.B, г. Мюльберг).

Таким образом, есть все основания сомневаться в том, что имели место побеги и в период февраль 1942го — апрель 1943гг. И этот счет — при лагере IV.B. Выходит, в период с 11 февраля 1942г. по 30 апреля 1943 г. Андрей Ющенко вряд ли бывал (после побегов) в каком-либо ином лагере, кроме IV.B (правда, из самого лагеря на работу его вывозили).

Исходя из изложенного выше, нет никаких оснований говорить о побегах на протяжении 11 февраля 1942го — 20октября 1944 гг.

Об этом свидетельствует и то, что на карточке, заполненной на пишущей машинке, где нет никаких записей о побегах, сверху под названием лагеря есть запись от руки о том, что 20 октября Андрей Ющенко все-таки бежал. Однако немцы проявили милосердие и сохранили ему жизнь, в тот же день просто переведя его в другой лагерь.

В графе о наказаниях читаем: 2 раза, приговорен к 3,5 годам тюремного заключения «за политическую деятельность» (о наказаниях «за совершение побегов» ничего не говорится. — Авт.).

По свидетельству военных историков, формулировка «за политическую деятельность» в данном случае не включала в себя побег, поскольку побеги расценивались как дисциплинарное нарушение. Вместе с тем (согласно действующей практике) под «политическую деятельность» немцы подводили многие иные нарушения дисциплины — громкий разговор, шатание по территории лагеря «без дела». Причиной для такого «политического вердикта» мог быть также донос другого заключенного без конкретизации самой провинности.

Виктор Ющенко прав, когда полагает (см. выше), что подобное обвинение его отцу могло быть предъявлено и за «бійки з наглядачами». При этом, правда, необходимо уточнить, что речь может идти только о драке с надзирателями из внутренней охраны из числа самих заключенных, согласившихся сотрудничать с немцами. За драку же с надзирателями из внешней охраны, которыми, как правило, были только немцы, следовал незамедлительный расстрел.

Для тех, кто работал вне лагеря, на немецких хозяев (как сказали бы у нас — «расконвоированных», получавших вознаграждение за свой труд), а также кто служил в немецкой армии в русских вспомогательных подразделениях (пекари, водители и т. п. — так называемые «хиви»), таким обвинением могло быть уклонение от работ, споры и пререкания с хозяином или начальством и т. п.

Наши военные консультанты полагают, однако, что в данном случае в карточке зафиксировано наказание, которому Андрей Ющенко подвергся на Родине. Многие заключенные даже придумывали себе такие наказания, представляясь политическими жертвами сталинского режима в надежде на некоторое снисхождение немцев. Тем более это было возможно, когда и придумывать ничего не надо было, как в случае с Андреем Ющенко. И хотя срок, на который он был осужден в СССР (3 года), не совпадает со сроком, указанным в немецкой карточке (2 судимости и 3,5 года), это несовпадение могло быть просто ситуативным.

Кстати, обратите внимание: запись о судимости идет среди записей не на «лагерную», а на «советскую» тему: место службы в СССР, партийность, судимость, пленение...

Консультанты указывают и на следующий момент: если не согласиться с тем, что в немецкой карточке указана «советская» судимость, то ситуация становится совершенно непонятной. Как могли немцы рядового заключенного, у которого уже есть две «немецкие» судимости за грубейшее нарушение лагерных порядков (по словам Виктора Ющенко — «драки с надзирателями»), после побега (причем, по словам Виктора Ющенко, очередного побега), избавить от участи, которая неизбежно была уготована в подобной ситуации всем иным лагерным? А Андрея Ющенко просто переводят в другой лагерь. К слову: Освенцим был одним из самых страшных гитлеровских концлагерей, и перевод в другой лагерь иногда означал даже некоторое облегчение участи. Кроме того, при перемещении иногда появлялся шанс бежать.

Если с логикой вышесказанного не согласиться — значит дать пищу для циничных домыслов недоброжелателей, что, безусловно, делать не следует.

Итак, в графе «Перемещения» указывается, что «20.10.1944 г. переведен в концлагерь Флоссенбург». Виктор Ющенко утверждает, что до Флоссенбурга отец не добрался — сбежал... Как же было на самом деле?


Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
Copyright ©1996-2018 Институт стран СНГ