Внимание! Вы находитесь на старой версии сайта "Материк". Перейти на новый сайт >>> www.materik.ru

 

 

Все темы Страны Новости Мнения Аналитика Телецикл Соотечественники
О проекте Поиск Голосования Вакансии Контакты
Rambler's Top100 Материк/Аналитика
Поиск по бюллетеням
Бюллетень №160(01.01.2007)
<< Список номеров
НА ПЕРВОЙ ПОЛОСЕ
В ЗЕРКАЛЕ СМИ
ВЕСТИ ИЗ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ДУМЫ
ЖИЗНЬ ДИАСПОРЫ
ПРОГРАММА ПЕРЕСЕЛЕНИЯ СООТЕЧЕСТВЕННИКОВ
БЕЛОРУССИЯ
УКРАИНА
МОЛДАВИЯ И ПРИДНЕСТРОВЬЕ
ЗАКАВКАЗЬЕ
СРЕДНЯЯ АЗИЯ И КАЗАХСТАН
Страны СНГ. Русские и русскоязычные в новом зарубежье.


Пять войн Андрея Ющенко. Часть III

18.12.2006, "2000"

Бурлаченко Сергей

И если ранее мы обнародовали пусть противоречивые, но материалы, которые так или иначе (частями) фигурировали и в других печатных и электронных изданиях, то сегодня «2000» знакомит читателей с документами, которые ранее никогда не публиковались. В частности, о том, что отец Виктора Ющенко воевал в армии Соединенных Штатов Америки, причем гораздо дольше, чем в армии советской! Так, по крайней мере, рассказывает о себе Андрей Андреевич Ющенко. Но обо всем по порядку...

Не раз уже упоминавшаяся популярная в период президентской гонки-2004 публикация «Узник №11367», и представлявшая собой попытку закрепить в массовом сознании официальную, «бронзовую» версию биографии Андрея Ющенко, начиналась следующим образом: «Лежащие передо мной документы из архивов госбезопасности вполне могли бы стать сюжетом для захватывающего боевика или драмы. Потому что в то, о чем в них идет речь, было бы сложно поверить, если бы каждое слово, содержащееся в них, не было скрупулезно проверено сотрудниками НКВД-МГБ».

Что до сюжетов, достойных боевика, драмы или еще чего — тут не поспоришь. Истории Андрея Андреевича, рассказанные (написанные) им о себе самом, действительно могли бы заинтересовать сценаристов. Другое дело, что пришлось бы снимать несколько боевиков, весьма разных по сюжету... А вот что до скрупулезности, проявленной-де сотрудниками НКВД-МГБ при проверке «каждого слова», — тут имеются большие вопросы, если не сказать сомнения. Не знаешь даже, в чем больше сомневаться: то ли в квалификации тех сотрудников, которым выпало разбираться в хитросплетениях судьбы Андрея Ющенко, то ли в устоявшихся в массовом сознании представлениях об атмосфере того времени как об эпохе тотального контроля органов над всем и вся.

Андрей Ющенко смог не только неоднократно перехитрить немцев, но и ввести в заблуждение НКВД— МГБ— КГБ.

В предыдущих публикациях представили две войны Андрея Ющенко. Разных. Сегодня знакомим еще с двумя — также на основе автобиографий (одна из них — в форме анкеты, тоже собственноручно заполненной Андреем Андреевичем) нашего героя.

Как вы помните, в прежних изложениях Андрей Андреевич попадает в плен в первые же дни войны, затем многочисленные немецкие концлагеря и тюрьмы, избиение полицаев и побеги, вплоть до освобождения американской армией в апреле 45-го — так следовало из его автобиографии от 17 августа 1945 г.

Но спустя год, 7 сентября 1946-го, Андрей Ющенко пишет очередную автобиографию, из которой следует, что ни в каком плену он не был, а с первого до последнего дня Великой Отечественной войны находился в рядах Красной армии. Соответственно — нет и речи о концлагерях, побегах и прочих приключениях в плену, равно и проверки в фильтрационных лагерях НКВД.И много чего другого нет.

«Я, Ющенко Андрей Андреевич, родился в 1919 году в селе Хоружийци Недригайловского р-на Сумской области в семье крестьянина, теперь колхозника», — начинает он.

Далее: «В 1934 г. окончил Хоружийскую Неполную среднюю школу. После окончания 7 кл. поступил на робітничий факультет Харьковского пединститута где окончил два курса, но с 3-го курса был мобилизован в Кр. Армию».

Как видим, это уже новый оборот в биографии: оказывается, ни в Баку «в виду материальных затруднений» (как писал он прежде) Андрей Андреевич в 1937 году не ездил, ни в Каспийском пароходстве не работал. Не было и судимостей, а соответственно — ГУЛАГа и амнистии. Как и последующей (после освобождения) работы в Ростовской области... Все это время — 1936—1939 гг. — Андрей Андреевич постигал науку в Харьковском пединституте, откуда и был (из института) мобилизован в Красную Армию.

«Принимал участие в Отечественной войне, в 1945 г. из Кр. Армии был демобилизован как учитель», — коротко пишет Андрей Ющенко. Ни плена, ни концлагерей.

«С 1 серпня 1945 г. по 31 грудня 1945 г. работал преподавателем истории и географии в Вильшанской средней школе. С 1/I — 46 года по 31/VIII — 46 г. работал директором Козелянской НСШ. С 1935 г. являюсь заочником Харьковского пединститута», — завершает описание вех своей биографии Андрей Андреевич.

Дата (7/IX — 46г.). Подпись. Под всем этим стоит: «Верно: оперуполномоченный 3 отд. 2 отдела», капитан такой-то. В НКВД поверили!

Ну, раз такое проходит (позволю себе додумать ход мыслей Андрея Андреевича), то спустя полтора месяца — 31 октября 1946г. Андрей Андреевич подпишет заполненную им анкету в фильтрационном деле №81376 (в распоряжении «2000» оказалась часть III этого дела — видимо, были или есть и поныне части IV и V.., но уж точно — I и II).

Перед нами предстает еще один Андрей Андреевич.

Родился 1919 — 10/IV в Украине, по старому административному делению в Полтавской губернии, с. Хоружевка; по существующему (на тот момент) адм. делению — <I>«УСРР Сумська обл. Недригайлівський р-н С. Хоружівка»<P>. По национальности украинец.

Бывшее сословие родителей — «бідняки», основное занятие до Октябрьской революции — «хлібороби», после революции — тоже.

Основная профессия — «учитель». В графе стаж работы по профессии (т. е. учителем) стоит «з 1939 р.»... Это новость. Из прежних его автобиографий мы знали, что до поступления в Красную Армию в 1939 году Андрей Андреевич не учительствовал — он либо работал на заводе (как он писал 17августа 1945 г.), либо учился в институте (автобиография от 7 сентября 1946 г.).

Социальное положение — «службовець». Беспартийный. Стаж пребывания в ВЛКСМ — с 1938-го по 1941-й.

В ВКП(б) не состоял. При этом на вопрос в графе «Чи були вагання в проведенні лінії партії і чи брав участь в опозиціях» сказано: «Вагання не було в проведенні лінії партії. В опозиціях участі не брав». Соответственно — и не привлекался к ответственности по «контрреволюционным статьям», не был «політв'язнем» ГУЛАГа, как иной раз указывает его сын Виктор Андреевич. Более того, если верить этой анкете, то Андрей Андреевич вообще не был судим — ни за политику, ни за, скажем, «непрописку в паспортном столе»! Это прямо вытекает из дальнейшего ознакомления с анкетой.

Член профсоюза: «СРПСШ з 1939 р.» Образование: «Незакінчена вища».

Из таблицы, в которой указываются годы и место учебы, узнаем, что 1929—1935гг. Андрей Ющенко учился в «НСШ — с. Хоружівка». В 1935—1936 гг.: «Рабфак — Харків». И, наконец, самое интересное (из довоенной биографии) — в 1936—1939 гг., оказывается, он проходил обучение в «Харьк. Держ. Педінститут, істфак». Причем, утверждает в этой анкете Андрей Андреевич, отучился он 3 курса. И несмотря на то, что не окончил институт, все-так получил специальность «учителя».

А Баку? Допустим, во время работы в порту мог учиться заочно. А тюрьма? Ведь в другом месте Андрей Ющенко (п. 35 — «Чи притягався до судової відповідальності (ким, коли, за що) і рішення суду») указывает: «До судової відповідальності притягався Бакінським 3 НКВД за непрописку в паспортному столі, а потім було скасовано»... Получается, даже находясь в сталинском ГУЛАГе, Андрей Андреевич умудрялся продолжать обучение в институте — так сказать, отсидка без отрыва от учебы...

Был ли за границей, включая службу в Красной Армии? Андрей Ющенко отвечает: «так». Причем при следующих обстоятельствах: «1942—1944 Польща, Герман. Франція. В полоні — Концлагерь».

А в «1944—1945 Чехія, Австрія» — сенсация! — «діюча Червона Армія»! Т. е. в 1944—1945 гг., утверждает Андрей Андреевич в этой анкете, он освобождал Чехию и Австрию в рядах действующей Красной Армии!

Преинтереснейший 21-й пункт анкеты («Виконувана робота з початку трудової діяльності (включаючи військову службу)». Тут сразу узнаем, откуда у Андрея Андреевича учительский стаж «з 1939 р.»: с февраля по ноябрь 1939-го, указывает Ющенко-старший, он — «Учитель НСШ» в «Ростов обл. Весьоловський р.». Но годом ранее в автобиографии от 17 августа 1945 г. Андрей Ющенко писал: «1939 год весною я еду в г.Ростов и поступаю на «Манигводстрой»... де работаю до Осени етого года, де и поступаю в ряды красной армии». Где же и кем трудился Андрей Андреевич в 1939 году в Ростове — рабочим на заводе (стройке) или учителем? Придется отнести к загадкам. Хотя некоторый комментарий напрашивается: работа на «Манигводстрой» для Андрея Андреевича не представляла никакой угрозы — с точки зрения «чистоты анкеты» (наоборот — принадлежность к рабочему классу тогда ценилась), поэтому утаивать этот явно не компрометирующий его факт биографии (и подменять другим) не было никакого смысла. Не было... если только не принимать во внимание, что Андрей Андреевич в то время устраивался на работу директором школы — тут действительно был смысл приписать себе учительский стаж. Это, повторимся, только версия — однако других более-менее логичных объяснений, почему Андрей Андреевич сначала писал о работе на предприятии, а впоследствии начал приписывать этому этапу своей жизни учительство в школе, просто нет...

С декабря 1939-го по июнь 1940-го, сообщает Андрей Ющенко, он «Курсант полкової школи. 35 кав. дівізія» в «г. Пружани БСРР». С июня 1940 по (обратите внимание!) январь 1942-го («І-1942») — «Старшина. 29 мотодівізія» в «м. Слонім БСРР».

Т.е. до января 1942 года Андрей Андреевич умудрился воевать старшиной 29-й мотодивизии, хотя сама эта дивизия, входившая в 6-й мехкорпус генерала Хацкилевича, была разгромлена в первую же неделю войны. Как справедливо писал в автобиографии от 17 августа 1945 г. сам А.Ющенко, «28 июня нашу дивизию за Белостоком розбили, Ком. Див. и Нач. штаба ушли по неизвестном направлению». Тогда же Андрей Андреевич указывал, что «30 июля миня взяли в районе Минска в плен» (хотя, как мы помним, сами немцы полагали, что взяли его в плен еще 5 июля). Но вот выясняется, что старшина Ющенко продолжал удерживать место дислокации своей дивизии — «м. Слонім» — целых полгода! В глубоком немецком тылу! Гордо неся погоны старшины Красной Армии (судя по данным анкеты, Андрей Андреевич не снимал их до января 1942-го). Об этом он говорит и в других местах анкеты, например, в п. 24 в разделе служба в Красной Армии он указывает «з 1939 по 1942», причем «остання вища посада» — «Старшина».

Прямо скажем, этот доселе неизвестный эпизод времен Великой Отечественной войны достоин внесения в учебники. Ибо всем известно, к примеру, о героических защитниках Брестской крепости, которые также удерживали свои бастионы, находясь в глубоком тылу немцев. Но, оказывается, неподалеку от них держал оборону в Белоруссии и старшина Андрей Ющенко. И подвиги защитников Брестской крепости меркнут перед подвигом Андрея Ющенко — ведь оборона Брестской крепости продолжалась с 22 июня по 20 июля 1941 года (причем — силами подразделений 6-й и 42-й стрелковых дивизий, 17-го пограничного отряда и 132-го отдельного батальона войск НКВД — всего 3,5 тыс. человек). По 20 июля! Немногим участникам обороны удалось вырваться из вражеского кольца и перейти к партизанам, большая часть раненых попала в плен. А Андрей Ющенко стоял еще полгода, умело маневрируя: «участь у Вітчизняній війні брав в містах: Білосток, Слонім, Барановичі з 22-VI —1941 по I-1942 р. старшиною», — пишет он (п. 24/8). После такого — как же несправедлива и неблагодарна оказалась советская власть по отношению к Андрею Ющенко, ибо в графе «Які нагороди і заохочення має після Жовтневої революції» стоит скромная запись: «Нагороджений не був».

И только в январе 1942-го немцам удалось наконец взять в плен последнего защитника Белоруссии. Отвечая на вопрос анкеты о времени и обстоятельствах пленения, Андрей Андреевич указывает: «Був з І-1942... Попав у полон у м. Столбці (местечко в Белоруссии. — Авт.) поранений» (п. 24/9).

Отметим, что это первое упоминание о ранении Андрея Андреевича — ни в немецких данных, ни в его собственноручно написанной автобиографии от 17 августа 1945г. об этом ничего не говорилось. До сих пор мы не знаем и о характере ранения (скажем, куда именно был ранен). Непонятны и обстоятельства ранения — что это было? Андрей Андреевич в анкете (п. 33) пишет следующее: «Маю поранення. ХІ-1941 р. м. Слонім». Бой в Белоруссии в ноябре 1941-го?..

Может, к тому времени Андрей Андреевич был партизаном-подпольщиком, как о том в последнее время начал рассказывать его сын, Виктор Андреевич? В частности, 5 мая 2005 г. в интервью немецкому каналу ARD Виктор Андреевич поведал: «Мой отец служил на границе, которую немцы заняли уже 24 июня. Поэтому он ушел в подполье и воевал партизаном на оккупированной территории. В конце 1941 года он попал в плен». 12 мая 2005 г. в интервью четырем украинским телеканалам Виктор Ющенко рассказал, что отец «6 місяців бродив, після того як німці на його заставі перейшли кордон, по волинським болотам, ведучи партизанську підпільну роботу». А 9 мая 2006г. в интервью телеканалу «Интер» Ющенко, рассказывая об отце, указывал, что он, «провоевав полгода, попал в плен»... Последнее («провоевав полгода») наиболее точно — если опираться на рассматриваемую анкету, заполненную Андреем Ющенко.

Но не был он ни партизаном, ни подпольщиком! В п.24/6 «Чи брав участь у партизанському рухові і підпільній роботі (як вступав, де, коли і яку роботу виконував)» рукой Андрея Андреевича выведено: «у партизанському русі і підпільній роботі участі не брав».

И вот плен. Андрей Ющенко указывает на сей счет (п. 21): с января 1942 по (обратите внимание. — Авт.) июнь 1944 г. «Перебував у полоні: в Концлагері», самих концлагерей он называет четыре: «г. Лейпціг, Освенцім, Фльосембург, Бухенвальд». В другом месте анкеты (п. 24/9) то же самое: в плену с января 1942-го по июнь 1944 г. А «В VI-1944 р. я убіжав».

Что же было дальше?.. Возможно, иные читатели уже обратили внимание на некоторую нестыковку в вышеприведенных данных Андрея Ющенко из рассматриваемой анкеты. В частности, отвечая на вопрос, был ли за границей, включая службу в Красной Армии, он написал: в «1944—1945 Чехія, Австрія» — «діюча Червона Армія» (п. 10). Но в п. 24/7, отвечая на вопрос о службе в Красной Армии, он говорит, что служил только «з 1939 по 1942». А как же 1944—1945гг.? В п. 24/8, повествуя об участии в Отечественной войне, он указывает, что «участь у Вітчизняній війні брав... з 22-VI-1941 по I-1942 р.». Отсюда: «діюча Червона Армія» в 1944—1945 гг., о чем написано в п. 10, — это не участие в Отечественной войне?..

Но далее Андрей Андреевич снимает вопросы на указанный счет. В п. 10-м, указав «діюча Червона Армія», в которой он-де пребывал в 1944—1945 гг., он все-таки ошибся. А вот в п. 24/8, когда свое участие в Отечественной войне Андрей Андреевич ограничил только июнем 1941 — январем 1942го, наоборот — все верно. Ибо для американской армии, в отличие от советской, война действительно не была Отечественной. При чем тут армия США?

Да при том, что, сообщает Андрей Андреевич, с июня 1944 года по январь 1945-го он — «Рядовий в Руському отряді при Американській Армії м. Верден» (выделено Авт.)!

И что же Виктор Андреевич молчал-то все это время! Многие полагали, что украинцы впервые бок о бок воевали с американцами только в 2003—2005 гг. в Ираке. Но, оказывается, за шестьдесят лет до этого украинско-американское боевое братство крепил Андрей Ющенко. Можно сказать, закладывал традиции — особо актуальные теперь. Возможно, именно этот поворот судьбы Андрея Ющенко в 1944 г. ныне сказывается на геополитике Украины — не исключено, его служба в американской армии и последующие рассказы об этом своим сыновьям сформировали у последних особое, трепетное отношение к США и их вооруженным силам?

Что это за «Русский отряд» при американской армии, выяснить пока не удалось. Был ли вообще такой? Может, Андрей Андреевич просто поступил рядовым на службу в армию США? Такие случаи хоть и единичные, но бывали.

Вот, скажем, два года назад во время празднования 60-летия высадки союзников в Нормандии российский президент в ходе торжественных мероприятий во Франции отметил очередными наградами Глеба Плаксина и Олега Озерова.

Первый — сын эмигранта, родился в Париже, с началом оккупации Франции Плаксин стал участником Движения Сопротивления, после высадки англо-американских войск поступил рядовым на службу в армию США — в ударную роту «Дельта» 1-го батальона 331-го полка 83-й дивизии. По окончании войны Плаксин — сотрудник Советской миссии по репатриации военнопленных и перемещенных лиц, с 1955 года — гражданин СССР.И даже снялся почти в ста фильмах (самые известные — «Ошибка резидента», «Судьба резидента», «Возвращение резидента», где играл шефа германской разведки). Награжден 23 государственными наградами СССР, России, США и Франции. Среди них — французские медали Крест бойца-добровольца, «За освобождение», «Благодарная Франция», Крест ветерана войны, Боевой крест и другие. Имеет американскую медаль «За боевые заслуги»...

А вот Олег Озеров родился в Рязанской области, в июне 1940-го призван в Красную Армию. В 1941 г. был контужен, попал в плен. Прошел через ряд концлагерей, последний из которых находился под Бордо. При помощи французских коммунистов бежал, воевал в Бретани в 13-й интернациональной бригаде имени Домбровского. В конце 1945г. вернулся в СССРс многочисленными наградами...

Особо отметим, что в армию США Андрей Андреевич мог поступить только добровольцем! Иначе (принудительно) это было бы серьезным нарушением Женевских конвенций (запрещающих «незаконное перемещение или задержание находящихся под защитой лиц для принуждения служить в армии государства, оккупировавшего территорию»), чего американцы старались не допускать в отношении освобожденных иностранцев— бывших военнопленных. Удивительно в этой ситуации, что США, в иных случаях крайне щепетильно относящиеся к ветеранам, служившим в их армии (в т. ч. к бывшим советским военнопленным, поступившим к ним на службу в 1944 г.), не отметили Андрея Андреевича никакой наградой.

Зато — в контексте пребывания Андрея Ющенко в американской армии — вспоминаются рассказы его сыновей (в частности, Петра Андреевича) о том, как папа в плену привык к хорошему кофе и следовал этой привычке всю последующую жизнь. Иные по этому поводу даже всяческие подозрения выдвигали — мол, как это так умудрился в концлагерях, где кормили брюквенной похлебкой, привыкнуть к хорошему кофе? В одной из публикаций — «Кофе по-бухенвальдски» — намекали даже на... Впрочем, не буду пересказывать. Тем паче в конце войны сами немцы сидели на эрзац-напитке, изготовленном из ячменных зерен. Другое дело — хорошо обеспеченные янки, у тех все было, в т. ч. и настоящий кофе. Может, Петр Андреевич что-то напутал — папа приобщился к хорошему кофе не «в плену», а в «Русском отряде» армии США?

Правда, вызывает вопрос место дислокации — г. Верден, в котором Андрей Андреевич пребывал в «русском отряде» армии США с июня 1944 года. Дело в том, что войска союзников вступили в Верден только 1 сентября.

Удивляет и то, как он попал в американскую зону в июне 1944-го. Напомню, что только 6 июня началась высадка союзных войск в Нормандии (операция «Оверлорд»). Союзные войска первоначально высадились на пяти плацдармах в Северо-Западной Франции и только к 12 июня произошло объединение всех пяти авангардных группировок. А всего Нормандская десантная операция союзных вооруженных сил продолжалась до 24 июля! И до того момента никакого серьезного наступления в глубь Франции не было.

Лишь 25 июля войска союзников перешли в наступление в Северо-3ападной Франции (оно продолжалось с 25 июля по 25 августа). Так как же Андрей Андреевич оказался в стане союзников уже в июне? Как пробрался через немецкие кордоны (а для отпора высаживающимся англо-американцам были брошены все силы и средства)? При этом немцами был установлен жесточайший режим контроля на прилегающих (к месту высадки) территориях — ввиду того, что участники Движения Сопротивления оказывали помощь высадке союзных войск.

Для характеристики обстановки можно привести «французскую Хатынь»: 10 июня 1944 г. в деревне Орадур (Западная Франция) в отместку за партизанскую операцию сил французского Сопротивления войска СС живьем сожгли 642 деревенских жителя, заперев их в сельской церкви. Так что пробраться через немецкие заслоны, патрули и посты в тот период мог не каждый коммандос. Но Андрею Андреевичу удалось!

Не менее интригует и иное. По имеющимся трофейным документам, в т. ч. публиковавшимся нами, в июне 1944-го Андрей Ющенко должен был находиться в Освенциме. Это, напомним, — территория нынешней Польши. Т. е. из Польши за короткий срок Андрей Андреевич должен был проделать путь аж до Северо-Западного побережья Франции, где и воссоединиться с американскими войсками! И почему бежал на запад, а не на восток — к частям наступавшей Красной Армии? И откуда, находясь в Освенциме, он мог знать (в июне 1944-го), что союзники начали высаживаться в Нормандии? В том плане — куда он бежал? К кому (в направлении Франции)? Освенцим — это ведь лагерь со строжайшим режимом, газет там никто не выписывал, радио не слушал. А немцы сводки о положении на фронтах заключенным не сообщали (разве только о своих успехах).

И как вообще ему удалось покинуть Освенцим? В лагерных документах фигурирует цифра 29 — количество удавшихся побегов за всю историю лагеря. И это на первоначальном этапе его работы. Но к тому времени, о котором идет речь (к середине 1944го), убежать из Освенцима было просто невозможно! В нем, как и в ряде других концлагерей, были приняты чрезвычайные меры против побегов узников. В частности: выселены все поляки с прилегающей к лагерю территории, лагерь был обнесен колючей проволокой, по которой пропускался ток высокого напряжения, с кольцом сторожевых вышек, которое образовывало так называемую малую цепь охраны, снимаемую во время рабочего дня. Днем лагерь с прилегающими к нему участками, где работали узники, окружали большой цепью охраны.

Это были вооруженные посты эсэсовцев, а также караулы на вышках, расположенных в двухстах метрах одна от другой. Ночью заграждения из колючей проволоки ярко освещали прожекторами. В случае приближения узника к заграждению в него стреляли из автоматов со сторожевых вышек. Если узнику и удавалось иногда незамеченным подойти к проволоке, дотронувшись до нее, он погибал от тока высокого напряжения. В результате такой «герметичной» изоляции лагеря от внешнего мира представляется сомнительной сама мысль о возможности побега. И даже при фантастическом везении (удалось выбраться из лагеря) узникам было бы очень трудно укрыться после побега из-за своей полосатой одежды, стрижки наголо и вытатуированного лагерного номера... Но по рассказу Андрея Ющенко получается, что ему удалось не только благополучно бежать из концлагеря, но и добраться до северо-западной оконечности Франции!

А как быть с теми немецкими документами (публиковавшимися «2000»), имеющимися в архиве Освенцима, которые поляки предъявляли в т. ч. Виктору Андреевичу? Ведь из них (в частности, из карточки военнопленного, составленной в Освенциме) следует, что Андрей Ющенко находился в указанном концлагере до 20 октября 1944 года, откуда затем его решили перевести во Флоссенбург (а по дороге он сбежал). Получается, что либо под именем Андрея Ющенко в это время сидел в Освенциме кто-то иной. Либо — что немцы сфальсифицировали документы о пребывании Андрея Андреевича в концлагерях. Зачем? С какой целью?..

Воевал Андрей Андреевич в «Руському отряді при Американській Армії» до января 1945г. Потом таки решил возвращаться к своим.

Он указывает, что с «І-1945» по «ІІІ-1945»: «Фільтраціонний лагерь НКВД м. Майсен». Т.е. с января по март 1945-го, утверждает Андрей Андреевич, он проходил проверку в фильтрационном лагере НКВД в Майсене. Майсен — город, на весь мир известный своим фарфором, завод по его производству сохранился и по сей день. Кстати, благодаря Сталину — отдавшему личное распоряжение не демонтрировать производство для вывоза в СССР, а сохранить это предприятие, выпускающее шедевры мирового искусства.

Но не мог быть Андрей Ющенко в лагере НКВД в Майсене в январе— марте 1945г.! Проходить какую-либо проверку в этот период в Майсене он мог только у немцев. Дело в том, что Майсен был занят советскими войсками позднее, чем Берлин, в ходе Пражской операции. 3-я гвардейская армия 1-го Украинского фронта овладела Майсеном лишь 7 мая!.. Так что абсолютно непонятно, каким образом Андрей Ющенко в январе—марте успел пройти там фильтрационную проверку, а уже в марте устроиться писарем в комендатуре г. Штейнау.

Более того — Андрей Ющенко вообще не мог проходить фильтрационную проверку в январе на территории Германии. Ведь в непосредственное соприкосновение советские и союзные войска вошли только в конце апреля. Т.е. после того, что принято называть встречей на Эльбе. Произошла она 25 апреля 1945 г. (недалеко от немецкого города Торгау встретились 69-я пехотная дивизия 1-й американской армии и 58-я стрелковая дивизия, входившая в состав войск 1го Украинского фронта). Не в пломбированном же вагоне (как Ленина) отправили американцы Андрея Ющенко на советскую сторону в январе 1945 г.?

Если его передали в СССР в январе 1945го (а передать могли — репатриация в СССР началась еще осенью 1944, но пароходами из французских, английских, греческих и проч. портов), то таких перемещенных лиц проверяли в СССР — их не везли в Германию. Тем более — в январе 1945го, когда советские войска только вступили на землю рейха, захватив ряд плацдармов на Одере (конец января — начало февраля — Висло-Одерская операция). Это уже потом в фильтрационных лагерях на территории Германии проверяли либо освобожденных в советской зоне оккупации, либо репатриированных из зон союзников — но только после того, как наши армии вошли в непосредственное соприкосновение.

Поэтому историю о прохождении фильтрационной проверки придется тоже записать в загадки.

С марта по август 1945-го Андрей Андреевич «Писарь і начальніком (!!! — Авт.) по демонтажу розборки заводів і отправка їх в СССР. м. Штейнау». С августа 1945 по январь 1946 — «Викладач історії і географії при Вільшанській середній Школі 5—9 кл. С. Вільшана, Сумська обл.» С января по август 1946-го — «Директор Козелянської НСШ, с. Козельне, Сумської обл.». Наконец, в августе 1946 г. он едет в Западную Украину: «Директор В-Камянської НСШ. с. Кам'янка Станіславської обл, Коршівський р-н»...

Самое интересное, что на лицевой стороне этого Фильтрационного дела №81376 указано, что начато оно 17.08.1945, а окончено 7.09.1946. Анкета же подписана Андреем Ющенко 31 октября 1946 г. — за это время (чуть больше года), пока его проверяли сотрудники НКВД, Андрей Андреевич успел написать им три разные автобиографии, с многочисленными, порой просто вопиющими неувязками и противоречиями. И ничего — сошло с рук.

К сожалению, это усложняет нашу задачу — выяснить-таки настоящие вехи биографии отца действующего президента Украины.

Как уже, видимо, отметили читатели, наше изложение сопровождается вопросами и гораздо реже — выдвижением собственных версий событий, не говоря уж о готовых выводах (хотя порой они просто напрашиваются). Что считать достоверными данными о биографии Андрея Андреевича, если сам он всякий раз пишет о себе разное! А потому читатель пусть сам выносит вердикты и, что называется, без подсказки формирует свое собственное мнение на основе изложенного.


Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
Copyright ©1996-2018 Институт стран СНГ