Внимание! Вы находитесь на старой версии сайта "Материк". Перейти на новый сайт >>> www.materik.ru

 

 

Все темы Страны Новости Мнения Аналитика Телецикл Соотечественники
О проекте Поиск Голосования Вакансии Контакты
Rambler's Top100 Материк/Аналитика
Поиск по бюллетеням
Бюллетень №163(15.02.2007)
<< Список номеров
НА ПЕРВОЙ ПОЛОСЕ
В ЗЕРКАЛЕ СМИ
ВЕСТИ ИЗ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ДУМЫ
ЖИЗНЬ ДИАСПОРЫ
ПРОГРАММА ПЕРЕСЕЛЕНИЯ СООТЕЧЕСТВЕННИКОВ
БЕЛОРУССИЯ
УКРАИНА
МОЛДАВИЯ И ПРИДНЕСТРОВЬЕ
ЗАКАВКАЗЬЕ
СРЕДНЯЯ АЗИЯ И КАЗАХСТАН
Страны СНГ. Русские и русскоязычные в новом зарубежье.


«А мене за що?!»

16.02.07, Газета «2000»

Владимир Корнилов

Мало кто будет отрицать, что за последние несколько месяцев российско-украинские отношения, несмотря на титанические усилия нашего МИДа, стали улучшаться. Мы вошли в год без «газовой» войны, постепенно затухают торговые войны, размораживаются заброшенные ведомством Тарасюка переговоры. Худо ли, бедно ли, но некий прогресс в отношениях Украины с ее «самым важным стратегическим партнером» (не мой термин – пресс-службы Виктора Ющенко) после прихода к власти Антикризисной коалиции наметился.

И тут вдруг вновь в Киеве зазвучала антироссийская риторика. То труба, то Огрызко, то Порошенко с некими «черными списками», то снова Огрызко с ними же. Думаю, никто из серьезных политиков и политических сил сейчас не заинтересован в обострении отношений с Россией. Соответственно, каждому стоит задаться вопросом о причинах возникновения последних шумных конфликтов и о способах их разрешения (а лучше – недопущения впредь).

Шум вокруг кума

Самым громким событием последнего времени является недопущение на территорию Российской Федерации президентского кума Петра Порошенко. Шум, который поднялся вокруг этого, на самом деле, нетривиального события, напомнил мне старый (можно сказать, классический) анекдот про бандеровца, увешанного пулеметными лентами и автоматами:

- Куме, ти куди це?

- Та в схрони.

- А навіщо?

- Та вб’ю двох-трьох москалів.

- Куме, а якщо вони тебе вб’ють?

- Мене?! А мене за що?!

Не правда ли, очень похоже на нынешнюю реакцию «оранжевых» на начало Россией ответной кампании по объявлению персонами нон грата известных личностей. Просто поражает, до чего же наши политики обожают двойные стандарты! 27 января исполнился ровно год с того момента, когда российского политолога Кирилла Фролова не допустили на территорию Украины, завернув его из аэропорта Симферополя – ну прямо как сейчас поступили с Порошенко. Выждав некоторое время и увидев, что Россия ограничилась лишь дипломатическими нотами, Киев принялся стремительно штамповать персон нон грата из российских граждан. Затулин, Леонтьев, Павловский, Жириновский – самые известные из персон нон грата. Но это лишь – вершина огромного айсберга. Согласно справке, подписанной тогдашним министром внутренних дел, только за первое полугодие 2006 года 545 гражданам Российской Федерации было отказано во въезде на территорию Украины. Только по этой цифре можно оценить масштабы развернувшейся здесь кампании.

Некоторым из «нежелательных персон» не объяснили вообще ничего. У Фролова, например, в течение этого года из всех «объяснений» на руках только маленькая справочка из аэропорта Симферополь, где написана лишь одна фраза: во въезде отказано «по решению правоохранительного органа». Ни что это за орган такой загадочный, ни причины решения российскому политологу официально так никто и не пояснил. И теперь более чем странно читать сообщение пресс-службы президента Украины: «По убеждению В. Ющенко, меры, примененные СБУ в отношении конкретных лиц – граждан РФ, имели исчерпывающие публичные объяснения. «Эти объяснения, на мой взгляд, были глубоко доказательны…», – отметил Президент». Так и хочется спросить у главы украинской державы: а где же эти доказательства-то?! Покажите хоть одно!

На различных сайтах, телепередачах политологи и эксперты только гадали по поводу каждой из российских персон нон грата: «Наверное, были мотивы. Наверное, что-то такое он там совершил». Депутат Госдумы Константин Затулин, как известно читателям газеты «2000», единственным дошел до суда, где напрямую спросил сотрудников СБУ, выносивших решение о недопущении российского политика в Украине: «Так что же я совершил?» Оказалось, ничего! Сотрудники СБУ признали, что Затулин не совершил ни одного деяния, которое можно было бы трактовать как «угрозу национальной безопасности Украины». Представительница крымского СБУ так прямо и сказал: «Это была превентивная мера. Так сказать, профилактика». Это Виктор Ющенко называет «исчерпывающим публичным объяснением»? В вину Затулину вменили его высказывания, надерганные сотрудниками СБУ из Интернета. Мы приводили некоторые из этих высказываний. Напомним хотя бы одно (цитирую дословно из протокола судебного заседания с сохранением стилистики документа, составленного в СБУ): «…сегодня власть фактически, или по крайней мере Минобороны, Министерство иностранных дел которые возглавляют отъявленные атлантисты на Украине…» Это не я вырвал из контекста, это именно целиком «законченная» фраза, которую СБУ считает «созданием предпосылок для совершения (кем-то) противоправных деяний». Это Ющенко считает «глубоко доказательным»?

Мало того, среди немногочисленных фраз, которые в СБУ расценили как «угрозу», есть комментарии Затулина, данные в качестве официального наблюдателя на украинских выборах! Да, они содержали критику украинской власти и системы организации выборов-2006. Но представляете, если бы Украина изгоняла из своей страны любого официального наблюдателя от международных организаций, критикующего наши выборы? Представляете, сколько западных политиков было бы объявлено персонами нон грата после выборов 2002 года? А госпожа Северинсен было бы уже стократно невъездной.

Что должна еще была сделать Россия?

На протяжении целого года Россия пыталась урегулировать вопрос грубейшего нарушения прав своих граждан на территории Украины дипломатическим путем. Шли ноты, публиковались увещевания, вопрос постоянно поднимался Москвой на различных переговорах – и официальных, и неофициальных. По моим данным, поднимался этот вопрос и в декабре во время визита в Киев Владимира Путина. Но воз и ныне там.

Меня сейчас поражают разговоры некоторых политиков и журналистов Украины о том, что Россия предпринимает «неадекватные меры», вводя свои списки персон нон грата для украинских политиков. Я по этому поводу всех спрашиваю: а что же Россия должна была еще сделать, дабы искоренить данную порочную практику, дабы защитить права своих граждан?

Да, конечно, США поступили бы иначе, давно действовали бы гораздо более жестко и решительно. Примером может служить ситуация с американским издателем Джедом Санденом, которого в апреле 2000 г. официальный Киев (по поразительной «случайности», министром иностранных дел тогда тоже был Борис Тарасюк) объявил персоной нон грата и не допустил в аэропорт «Борисполь». Казалось бы, что для Вашингтона говорила тогда фамилия Сандена? Ведь не депутат Конгресса же! Но в течение суток (!) американцы запустили всю свою машину по защите прав американских граждан. Насколько мне известно, в данное дело вмешались тогда высшие представители Белого дома вплоть до вице-президента и руководителей Госдепартамента, которые пригрозили Украине введением очень жестких экономических и политических санкций в случае недопущения Сандена на нашу территорию и препятствования его бизнесу здесь. В течение суток Киев в срочном порядке восстановил американца в правах и больше (вплоть до 2006 г.) не прибегал к этой неумной практике в отношении политических оппонентов. А представляете, какова реакция последовала бы из Вашингтона, если бы таким образом из «Борисполя» был выдворен какой-нибудь Джордж Сорос, критиковавший Кучму похлеще той критики, которую использовал в адрес Ющенко тот же Павловский? Я уж не говорю о людях, занимающих официальные посты в Вашингтоне.

Да, Россия поступила не столь жестко, исправно пытаясь решить вопрос дипломатическим путем. Но что она еще должна была сделать? Не войну же объявлять, в самом деле. Или «адекватнее» было бы начать экономическую блокаду? После того, как Москва поняла, что ее призывы полностью игнорируются Киевом, Россия тоже предприняла симметричные действия, в чем, собственно, и призналась. Украине четко дано понять: мяч на вашей стороне, отмените практику преследования российских граждан по политическим мотивам – и Россия восстановит в правах украинских граждан.

«Оранжевые списки»

Логика (если тут вообще подходит это слово) украинского МИДа, так долго убеждавшего нас в «нормальности» практики объявления персон нон грата из числа политиков-иностранцев, - это яркая иллюстрация двойных стандартов в нашей политике. Сейчас МИД Украины выражает «удивление» действиями российской стороны и требует объяснений. Для сравнения привожу цитату из заявления пресс-службы МИДа от 19 июля 2006 г. по поводу очередной персоны нон грата: «Реакция на запрет въезда М. Леонтьеву со стороны МИД РФ вызывает удивление, поскольку вопрос о выдворении иностранцев с территории государства или запрет их въезда по мотивам публичного порядка в международной практике рассматривается как суверенное полномочие государства. Они признаются международным правом» (стилистика документа сохранена).

И Тарасюк, и Огрызко, и Бутейко так долго убеждали нас в том, что мотивы недопущения иностранцев на территорию государства вообще могут не поясняться никому! И теперь требование их ведомства объяснить причины выдворения Порошенко выглядят более чем странно. Нет, я в который раз заявляю, что практика объявления персон нон грата за инакомыслие недопустима. Но ведь не Россия же ее начала!

МИД Украины в своем комментарии от 10 февраля сделал еще и «медвежью услугу» Петру Порошенко, зачем-то увязав возможность его выдворения с территории России с деятельностью «Нашей Украины»: «Сам П. Порошенко и та политическая сила, которую он представляет в Верховной Раде Украины, последовательно выступают за всестороннее углубление и дальнейшее развитие взаимовыгодного украинско-российского сотрудничества в духе стратегического партнерства». Заметьте, это не российский комментарий, а украинский. То есть, судя по этой логике наших МИДовцев, деятельность «Нашей Украины» может служить основанием для отказа Петру Порошенко во въезде? Тогда МИД точно не следит за внутриполитической ситуацией. Иначе знали бы, что на последнем съезде «Нашей Украины» публично было заявлено, что эта «политическая сила» отказывается в своих программных пунктах от стратегического партнерства с Россией.

Я сейчас могу приводить массу цитат различных представителей НСНУ, позволявших себе такие выпады в адрес Москвы, Кремля, России, которые никак не могли способствовать развитию двухсторонних отношений. Но ограничусь только одной. Вот что, например, заявил блок «Наша Украина» 10 января 2006 года в связи с известными событиями: «Мы заявляем, что основной причиной отставки Правительства Еханурова является месть Кремля за принципиальность в отстаивании украинских интересов в газовом вопросе. Волю северо-восточных патронов исполняли политические марионетки… Сегодня понятной стала цель вояжей в «белокаменную» лидеров этих политических сил: Виктора Януковича, Юлии Тимошенко и Владимира Литвина, их манипуляционные и антиукраинские выступления на московском телевидении». Если уж МИД Украины (заметьте не России!) считает, что деятельность «политической силы», которую Порошенко представляет в парламенте, может служить поводом для отказа в пересечении границы, то чем не повод заносить его в некие «списки»?

Кстати, удивляет в этой связи заявление Виктора Ющенко: «Черных списков в Украине не существует – это выдумка политиков, которые хотят спекулировать на подобных вопросах». Данный тезис чуть ли не дословно повторил затем Владимир Огрызко. Я, конечно, приветствовал бы данный факт, если бы знал, что это не соответствует действительности. Ведь логично предположить, что если украинские пограничники не допускают российских политиков на нашу территорию, то эти фамилии они берут из неких списков. Ну давайте назовем их не «черными», а «оранжевыми» списками. Разве от этого меняется суть?

«Газета, близкая к Кремлю»

За историей с внесением Порошенко в некий «список» в России последовала еще более детективная история с информацией, обнародованной газетой «Экономические известия» по поводу того, что якобы в российские «черные списки» включены Тарасюк и Огрызко. Боже, что тут началось в Украине! И конечно, как у нас обычно бывает, в обнародовании данной информации вновь кинулись искать «кремлевский след». Вот, например, что на официальном сайте «Нашей Украины» заявил народный депутат Геннадий Удовенко, назвавший информацию о возможности недопущении Огрызко в Россию «сознательной политикой давления на Украину». То есть уже следует из этой фразы, что кто-то на Украину давит извне. А кто этот жуткий монстр, видно по следующей цитате Удовенко: «Это просто шантаж. Я расцениваю это как специально запущенную информацию, которая должна негативно отразиться на утверждении кандидатуры Огрызко на должность министра иностранных дел: мол, вы утвердите, амы его в Москву не пустим». Думаю, из этого «мы» всем понятно, кого имеет в виду представитель «Нашей Украины». Наверное, именно это имел в виду украинский МИД, говоря, что данная политическая сила выступает за стратегическое партнерство с Россией?

Журналисты пошли еще дальше Удовенко, выдавая информацию, запущенную «ЭИ», за свершившийся факт объявления Огрызко персоной нон грата в России. И когда Москва официально опровергла эти слухи, попытались преподнести это чуть ли не как «капитуляцию Кремля» (вот Кремль удивился бы, узнав об этом). Но все равно стали гадать: «зачем это Москва запустила данную информацию?» Дошло даже до того, что в эфире одного из телеканалов мне ведущий многозначительно заявил, что «Экономические известия» - это «газета, близкая к Кремлю». Уж не знаю, какие из «Известий» имел в виду телеведущий, но он был крайне удивлен, узнав от меня «сенсационную» информацию, что «ЭИ» - это украинское издание. Я посоветовал тем, кто ищет за этим некие злонамеренные козни и пытается докопаться до того, кто с кем «близок», обратить внимание на официальную информацию о том, что в мае прошлого года контрольный пакет акций «Экономических известий» приобрели фирмы, аффилированные с Индустриальным Союзом Донбасса, который, в свою очередь, чуть ли не все СМИ неоднократно связывали с фамилией Виталия Гайдука, нынешнего секретаря СНБО. Я, конечно, ничего не утверждаю. Но если уж пан Удовенко или журналисты решили докопаться до сути своих собственных обвинений, то пусть задумаются: при чем же тут Москва?

Мемуары переводчика Огрызко

То, что Огрызко не хотят видеть министром иностранных дел не только представители Антикризисной коалиции (во всяком случае, многие из них) или кто-то там в Москве, но и кое-кто в Секретариате президента (а может быть, и в СНБО), - факт общеизвестный. На него довольно прозрачно намекал и Борис Тарасюк, заявлявший, что в кампании против него были задействованы и некие силы вокруг президента.

Думаю, всем понятны и причины такого нежелания. Главная из них: и в Коалиции, и в Секретариате, и среди людей, более или менее знакомых с состоянием нашей внешней политики, многие уверены: назначение Владимира Огрызко на пост министра не будет способствовать налаживанию российско-украинских отношений. Если мы так бережно относимся к отношениям со «стратегическими партнерами», что даже приезд двух представителей туркменской оппозиции в Киев расценили как подрыв отношений с Ашхабадом, то логично было бы озаботиться налаживанием отношений с еще более весомым стратегическим партнером, не так ли?

Причины не самых радужных отношений Огрызко с российскими дипломатами довольно подробно раскрыл в прошлом номере «2000» Сергей Лозунько. Я хотел бы только более подробно остановиться на эпизоде, который, по словами Виктора Януковича, может оказаться решающим в отношении Антикризисной коалиции и самого премьера к кандидатуре Огрызко. Янукович заявил: «Ко мне поступила информация о том, что в прошлом году во время посещения Украины российской делегацией Огрызко общался с россиянами на украинском языке, прибегая к помощи переводчика». Так вот информирую общественность: этим самым переводчиком Владимира Огрызко с украинского на русский был именно я.

Сейчас модно стало публиковать мемуары «переводчика Сталина», «переводчика Брежнева» и т.д. Я позволю небольшой «мемуар» от себя – от «переводчика Огрызко». Я этого не собирался делать, пока не услышал любопытный комментарий самого и.о. министра иностранных дел о причинах его вызывающего поведения. Оказывается, по словам Огрызко, он подготовил тезисы на украинском языке и поэтому не смог перестроиться. Приятно узнать «истинные» причины такого «дипломатического» поведения от украинского дипломата через год после мероприятия. Однако почему-то год назад Владимир Огрызко на Круглом столе, организованном Институтом стран СНГ, где я был модератором, назвал совершенно иные причины, даже ни словом не обмолвившись о неких заготовленных «тезисах». Для того, чтобы прекратить спекуляции на данную тему (сам Огрызко просил это сделать), я процитирую дословно, как же тогдашний первый замминистра пояснил свой отказ говорить с российской делегацией по-русски.

Это был большой Круглый стол, в котором соотношение российской и украинской делегаций составляло примерно 50 на 50. Причем из Москвы мы привезли массу видных политиков, депутатов Госдумы, политологов (причем разной направленности, в том числе, действительно, близких к Кремлю), известных журналистов, представителей духовенства. Априори на таких круглых столах с участием граждан разных республик СНГ используется язык межнационального общения – русский (кстати, это статус закреплен за ним и в украинском законе «О языках»). Дипломатичность всегда требует, чтобы ты говорил на языке, понятном всей аудитории. Это понимали даже «національно свідомі» участники Круглого стола. Скажем, даже депутат от тарасюковского Народного Руха выступал по-русски. Но не Огрызко. Тот начал выступать на «державній мові». Константин Затулин вежливо намекнул первому замминистра, что в зале присутствуют выходцы из разных республик СССР (например, известный политолог Андроник Мигранян), для которых и русский язык не является родным, а соответственно им тяжело точно понимать украинский язык.

И вот тут Огрызко довольно четко, ясно и недвусмысленно объяснил причины своего неуважительного по отношению к аудитории поведения: «Я просто исхожу из того, что кое-кто из российских политологов – и мы сейчас это видим и читаем во многих Интернет-сайтах – вообще считают, что украинцы – это несуществующая нация, таких просто-напросто физически нет, что украинский язык – это виртуальный суржик между русским и польским. Поэтому я думаю, что так как это суржик, в понимании кое-кого из ваших политологов, то я думаю, что вы поймете очень просто. Если ж нет, то вы признаете, что это – язык. Правда?» Судя по тому, что, несмотря на наше признание за украинским языком права называться таковым, Огрызко продолжил выступать по-украински (судя по его логике, он таки решил, что это – суржик?). Когда известный российский богослов Андрей Кураев спросил замминистра, выступает ли он на европейских конференциях по-украински или все-таки по-английски, Огрызко вновь огрызнулся не очень дипломатично: «Это ваши проблемы, пан Кураев. Я не собираюсь у себя дома подчиняться вашим правилам, дорогой пан Кураев». Вот тут-то мне и пришлось переводить спич господина Огрызко на русский язык.

Как видите, ни слова о языке «тезисов» тогда не прозвучало. Российской делегации дали понять (по-моему, не в самой дипломатичной манере), что она в гостях, а соответственно должна подчиняться правилам «гостеприимных» хозяев. Да, а истинным хозяевам конференции, то есть ее организаторам, наши «хозяева жизни» из МИДа дали понять, что впредь надо бы организовывать синхронный перевод с русского на украинский и наоборот. Любопытнее всего тот факт, что буквально через несколько недель уже украинский МИД организовывал в Киеве пышный саммит ГУАМ. И что вы думаете, пан Огрызко организовал синхронный перевод? Ну что вы, уж с представителями солнечных Грузии, Молдавии и Азербайджана наш МИД нашел общий язык – конечно же, русский! И даже занес его в качестве официального в Устав ГУАМ. Получается, по логике Огрызко и Тарасюка, по-русски надо общаться с кем угодно, но только не с представителями России. И как, скажите, Москва должна после этого относиться к данным господам? И как, скажите, мы собираемся налаживать теплые, дружественные отношения с «самым главным стратегическим партнером»?

Конечно же, это не дело России – определять, кто будет у нас возглавлять МИД. В отличие, кстати, от Польши, чей министр иностранных дел поспешил поддержать кандидатуру Огрызко (странно, почему не слышно гневных одергиваний на сайте «Наша Украина» по поводу «давления», «диктата» или «вмешательства во внутренние дела»?), официальная Москва не будет комментировать сей факт и примет любую кандидатуру. Конечно же, это наше с вами дело. Просто мы должны сами для себя задать вопрос: хотим мы налаживания отношений с Россией? Все опросы общественного мнения показывают, что этого хочет и Восток, и Запад Украины. Значит мы должны подумать, что мы сами можем сделать для этого. И думаю, ответ будет очень простым. Мы должны получить вменяемый МИД, дипломатичного министра, который сможет выстроить, как минимум, ровные отношения с нашими соседями, и, само собой, отменить порочную практику преследования иностранцев на нашей территории. Это не решит всех проблем. Но, смею вас заверить, очень быстро положительный эффект ощутит не только Петр Порошенко, но и вся Украина в целом.


Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
Copyright ©1996-2019 Институт стран СНГ