Внимание! Вы находитесь на старой версии сайта "Материк". Перейти на новый сайт >>> www.materik.ru

 

 

Все темы Страны Новости Мнения Аналитика Телецикл Соотечественники
О проекте Поиск Голосования Вакансии Контакты
Rambler's Top100 Материк/Аналитика
Поиск по бюллетеням
Бюллетень №163(15.02.2007)
<< Список номеров
НА ПЕРВОЙ ПОЛОСЕ
В ЗЕРКАЛЕ СМИ
ВЕСТИ ИЗ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ДУМЫ
ЖИЗНЬ ДИАСПОРЫ
ПРОГРАММА ПЕРЕСЕЛЕНИЯ СООТЕЧЕСТВЕННИКОВ
БЕЛОРУССИЯ
УКРАИНА
МОЛДАВИЯ И ПРИДНЕСТРОВЬЕ
ЗАКАВКАЗЬЕ
СРЕДНЯЯ АЗИЯ И КАЗАХСТАН
Страны СНГ. Русские и русскоязычные в новом зарубежье.


Где правда, а где ложь?

09.02.2007. Республика (Казахстан)

Анатолий Иванов

О том, что действительно произошло в Алматы 31 января в головном офисе «Нурбанка», говорить пока крайне сложно. По всей стране ходит масса слухов, противоречащих друг другу. И чем дальше по времени мы отдаляемся от этого случая, тем больше выясняется деталей и, соответственно, больше вопросов возникает у внимательно следящих за разворачивающимися событиями журналистов.

В любом случае никто не мог предположить, что события 31 января могут затронуть сразу нескольких влиятельных людей страны и в дальнейшем получить даже политическую окраску. Чтобы попытаться разобраться в происходящем, мы решили проследить хронологию развивающегося скандала.

Как начинался скандал

Все началось с небольшого сообщения, появившегося 1 февраля на ленте информационного агентства «Казахстан тудей». Скажем прямо, текст его больше напоминал криминальную сводку. Сообщалось, что 31 января около 18 часов 30 минут охраной «Нурбанка» нейтрализована попытка нападения пятерых вооруженных людей на операционные помещения головного офиса, расположенного по адресу: Алматы, проспект Достык, 38. Более того, резюмировало вышеупомянутое агентство, службой безопасности банка все преступники были опознаны, задержаны и переданы правоохранительным органам, которые по факту нападения завели уголовное дело.

Казалось бы, небо безоблачно, а вкладчики и клиенты «Нурбанка» даже могут порадоваться – охрана вышеупомянутого финансового учреждения способна отражать любые нападения, организованные уголовными элементами. Однако уже 2 февраля в небе над «Нурбанком» стали появляться первые тучки.

Агентство «Интерфакс-Казахстан», заинтересовавшись произошедшим 31 января событием, обратилось за комментариями в пресс-службы КНБ и ДВД Алматы. Однако ни в КНБ, ни в полиции не располагали информацией о попытке ограбления, что никак не вязалось с сообщением агентства «Казахстан тудей».

Не смог ответить на вопросы агентства и заместитель председателя Госагенства финнадзора (АФН) Гани УЗБЕКОВ, который по идее должен знать о том, что происходит в коммерческих банках. А его слова: «Мы вроде тоже слышали, что что-то там происходит, но... Я не в курсе. Я ничего не могу сказать» вкупе с инцидентом, произошедшим со съемочной группой телекомпании «31 канал», которую сотрудники медеуского РОВД в полном составе задержали при попытке «незаконного вторжения в банк» и отобрали у журналистов отснятый материал, лишь подогрели интерес прессы. Тогда же появились и первые сомнения, был ли вообще факт попытки ограбления.

Заявление жен топ-менеджеров

Первые раскаты грома раздались три дня спустя, когда свои сенсационные брифинги для журналистов провели жена бывшего заместителя председателя правления банка Жолдаса ТИМРАЛИЕВА и супруга бывшего председателя правления Абильмажена ГИЛИМОВА. Обе женщины – Армангуль КАПАШЕВА и Назира БАЗАРБАЕВА – заявили о пропаже своих мужей. Причем Армангуль Капашева рассказала об инциденте, который произошел 18 января, следующее:

- У них в тот день проходило расширенное заседание правления акционерного общества «Нурбанк». Он в обед пришел после правления и сказал мне, что я должна приготовить вещи, он должен вылететь в составе делегации Алиева Рахата Мухтаровича в командировку в город Киев. Я приготовила вещи. Вечером он забежал после 6 часов и уехал. Как уехал, никаких звонков не было, хотя он обычно всегда беспокоится о семье.

Знает, что я одна тут с тремя детьми, и отзванивается, что долетел, что у него все нормально, что вылетает, что во столько-то часов будет. В этот день никаких звонков не было. На следующий день тоже. И только вечером он пришел домой где-то к часам семи. Когда я открыла дверь, он был очень подавлен. Весь был серый, под глазами большие круги. Я спросила, что случилось, наверное, устал? Он ответил, что это была никакая не командировка, а подстава. Их заманили в банный комплекс, который находится выше комплекса «Бобек». Что его там били, истязали, заставляли подписать какие-то документы… Он сказал, что всю ночь провел прикованным наручниками к тренажеру и не спал…

По словам Армангуль Капашевой, от ее супруга требовали позвонить собственникам бизнес-центра «Кен-Дала», чтобы они переписали комплекс, расположенный по проспекту Достык, 38 на имя людей, которых он укажет. Беспокоясь за свою жизнь и за жизнь своей семьи, он это сделал, и якобы сделка была оформлена в соответствии с требованиями заказчика.

Супруга бывшего заместителя правления Нурбанка рассказала журналистам свою версию событий, произошедших 31 января. По ее словам, прежде чем пойти на встречу с руководством банка, муж попросил ее в случае необходимости сделать необходимые шаги:

- В 14.44 он позвонил мне и сказал, что заходит в банк. Что встреча у него займет час-полтора, и он обязательно позвонит. В пять часов я начала беспокоиться, периодически ему звонить, но он трубку не поднимал. Часам к шести мое беспокойство возросло, и я стала звонить его друзьям. Но никого не нашла. Позвонила водителю, который ждал его возле бизнес-центра. …У меня началась чуть ли не истерика. Я поняла, что-то неладно.

…В 18.00 или в 18.15, я уже не помню, я позвонила «02» и сообщила, что, возможно, моего мужа насильно удерживают в здании бизнес-центра «Кен-Дала» на 9-ом этаже в офисе «Нурбанка». Они сказали, ожидайте, а дальше никаких действий не было. В панике я опять начала звонить друзьям моего мужа, но никого из них дома не было. Тогда я позвонила своему хорошему знакомому в ДВД и попросила помощи у него... В 19.30 я уже совсем отчаялась, потому что водитель моего мужа и Бауыржан сообщили мне, что до сих пор никто здания бизнес-центра не покидал.

Я их позвала и попросила отвезти меня в медеуское РОВД, чтобы подать там письменное заявление, может, они быстрее будут действовать! Пока я регистрировала свое заявление, подошел человек из финансовой полиции, предъявил дежурному свое удостоверение и спросил, есть ли у них заявление такой-то о пропаже человека. Дежурный сказал, что да, есть. Тогда человек из финансовой полиции сказал, что подождите, пока не регистрируйте его. Ему сказали, что уже зарегистрировали. Тогда он вышел, посовещался с кем-то по телефону. С ним была группа из 4-5 человек с видеокамерой, они сказали мне, что им поступила оперативная информация о совершенном преступлении… А утром мне в РОВД сказали, что мое заявление изъяла финансовая полиция.

…Надо сказать, что несколько позже Назира Базарбаева на своем брифинге подтвердила слова Армангуль Капашевой, рассказав и о случае в бане за комплексом «Бобек», и о попытках ее мужа отговорить Жолдаса Тимралиева от похода в головной офис «Нурбанка».

То есть во многом рассказы обеих женщин были одинаковы. За исключением лишь одного момента. Из слов Назиры журналисты узнали, что ее муж Абильмажен является близким родственником нынешнего акима Алматы Имангали ТАСМАГАМБЕТОВА. И это заявление стало причиной новых пересудов в средствах массовой информации. Соответственно появилась версия, что все происходящее вокруг «Нурбанка» является следствием сложных внутриэлитных отношений.

Единства во мнениях нет

Стоит заметить, что сразу же после появления в СМИ информации о брифингах супруг пропавших банкиров резко активизировались представители финансовой полиции.

Так, ряд информационных агентств опубликовал мнение первого заместителя председателя Агентства по борьбе с экономической и коррупционной преступностью Рустема ИБРАИМОВА. По его словам, к попытке блокировать внутреннюю банковскую проверку причастны пятеро действующих сотрудников СОБРа (специальный отряд быстрого реагирования), начальник СОБРа ДВД Алматы Кадыр ГОЖАЕВ и заместитель начальника ДВД Алматы Нурлан САМАЛИХОВ. Также зампред финполиции сообщил, что причина попытки остановить финансовую проверку сотрудниками ДВД Алматы связана с выявленным правлением «Нурбанка» незаконным траншем на сумму 809 миллионов тенге, которую 26 января осуществили председатель правления АО «Нурбанк» и его заместитель.

Любопытна одна деталь, окончательно запутавшая историю с «Нурбанком», на которую обратили внимание практически все журналисты, следящие за разворачивающимся скандалом. По словам жен и согласно сообщениям, ранее появившимся в экономических разделах всех без исключения информационных агентств Казахстана, смена руководства в «Нурбанке» произошла 22 января. Каким образом уволенные Гилимов и Тимралиев без участия структурных подразделений банка смогли провести транш на сумму почти $6,5 миллионов? Это так и осталось загадкой.

Не меньше вопросов возникло у представителей СМИ и после пресс-конференции, которую провел начальник департамента по борьбе с экономической и коррупционной преступностью по Алматы Владимир КУРБАТОВ. В целом он подтвердил сообщение о причастности к нападению на «Нурбанк» сотрудников СОБРа ДВД Алматы. По его информации, бойцы СОБРа незаконно ворвались в здание 31 января в 18 часов 50 минут, а сообщение от Армангуль Капашевой поступило на пульт «02» в 19.52. В то же время Курбатов сообщил, что сотрудники медеуского РОВД отказались добровольно выдать книгу учета заявлений, сославшись на прямое указание руководства ДВД Алматы, тем самым воспрепятствовав законным требованиям следователя финполиции.

Надо ли говорить, что налицо несогласованность действий различных силовых структур, которые по идее должны быть заинтересованы в объективном расследовании происшествия в «Нурбанке» 31 января?

Где правда, а где ложь?

Вообще, исходя из заявлений и Владимира Курбатова, и Рустама Ибраимова, события, произошедшие в головном офисе «Нурбанка», напрямую связаны с махинациями, которые совершало прежнее руководство банка, и против менеджеров которого финансовая полиция ставит «вопрос о возбуждении уголовных дел». В этой связи непонятно, а почему только ставит «вопрос», тем более что тот же Жолдас Тимралиев объявлен финансовой полицией в розыск?

За комментариями по поводу произошедших событий в «Нурбанке» наша редакция обратилась к тем людям, которые неожиданно для общественности оказались замешаны в назревающем скандале – речь идет об Имангали Тасмагамбетове и Рахате АЛИЕВЕ. И если выяснить мнение акима Алматы пока не удалось, то г-н Алиев отказывать в комментариях нам не стал. Вот что он сказал в блиц-интервью нашей газете:

Рахат Мухтарович, на брифинге 5 февраля жены Жолдаса Тимралиева и Абильмажена Гилимова выдвинули против Вас достаточно серьезные обвинения. Якобы Вы имеете отношение к исчезновению их мужей 18 января. Как бы Вы прокомментировали эти заявления?

- Эти все заявления не имеют под собою почвы. Это все вымысел и клевета.

Существует версия, что Гилимов и Тимралиев были отстранены от своих должностей за растрату денег, направленных на развитие футбола. Это правда?

- Нет, их увольнение связано с другой ситуацией, которую я пока не хочу комментировать. Этим делом сейчас занимается финансовая полиция. Единственная правда - это то, что я являюсь акционером «Нурбанка». Это я могу подтвердить. Остальное – это клевета. «Нурбанк» выпустил свое заявление, которое я полностью поддерживаю. Также могу заметить, что этот случай мне напоминает ситуацию в прошлом году, когда меня также обвиняли в тяжком преступлении.

Но кому это нужно?

- Опять же я не хотел бы это комментировать. Есть компетентные органы, которые должны дать ответ на этот вопрос. По-видимому, кто-то хочет пустить следствие по ложному следу. Многое мне самому непонятно. В любом случае я буду искать судебной защиты.

В ряде интернет-изданий появилась информация о том, что и Гилимов, и Тимралиев имели отношение к нынешнему акиму Алматы. Соответственно, возникла версия, что ситуация в «Нурбанке» является продолжением тех сложных отношений, которые ранее наблюдались между Вами и Тасмагамбетовым.

- Все подобные разговоры являются неправдой. У нас с Имангали Нургалиевичем очень хорошие отношения. Когда мы берем на работу людей, мы не смотрим, чьими родственниками они являются. Для нас важнее, насколько они являются хорошими специалистами.

Но разговоры-то об этом ходят!

- Я не знаю, откуда пошли эти разговоры. Это все какие-то инсинуации. Там арестовали некоторых людей, возможно, кто-то из них и сделал такое заявление. Вообще, не хотел бы комментировать эту тему. Есть следствие, пусть оно и разбирается с этим вопросом.

А следствие ведет финансовая полиция?

- Да, финансовая полиция.

А Комитет национальной безопасности этим вопросом не занимается?

- Нет, все в руках финансовой полиции. Рассматривается уголовное дело о бандитском нападении на головной офис «Нурбанка» с участием спецназа ДВД города Алматы.

Насколько точна информация, что они были полностью экипированы? То есть были в бронежилетах, в касках, с автоматами?

- Они были с оружием, но в гражданской одежде. Знаете, почитайте информацию, которую дал Курбатов, там все правильно. Это официальная точка зрения, с которой я полностью согласен. Что касается клеветы, появившейся в ряде СМИ, то еще раз подчеркну, что намерен подавать на них в суд. Вспомните, один бывший сотрудник КНБ два года условно получил. Не сомневайтесь, получат свое и другие клеветники.

На кого именно Вы намерены подать в суд?

- Я намерен подать судебные иски против всех, кто распространяет клеветническую информацию. Вообще, я сильно возмущен действиями спецназа ДВД Алматы! Что у нас творится?! Если сотрудники правоохранительных органов без санкции прокурора могут ворваться в помещение коммерческого банка, то что говорить о рядовых гражданах?! Получается, что правоохранительные органы могут пинком открывать любые двери? Это ненормальное явление. Такую практику надо в корне пресекать!

…Уже перед сдачей данного материала в печать в нашу редакцию поступило сообщение от источника, близкого к руководству Алматы. По его словам, отдельные чиновники акимата южной столицы Казахстана недоумевают, почему крайними в истории с «Нурбанком» сделали сотрудников СОБРа. Как подчеркнул источник, обвинять СОБР в попытке силой получить какие-то финансовые документы не совсем уместно прежде всего потому, что перед данной организацией ставятся иные задачи, нежели проведение операции по захвату информации на электронных носителях. В этой связи, заметил источник, ряд чиновников полагает, что проблемы, возникшие у «Нурбанка», надо искать в самом «Нурбанке».

Как бы то ни было, похоже, скандал может получить продолжение. Мы будем отслеживать и дальше эту историю.

ОТ РЕДАКЦИИ – В нашем распоряжении оказалось обращение Абильмажена ГИЛИМОВА. Его нам передал правозащитник Евгений ЖОВТИС, который встречался с Гилимовым в среду, судя по всему, за несколько часов до его задержания, так как домой с допроса он уже не вернулся. Мы публикуем это обращение.

Обращение в СМИ

6 февраля 2007 года в газете «Казахстанская правда» было опубликовано интервью с первым заместителем председателя Агентства по борьбе с экономической преступностью и коррупцией Рустемом Ибраимовым, в котором говорится, что поводом возникшего в АО «Нурбанк» инцидента явилась банковская операция по переводу 809 млн. тенге. Из источника следовало, что данная операция «не была санкционирована его акционерами».

Информация такого же характера прозвучала на пресс-конференции начальника ДФП по городу Алматы Курбатова В.Н.

Однако эта информация не может быть признана состоятельной по ряду причин.

Во-первых, как сообщили источники, «несанкционированный транш» был проведен 26 января 2007 года председателем правления АО «Нурбанк» Гилимовым А. и его заместителем Тимралиевым Ж. При этом источники упустили из виду то обстоятельство, что я и Тимралиев Ж. 26 января уже не работали в банке, так как 22 января председателем правления банка была назначена Г. Джумадиллаева, о чем было сообщено пресс-службой банка средствам массовой информации. Тем самым озвученная информация о причастности бывших руководителей к «несанкционированному акционерами крупному траншу» является заведомо ложной.

Более того, для проведения банковской операции не требуется участие первых лиц, для этого существуют структурные подразделения банка, а именно – операционное управление.

Во-вторых, речь идет о денежных средствах частной компании, осуществившей обычный банковский перевод. Как известно, для банковской операции с собственными средствами не требуется какого-либо согласия со стороны банка, а тем более со стороны его акционера. В этой связи заявления представителей правоохранительных органов, в силу должностных полномочий обязанных знать законы Республики Казахстан, вызывают по крайней мере недоумение.

Гилимов А.К. 7 февраля 2007 года


Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
Copyright ©1996-2019 Институт стран СНГ