Внимание! Вы находитесь на старой версии сайта "Материк". Перейти на новый сайт >>> www.materik.ru

 

 

Все темы Страны Новости Мнения Аналитика Телецикл Соотечественники
О проекте Поиск Голосования Вакансии Контакты
Rambler's Top100 Материк/Аналитика
Поиск по бюллетеням
Бюллетень №165(15.03.2007)
<< Список номеров
В ЗЕРКАЛЕ СМИ
ЖИЗНЬ ДИАСПОРЫ
ПРОГРАММА ПЕРЕСЕЛЕНИЯ СООТЕЧЕСТВЕННИКОВ
БЕЛОРУССИЯ
УКРАИНА
МОЛДАВИЯ И ПРИДНЕСТРОВЬЕ
ЗАКАВКАЗЬЕ
СРЕДНЯЯ АЗИЯ И КАЗАХСТАН
Страны СНГ. Русские и русскоязычные в новом зарубежье.


Феликс Кулов: "Фронт" - это значит лоб в лоб. Мы намерены действовать открыто и прямо

28.02.2007. Дело № (Киргизия)

Многие понимают, что нынешнее правление в Киргизстане неустойчиво. Допущено нарушение баланса сил в политическом раскладе

- Итак, Феликс Шаршенбаевич опять в оппозиции?

- Думаю, правильнее говорить не о том, кто ОПЯТЬ в оппозиции...ОПЯТЬ не делается то, что нужно народу!

- Скажите откровенно, для вас поступок Курманбека Салиевича Бакиева был неожиданным? Вы забыли, что он боксер?..

- Если только и делать, что ожидать от партнера по тандему удара в спину, то... как работать? Тем более что сам он неоднократно публично заявлял, что работать со мной намерен до конца. Я уже говорил в своем заявлении: были люди, которые меня предупреждали - верить нельзя, он не держит своего слова. Но настраивать себя на такой лад - это ненормально.

- То есть, вы верили, что господин Бакиев не отступит от обязательств достигнутого между вами соглашения о нерушимости тандема?

- Повторяю: надо работать на доверии. Без этого нельзя. Это неправильно - не верить...

- Вам легко было работать с Бакиевым? Ведь вы такие разные люди...

- У меня есть особенность в характере - я по натуре неконфликтный человек. Пытаюсь, не размениваясь по мелочам, определить главные цели. А при их достижении трения неизбежны. Поскольку мы – действительно разные люди. Разный менталитет, разный опыт... Ну а поскольку у меня достаточно богатый управленческий опыт, старался избегать конфликтов. Недаром говорит русская пословица: когда паны дерутся, у холопов чубы трещат. Я понимал свою меру ответственности. Понимал, что если начну публично с ним конфликтовать, то это вызовет нежелательные последствия - в обществе. Есть, наконец, служебная этика, которая не позволяет выносить сор из избы. Это не означает, что я занимал примиренческую позицию. Когда было необходимо, я, конечно, высказывал свое мнение. И всегда его отстаивал.

- И как на это реагировал президент?

- Бакиев никогда не возражал прямо. Это - особенность его характера. Возражения он обычно передавал мне через руководителя своей администрации, других людей… Знаете, скажу откровенно: мне ваши вопросы не нравятся. Все что я хотел сказать о наших взаимоотношениях с президентом, я уже сказал в своем заявлении. Детализировать не хочу. Сейчас это уже совершенно непринципиально.

- Тогда принципиальный вопрос…Честно скажите, почему вы накануне нового года отправили правительство отставку? Чья это была инициатива? С какой целью?

- Первым толчком к этому стало создание парламентом учредительного собрания. Члены правительства сразу заявили: если оно будет официально функционировать, то они подчинятся, ему не будут. И заявили готовность уйти в отставку - поскольку работать в таких условиях невозможно. Это был больше политический жест, - чтобы парламент действовал в конституционных рамках. И депутаты сами поняли, что нельзя создавать двоевластие в Жогорку Кенеше. А чуть позже, после принятия ноябрьской конституции, как помните, стал живо обсуждаться вопрос о роспуске парламента - и в прессе, и, безусловно, в стенах "Белого дома". Пока - на теоретическом уровне... И вот, где-то в первой декаде декабря я был приглашен к президенту. В его приемной увидел Данияра Усенова, Адахана Мадумарова, Мыктыбека Абдылдаева... Мне было объяснено, что сейчас ситуацию доложит первый вице-премьер. Честно говоря, меня это покоробило: премьер, не знаю, о чем будет докладывать мой первый зам... Но я промолчал. Зашли в кабинет президента Бакиева. На столе, за которым обычно проводятся совещания - пять ноутбуков, по числу присутствующих. Данияр Усенов на них стал демонстрировать схемы, таблицы. Суть этой "презентации" была такова: парламент в данной ситуации не может быть эффективным. И целесообразно образовать новый парламент - на партийной основе. Перечислялись различные варианты, как это можно сделать... И тут же было сказано, что ни один из них не подходит - поскольку конституция усложняет самороспуск парламента. Есть лишь один реальный способ: отставка - из-за постоянных конфликтов с парламентом - премьера, а, значит, и всего правительства.

-А с какой целью вообще понадобилось распускать парламент?

- Все сказанное (мною, во всяком случае) было воспринято не как интрига, а как необходимый процесс конституционного обновления государственного устройства... Цель простая. Чтобы заработала новая конституция. Чтобы прошли парламентские выборы по партийным спискам. Чтобы было сформировано новое правительство - уже партийное... После доклада Усенова президент спросил мое мнение. Я понял, что это совещание - не случайно. Обычно президента (так уж положено в нашей практике) не ставят перед такими сюрпризами. Он предварительно знает о цели совещания - и дает согласие на его проведение. И определяет круг людей, которые должны прийти... Я всегда выступал за партийный парламент. Но в данной ситуации способ достижения этого мне не нравится. Получается, что парламент должен начинать оголтелую критику премьера, тот должен в ответ огрызаться, потом заявлять о своей отставке... Я сказал, что все это не солидно. Несерьезно. И предложил другой вариант. Надо убедить депутатов, чтобы какая-то их часть - достаточно большая, чтобы парализовать работу парламента - объявила о самороспуске (перед этим Усенов сообщил, что ряд депутатов готовы самораспуститься, но их недостаточно). Если потребуется, то и правительство уйдет в отставку. Но инициатива должна исходить все-таки от депутатов. А на специальное нагнетание страстей я не пойду... Через некоторое время госсекретарь Мадумаров - по его словам, от имени президента - мне сообщил о необходимости ухода правительства в отставку и о том, что достаточно внушительное число депутатов - 31 человек - уже готовы написать заявление. Но просят, чтобы первым в отставку ушло правительство. Я сказал, что на "голом месте" в отставку подавать не буду. И членов правительства не смогу в этом убедить. Пусть хотя бы часть депутатов примет какое-нибудь обращение, чтобы у нас был повод собраться и все это обсудить... Через некоторое время Адахан Кимсанбаевич принес мне обращение, подписанное десятью депутатами. И мы собрались. Члены правительства уже знали, что идет такая работа (мы ведь в одном соку варимся) – и знали, от кого исходит инициатива... Тем не менее, зачитав это обращение, я попросил их высказаться. Данияр Усенов, помню, прямо заявил: как только члены правительства согласятся на отставку, завтра 31 депутат сложит свои полномочия... Парламент не сможет работать. И мы быстро придем к тому, чтобы ситуация в стране обновилась. Я сказал, что вопрос серьезный - и высказаться должны все. Все члены правительства согласились: ситуация не такая, чтобы мы держались за свои должности. После чего предложил им выйти к журналистам и об этом сообщить. Однако позже депутаты, которых отнесли к числу 31, готовых на самороспуск, в частных беседах опровергли, что давали на это свое согласие. Остальное вы видели и слышали.

- Почему, на ваш взгляд, парламент затем так "дружно" прокатил вашу кандидатуру? Понимающие толк в политике восприняли это как "домашнюю заготовку" в недрах президентского аппарата...

- Впоследствии и я понял, что это была "домашняя заготовка". Все факты говорили в пользу этого. В парламенте есть мои ярые противники, они выступают всегда открыто. Но их голосов было бы недостаточно для такого результата... Большую роль сыграло влияние со стороны окружения президента. Работа эта велась исподволь. Был создан хороший фон для того, чтобы убедить депутатов голосовать против меня. Что интересно перед вторым кругом голосования 49 депутатов сказали, что поддержат меня. Но за 20 минут до голосования, как потом некоторые из них мне признались, поступила другая команда из "Белого дома"!

- Кстати, ходили слухи (нашедшие свое отражение и в СМИ), что на результат голосования якобы повлияли и большие деньги... Данияр Усенов якобы выделил на это несколько сотен тысяч долларов. Столько же, сколько в свое время якобы потратил на то ,чтобы парламент его утвердил в должности вице-премьера. Имеют ли, по-вашему, эти слухи под собой почву?

- О том, сколько денег было потрачено, чтобы меня прокатить – могу только догадываться. А вот что касается Данияра Усенова, то, с его слов, утверждение в должности обошлось ему в 300 тысяч долларов. Незадолго до моего ухода с поста премьер-министра он мне сам об этом сказал. А затем еще раз подтвердил, когда мы вместе были у президента.

- Что за разговоры идут в кабинете президента?! Зачем, по какому поводу?

- Не помню, с чего начался разговор, но Данияр таким образом обосновал, какие он несет убытки, работая в правительстве... 500 тысяч долларов он отдал из своего кармана адвокату Либерману (чтобы тот нашел имущество Акаевых) - и назад их не получил. И еще, по его словам, отдал 300 тысяч долларов, чтобы стать первым вице-премьером. Президент на него с таким изумлением посмотрел... Данияр объяснил... Тут уже изумляться пришлось мне. "Я не мог не оправдать доверия Феликса Шаршенбаевича, представлявшего мою кандидатуру, - сказал Усенов, - я должен был пройти через парламент!". Вот эту цифру помню... Данияр часто подчеркивает, что нанят президентом работать менеджером. И при зарплате в 300 долларов теряет очень много.

- Может быть, и ситуацию вокруг ХИПИКа разъясните? После вашего ухода с поста премьера вдруг выяснилось: практически все руководство страны (включая президента и вашего бывшего первого зама) было, оказывается, против вступления в эту программу. Лишь Кулов нас в кабалу толкал...

- Хочу еще раз напомнить о том, как президент на республиканском активе публично высказался в пользу ХИПИКа. И мы получили задание выработать условия, на которых мы можем в эту программу вступить. Отбросив все политические и идеологические соображения, мы выработали такие чисто, экономические условия, дабы не ущемлялись интересы нашей страны. Рабочую группу непосредственно возглавлял Данияр Усенов. На завершающей стадии он мне сказал, что группе удалось по многим вопросам прийти к взаимопониманию с представителями миссии МВФ и Всемирного банка. Наша заключительная встреча с донорами должна была состояться в субботу. А в пятницу Данияр мне позвонил и отпросился в Алматы. Уверенный, что все проблемы решены, я его отпустил.

Прихожу на встречу. И с удивлением узнаю, что Данияр не согласился по некоторым вопросам с МВФ. Меня ни о чем не предупредил, оставив какую-то писулечку... Пришлось мне, извинившись перед гостями, объявить перерыв и провести с членами рабочей группы краткий "мозговой штурм". "Ваше мнение?" - спрашиваю. Все единодушно сказали, что Данияр Токтогулович не прав и его претензии необоснованны. Усенов, например, хотел, чтобы наши деньги в "Центерре" (акции на 300 миллионов долларов) были направлены в специальный Фонд развития. МВФ в принципе был не против. Но при одном условии: эти деньги должны использоваться прозрачно. То есть, пройти через бюджет и получить утверждение в парламенте. А Данияр Усенов этого не хотел. Я же (как и все члены группы) считал: нельзя подходить к государственным деньгам как бизнесмен и распоряжаться ими как собственными. Непрозрачность в этом вопросе чревата большими осложнениями в макроэкономической политике...

- Еще Данияр Токтогулович говорил, что он был против повышения тарифов на электроэнергию, а вот вы – за…

- Да, он считал, что выработанная антимонопольным агентством политика по увеличению тарифов "губительна для нашей экономики". Но члены рабочей группы справедливо возразили: тарифная политика - не закон, который четко определяет, когда, что и насколько повышается... Первое повышение шло на 7 тыйынов - для населения это было бы незаметно. Тем более что программу ХИПИК мы бы закончили в 1,5 года. А в последующем эта политика могла бы уточняться, она не носила характер обязательности. Кроме того, было известно - вступая в программу, мы экономим 40миллионов долларов в бюджете .Часть этих средств мы могли бы направлять на дотации социально уязвимым слоям населения - и сделать повышение тех же тарифов безболезненным. А также поддерживать отдельные предприятия, что делается, например, в России. Но, получая эти поддерживать отдельные предприятия, что делается, например, в России. Но, получая эти деньги, энергетики могли оживить свою отрасль. Сегодня 50 миллионов долларов нужно только на то, чтобы привести бишкекскую ТЭЦ в нормальное состояние. А где взять эти деньги? Поэтому доводы Данияра Усенова экономически ничем не подкреплялись. Это были просто амбиции чело¬века, желающего, чтобы превалировала его точка зрения.

- И вы чуть ли не тайно, на свой страх и риск - с главами Минфина и Нацбанка - дали согласие на вступление в ХИПИК...

- Во-первых, это было не согласие, не решение правительства, а письмо о наших намерениях и предлагаемых условиях. Почему его и завизировали только те руководители, которых это касалось. Во-вторых, после подписания письма копию его я направил президенту. И текст письма обсуждался на заседании правительства. Так что никто никакого секрета из него не делал. И все разговоры о каком-то "тайном решении" - просто глупость.

- Но почему, Феликс Шаршенбаевич, именно вы взяли на себя ответственность за самую непопулярную в обществе идею? Многие благополучно ушли в тень - и заработали репутацию патриотов,"народных радетелей".

- Давайте вначале все же выясним: является ли для нас ХИПИК позорным явлением, ущемляющим наши национальные чувства? Эта программа была разработана для бедных стран Экономические показатели, цифры, которые показывались, пока обсуждался вопрос о ХИПИКе, относились к 2005 году. И по тем цифрам мы подходили под эту категорию. Но позже показатели стали лучше. И мы вышли из категории бедных стран. Это говорит о том, что наше правительство сработало неплохо. Но мы хотели списать СТАРЫЕ долги, которые наделало СТАРОЕ руководство страны - и привело страну в компанию бедных стран! Народ в этом не был виноват! И поэтому я специально подчеркивал: я беру на себя ответственность, народ здесь ни при чем. Другой момент. Общество, считаю, было искусственно подогрето против ХИПИК. И оно могло выступить против всех трех ветвей власти, если бы те поддержали вступление в программу. В варианте, который я предложил, президент и парламент оставались как бы в стороне. И удар приняло бы на себя правительство, взявшее ответственность...

- Правительство-камикадзе...

- Да. Но при этом оно решало вопрос укрепления экономики и повышения благосостояния граждан - на деле. Ради этого все законные средства хороши... Тем более, когда видишь, что ты не в состоянии что-либо изменить, когда решения принимаешь не ты, а твои решения встречают противодействие. Правительство, например, принимало решение убрать гендиректора АО "Электрические станции" - но даже его не смогло претворить в жизнь. Тот человек до сих пор работает... У меня не было других рычагов изменить ситуацию в стране. А ХИПИК позволял бороться с коррупцией, поскольку прозрачность бюджетообразующих отраслей выходила уже на уровень международных требований. После своего ухода я отозвал свою подпись под письмом в МВФ и ВБ исходя из того, что новый премьер должен сам принимать решение вступать или нет. Если он не выполнит тех условий, которые я поставил, - вина ляжет на меня. Тем более что я знаю, как их выполнять.

- Как считаете, удастся ли новому правительству найти альтернативные варианты выплаты внешнего долга?

- Все предложения, которые я слышал до сих пор, - несерьезны. Собирать со всех киргизстанцев, включая пенсионеров и младенцев, по 5 сомов? Это - профанация. И это - не дело правительства, его работа - заниматься экономикой... Предлагают выпустить облигации займов - у населения на руках якобы 300 миллионов долларов, их надо привлечь... Но уверяю вас - об этом могут мечтать только те, кто не знает истинного положения дел. Психология населения сегодня такова, что оно ни доллара не даст под наши займы! Оно не верит нам. Чтобы поднять реальную экономику - требуется время. А деньги нужны сегодня - платить долги... Промышленность мы только-только начали поднимать. Отдача от производства никогда не наступает сразу. Куда в более развитых странах - например, у "тигров" Юго-Восточной Азии - промышленность составляет всего 10 процентов от ВВП. Даже в США - не более 20-25 процентов. На что же мы можем рассчитывать? Лишь на то, что будем получать больше пошлин от импорта товаров. Но это - очень плохое подспорье в том, чтобы быть уверенными в устойчивости экономики. И этих денег не хватит, чтобы выплатить долг... Поэтому, считаю, решение о невступлении в ХИПИК - экономически неоправданно. Это - больше политическое решение.

- Так что, получается - ситуация тупиковая? Выхода нет: либо - в ХИПИК, либо - вечная работа на "дядю"- кредитора?

- Думаю, единственное, на что мы реально можем рассчитывать, - на помощь нашего главного стратегического партнера - России. На ее льготные кредиты, активное участие в нашей экономике... Но - при условии, что и эти деньги не уйдут в песок, не будут разворованы. Что российская - в данном случае - сторона будет жестко контролировать прозрачность этих проектов.

- 31 января, отвечая на вопросы журналистов, Курманбек Бакиев не исключил, что Кулов будет работать на госслужбе..." И сказал,"если Феликс Шаршенбаевич изъявит желание работать, я готов предоставить любые должности, не подотчетные парламенту. Почему? Потому что у него чисто не сложились отношения с парламентом..." Прокомментируйте, пожалуйста, эти слова.

- Меня не интересуют сейчас должности. Я их не приму. А что произошло в парламенте, я уже объяснил.

- А что, какие-то должности предлагались?

- Говорилось о месте руководителя администрации президента, секретаря Совбеза... Мне это не интересно - таскать бумажки. Это называется почетной ссылкой. Да дело совсем не в должности, понимаете?!

- Многие политологи и журналисты разрыв тандема охарактеризовали как хитросплетения Бакиева и его команды... А также его семьи. Кого, на ваш взгляд, здесь больше? Семьи или команды? И вы согласны, что ваш партнер по тандему попросту по-южному вас перехитрил?

- Отдадим это все на рассмотрение, так скажем, Высшего Судьи... А "кого здесь больше" - меня даже не интересует. Абсолютно. Мое понимание таково: если я руководитель - я отвечаю. При чем здесь семья или команда? Если кто-то подвержен влиянию своей семьи, то это - не руководитель.

- Объясните, пожалуйста, почему в Киргизстане человек идет к власти вроде бы демократическим путем, а придя, узурпирует эту власть, да еще давая широкие полномочия своей семье и многочисленным родственникам?

- Очень просто. Нет политической системы, которая должна этому помешать.

- Честно скажите, в Киргизстане вообще можно навести порядок?

- Можно - и нужно! Все зависит от воли первого лица страны.

- Вы с единомышленниками создали новую политическую организацию - Объединенный фронт "За достойное будущее Киргизстана"... Не слишком ли по-военному фронт?! Хотя, честно говоря, звучит. И впечатляет!

- Одно из значений этого слова "фронт" - быть напротив. Как говорится, лоб в лоб. Этим подчеркивается, что мы намерены действовать открыто и прямо.

- Коротко, пожалуйста: главные цели и задачи нового объединения...

- Они названы в заявлении Объединенного фронта. Главное – изменить государственную систему так, чтобы не было возможности постепенного захвата, узурпирования властных полномочий одним лицом. Когда от чиха одного человека зависит то, как будет чувствовать себя вся страна... Заразится или нет? И чтобы этот человек был подконтролен не просто обществу, а конкретным госструктурам, которые общество будет формировать...Чтобы были разделены полномочия президента и премьер-министра. И самое главное - ответственность. Например, в случае с тем же ХИПИКом президент как бы взял на себя ответственность - не вступать! Но за последствия этого шага, за экономику фактически придется отвечать не ему, а правительству...

- Какими методами вы будете действовать, и добиваться своих целей?

- Только конституционными! В рамках конституции методов очень много это и выражение общественного недоверия, и формирование общественного мнения о тех или иных руководителях. Это и информирование населения - поскольку информации о том, что происходит в реальности, ему не хватает. И когда будет создан соответствующий общественный фон, то, безусловно, властям не считаться с ним будет невозможно.

- Пресс-служба президента назвала заявление Объединенного фронта "За достойное будущее Киргизстана" не соответствующим действительности, а всех вас упрекнула в том, что тем самым вы "ставите под удар не только свой имидж и политическое будущее, но и политическое будущее всего нашего государ¬ства". Прокомментируйте, пожалуйста, заявление пресс-службы президента.

- Глупость такая, что комментировать ее невозможно.

- Еще действующая власть теперь пугает общество гражданской войной, которую ваша организация якобы намерена развязать... Такое возможно?

- Гражданскую войну может спровоцировать только власть.

- Но население уже судачит о скорых митингах, демонстрациях, штурмах, захватах, перекрытии дорог...

- Штурмов, захватов, перекрытия дорог и прочих неконституционных действий - у нас и в мыслях нет. Но если недовольные люди будут выходить и выражать свое мнение в рамках конституции - я в этом ни-че-го противоправного не вижу.

- Есть такой интернет-сайт Compromat.kg, который с особым усердием распространяет всякие страшилки и небылицы о вас и ваших соратниках... Да, кстати, вы не знаете, чей это сайт и кто за ним стоит?

- Если они работают только против нас, то кто за ними стоит, думаю, для всех очевидно...

- Последняя их информация – вы после своей отставки летали в Москву на консультацию с... Аскаром Акаевичем... Разве такое возможно?

- Исключено!

- А как вам последнее заявление Аскара Акаева на пресс-конференции в московском центре Карнеги, что он "возлагает серьезные надежды на Феликса Кулова как на сильного политика..."?

- Не вижу смысла его комментировать. Чем руководствуется Акаев, делая такие заявления, знает, наверное, только он сам... С ним, как я уже сказал, я не встречался и встречаться не собираюсь. Почему? Во-первых, нам попросту не о чем говорить. Акаев, судя по его же выступлениям, полностью оторван от политической жизни Киргизстана, отошел от политики, занимается наукой. А личных отношений у нас никогда не было. Во-вторых, любой подобный контакт мне может только политически навредить. А скрыть такой контакт невозможно, мы оба - достаточно узнаваемые люди... Почему меня так упорно пытаются с ним связать - по-моему, совершенно очевидно. Уже не знают, как меня "достать", на чем скомпрометировать. Помните, как некоторые СМИ "осветили" выступление в отеле "Ак-Кеме"? В начале дали было беспристрастную информацию, потом опомнились и пошли по пути черного пиара: "Люди толпились потому, что Кулов давал бесплатный прощальный обед!" О чем еще можно говорить?! Все эти "утки" и глупости - из одной серии. Я их называю: "Бесплатный обед с Акаевым" (смеется).

- Политологи, журналисты, однако весьма активно обсуждают вашу последнюю поездку в Москву…Не приоткройте завесу тайны?

- Нет…Скажу только, что встречи были очень важными. Я еще раз убедился в том, что с Россией связывает очень многое.

- Вы уверены, что провозглашенные Объединенным фронтом "За достойное будущее Киргизстана" цели найдут понимание наших партнеров по СНГ, ШОС, Евросоюзу

- Есть такая у меня уверенность.

- Почему?

- Потому что, мы действуем в рамках конституции. Кроме этого, многие понимают, что нынешнее правление в Киргизстане неустойчиво. Допущено нарушение баланса сил в политическом раскладе. И наша задача не допустить при этом разделение нации, народа – созвучна интересам общества. Мы знаем, как не допустить нарушение единства страны…Это все, что я пока могу сказать.


Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
Copyright ©1996-2020 Институт стран СНГ