Внимание! Вы находитесь на старой версии сайта "Материк". Перейти на новый сайт >>> www.materik.ru

 

 

Все темы Страны Новости Мнения Аналитика Телецикл Соотечественники
О проекте Поиск Голосования Вакансии Контакты
Rambler's Top100 Материк/Аналитика
Поиск по бюллетеням
Бюллетень №168(01.05.2007)
<< Список номеров
НА ПЕРВОЙПОЛОСЕ
В ЗЕРКАЛЕ СМИ
ЖИЗНЬ ДИАСПОРЫ
ПРОГРАММА ПЕРЕСЕЛЕНИЯ СООТЕЧЕСТВЕННИКОВ
БЕЛОРУССИЯ
УКРАИНА
МОЛДАВИЯ И ПРИДНЕСТРОВЬЕ
ЗАКАВКАЗЬЕ
СРЕДНЯЯ АЗИЯ И КАЗАХСТАН
Страны СНГ. Русские и русскоязычные в новом зарубежье.


В.Л. Жарихин в программе «Контрудар»

22.04.2007.Радиостанция «Эхо Москвы»

Ведущая Нателла Болтянская.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – 22 часа 23 минуты. Вы слушаете «Эхо Москвы». Итак, как я и обещала, у нас в гостях заместитель директора Института стран СНГ Владимир Жарихин. Здравствуйте, Владимир Леонидович.

В. ЖАРИХИН – Здравствуйте. Добрый вечер.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Итак, вы знаете формулу: работать сегодня вам, а не мне. Я у вас буду телефонисткой. Уважаемые слушатели «Эха», если вы готовы отвечать на вопросы Владимира Леонидовича, пожалуйста, присылайте SMS-сообщения для номера + 7 985 970-45-45. В этих сообщениях должен быть обязательно номер телефона, если это городской немосковский – код города, и, кроме того, краткая информация о себе. Вот, Владимир Леонидович, рекомендую вашему вниманию Максума Равильевича 21-го года, студента. Краткая информация о себе – из двух слов: «люблю думать». Здравствуйте, Максум.

МАКСУМ РАВИЛЬЕВИЧ– Здравствуйте.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Какой город это у нас?

МАКСУМ РАВИЛЬЕВИЧ– Это город Карпинск Свердловской области.

В. ЖАРИХИН – О! Очень приятно. У меня такой вопрос. Вы знаете, коль скоро вы позвонили все-таки, зная мою должность, значит, вы интересуетесь этими проблемами. У меня такой вопрос. Есть две такие крайние точки зрения по отношению к нашим соседям из стран СНГ. Одна такая. Ну вот, отделились, суверенные государства пусть живут, как хотят, это не наше дело. Мы должны просто фиксировать то, что они делают, но отнюдь не реагировать на что-то. А другая позиция, что мы должны влиять, мы должны воздействовать, мы должны…

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Держать руку на пульсе.

В. ЖАРИХИН – Вот как вы считаете, все-таки, с вашей точки зрения, что же должна делать Россия по отношению к нашим соседям?

МАКСУМ РАВИЛЬЕВИЧ – Ну, я считаю, что Россия не должна вмешиваться во внутренние дела соседей по СНГ. То есть…

В. ЖАРИХИН – То есть нам должно быть совсем все равно? Что они там делают, что у них там происходит.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – А вы бы определились с понятием вмешиваться.

В. ЖАРИХИН – А, вот это да. Действительно, что вы понимаете под «вмешиваться»?

МАКСУМ РАВИЛЬЕВИЧ – То есть как-то…

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Поздравлять Януковича – это вмешиваться или не вмешиваться? Помните эту историю? Помните, как поздравляли Януковича с победой на президентских выборах на Украине или в Украине? Вот это как, вмешиваться или не вмешиваться? Три раза его поздравили.

В. ЖАРИХИН – Потом пригласили Ющенко, и он сразу приехал. Это тоже, вмешались или не вмешались? Может, не стоило его звать?

МАКСУМ РАВИЛЬЕВИЧ – Я думаю, что это проявление глупости, скорее всего.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Понятно, спасибо, Максум. Это программа «Контрудар». Владимир Леонидович Жарихин задает вопросы вам, уважаемые слушатели «Эха Москвы», в чине заместителя директора института стран СНГ. + 7 985 970-45-45. У нас на линии Омск, Юлия, студентка Омского государственного университета. Юля, здравствуйте.

ЮЛЯ – Здравствуйте.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – По какой специальности вы студентка?

ЮЛЯ – Я учусь на экономическом факультете, моя специальность менеджмент организаций. Я почему звоню, потому что я родом из Кыргызстана. Я сейчас учусь в Омске и живу, но родом я из Кыргызстана. Выросла я там, до 17 лет там проживала. И сейчас у меня там живет отец, у меня там остались друзья, с которыми мы постоянно поддерживаем связь. И, естественно, особенно в связи с теми событиями, которые там сейчас, я переживаю за судьбу этой страны, так как все-таки это моя родина.

В. ЖАРИХИН – Но у меня тогда вопрос. Действительно ситуация там сейчас очень непростая. Я так понимаю, снова схватились не только разные личности, Абакиев и Кулов, тут может быть противостояние: Север – Юг, не дай бог. Как вы считаете, как-то Россия может помочь? И в чем может помочь? То ли в качестве посредника, то ли места для переговоров предоставить. Или мы опять же, как перед этим звонил, сказал не вмешиваться и все, что там происходит, не важно. Как вы считаете?

ЮЛЯ – Что касается непосредственно этого конфликта, который случился в структурах власти в Кыргызстане, то я считаю, вмешиваться здесь – только портить, потому что лучше быть посторонним арбитром для России сейчас, на мой взгляд. Но что касается более долгосрочного сотрудничества между нашими государствами, то обязательно Россия должна принимать активное участие в этом сотрудничестве. Культурно, образовательно – это, безусловно, потому что этого на данный момент сейчас нет. Там очень много есть людей, которые культурно тянутся к России.

В. ЖАРИХИН – Там есть славянские университеты, очень, кстати, сильные по преподавательскому составу, я знаю.

ЮЛЯ – Но он как-то не несет вот такой… это не есть такое связующее звено между кыргызским народом и русским.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Понятно, Юлия. Спасибо. Благодарим вас. Очень много, между прочим, желающих пообщаться с вами, Владимир Леонидович. Поэтому я вынуждена так жестко нормировать время общения для каждого из наших слушателей. + 7 985 970-45-45 – это номер для SMS-сообщений. У нас на линии Виталий. Санкт-Петербург. Родом из Харькова: «Живу в Питере четвертый год, не жалею», - пишет Виталий. Здравствуйте, Виталий.

ВИТАЛИЙ – Здравствуйте.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Ну как живете-то?

ВИТАЛИЙ – Хорошо живу! По крайней мере, лучше, чем там жил.

В. ЖАРИХИН – У меня тогда вопрос естественный. Как вы считаете, кто там все-таки прав, кто виноват: Янукович, Ющенко или Юлия Тимошенко, или никто неправ?

ВИТАЛИЙ – Я, знаете, что скажу, что Ющенко – очень хороший экономист, и он был моим кумиром своего рода. Я занимаюсь экономикой, занимаюсь фондовым рынком. Ну, симпатизировал он мне. Но когда он пошел в политику, честно сказать, я уехал оттуда в разгар выборов, предвыборной гонки. Ну, прогнозировал, что будет хуже. Лучше за эти годы там не стало.

В. ЖАРИХИН – Многие приезжающие с Украины представители средств массовой информации, журналисты мне говорили, ну, ты не понимаешь. Во времена премьерства Юлии Тимошенко там до 2 % упал рост. Они мне говорили, ты не понимаешь, какой там воздух свободы. А почему же вы от этого воздуха-то так…

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Удрали.

ВИТАЛИЙ – Ну, воздух свободы – не знаю. Во всяком случае, это не экономическая свобода.

В. ЖАРИХИН – Есть такое стандартное мнение, что у них там иногда случаются всякие «майданы», но при этом экономически там либеральнее, свободнее. А что, там не так все-таки?

ВИТАЛИЙ – Может быть, и так.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Но вас это не устраивает. Спасибо. Благодарю, Виталий. А мы продолжаем программу «Контрудар». У нас на линии город Тверь. Лейла, студентка Медицинской академии. Здравствуйте, Лейла.

ЛЕЙЛА – Добрый вечер.

В. ЖАРИХИН – Добрый вечер, Лейла. Я немножко поверну, а то мы все СНГ и СНГ. Понимаете, у меня есть личная проблема. Проблема состоит в том, что завтра будет круглый стол экспертов в «Известиях» с такой интересной темой: как будут складываться взаимоотношения интеллигенции и власти в XXI-м веке. Вот как вы считаете, а есть вообще такое понятие у нас «интеллигенция», или это скорее отзвуки времен советской власти?

ЛЕЙЛА – Понятие интеллигенции в России? Ну конечно есть. Почему нет.

В. ЖАРИХИН – А как вы считаете, все-таки есть проблемы во взаимоотношениях между той самой интеллигенцией и властью? Или это больше выдумывают?

ЛЕЙЛА – Честно говоря, я этим вопросом не очень владею, но я считаю, что не в таких масштабах, как при советской власти, но почему бы не обсудить даже если не проблему, то взаимоотношения интеллигенции и власти. Может быть, на этом завтрашнем форуме власть предложит пути не развития…

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Выхода.

В. ЖАРИХИН – Да нет, там просто соберутся политологи и будут обсуждать. Власти там, к сожалению, не будет присутствовать. А если я скажу такое. Самое главное у власти две вещи – это…

Н. БОЛТЯНСКАЯ – И такие «гоголи», чтобы нас не трогали. Правда?

В. ЖАРИХИН – Первое, чтобы не трогали. А второе, что все-таки той интеллигенции, которую позорно, я считаю, обзывают бюджетниками, вот чтобы ей все-таки государство платило так, как надо платить умным людям.

ЛЕЙЛА – Вот я об этом – о том, чтобы власть способствовала развитию, о том, чтобы интеллигенция не была в плачевном состоянии, стимулировала.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Спасибо, Лейла. Мы продолжаем. У нас на линии город Тула. Кирилл, студент 22-х лет. 10 лет жил в Ташкенте. Здравствуйте, Кирилл.

КИРИЛЛ – Здравствуйте.

В. ЖАРИХИН – Кирилл, Здравствуйте. Вот сейчас в последнее время начался такой ренессанс – вы 10 лет прожили в Ташкенте – ренессанс взаимоотношений между Россией и Узбекистаном. Но при этом – будем говорить прямо – у нас очень многие все-таки правление Каримова считают не шибко демократичным. Как вы считаете, тем не менее, имеет смысл России более тесно взаимодействовать с Узбекистаном?

КИРИЛЛ – Я думаю, да. Я думаю, что те страны, которые восточнее Каспийского моря или озера (не знаю как): Кыргызстан, Казахстан, Узбекистан – они близко тянутся к России. И сейчас там режимы не очень демократичные. И даже, несмотря на то, что в Узбекистане Каримов так же долго, там тоже зреют всякие настроения, как в России. Я имею в виду всякие «Марши».

В. ЖАРИХИН – Ну, с «Маршами» там сложно еще сложнее, чем в России.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Спасибо. Благодарю вас, Кирилл. Мы продолжаем программу «Контрудар». Заместитель директора Института стран СНГ Владимир Жарихин задает вопросы вам, уважаемые слушатели «Эха». У нас на линии Бишкек. Здравствуйте.

ЕВГЕНИЙ – Здравствуйте.

В. ЖАРИХИН – Евгений, как у вас там, в Бишкеке-то сейчас? Просто интересно.

ЕВГЕНИЙ – Последние два дня, в пятницу и субботу, все нормально, все спокойно. К сожалению, меня отправляли в командировку. Почему «к сожалению»? Потому что я не мог присутствовать в течение 5 дней. Там происходило на площади, но приехал только тогда, когда уже все успокоилось.

В. ЖАРИХИН – Но вы как изнутри считаете, у нас тут разные точки зрения есть: одни считают, что прав Кулов, другие считают, что все-таки он не прав; одни считают, что дело чисто в борьбе за власть между двумя этими фигурами, другие считают, что все поглубже, что это все-таки выходит на поверхность недорешенные противоречия между северянами и южанами. Как с вашей точки зрения, что же является основным в этих непрекращающихся конфликтах?

ЕВГЕНИЙ – Вы знаете, очень сложно ответить на этот вопрос, потому что, по сравнению с Украиной и с Грузией, у Киргизии немножко особый статус, какая-то особая революция и особый последний митинг. Многие журналисты здесь получили по голове за последний митинг. Это очень печалит, потому что не могли работать ни как наши журналисты нормально, ни как российские журналисты. И возникает очень много вопросов, почему это происходило. То есть очень печально, что когда мы показывали, когда мы говорили о том, что происходит на самом деле, то возникали какие-то проблемы.

В. ЖАРИХИН – А с какой стороны проблемы? Со стороны власти или со стороны оппозиции Кулова?

ЕВГЕНИЙ – Вы знаете, мои коллеги-журналисты работали на площади. У кого-то погнули штатив, у кого-то отобрали телефон. Трудно сказать, кто это был, потому что, понимаете, люди были очень смешанные и с двух сторон: как со стороны власти, так и со стороны оппозиции – раздаются такие моменты, что виновата власть, а те говорят, виновата оппозиция. То есть очень трудно разобраться. Но факт – то, что работать спокойно журналисты не могли. Не могли как наши, так и российские журналисты. То есть было очень сложно работать. И, отвечая на вторую часть вашего вопроса, борьба ли это за власть – может быть. Противостояние севера и юга? Тоже может быть. Ответить на этот вопрос очень сложно, потому что у нас, я уже говорил об этом, по сравнению с Украиной и с Грузией, все немножко по-другому. Не даром после нашей революции мы сначала упоминали три страны: Украина, Грузия, Киргизия, а потом Киргизия как-то перестала упоминаться, не знаю почему. Потому что как-то, может быть, политологи, аналитики…

В. ЖАРИХИН – Ну, потому что у вас договорились раньше, чем на Украине. На Украине до сих пор договориться не могут. А у вас они вроде бы договорились, а сейчас опять как-то рецидив этого противостояния. Что нас, честно говоря, очень беспокоит.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Я благодарю Евгения. Я продолжаем программу «Контрудар». У нас на линии Александр. О себе сообщил: 48 лет, офицер-интернационалист. Здравствуйте, Александр.

АЛЕКСАНДР – Здравствуйте.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Вы интернационалист как воин-интернационалист или интернационалист по своим убеждениям?

АЛЕКСАНДР – Нет. Наверное, скорее всего, как воин. Нужно было что-то сообщить, и я написал.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Где воевали-то?

АЛЕКСАНДР – Да где обычно у нас воевали – в Афганистане.

В. ЖАРИХИН – Александр, ну раз уж вы назвали себя интернационалистом, у меня и вопрос в связи с этим. Как вы считаете, как мы можем помогать русским, русскоязычным в странах СНГ притом, что ведь действительно суверенные страны, и как только начинается какая-то конкретная помощь, сразу говорят, вы вмешиваетесь во внутренние дела. В какой форме все-таки мы должны это делать?

АЛЕКСАНДР – Хм… разумеется, конечно, помогать мы должны как-то. Вопрос несколько неожиданный для меня, какой-то специфический.

В. ЖАРИХИН – Ну хорошо, Александр, я вам облегчу задачу и себе тоже. А какой вы сами себе хотели бы задать вопрос? Вот вы позвонили…

АЛЕКСАНДР – Понимаете, я просто проходил службу и в Белоруссии, и на Украине, у меня с этими нашими соседями связана часть биографии. И я считаю, что я знаю, чем они живут. Хотя, скорее всего, жили. Сейчас-то уже вряд ли что знаю. Просто поскольку мне эта тема близка, я и на Украине, и в Белоруссии прожил некоторое время, я думаю, что-нибудь связанное с этими странами, какой-то вопрос.

В. ЖАРИХИН – Ну хорошо, я задавал вопрос выходцу из Харькова. Он как-то уклонился. Он экономист, у него бизнес. Вот, с вашей точки зрения, кто там прав, кто виноват? Там Тимошенко, Янукович, Ющенко, у каждого своя правда. А все-таки кто, с вашей точки зрения? А может быть, неправы все подряд? Ваш взгляд на все это, что там происходит.

АЛЕКСАНДР – Вы знаете, мой взгляд в основном базируется на информации, которую я слышу из «Эха Москвы». И если говорить коротко, то в основном говорят, что да, там действительно есть политические свободы. И, в отличие от нашего государства, там люди действительно преследуют какие-то цели. Вот сейчас тоже выборы и во Франции, и об этом же говорят. Люди идут на выборы только для того, чтобы определиться как-то в будущем страны. И вроде бы на Украине происходит то же самое. У нас этого, к сожалению, нет. Я конечно сейчас не буду говорить, кто там прав, кто виноват, у меня мнение – ну да, говорят, что Тимошенко там вроде бы обманули в очередной раз; говорят, что Ющенко нарушил конституцию. Конечно, я как и любой россиянин наверное больше на стороне Януковича нахожусь. Вроде бы он и пророссийски настроен, хотя в последнее время многие говорят. А вот, говоря о том, насколько осознанно люди выходят на Майдан, и насколько искренне они выступают, я думаю, что в этом есть какая-то истина. Ведь действительно у нас этого скорее всего нет. И в этом смысле «Эхо Москвы» право.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Спасибо за комплименты в адрес «Эха Москвы».

В. ЖАРИХИН – «Эхо Москвы» - это наш Майдан!

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Ой, не говорите! А мы продолжаем программу «Контрудар». У нас на линии город Ижевск. Рамиль, мастер-строитель. Алло, Рамиль, вы с нами?

РАМИЛЬ – Добрый вечер.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Здравствуйте. Сколько же у вас времен?

РАМИЛЬ – У нас на час больше, чем у вас.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Понятно, но поздновато тоже. Прошу, Владимир Леонидович. Любит Россию – сообщил о себе Рамиль.

В. ЖАРИХИН – Рамиль, у меня к вам такой вопрос. Опять же есть у нас разные точки зрения. Это хорошо, что они есть. Одна точка зрения такая, что мы должны прямо буквально завтра признать Южную Осетию, Абхазию и окончить с этим. Другая точка зрения, что мы должны придерживаться официально заявленной позиции о том, что мы признаем целостность Грузии, и мы только мешаем своей моральной поддержкой Южной Осетии и Абхазии в урегулировании конфликта. А как вы считаете, вы какую-то из этих точек зрения занимаете, или у вас своя есть какая-то по этому вопросу?

РАМИЛЬ – В любом случае, нужна поддержка, я считаю.

В. ЖАРИХИН – Какая? Моральная поддержка, поддержка в смысле признания этих республик? Как вы считаете?

РАМИЛЬ – Я думаю, если требуют признать их независимыми, поддержка должна быть.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Спасибо, Рамиль. Это я напомню, программа «Контрудар». Мы продолжаем разговор. + 7 985 970-45-45 – это наш номер, по которому вы можете отправлять SMS-сообщения. Но я должна сказать, что далеко не все, кто хотел с нами поговорить, откликаются сходу. Алло. Здравствуйте. Это «Эхо Москвы» вас беспокоит. Долго мы вас искали. Александр, 45-ти лет, высшее образование, переселенец, живет в Уфе. Все правильно?

АЛЕКСАНДР – Да.

В. ЖАРИХИН – Добрый вечер. Александр, а вы откуда переселенец?

АЛЕКСАНДР – Я из Казахстана, Алма-Аты.

В. ЖАРИХИН – Я понял. Вы знаете, у нас в институте работает около 30 % сотрудников – это переселенцы из Казахстана. Скажите, пожалуйста (я опять возвращаюсь к этому вопросу, я девушке позвонил, она мне сказала, что не очень готова была к этому вопросу), все-таки в каких формах мы должны помогать русским и русскоязычным в странах СНГ, тем не менее, имея ограничители, что мы не можем вмешиваться во внутренние дела, как вы считаете?

АЛЕКСАНДР – Знаете, это была одна страна. В реальности те же самые русские во всех республиках. Но, честно говоря, может даже как-то и не по своей воле. Скажем так, бросать – ну не то, чтобы на произвол судьбы, я не знаю… нужно помогать, но не вмешиваясь. Любыми способами: политическими, даже тем же давлением, экономическими как-то мерами, как в той же Прибалтике.

В. ЖАРИХИН – Да ведь, понимаете, тут же нас обвинять начинают: имперские амбиции, Россия опять за старое и т.д. Может не стоит на это обращать внимание?

АЛЕКСАНДР – Ввести войска в какую-то страну – это не считается амбициями. А чем Россия…

В. ЖАРИХИН – Ведь вы понимаете, нам тут же начинают говорить, они на это имеют право, потому что они такие демократы, нам еще до их демократии и уровня жизни расти и расти, как дорастем, тогда будем иметь право вводить.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Спасибо. Мы продолжаем «Контрудар». У нас на линии Виктор, ныне Балашиха, жил в Тбилиси, уехал с родителями. Здравствуйте, Виктор.

ВИКТОР – Здравствуйте. Добрый вечер.

В. ЖАРИХИН – Виктор, вы как считаете, тут кто-то в ответе на вопрос из Бишкека сказал, у нас, конечно, не такая демократия, как в Грузии и в Украине, а как вы считаете, там действительно (в Грузии) с демократией все замечательно?

ВИКТОР – Понимаете, я что хочу сказать насчет демократии. У меня троюродная сестра постоянно ездит туда. Как-то она к нам в гости приезжала. Вот она говорит, все красиво конечно в центре города, люди самой республике везде нищенствуют. У них такие маленькие зарплаты, они живут в тех же домах, то есть в тех же условиях, в той же мебели, которая была… сколько получается уже – 15-20 лет назад. О какой демократии вообще может речь быть? Когда мы там жили, эта республика никогда не бедствовала, она была одной из самых богатых, деньги были у всех. Я считаю, там правительство, которое все это делает… за то, что Россия царская сделала для Грузии, то, что они остались целостной как народ, они должны… не знаю, как сказать, всю жизнь должны благодарить, все потомки. А они просто неблагодарны. Именно правительство. Народ – да, у них приветливые, добродушные люди. А эти люди, которые сделали, они просто…

В. ЖАРИХИН – Давайте говорить так честно и прямо. Если бы действительно в Грузии была верхушка правительства, президент, который вот так относится и настроен по отношению к России. Но ведь там все политические силы именно так настроены, вы же прекрасно это знаете. Там нет совсем того, что называется пророссийские политические силы. Все позицию именно по отношении к России занимают одинаковую: и власть, и оппозиция. Как так получилось? Для меня, например, это загадка.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Алло!

ВАДИМ – Нас двое видимо в эфире.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Да, Вадим, к сожалению, начались какие-то помехи на линии. Вадим, 25 лет. Юрист, интернационалист по духу.

ВАДИМ – Да. Это к вопросу о понятии «интернационалист», поскольку был товарищ воин-интернационалист. О себе я могу сказать, что скорее интернационалист по духу в некотором роде. Стараюсь им быть, во всяком случае.

В. ЖАРИХИН – Вадим, а вы интернационалист активный или пассивный?

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Это что значит?

В. ЖАРИХИН – Активный интернационалист – это значит, интернационализм во вне, что называется, продвигать, а пассивный – это значит, вот я сам интернационалист, а то, что другие, например, националисты…

ВАДИМ – Меня не волнует. Я понял вопрос. Скорее активный в каком плане. Вообще стараюсь, являясь сторонником политики малых дел, то есть от каких-то мелких действий каждого отдельного индивида зависит очень много, в каком виде у меня этот активный интернационализм проходит – стараюсь эти идеи продвигать, начиная от коллег, заканчивая друзьями. Не заканчивая наверное. Понятно, что, условно говоря, в общении даже на работе какие-то подобного рода вопросы всплывают очень часто, тем более по сфере деятельности, связанной с разными регионами необъятной России, включая и Кавказ, и Сибирь, и Дальний Восток. В общении с коллегами (все люди молодые в большинстве своем) возникают иногда споры, трения и т.п. Стараюсь свои идеи озвучивать, продвигать, то есть осаждать людей, когда они начинают высказывать какие-то откровенно полуфашистские вещи. К сожалению, такое было и во время учебы в университете. Поэтому мне кажется, в этом плане скорее активный. Понятно, что я не пойду на антифашистский митинг просто потому, что мне некогда это делать. Тем более, понимая, чем у нас обычно кончаются митинги…

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Смотря какие.

ВАДИМ – Не думаю, что антифашизм у нас сейчас в русле государственного диалога. К сожалению.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Понятно. Спасибо.

В. ЖАРИХИН – У нас и антифашисты бывают разные.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Мы продолжаем программу «Контрудар». У нас на линии Пермь. Оксана, менеджер. Здравствуйте, Оксана.

ОКСАНА – Здравствуйте.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Судя по голосу, совсем молодой менеджер, да?

ОКСАНА – Ну, 35.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Скажите, Оксана, почему позвонили в программу? Что болит?

ОКСАНА – Я очень часто слушаю «Эхо Москвы». У нас есть в Перми передача «Эхо Москвы»…

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Давайте только не про «Эхо Москвы». Вы наверняка позвонили в эту передачу не случайно в «Контрудар». У нас сегодня в гостях Владимир Леонидович Жарихин – заместитель директора института стран СНГ. Говорим мы в основном об СНГ. У вас есть какие-то мысли по этому поводу?

ОКСАНА – Ну конечно национальные вопросы. Поднимаются национальные вопросы. Я замечаю, у нас очень много в городе людей с Кавказа. То есть у нас каждый второй, каждый третий, довольно часто встречаются люди с Кавказа. И у меня довольно много знакомых. Мы очень хорошо к друг другу относимся. Много знакомых рассказывают, что в соседних государствах например Азербайджан (из Азербайджана девочки), что они вынуждены в Россию уезжать, потому что здесь заработок хороший.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Оксана, мы вас поняли. Давайте мы все-таки попросим Владимира Леонидовича задать вам вопрос, а то он как-то сидит так грустно.

В. ЖАРИХИН – Да нет, у меня на эту тему естественный вопрос. Сейчас начали, с одной стороны, ужесточать по отношению к мигрантам, с другой стороны, пытаться уменьшить бюрократические препоны. Как вы считаете, все-таки это необходимо делать? Ведь дружба дружбой с девочками, но ситуация-то действительно сложная. Миллионы людей бродят по стране, совершенно никто не знает, сколько и где они, что с ними происходит. Как вы считаете?

ОКСАНА – Ну конечно, с одной стороны, бюрократические препоны, но с другой стороны, конечно, нужно действительно этих людей выводить на свет, то есть документально все фиксировать. Действительно эти люди буквально, получается, живут как в подполье. Их уже неизвестно, сколько процентов от нас: 10, 20, 30 % от населения, а получается, что люди в подполье проживают. Конечно, нужно документально их всех фиксировать.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Спасибо. Благодарим вас. Программа «Контрудар» продолжается. У нас на линии Лариса из Вологды. Сообщила следующее: часто лечу ребенка в федеральных клиниках, где общаюсь со многими жителями СНГ: Украина, Южная Осетия и т.д. Здравствуйте, Лариса.

ЛАРИСА – Здравствуйте.

В. ЖАРИХИН – Лариса, у меня сразу тогда вопрос. Вы это в порядке осуждения сказали, что их там очень много из СНГ в клиниках?

ЛАРИСА – Да что вы! Я хотела специально, может быть разговор об этом.

В. ЖАРИХИН – То есть вы считаете, что все-таки надо ужесточать…

ЛАРИСА – Нет, я пока еще такого не сказала. Я думала, вы мне вопрос зададите. Давайте я вступлю, и вам будет более понятно. У моего ребенка тяжелое заболевание, и там, в федеральных клиниках, реальный интернационализм. Хорошая динамика очень. И там реальный интернационализм, то есть там не только российские граждане из самых разных краев. Нет никакого деления. Не услышишь никогда слово «черный» (знаете, как говорят).

Н. БОЛТЯНСКАЯ – То есть не до этого: делом заняты?

ЛАРИСА – Не знаю, почему. Дело даже не в том, что общая беда объединяет. Там, где мы последний раз лечились, был очень позитивный хороший настрой, весело. И все вместе просто жили. Там же месяцами люди лечатся. Жили вместе. И разница в национальностях особо не отличается. На бытовом уровне она не может ощущаться, по-моему. Я вам хотела рассказать о южной осетинке, с которой я познакомилась. Может о характере.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Давайте-давайте, Лариса.

ЛАРИСА – Вот слушайте. Эта женщина считает себя гражданкой… во-первых, она гражданка России, во-вторых, она живет в Южной Осетии. И занимается тем, чем многие там сейчас занимаются, то есть устанавливает там российскую жизнь на территории сопредельного государства, как вы понимаете. Она полностью чувствует себя в своем праве, считает, что практически весь народ их поддерживает. И когда я спросила, а на что вы рассчитываете, зачем вам вообще в Россию (в Южной Осетии), я не понимаю, она говорит, ну как, Россия она всегда… (извините, у меня маленький ребенок).

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Ну давайте тогда мы с вами сейчас поставим многоточие, к сожалению, времени у нас очень мало. У нас на линии Дмитрий, который сообщил о себе следующее: «Русский, но собираюсь купить недвижимость в Грузии и грузинское гражданство про запас, сейчас там плохо, но в будущее Грузии верю, а в российское будущее – нет». Дмитрий, здравствуйте.

ДМИТРИЙ – Здравствуйте.

В. ЖАРИХИН – Дмитрий, извините, такой вопрос. Как дошли до жизни такой, что решили грузинское гражданство?

ДМИТРИЙ – Знаете, по семейным обстоятельствам, на самом деле. Просто представилась возможность купить недвижимость, дом в деревне. Там у меня родственники теперь есть. И собираюсь это сделать. И насколько я понимаю, по грузинским законам могу претендовать и на гражданство. То есть это не какой-то там жест политический, но из неких практических соображений, как ни странно, я думаю, что с заделом на 10 лет в будущее это более перспективно, чем оставаться здесь. Просто у вас тут был товарищ, который говорил о том, что там живут бедно. Да, там действительно живут сейчас очень бедно, по сравнению с Россией. Но я больше смотрю на качество отношений между людьми, на какие-то социальные вещи. У меня впечатление, что с теми отношениями, которые есть сейчас в России, просто с человеческими, вне зависимости от режима Путина и т.д., здесь как-то слишком много стало людей, которые не способны просто взаимодействовать даже между собой нормально. В Грузии это не так.

В. ЖАРИХИН – Но ведь язык надо учить.

ДМИТРИЙ – Вы знаете, пытаюсь. Но пока еще не было времени начать. Но так немножко пытаюсь разговаривать.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Ну что ж, успехов вам, Дмитрий. Спасибо вам большое. Владимир Леонидович, меньше минуты я оставила вам на подведение итогов «Контрудара».

В. ЖАРИХИН – Я бы сказал так. Я разговаривал со слушателями, люди очень этой темой интересуются, поэтому говорить о том, что действительно…

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Дескать, все прошло – ничего не прошло.

В. ЖАРИХИН – И ничего не прошло, и говорить, что пусть живут, как хотят, нас это не касается, что там у них происходит – наверное, это не так, потому что заинтересованность людей есть, связи людей остаются. Последний слушатель вообще в Грузию едет.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Я благодарю Владимира Жарихина. Напомню, Владимир Леонидович Жарихин – заместитель директора Института стран СНГ в программе «Контрудар». В следующем часе обсуждаем, что такое экстремизм по-российски. В нашей студии Дмитрий Рогозин и юрист Юрий Кастанов.  


Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
Copyright ©1996-2019 Институт стран СНГ