Внимание! Вы находитесь на старой версии сайта "Материк". Перейти на новый сайт >>> www.materik.ru

 

 

Все темы Страны Новости Мнения Аналитика Телецикл Соотечественники
О проекте Поиск Голосования Вакансии Контакты
Rambler's Top100 Материк/Аналитика
Поиск по бюллетеням
Бюллетень №176(15.09.2007)
<< Список номеров
ЗА 2 НЕДЕЛИ ДО ДОСРОЧНЫХ ПАРЛАМЕНТСКИХ ВЫБОРОВ НА УКРАИНЕ
УКРАИНА
В ЗЕРКАЛЕ СМИ
К ВЫХОДУ В СВЕТ КНИГИ
«РОССИЙСКАЯ ДИАСПОРА НА ПРОСТРАНСТВЕ СНГ»
ЖИЗНЬ ДИАСПОРЫ
ПРОГРАММА ПЕРЕСЕЛЕНИЯ СООТЕЧЕСТВЕННИКОВ
БЕЛОРУССИЯ
МОЛДАВИЯ И ПРИДНЕСТРОВЬЕ
ЗАКАВКАЗЬЕ
СРЕДНЯЯ АЗИЯ И КАЗАХСТАН
Страны СНГ. Русские и русскоязычные в новом зарубежье.


Приднестровский узел

08.09.2007. День (Киев)

Сергей Пирожков

Без доверия между Кишиневом и Тирасполем урегулирования добиться почти невозможно

Урегулирование Приднестровского конфликта, возникшего в связи с образованием на части бывшей Молдавской ССР непризнанной Приднестровской Молдавской Республики, дается очень тяжело. Причем, не принимая во внимание ни усилия Европейского Союза, ни США и Украины, также предложившей в 2005 году собственный план урегулирования, известный как План Ющенко. Можно ли говорить о реанимации этого плана в связи с недавним рядом консультаций, на которых обсуждалось в той или иной мере Приднестровское урегулирование? Может ли это быть свидетельством реанимации, в частности, Плана Ющенко? Почему Россия, имеющая рычаги влияния на Тирасполь, не подталкивает лидеров Приднестровья к активному поиску урегулирования конфликта? Может ли способствовать урегулированию досрочное изменение политических элит в Приднестровье? Может ли Румыния сыграть позитивную роль в Приднестровском урегулировании? Что должны все-таки делать лидеры на правом и левом берегу Днестра, чтобы вывести ситуацию из тупика и начать реальные переговоры относительно урегулирования? Об этом — «Дню» в эксклюзивном интервью Чрезвычайного и Полномочного Посла Украины в Республике Молдова Сергея ПИРОЖКОВА.

- Прежде всего я хотел бы зафиксировать, в каком состоянии сегодня находится ситуация относительно Приднестровского конфликта. В феврале прошлого года переговоры по этому вопросу были прекращены. И уже полтора года в формате «5 + 2» переговоры не происходят. Сегодня Украина делает все возможное, чтобы возобновить этот формат. Для нашей страны проблема Приднестровья наиболее чувствительна и важна, поскольку она касается вопроса национальной безопасности Украины. Если в этом регионе будут нелады и проблемы, то это, безусловно, коснется и нашей страны. Поэтому мы проявили инициативу и в июне этого года предложили возобновить этот формат и даже провести переговоры на территории нашей страны. К сожалению, пока что этого не произошло.

- А почему?

- Переговоры не состоялись не по вине Украины или других посредников. Главная причина состоит в позиции руководства Приднестровья, которое не демонстрирует политической воли относительно их проведения, поскольку, по словам его лидера Игоря Смирнова, «эти переговоры мало что дают». А фактически он готов на них согласиться только для разделения, а не воссоединения Молдовы. Поэтому возникает вопрос, на какой платформе проводить эти переговоры. Дело в том, что в течение последних лет участники переговоров разработали несколько документов: российский меморандум Козака 2003 года, украинский План Ющенко 2005 года, молдавский пакет 2006 года, а также так называемый проект ОБСЕ 2006 года.

Формальную поддержку всех сторон переговоров получил только План Ющенко. Не секрет, что сегодня раздаются голоса о необходимости определенной коррекции этого документа, учитывая изменение ситуации, но, по моему глубокому убеждению, основные его принципы продолжают оставаться актуальными и сегодня. Следовательно, любой документ может быть отработан именно на базе Плана Ющенко. Именно через демократизацию, территориальную целостность Молдовы мы можем приблизиться к общему документу. Но главное, по моему мнению, - всем необходимо желание и определенное доверие друг к другу, чтобы начать эти переговоры.

К сожалению, есть основания констатировать, что после марта 2006 года позиция руководства Приднестровья становится более жесткой, и потому разрыв между Тирасполем и Кишиневом лишь увеличивается. И в этой ситуации вернуться за стол переговоров очень сложно, но без этого невозможно найти взаимоприемлемую модель урегулирования, поскольку в объединенном государстве будут жить жители правого и левого берегов Днестра, а не Украины или России. Поэтому именно они должны начать между собой диалог, потому что без их общей воли никто другой сдвинуть этот процесс и решить до конца, понятно, не сможет.

- Сергей Иванович, но ведь недавно консультации все-таки состоялись...

- Действительно, консультации идут постоянно, но в формате тет-а-тет. Президент Республики Молдова В.Воронин имел несколько встреч с президентом России В.Путиным. Они договорились об активизации этой работы. В декабре 2006 года во время заседания украинско-российской межгосударственной комиссии в Киеве В. Путин поддержал наше предложение относительно активизации Приднестровского урегулирования и предоставления ему нового толчка. Мы сделали российской стороне конкретные предложения, связанные с тем, что нужно выходить на конкретный документ. Но, к сожалению, обратной реакции опять же пока еще нет.

- А разве Россия не может повлиять на руководство Приднестровья?

- Думаю, что в России есть рычаги такого влияния.

- Так почему же она не влияет и не оказывает давления на Тирасполь?

- Не мое дело - говорить за Россию. По моему мнению, просто ее сейчас беспокоят иные проблемы. Хотел бы подчеркнуть, что приднестровская проблема имеет несколько измерений: стратегическое, региональное и внутригосударственное. Не касаясь двух последних, замечу, что на стратегическом уровне основные актеры: Россия, Европейский Союз, Соединенные Штаты. В частности, США, как известно, напоминают о необходимости демилитаризации Приднестровья, ведь на саммите ОБСЕ 1999 года Россия обещала еще в 2002 году вывести собственный военный контингент из этой территории. Россия, что тоже очевидно, с этим не спешит. Насколько мне известно, она бы хотела иметь гарантии, что после вывода российского контингента на этой территории не появится другой. Имеется в виду, что в связи с расширением НАТО, размещением американских временных тренировочных баз в Румынии и Болгарии для России очень важно, чтобы были какие-то гарантии демилитаризации молдавской территории, и чтобы это было где-то сформулировано и соответствующим образом зафиксировано.

- Но ведь в конституции Молдовы зафиксирован нейтральный статус?

- Это так. И Молдова не заявляет о том, что будет вступать в НАТО. Я думаю, что Россия учитывает опыт вывода советских войск из Восточной Германии. Некоторые российские эксперты считают, что Россия сделала ошибку, согласившись безо всяких условий на вывод советских войск. Таким условием, в частности, могло бы стать «нерасширение НАТО на Восток». Более того, для России это очень чувствительная тема.

- А не может ли в таком случае Приднестровье превратиться в Калининградскую область?

- Я думаю, что это не выгодно ни России, ни Украине, ни ЕС. У России уже есть один Калининград. Поэтому поддерживать новый, не имея общей границы, будет непросто. И это мало что дает России. С другой стороны, официальная Москва подтверждает целостность Молдовы. И здесь интересы Украины и России совпадают.

- Кстати, как вы считаете, заявление России относительно приостановления действия Договора об обычных вооруженных силах в Европе отложит вывод российских войск и Приднестровское урегулирование?

- Некоторые эксперты считают, что решение Российской Федерации перечеркивает ее обязательства на Стамбульском саммите ОБСЕ. Со стороны российской стороны таких официальных заявлений нет.

- Господин посол, а правы ли тогда некоторые молдавские эксперты, утверждающие, что разрешение приднестровского конфликта возможно лишь со сменой политической элиты в Приднестровье?

- Я думаю, что досрочная смена политических элит в Приднестровье мало реальна. От того, что И. Смирнов и его окружение уйдет в отставку, доверие между сторонами конфликта не возрастет, так же, как и уровень привлекательности Молдовы для населения Приднестровья. Кстати, молдавский пакет предусматривает проведение досрочных выборов в парламент Молдовы. В частности, предусматривается, что будет соответствующая квота представителей Приднестровья в новом парламенте Республики Молдова. Но некоторые политические силы в Молдове против досрочных выборов, особенно Христианско-демократическая народная партия Юрия Рошки. Они считают, что это будет выгодно правящей партии, возглавляемой президентом Молдовы.

- А как вы оцениваете последние заявления президента Молдовы относительно «реинтеграции страны с сохранением принципа нейтралитета и разработки справедливого статуса для Приднестровья с предоставлением политических и социальных гарантий населению»? Новый ли этот тезис?

- Этот тезис, в принципе, давно существует и не является какой-то новой позицией. Реинтеграцию государства в рамках целостного государства и предоставление соответствующего гарантированного статуса Приднестровью поддерживает наша страна. Но речь идет о том, какими будут полномочия этой автономии. Согласно Плану Ющенко, предусматривается, что статус должен вырабатываться представителями левого и правого берега. То есть они должны садиться за стол переговоров и вырабатывать форму объединенного государства. Кишинев летом 2005 года принял закон о статусе приднестровской территории. Однако к подготовке этого закона не были привлечены приднестровские представители. На политическом уровне это повлекло отказ признавать положение этого закона со стороны Приднестровья. Соответственно, этот закон не может быть реализован и имплементирован на этой территории Молдовы. Ведь там есть своя власть и руководство, хотя и не признанное никем, но оно функционирует, и люди живут там. Почти 500 тысячное население живет по нормативным актам, существующим в Приднестровье. Другое дело, что, кроме них, никто этого не признает. Эти люди - заложники данной ситуации. Они со своими паспортами никуда не могут выехать, в том числе в наше государство, потому что их паспорта никто не признает. Поэтому это для людей серьезная проблема, и они страдают от такой неопределенности. Но для того, чтобы они восприняли какую-либо модель статуса, безусловно, они должны, в первую очередь, сами вступить в этот переговорный процесс. Если они не принимают в нем участия, то, понятно, никогда не будут его имплементировать. Кроме того, не исключено, что задержка связана в известной степени и с тем, что не решается пока что косовская ситуация.

- Надо понимать, руководство Приднестровья рассматривает в этой ситуации прецедент для получения собственной независимости...

- В некоторых кругах действительно существует мнение, что если Косово получит независимость, то это будет определенным сигналом и для непризнанных республик на территории бывшего СССР. Но это утопия, ни один из влиятельных мировых игроков не заинтересован в таком развитии событий: ни Россия, ни США, ни ЕС, ни Китай. Более того, такое развитие событий угрожает безопасности и стабильности всего мира. Следовательно, при таких условиях никто не признает независимость самопровозглашённых республик. Самое огорчительное - те, кто пропагандирует возможность распространения косовского прецедента для непризнанных республик на постсоветском пространстве, хорошо осознают нелепость таких идей, но просто играют ими, манипулируя доверчивостью собственного населения.

- Сергей Иванович, по вашему мнению, как долго может существовать квази-государство - Приднестровская Молдавская Республика, и на чем она держится?

- Пока что она, среди прочего, держится на внутренних ресурсах.

- А разве Россия ей не помогает?

- Сейчас Россия прекратила помощь. Она предоставляет «ПМР» моральную поддержку, а финансовую официально - нет. С марта по декабрь прошлого года Россия почти ежемесячно предоставляла приблизительно десять миллионов долларов США. В этом доминировала политическая составляющая.

Возвращаясь к предыдущему вопросу, я думаю, что эта проблема действительно может существовать довольно долго. Почему? Потому что промышленные предприятия в Приднестровье работают. Хотя правда и то, что ситуация в этом году особенно непроста. Потому что засуха повлияла как на Молдову в целом, так и на Приднестровье. У них очень пострадало сельское хозяйство, в частности, зерно, кукуруза, подсолнухи. Едешь по дорогам, и везде стоят черные высохшие подсолнухи. Поэтому экономическая ситуация там серьезно ухудшается. Больших инвестиций они не получают, в значительной степени из-за значительных политических рисков, связанных с непризнанностью, хотя есть и другие причины. Существуют мощные предприятия, в частности, металлургический завод, холдинг «Шериф», благодаря которым, по сути, держится бюджет Приднестровья.

Необходимо заметить, что в советские времена это был наиболее развитый регион, особенно в промышленном отношении. Сейчас там много устаревших предприятий с морально устаревшей техникой, мало что работает. В Приднестровье также есть безработица. Хотя там нет большого кризиса, люди не голодают. Кроме того, в Молдове разрешено двойное гражданство. Немало приднестровцев имеют украинское, молдавское и, особенно, российское гражданство. Поэтому они выживают за счет своих личных связей. Население в известной степени адаптируется, но это происходит индивидуально. То есть у каждого собственная программа, как выживать. Наиболее сложная ситуация в селах. Потому что крестьяне никуда не ездят, и то, что они производят на своей земле, - их основные средства выживания и питания.

- Приднестровье сейчас пребывает в треугольнике - Молдова, ЕС и Украина. Но почему все-таки Россия имеет наибольшее влияние на непризнанную республику?

- Некоторые политические силы в России сквозь призму исторических обстоятельств считают, что это пророссийская территория. Кроме того, российские монополии приватизировали энергетическую сферу Приднестровья. И действительно, если сейчас побывать на территории Приднестровья, то создается впечатление, что вы в конце советских времен. Не много признаков современности. Но хотя Россия влияет экономически путём приобретения собственности, она не может взять на полный баланс и содержание эту территорию. Потому что это требует значительных финансовых средств. Россия не может быть спонсором Приднестровья, которое должно работать и само обеспечивать себя.

- Сергей Иванович, а как вы прокомментируете заявления некоторых украинских экспертов, утверждающих, что Украина потеряла Приднестровье? Они говорят, что сначала Приднестровье, в котором проживает немало украинцев, было очень по-дружески настроено к Украине и готово было ставить вопрос о присоединении к нашей стране.

- Я думаю, что так ставить вопрос не очень корректно. Потому что это уже история. До пакта Молотова - Риббентропа эта территория действительно входила в состав Украинской ССР. После этого пакта Молдавская ССР образовалась из двух частей: Бессарабии, отделившейся от Румынии, с чем не все в Бухаресте до сих пор соглашаются, и из украинской части, являющейся сейчас Приднестровьем. Так распорядилась история. Сейчас пересматривать эти исторические акты - только возмущать население и ссориться с соседями.

Как известно, современные конфликты связаны или с перераспределением территории, как это было в Югославии с возникновением новых независимых государств; или с религиозными конфликтами, как это было между Англией и Ольстером; или с этническими конфликтами, как это было в Хорватии или Албании. Косово, по сути, - это этнический конфликт. В Приднестровье нет ни этнического, ни религиозного конфликта - и слава Богу. Почти все население православное. А украинцы и молдаване всегда жили на этой территории. Украинцы являются национальным меньшинством, но это не классическая диаспора, образовавшаяся вследствие миграции из других стран, как это было в Соединенных Штатах. Это, по сути, автохтонный этнос, формировавший основу населения региона. Они здесь жили еще со времен Штефана Великого, когда образовалась Молдова в 1359 году. А россияне появились в начале ХIХ века. Поэтому эти люди жили на этой территории с давних времен, имели свой этнический признак, и это сейчас рельефно и реально наблюдается. Для Украины это тоже наши граждане, численность которых составляет сотни тысяч. Мы, безусловно, будем их там поддерживать и заботиться, думать о них. И с этой точки зрения для Украины важно, как можно скорее добиться урегулирования.

- Можно ли уже сейчас в Приднестровье открыть украинский культурный центр?

- Да. В посольстве мы такую работу проводим и планируем в октябре этого года на кафедре украинского языка в Приднестровском университете, который, кстати, носит имя Тараса Шевченко, открыть украинский культурный центр. Нам нужно просто предметно заниматься этой территорией и помогать жителям, особенно украинскому национальному меньшинству. В Приднестровье есть два ячейки украинской общины: филиал общества «Просвіта» имени Тараса Шевченко и «Союз украинцев Приднестровья имени О. Бута».

Ежегодно Украина предоставляет более ста стипендий для украинцев Приднестровья. Молодые люди, закончившие в Приднестровье украинскую школу или гимназию в Бендерах, получают возможность бесплатно обучаться в украинских вузах. К сожалению, не все из них возвращаются в Приднестровье. Потому что из-за политической неопределенности им сложно там найти работу. С другой стороны, многие из них имеют украинское гражданство, и потому немало остается в Украине.

- Может ли Румыния сыграть позитивную роль в Приднестровском урегулировании? Ведь, как известно, эта страна до сих пор не подписала договор с Молдовой о границе.

- Я думаю, что для Молдовы наиболее актуальной и больной темой как раз и является подписание с Румынией договора о границе. Потому что неопределенность границы позволяет делать определенные политические инсинуации на эту тему. С моей точки зрения, нужно как можно быстрее это сделать. Кстати, это понимают в Брюсселе. И Европейская комиссия делает все возможное, чтобы стимулировать скорейшее подписание Румынией и Молдовой соглашения о границе. Пока что это соглашение не подписано.

- А если подытожить тему Приднестровского урегулирования, то какой вы видите перспективу этого процесса, и можете ли вы прогнозировать, когда конфликт будет разрешен? Предыдущий представитель ЕС по Молдове Адриан Якобовиц де Сегед сказал мне в интервью, что за время его пребывания на этой должности конфликт будет урегулирован.

- К сожалению, я не такой оптимист, как господин Якобовиц де Сегед. Это может быть решено в ближайшее время. Поэтому я с большей осторожностью отношусь к оценкам. Я считаю, что, безусловно, эту проблему нужно решать и не откладывать на перспективу. 17 лет уже прошло, и 2 сентября в Приднестровье отметили годовщину образования так называемой Приднестровской Молдавской Республики. Но ведь она непризнанная, и такой статус когда-то должен прекратить существование. Но главным образом это зависит от политической воли тех, кто при власти и на левом, и на правом берегу Днестра. Если не будет соответствующего доверия, не будет результата. Вместе с тем, Украина и Россия как гаранты урегулирования должны активнее всего способствовать созданию этого доверия и условий для сближения обеих сторон конфликта.

- Как это можно сделать или этого достичь?

— Для этого существует несколько подходов. Например, необходимо, чтобы было признано право собственности на объекты, находящиеся на этой территории за приднестровскими структурами и учреждениями. Кроме того, необходимо отменить некоторые дискриминационные меры. Например, каждый житель правого берега, пересекающий Днестр и попадающий в Приднестровье, выплачивает восемь-девять леев за въезд на приднестровскую территорию. На других граждан этот сбор не распространяется. Никто не понимает, на каком основании установлен этот сбор. Существует пакет других мер, требующих отмены. Но их не отменяют и тем самым не создают почву для упрочения мер доверия. А без этого никакого урегулирования добиться почти невозможно. Поэтому, по моему мнению, первое, что нужно сделать, это возобновить доверие между сторонами, чтобы они сели за стол переговоров. Сделать это непросто. Но я думаю, что Украина, Россия, ОБСЕ вместе с ЕС и США должны выработать реальную стратегию и тактику действий для этого.

- Господин посол, то есть это значит, что вы все-таки верите, что непризнанная Приднестровская Молдавская Республика не станет Республикой Приднестровья? Недавно ветераны Приднестровья предложили именно так назвать непризнанную республику.

- Я вообще считаю, что это не принесет пользы ни Приднестровью, ни, особенно, людям, там живущим, ни Молдове в целом. Потому что это будет раскол. А всякий раскол приводит к последствиям, от которых будут страдать и на правом, и на левом берегу Днестра. Этот сценарий повлечет за собой очередное напряжение, новый виток конфликта и тому подобное. Наоборот, разрешение приднестровского конфликта мирным и цивилизованным путем заключается в другом. Сегодня практика разрешения иных конфликтов показывает, что все-таки, в конце концов, необходимо садиться за стол переговоров, от этого в конечном счете выиграют обе стороны. Так вышло в Югославии. Так вышло в Ольстере. Так вот-вот выйдет на Кипре. Война сначала горячая, потом холодная должна когда-то заканчиваться. Она не может продолжаться без конца. Даже тридцатилетние войны, в конце концов, заканчиваются.


Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
Copyright ©1996-2021 Институт стран СНГ