Внимание! Вы находитесь на старой версии сайта "Материк". Перейти на новый сайт >>> www.materik.ru

 

 

Все темы Страны Новости Мнения Аналитика Телецикл Соотечественники
О проекте Поиск Голосования Вакансии Контакты
Rambler's Top100 Материк/Аналитика
Поиск по бюллетеням
Бюллетень №176(15.09.2007)
<< Список номеров
ЗА 2 НЕДЕЛИ ДО ДОСРОЧНЫХ ПАРЛАМЕНТСКИХ ВЫБОРОВ НА УКРАИНЕ
УКРАИНА
В ЗЕРКАЛЕ СМИ
К ВЫХОДУ В СВЕТ КНИГИ
«РОССИЙСКАЯ ДИАСПОРА НА ПРОСТРАНСТВЕ СНГ»
ЖИЗНЬ ДИАСПОРЫ
ПРОГРАММА ПЕРЕСЕЛЕНИЯ СООТЕЧЕСТВЕННИКОВ
БЕЛОРУССИЯ
МОЛДАВИЯ И ПРИДНЕСТРОВЬЕ
ЗАКАВКАЗЬЕ
СРЕДНЯЯ АЗИЯ И КАЗАХСТАН
Страны СНГ. Русские и русскоязычные в новом зарубежье.


Нужно договариваться

06.09.2007. Родная газета

Виктор Водолажский

В Абхазии и Южной Осетии внимательно следят за ситуацией в Косове

Многие аналитики сходятся во мнении: участившиеся грузинские провокации в отношении России связаны с тем, что руководство Грузии во главе с президентом Михаилом Саакашвили уверено, что только Россия мешает Тбилиси установить контроль над Абхазией и Южной Осетией. В свою очередь, в Абхазии и Южной Осетии желающих вернуться в состав Грузии можно пересчитать по пальцам. Неудивительно, что в этих непризнанных государствах очень внимательно следят за тем, как развивается ситуация вокруг Косова. Обо всем этом и о том, как то или иное решение косовской проблемы может сказаться на стабильности в Европе, корреспондент «Родной газеты» беседует с директором Института политических исследований, членом Общественной палаты, профессором МГИМО(У) Сергеем МАРКОВЫМ.

– Сергей Александрович, чего добивается официальный Тбилиси?

– Михаил Саакашвили стремится к политической изоляции России на международной арене. А чтобы достичь этого, грузинские лидеры не останавливаются ни перед чем. В ход идут ложные и абсурдные обвинения в нарушении воздушного пространства, ракетных обстрелах, провокации в отношении миротворцев. Только угроза того, что Россия займет жесткую позицию (в случае грузинской агрессии против Сухуми и Цхинвала), не позволяет Грузии наращивать давление на Абхазию и Южную Осетию, вплоть до военных действий.

– Саакашвили неймется повоевать?

– В общем-то воевать ему как раз и не хочется. Скорее всего, план Саакашвили состоит в том, чтобы предъявить отделившимся территориям ультиматум с угрозой войны, в надежде, что те капитулируют. А вот России по плану Тбилиси ультиматум должно предъявить «мировое сообщество». Для этого, используя самые невероятные провокации и постоянно жалуясь, апеллируя к Западу, грузинские лидеры стремятся поссорить нашу страну со всеми, с кем только можно, чтобы максимально изолировать Россию. Таков их план.

– Однако на днях председатель комитета по международным отношениям парламента Грузии Константин Габашвили заявил, что «признание Косова не должно произойти без согласия Сербии. Решение по Косову должен принять Совбез ООН при согласии обеих заинтересованных сторон». Выходит, что здесь грузины поддерживают нас?

– Они не Россию поддерживают. Грузины не хотят, чтобы был создан прецедент по изменению государственных границ. Здесь просто, как принято говорить, тактическое совпадение позиций, и не больше того. Грузия отлично понимает, что Абхазия и Южная Осетия станут рассматривать признание независимости Косова как вполне определенный прецедент. Такую позицию занимают многие страны.

– Ни для кого не секрет, что все сравнивают сейчас ситуацию, сложившуюся между Сербией и Косовом, с тем, что происходит между Грузией, с одной стороны, и Абхазией и Южной Осетией – с другой. Эти ситуации похожи?

– Они очень похожи, но есть и разница. И она объективно в пользу Абхазии и Южной Осетии, а не Косова.

Итак, в чем же похожесть. И там и там автономные регионы заселены этнически другими, чем «метрополии», группами населения. И там и там в войне победили сепаратисты. В обоих случаях сепаратисты имели сильную внешнюю поддержку, но опирались в основном на свои боевые формирования. Сейчас и в Косове, и на Кавказе созданы и функционируют непризнанные государства. А конфликты и в Косове, и между Грузией, с одной стороны, и Абхазией и Южной Осетией – с другой, сохраняются в «замороженном» состоянии.

Теперь в чем разница. Она состоит в том, что косовары исторически никогда не жили на территории края. Они в общем-то совсем недавно (по историческим меркам) были приглашены сюда. Прибыв в Сербию, они никогда не ставили под сомнение целостность ее территории. Абхазы же и осетины жили на своих землях испокон веков, на протяжении тысячелетий. Заметьте, Косово не имело своей государственности, тогда как Абхазия была государством. В отличие от косоваров Абхазия и Южная Осетия никогда не принимали решения быть в составе независимой Грузии. Они находились в разных государственных образованиях, но в состав независимой Грузии никогда не входили. Больше того, это Россия их привела в Грузию. А косовары сами приняли решение приехать в Сербию и жить там.

Есть и другие отличия. Косовары очень жестко, непримиримо ведут себя по отношению к сербским историческим памятникам, разрушают храмы. Такой жесткости к грузинским памятникам нет ни у абхазов, ни у осетин. Тут, наверное, сказывается разница в цивилизованности. В Косове сейчас засилье криминала. Есть элементы криминальности и в Южной Осетии. А в Абхазии их почти нет.

Стоит напомнить, что естественным союзником абхазов и осетин выступает Россия. В союзниках же у мятежного Косова – большая коалиция западных стран, по существу, стран НАТО, которые доминируют на международной арене. Поэтому у косоваров значительно больше международной поддержки.

Наконец, Абхазия и Южная Осетия, как неоднократно заявляли их лидеры, намерены добиваться независимости длинным, долгим путем, никому не угрожая и никого не шантажируя. Косово стремится сделать это быстро, и при этом нагло угрожая и шантажируя мировое сообщество. Ведь почему так засуетился Запад? Не в последнюю очередь потому, что ему было прямо заявлено: не дадите нам независимость, мы просто будем убивать ваших солдат и сваливать это на «радикалов», которых не можем сдержать. Так что западные страны здесь не стремятся к стабильности, как они утверждают, а идут на поводу угроз.

– Но ведь в основу своего вмешательства на стороне Косова Запад действительно ставит достижение стабильности в регионе.

– Запад и в Ирак под предлогом «укрепления стабильности» вошел. Так укрепили… А тут, в Косове, будет своя стабильность – стабильность этнической, жестокой, криминальной диктатуры.

– Сергей Александрович, как правильно рассматривать признание независимости Косова (в том случае, если оно состоится): как особый случай или как правовой прецедент по изменению государственных границ?

– Окончательный и определенный ответ на этот вопрос никто и никогда, по-моему, не даст. В конце концов это вопрос ожиданий, оценок. Одни (в первую очередь руководители непризнанных государств) будут рассматривать провозглашение независимости Косова как прецедент. Другие (США и страны ЕС) – как особый случай. Так все и сохранится. Решение не будет официально признано ни теми, ни другими. Рассматривать случившееся все будут по-разному, руководствуясь собственными интересами.

– Скажите, вам известен хоть один серьезный аргумент в поддержку позиции, что Косово – уникальный случай, а потому краю надо предоставить независимость?

– Представители западных стран говорят, что каждый такой случай исторический и уникальный, вот и весь аргумент. А по сути дела за уникальностью скрывается посыл – «мы это поддерживаем». Так вот и получается по известной пословице: ты виноват лишь в том, что хочется мне кушать!

– Не секрет, что проблема сепаратизма волнует не только такие в общем-то небольшие государства, как Сербия, Грузия, Молдавия, но и крупные. Например, Китай. Какую позицию о будущем Косова займет Пекин? Насколько вероятен сценарий, по которому Москва и Пекин будут вместе выступать по вопросу о Косове?

– Китай высказывался против отделения Косова. Сам он скорее всего не станет активно выступать по этой проблеме. Но Пекин поддержит Москву в ее позиции. А вообще, похоже, что китайцы избегают такого рода конфликтов.

– Как вы думаете, сколько времени уйдет на поиск вожделенного компромисса между Белградом и Приштиной? И по какому сценарию пойдут там события?

– Если говорить о переговорах, которые идут в Вене между Белградом и Приштиной, то каких-то временных рамок тут быть не должно. Генсек ООН установил срок представления доклада «тройки» (состоящей из представителей России, США и Евросоюза), но отнюдь не завершения переговорного процесса. Он обратился с просьбой к «тройке» и контактной группе представить доклад к 10 декабря.

Что же до сценария дальнейшего развития событий, то трудно сказать что-то определенное. Все зависит от целого комплекса причин. Если дуэт Евросоюз – США будет в определенный период чувствовать себя безоговорочно сильнее по отношению к России – они решатся сыграть ва-банк. Если же будут не уверены, то не решатся. Причем тут станет учитываться буквально все: военная ситуация в Афганистане, в Ираке и т. д.

– Но ведь Россия не собирается менять своей позиции по Косову?

– Менять позицию мы не собираемся. Однако трудно сказать, что произойдет, если международные договоренности не состоятся и стороны не придут к компромиссу. Кстати, мы говорим Западу: если вам удастся сербов уговорить, это будет действительно прецедент, уникальный случай. Мы намекаем: попробуйте их «купить» – за членство в ЕС, НАТО, предложив что-то другое. Ведь пока сербам, как известно, никто и ничего не предлагает.

Возможен и другой вариант: Приштина провозглашает в одностороннем порядке независимость Косова. А Запад со временем признает независимость Косова. Что Россия станет в такой ситуации делать, насколько далеко мы будем готовы зайти в конфликте? Признаем независимость Абхазии, Южной Осетии и Приднестровья или нет? Пока это для всех остается тайной. Хотя мы уже намекали, что независимость Абхазии, Южной Осетии и Приднестровья мы признаем.


Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
Copyright ©1996-2021 Институт стран СНГ