Внимание! Вы находитесь на старой версии сайта "Материк". Перейти на новый сайт >>> www.materik.ru

 

 

Все темы Страны Новости Мнения Аналитика Телецикл Соотечественники
О проекте Поиск Голосования Вакансии Контакты
Rambler's Top100 Материк/Аналитика
Поиск по бюллетеням
Бюллетень №176(15.09.2007)
<< Список номеров
ЗА 2 НЕДЕЛИ ДО ДОСРОЧНЫХ ПАРЛАМЕНТСКИХ ВЫБОРОВ НА УКРАИНЕ
УКРАИНА
В ЗЕРКАЛЕ СМИ
К ВЫХОДУ В СВЕТ КНИГИ
«РОССИЙСКАЯ ДИАСПОРА НА ПРОСТРАНСТВЕ СНГ»
ЖИЗНЬ ДИАСПОРЫ
ПРОГРАММА ПЕРЕСЕЛЕНИЯ СООТЕЧЕСТВЕННИКОВ
БЕЛОРУССИЯ
МОЛДАВИЯ И ПРИДНЕСТРОВЬЕ
ЗАКАВКАЗЬЕ
СРЕДНЯЯ АЗИЯ И КАЗАХСТАН
Страны СНГ. Русские и русскоязычные в новом зарубежье.

КАЗАХСТАН



Конец Русской Колонизации Казахстана

4.1.2007, Russians.Kz 

Рифат Асадуллин

Подобно врачебным диагнозам, итоговым метеосводкам и историческим справкам, даты их начала и окончания фиксируются с известной долей условности – как, например, весьма условно и конвенционально то, что для советского народа Великая Отечественная война началась 22 июня 1941 года и завершилась 9 мая 1945-го. Большое видится на расстоянии, и если бы не этот парадоксальный обман исторического зрения, то день 22 июня 2006 года уже сейчас и повсеместно был бы вписан в школьные учебники истории, объявлен красной датой и праздновался как День Отечества – когда свободная демократическая Россия окончательно порвала со своим имперско-тоталитарным прошлым, обозначила категорический отход от пережиточной теории и практики колониально-экспансионистских стратегий, высвободилась из плена мессианских мифов и глобалистских заблуждений и тем самым окончательно очнулась от многовековой гегемонистской одури.

В тот знаменательный день Президент Российской Федерации В.В.Путин издал свой исторический Указ «О мерах по оказанию содействия добровольному переселению в Российскую Федерацию соотечественников, проживающих за рубежом».

В контексте новейших казахстанско-российских отношений данный указ явился логическим продолжением «Договора о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи», «Договора о вечной дружбе и союзничестве, ориентированном в XXI столетие», «Договора о делимитации государственной границы между Республикой Казахстан и Российской Федерацией» и других основополагающих двусторонних договоров и соглашений, последовательно принятых с момента образования СНГ. Своеобразие же данного путинского указа заключается в том, что он далек от вмешательства во внутренние дела республик бывшего СССР, не содержит ни претензий, ни требований, ни призывов к государствам СНГ. И если в нем вообще можно усмотреть элементы воззвания, то они обращены исключительно к зарубежным соотечественникам, а не к главам государств и правительств, и уж подавно - к каким-либо третьим силам и инстанциям. Уникальность же морально-этического аспекта данного документа состоит в том, что в оценке проблемной ситуации Россия не пошла по стопам шапкозакидательства советских времен и, выбрав оптимальную тональность разговора, назвала вещи своими именами.

«Иван, домой! Тебя ждет Матушка-Русь!», «Место гражданина – на Родине, место пса – там, где он набил брюхо», «Лучше подошвой на Родине, чем султаном на чужбине», «Говоришь «брысь» - даже кошка уходит»…

Если прежде обидные эти слова русский человек молча считывал с митинговых лозунгов или выслушивал от какой-нибудь рьяной саюдистки, «в одночасье» политизированного чайханщика и прочих «неблагодарных нацменов», то теперь он услышал это из уст главы Российского государства. Присущего отдельным туземно-титульным «националам» издевательского, ксенофобского, агрессивного тона в утвержденной Путиным одноименной Государственной программе, конечно же, нет. Но смысл остался тот же: «Чемодан – вокзал – Россия».

Надо отдать должное тому терпению и самоотверженности, трезвости и благоразумию, с которыми все эти годы руководство России ведет непростую, мучительную работу по демифологизации русского национального самосознания. На протяжении многих десятилетий носители идей русского великодержавия оправдывали свое привилегированное положение «старшего брата» в национальных республиках не иначе как искусно созданным мифом о своей незаменимости, исключительности и какой-то сверхъестественной цивилизаторской миссии. То, что это был всего лишь бумажный колосс на глиняных ногах, доказала действительность пятнадцати постсоветских лет.

«Мы строили!», - горделиво утверждали шовинисты. Но пример Казахстана с его переносом столицы и строительством Астаны показывает, что казахи прекрасно обходятся без них. Более того, сейчас строят на мировом уровне, гораздо быстрей, добротней и технологичней, чем когда-то возвеличенный «строителями коммунизма» всесоюзный криминальный сброд – как известно, ценой вечных приписок и очковтирательства, беспробудного пьянства, нескончаемых перекуров и простоев «из-за смежников» - халтурил хрущевско-брежневский Целиноград с его кривыми улицами, домами и подъездами, наводненными комарами, тараканами, крысами… Неизменной осталась разве что воистину библейская терпимость, широта души и хлебосольность улыбчивых казахов: если прежде Казахстан служил беспроигрышной «шабашкой» для всех, у кого «мой адрес – не дом и не улица, мой адрес – Советский Союз», то теперь туда подтянулась вся планетарная армия гастарбайтеров: англичане, японцы, арабы, немцы, турки, итальянцы, южнокорейцы, македонцы, албанцы, босняки, израильтяне, китайцы, узбеки, кыргызы, таджики, пакистанцы, словом – большой интернационал.

«Мы пахали!», - били они себя в грудь. Но плачевные результаты авантюрной целинной эпопеи дают о себе знать и по сей день. Мало того, что из-за гигантомании и шапкозакидательства партийно-советского руководства безбожно перепахивались даже кладбища. Выращенный хлеб не успевали убирать и о нем забывали сразу же после победных рапортов: он оставался в буртах под снегом, становясь провиантом для мышевидных грызунов и прочей хвостатой мелочи. А техногенная эрозия почвы, превратившая в прах многовековый благородный гумус и приведшая к опустыниванию и обезвоживанию земли, сейчас стала головной болью экологов не только в Казахстане, но и во всем просвещенном мире. Неслучайно потомок кочевников-скотоводов Назарбаев занят сейчас посадкой многокилометрового пояса лесов вокруг Астаны и не жалеет для этого ни денег, ни работников, ни воды, ни гектаров. Кстати говоря, в пустынном и степном Казахстане даже принята на государственном уровне и успешно осуществляется общенациональная программа «Зеленая страна», заставляющая вспомнить о так и не реализованном в СССР величайшем в истории философско-хозяйственно-гуманистическом проекте, изложенном в замечательном романе Л.Леонова «Русский лес».

«Мы сеяли!», - говорили они, потрясая лацканами пиджаков, увешанными наградами ударников и героев труда. Но в суверенном Казахстане за последние 15 лет уже как минимум трижды собирали миллиарды пудов зерна. Причем делали это все в той же зоне рискованного земледелия на гораздо меньших посевных площадях, без лишней пропагандистской шумихи, а главное – собственными силами, без привлечения военнослужащих (кто помнит, такие командированные на уборку подразделения называли «партизанами») и студенчества, людей и техники из других республик, как это практиковалось во времена СССР. Сами же нынче делят прибыль, часть оставляя себе на пропитание и семена, часть – продавая в дальнее и ближнее зарубежье, в том числе в ту же Россию, где в ряде регионов уже много лет наблюдается хронический недород.

«Мы несли народам технический прогресс!», - утверждали они. Но ведь нет секрета в том, что в контексте взаимоотношений метрополии и окраин лучшие достижения этого прогресса были подчинены одной сверхзадаче – грабить и обирать покоренные народы. Тот же Казахстан был превращен в «сырьевое подбрюшье» России. За исключением лишь нескольких индустриальных гигантов в нем искусственно тормозилось развитие промышленности и формирование национального рабочего класса. Добываемое сырье подчистую вывозилось вовне и производимые из него товары с вложенным в них высококвалифицированным трудом и соответственно наделенной высокой добавочной стоимостью выпускались в других регионах СССР и под другими марками. Казахам был присвоен образ «нации чабанов» и они действительно были такими безропотными пастухами: между тем как в магазинах Алматы 1970-80 годов люди ежедневно буквально дрались за несчастный «суповый набор» из тощака или фиолетовых зловонных бройлеров, из Казахстана в Москву и Ленинград вывозились миллионы тонн мяса и мясопродуктов, и прилавки обеих столиц буквально ломились от деликатесов. Кому-то это может показаться диким и фантастичным, но вкус казахских колбас многим казахам удавалось распробовать только в Москве, после посещения знаменитого Елисеевского магазина - благо что инородцев в очередях москвичи в те годы не задирали. В самих же казахских скотоводческих аулах люди жили впроголодь, поскольку в силу неумолимых графиков поставок руководители колхозов и совхозов принуждались пускать под нож не только шестимесячный молодняк, но и маточное поголовье… Такова была истинная цена того живодерского прогресса.

«Мы развивали науку!», - вспоминают те, кому при Союзе жилось припеваючи. Но даже им известно, что научно-техническая мысль СССР не продуцировала ничего конкурентоспособного, кроме оружия. Миллиарды рублей уходили на производство ракет и освоение космоса, тогда как земная жизнь оставалась помойкой. Не отличалась изобретательностью и гражданская наука: советские самолеты были и остаются летающими гробами, о том, что «волга», «москвич» и «жигули» - это не машины, знает даже шестилетний, а отечественным промтоварам советские люди всегда предпочитали импортное барахло. Рабочий класс ходил на заводы и фабрики, изготавливал неведомо что, а потом гордился собой, одураченный похвальбой начальства, гарантированной зарплатой, переходящим красным знаменем и дешевой выпивкой. Многие истинные ученые и интеллектуалы являлись пленниками тоталитаризма, были вынуждены ежечасно бороться за физическое выживание, и совершали свои великие открытия не благодаря, а вопреки людоедской системе. Зато по всему Союзу в избытке было всевозможных НИИ, размножаемых с целью предоставления синекуры для русских, паразитическую сущность которых еще в советское время изобличил в своих фильмах гениальный комедиограф Эльдар Рязанов.

Нынче всем этим и многим другим мифам приходит конец. И вполне закономерно, что, опомнившись и придя в себя, свою новую историю свободная демократическая Россия предпочла писать если не с чистого листа, то с отсчета со status quo ante bellum – «положения, существовавшего до войны», то есть до колониальной политики царизма. Поэтому принятие данной Программы – вовсе не субъективная прихоть российского политического руководства и не козни «сионистского заговора», а ориентированный на перспективу реалистичный шаг, основанный на правдивом научном анализе сложившейся ситуации.

Если права старая русская поговорка, что скупой платит дважды, то сколько же платит хищный, алчный и самонадеянный?.. У казахов же на этот счет имеется другая поговорка: «Не опоясывайся палицей, которую не в силах поднять». Со времен колониальных грабежей Россия нахватала себе столько земли и ресурсов, что со временем перестала с ними справляться. Когда же после краха русской империи, в течение последних 70 лет носившей название советской, жизненное пространство русских стало стягиваться шагреневой кожей, то несостоятельный, контрпродуктивный и откровенно антирусский характер имперской идеи заставил вспомнить еще одну поговорку: за что боролись, на то и напоролись.

Весьма примечательны в данном контексте слова одного из ведущих современных российских регионоведов и экономистов-географов, профессора Ю.Симагина, который пишет, что с распадом СССР «территория и границы России фактически вернулись к рубежу XVII-XVIII веков», и площадь современной России составляет около 17,1 млн. кв. км, то есть чуть больше, чем к началу XIX в., когда площадь Российской империи превышала 16 млн. кв. км. Далее он вполне в духе времени заключает: «Но это подтверждает факт, что современная Россия – не империя, насильно подчинявшая многие окрестные территории, а исторически сформировавшееся полиэтническое и поликонфессиональное государство, имеющее перспективы для своего дальнейшего социально-экономического и культурного развития» (Симагин Ю.А. Территориальная организация населения и хозяйства. – М.: КНОРУС, 2005. – стр. 29.). Однако в другом разделе этой книги автор с беспристрастностью ученого констатирует неблагоприятную ситуацию и делится неутешительными прогнозами: «В большинстве государств современного мира плотность населения значительно больше, чем в России. Слабая заселенность территории является одной из серьезных проблем, препятствующих интенсификации социально-экономического развития на значительной части территории нашей страны. В обозримой перспективе эта проблема будет обостряться, поскольку население России сокращается. По всей видимости, в ближайшем будущем многие северные и восточные территории страны с наиболее суровыми природными условиями практически лишатся постоянного населения. А хозяйственная деятельность в них будет осуществляться в основном вахтовым методом» (Там же. – стр. 109). Как говорится, вот тебе, бабушка, и Юрьев день!..

Именно эти геоэкономические посылы, а не пустопорожние патриотические декларации, вызвали к жизни путинский призыв, главное направление которого – «объединение потенциала соотечественников, проживающих за рубежом, с потребностями российских регионов», а основная цель – «стимулирование и организация процесса добровольного переселения в Российскую Федерацию соотечественников на основе повышения привлекательности ее субъектов, а также компенсация естественной убыли населения в стране в целом и в ее отдельных регионах за счет привлечения переселенцев на постоянное место жительства в Российскую Федерацию» (газета «Казачий курьеръ», 14 июля 2006 года, стр. 3). Как нетрудно логически вывести из содержания и тональности этих формулировок, патриотизм команды В.В.Путина в XXI веке оказался намного научнее, а значит на порядки националистичней, стратегичней и реалистичней «патриотизма» всех прежних российских царей-императоров: если те занимались «собиранием русских земель», то этот занялся собиранием на российской земле здоровых пророссийских сил.

Но увы: вопреки радужным ожиданиям, «загадочная русская душа» и на этот раз затеяла с Матушкой-Русью какие-то странные игры, и свидетелями трогательной картины на сюжет «Возвращения блудного сына» мы так и не стали. Наоборот, реакция на путинский Указ и Госпрограмму среди тех, кому они адресованы, оказалась, мягко говоря, неадекватной. Всех нас с детства учили, что с Родиной – как и с матерью – не торгуются. Но не в пример этому и вместо категоричного ответа «да» или «нет» лидеры русских и пророссийских общин в постсоветских республиках пустились в какие-то совершенно неуместные, остервенелые и дурно пахнущие спекуляции, норовя при этом вовлечь в дискуссию как можно больше заведомо непричастных и наверняка невиновных сторон.

Как можно судить по их выступлениям и интервью в казахстанских СМИ, именно в такой, некорректной, провокационной и сутяжно-склочной тональности включились в диалог (если в таковом вообще приемлем истеричный язык амбиций, шантажа и ультиматумов) с правительством России лидеры русских, казачьих и славянских организаций Казахстана. Весьма примечательно, что если, учитывая важность и деликатность проблемы, местные казахскоязычные и русскоязычные аналитики отнеслись к этому с должной чуткостью, уважительностью и сдержанностью, то российские наблюдатели мгновенно, безошибочно и невзирая на лица охарактеризовали действия казахстанских «славянофилов» как саботаж. Еженедельник «Московский комсомолец» так прокомментировал состоявшуюся в августе 2006 года в Алматы конференцию по обсуждению Госпрограммы: «Ответственность за саботаж программы переселения русских в Россию взял на себя глава Русской общины Юрий Бунаков… По его словам, программа переселения русских в Россию была бы успешной, если бы российское руководство не жалело на это средств. «Об эффективности этой программы говорить рано. Поскольку в программе федерального правительства сказано, что все субъекты федерации должны разработать аналогичные программы. Вот тогда будет ясно, насколько там решаются вопросы, связанные с основными чаяниями переселенцев, такими как работа, жилье и социальные условия». Один из участников конференции, глава славянского движения «Лад» Иван Климашенко, заявил, что его организация не будет призывать за выезд из Казахстана» (газета «Московский комсомолец» («МК» в Казахстане»), 17-23 августа 2006 года, стр. 3).

«Ему про Фому, а он про Ерёму», - существует русская поговорка на те случаи жизни, когда собеседник отклоняется от предмета речи, не давая прямого ответа на вопрос и прибегая в споре к фальшивым, негодным, неубедительным аргументам. Точно так же, с больной головы на здоровую, повели себя обструкционисты путинского призыва из числа охотников разыгрывать карту «русского вопроса» в Казахстане. При этом эгоизм их слеп и безотчетен настолько, что, как кажется, страх оказаться посмешищем совершенно им неизвестен.

Им говорят: «Переселяйтесь в Россию». Они отвечают: «А вы улучшите жизнь русских в Казахстане».

Им говорят: «Нам нет дела до внутренних дел суверенного государства. Переселяйтесь в Россию». Они отвечают: «Нужно удержать русских в Казахстане. Для этого нужна помощь и поддержка родных, казахстанских властей». Им говорят: «Мы не вмешиваемся в дела правительства Казахстана. Переселяйтесь в Россию». Они отвечают: «Мы требуем отменить перевод в Казахстане делопроизводства на казахский язык». И так далее по замкнутому кругу – словно по заезженной грампластинке корявой иглой – в лице подобных своих предводителей русские, казачьи и славянские организации Казахстана практически забалтывают серьезную проблему, раздувают вокруг нее демагогическую дымовую завесу и создают надуманные препоны на пути тех, кто действительно хотел бы перебраться в Россию… Скажем прямо, тактика неумная, недальновидная, жестокосердная и по своим конечным последствиям – антироссийская и антирусская. Пожалуй, из одного этого можно сделать вывод, что в данном случае Российская Федерация имеет дело не с радетелями интересов русских людей, в силу непростых причин оказавшихся в территориальном отрыве от России, а с сообществом самозванцев, присвоивших себе право говорить от имени русских в Казахстане, а на деле преследующих какие-то свои, далекие от прозрачных и однозначных, цели и интересы.

(В свете отмеченного не лишены резона гипотезы отдельных аналитиков о том, что все эти так называемые русские, казачьи и славянские «организации» - не что иное, как легализованные подрывные формирования, составленные из наиболее радикальных и харизматичных верхушечных вождьков этнических диаспор, некогда скомпрометировавшие себя неблаговидными деяниями, завербованные властями, обласканные гарантиями безопасности и сориентированные спецслужбами на то, чтобы выполнять функции «пятой колонны наоборот». Неслучайно учрежденную в 1995 году Ассамблею народов Казахстана в просторечии насмешливо называют то Ассамблеей толенгутов, то Аманатским приказом. По-видимому, есть необходимость пояснить, что казахские толенгуты – лично преданная хану придворная служилая каста из инородцев, экзоэтническая опричнина, узкая доверительная группа домовых слуг, телохранителей, жандармов, тайных советников, агентов-осведомителей и спецпосланников, обычно набиравшаяся из неказахов – чингизидов-торе, получивших вольную рабов, изгнанных и обиженных чужеземных царевичей, калмыков, хивинцев, бухарцев, прочих иноземцев и маргиналов. При казахских ханах толенгуты наделялись примерно такими же полномочиями и функциями, как ордынские баяны (маги и чародеи), мурзы, баскаки и бахадуры при первых русских царях, немцы и голландцы при Петре I, кавказские роты личной охраны при последних российских императорах, латышские стрелки при революционно-карательных штабах большевиков, черкесские головорезы при Хашимитском королевском дворе в Иордании и т. д. Толенгутов, как безродных и беспринципных наемников, в народе всегда презирали и мирились с ними лишь в силу обстоятельств. А когда приходилось свергать и изгонять надоевших мироедов-ханов, то выпущенные из распоротых животов толенгутов кишки обычно устилали весь маршрут ханского бегства, а их отрезанные головы выставляли торчком по обочинам дорог - на всеобщий позор. «Пайда, пайда – басым калды сайда» («Думал я о выгоде и благе – голова моя валяется в овраге»), - осталась с тех давних пор эта горькая поговорка обо всех корыстолюбцах. А о самонадеянных правителях говорят: «Аяз би, элiндi бiл, кумырска – жолынды бiл!» - «Соломон, рассчитывай свои силы! Муравей, знай свою дорогу!»).

Не выдерживают критики и необоснованные претензии наиболее реакционной части казахстанских русских (справедливее их было бы называть не «русскими и русскоязычными соотечественниками», а «неопределившимися») на предоставление, в случае переселения в Россию, каких-то особых льгот и преференций в обустройстве на работу, социальное довольствие, территорию и место проживания. Иной такой «молодец против овец» мечтает выторговать себе работенку не ниже чем в аппарате Думы или МИДа, жилье на Рублевке или хотя бы не далее Садового кольца, зарплату – соответственно… Все эти сумасбродные амбиции основываются на мифическом представлении о том, что русские в Казахстане – это якобы «наиболее квалифицированные специалисты». Но, во-первых, такой статистики никогда не было и нет, и на роль научной, творческой, промышленной, аграрной и т. п. «элиты» эти люди назначили себя сами. Во-вторых, если и были крепкие, продвинутые и мобильные профессионалы (в социологии такие группы называют авангардными), то все они покинули Казахстан и даже Россию еще с первыми волнами постсоветской эмиграции, при этом вовсе не нуждаясь в путинском благоволении. В-третьих, за последние 15 лет почти каждый из этого контингента уже предпринимал неоднократные попытки покинуть Казахстан и закрепиться в России, но, потерпев фиаско неконкурентоспособности, с тихим позором возвращался обратно. «Это здесь мы - люди, а там мы никому не нужны», - нехотя вспоминают они свои мытарства. Впрочем, ощущение неприкаянности – это уже универсальная проблема разбалансированной этнокультурной идентичности, касающаяся не только русских, но и многих других этносов на постсоветском пространстве.

Историческое значение репатриационной реформы В.Путина заключается в том, что он приглашает русских именно туда, откуда они когда-то ушли с территории России. Для этого правительство РФ, с учетом своих возможностей, разработало и установило 3 категории территорий вселения: категория «А» - преимущественно стратегически важные для России приграничные территории, категория «Б» - территории, где реализуются крупные инвестиционные проекты, но ощущается дефицит рабочей силы, категория «В» - территории с устойчивым социально-экономическим развитием, на которых в течение последних трех и более лет наблюдается сокращение общей численности населения и/или миграционный отток. То есть на основе дифференцированного подхода людям предоставляется полная свобода выбора. Едет ли человек за деньгами, за туманом или за запахом тайги – всегда и всюду пожалуйста!

Но и эта, тщательно проэкспертированная и в целом справедливая, разнарядка не устраивает капризных претендентов, которые предпочли бы поселиться в наиболее развитых и благоустроенных городах России. Хотя ни они сами, ни их предки никогда не являлись выходцами из Санкт-Петербурга, Москвы или Нижнего Новгорода… Согласно архивным материалам, например, первыми русскими переселенцами на территории Алматы (в то время форт Верный) были крестьяне из Бийского, Тарского, Тобольского, Туринского, Тюменского, Ялуторовского округов Западной Сибири и Горного Алтая; Томской, Тобольской и Воронежской губерний. А Оренбургское казачье войско сформировали переселенцы из Самары, Уфы, Алексеева, Ставрополя-на-Волге, а также беглецы из Яицкого и Сибирского войск. Как пишет историк М.Абдиров, «в казачье сословие зачислялись отставные солдаты, ссыльные, колодники, преступники, дворянские дети, жители края башкиры, мещеряки, мишари, нагайбаки, татары, тептери и др. Все это казачье население (всего 550 чел.) проживало разбросанно по линиям и не было еще единым войском» (Абдиров М.Ж. Завоевание Казахстана царской Россией. - Астана: Елорда, 2000. - стр. 134).

Что касается качества этого «человеческого материала», то на этот счет история сохранила весьма красноречивое свидетельство из первых уст, принадлежащее непосредственному колонизатору Казахстана, военному губернатору Семиреченской области и наказному атаману Семиреченского казачьего войска Г.А.Колпаковскому: «Первоначальное заселение Семиреченской области производилось вызовом и переселению по жребию. Шли люди бездомные, сомнительного поведения, рассчитывая не на собственный труд, а на пособие от правительства, на готовые пашни и арыки киргизов». Характеризуя же самих казаков, он говорил, что он «народ сметливый и понятный», но с такими дурными качествами, как «разврат, пьянство, грубость, лень, нерадение к хозяйству» (Там же. - стр. 246). Нет необходимости доказывать, что в советскую эпоху с ее инспирированной И.Сталиным повсеместной гегемонизацией русского человека и многочисленными миграционными притоками всевозможных революционеров, уголовников, политссыльных, депортированных, дезертиров, эвакуированных, целинников, участников комсомольских строек и т. п. эти цветы зла расцвели в Казахстане пышным цветом. Так что ни при царизме, ни при СССР русские в национальных республиках никаких таких «дворян» собой не представляли. Правда уродлива, и раз уж В.Путин назвал отбросы общества отбросами общества, то обижаться на него – значит уподобляться бомжу, презирающему всех, кто не зимует в подвалах и не роется на помойке.

В мировой истории очень давно известен феномен «побежденных победителей» и «завоеванных завоевателей». В истории Казахстана классическим примером этого являются так называемые «татаро-монгольские завоеватели», которые, придя на эту землю с армиями Чингизхана и его сыновей как захватчики, очень скоро разобрались в ситуации и отказались от политики грабежей, разрушения и геноцида, потеряли черты своей самобытности, приняли ислам, переняли язык, культуру, обычаи и нравы автохтонного этноса, а в итоге полностью растворились в казахах. Это как незадачливая охота на тигра: ты его поймал, а он тебя схватил и не пускает… Другой, более свежий пример – Федеративная Республика Германия: в 1945-м году СССР и союзники, казалось бы, навсегда разгромили, разграбили, унизили, изнасиловали, стерли ее с лица земли, но всего через 10-15 лет после войны люди в Западной Германии восстановились и зажили лучше, богаче, уверенней, свободней и в целом счастливей, чем их вчерашние победители в СССР. Не хотелось бы выступать с пессимистичным диагнозом, но, по-видимому, приблизительно такая же судьба «колонизированных колонизаторов» постигла потомков русских переселенцев в Казахстане. И, быть может, путинский призыв безнадежно запоздал: возвращаться в Россию уже некому. Прискорбно, однако, что для такого прозрения потребовалось целых три столетия, вычеркнувших из жизни народов целые эпохи и принесших в жертву миллионы человеческих жизней.

Имперское прошлое России оказало русским медвежью услугу. Неслучайно на уровне обыденного сознания быть и слыть «чисто русским» давно уже не только некомфортно, немодно и непрестижно, но и невыгодно экономически. Двурушнически поощряемое полицейскими властями скинхедство среди молодежи Россию не спасет, ибо давно доказано: можно сотнями стращать, подстерегать в темных углах и калечить «черно…ых», но влюбишься в еврейку (армянку, грузинку, таджичку, бурятку, вьетнамку, фульбиотку, конголезку, сербиянку, ассирийку и т. д., - нужное вставить) – совсем по-другому запоешь. Тем более что истинно русский человек, во все времена своей истории делившийся огнем и хлебом со всеми нуждающимися безразлично к их национальности и бескорыстно предоставлявший защиту и покровительство всем стесненным и гонимым, униженным и оскорбленным, давно и по-настоящему истосковался по элементарному человеческому братству и радости ощущать себя достойным членом всепланетарной семьи цивилизованных народов.

Вот почему когда каждый год 16 декабря православные в Казахстане пекут блины, пирожки, куличи, бауырсаки, шельпеки, балиши и лаваши, ставят свечи, шыраки и лампады и усердно молятся за День Независимости и «зело доброго царя Нур Салтана, многую льготу сотворившего людям Рускиым», они молятся и за избавление и очищение от гнета и образа воинствующего русского человека – убийцы, грабителя, лихоимца, вора и насильника.

И вот почему отныне каждый раз 22 июня коренные народы на территории бывшего СССР будут не только воздавать дань памяти своим дедам - героям и жертвам Великой Отечественной войны, но и поминать добрым словом «чухонского утенка», «немецкого царя», президента-чекиста Владимира Владимировича Путина – за то, что отыграл заблудившуюся историю на 3,5 века назад и привел Россию в исходное стартовое положение - status quo ante bellum – время, когда не было межэтнического противостояния. Время, когда вопрос «земли и воли» одних не разрешался путем отъема земли и воли у других. Время, когда каждый жил по своим собственным средствам.

Причина того стОит: день 22 июня 2006 года ознаменовал конец русской колонизации национальных окраин. Да будет так и на все будущие времена!





Строители "пирамид"

02.09.2007. Новое поколение (Казахстан)

Иван Войцеховский

Банки второго уровня не в состоянии финансировать модернизацию страны - у них просто нет длинных и дешевых денег. Для масштабного кредитования промышленности и инфраструктурных проектов Казахстану придется использовать опыт Китая - создавать систему отраслевых госбанков

Говорят, что в Казахстане много денег. Миллиарды "нефтедолларов" вливаются в госбюджет, он буквально "пухнет" от средств, которые консервируются в Нацфонде и выводятся из страны во избежание "перегрева". Деньги изымают за рубеж, их проедают, но они никак не сказываются на инвестициях в производство.

Например, машиностроительные заводы Караганды в прошлом году брали кредиты в банках под 15 процентов годовых. Это очень много: на Западе производители берут кредиты под 4-5 процентов годовых, в Китае - под 7-8 процентов. У нас тоже денег много, но дешевых денег, денег, на которые можно выпускать конкурентную продукцию, - таких денег в Казахстане сегодня нет! Есть, правда, альтернатива - Банк Развития, который только разворачивает свою деятельность и который интересуют проекты в десятки, а лучше сотни миллионов долларов. А что делать тем, у кого запросы поменьше?

Можно пойти в институты развития, но они работают в доле. Делиться бизнесом в обмен на деньги - это устроит далеко не каждого собственника. Маржа коммерческих банков остается высокой, несмотря на текущие трудности, с удовлетворением говорят аналитики, и это, по их мнению, хорошо, это поможет банкам пережить кризис. Но поможет ли высокая маржа создать в стране новые производства или, к примеру, модернизировать энергетику?

Куда в последние годы вкладывали миллиарды наши коммерческие банки? Куда угодно, только не в создание новых производств. По данным Нацбанка, на конец июня этого года из общего объема выданных кредитов в 6,5 триллиона тенге в промышленность было вложено 695 миллиардов.

Из этих денег в обрабатывающие отрасли пошло 432 миллиарда, в том числе 265 миллиардов тенге составили долгосрочные кредиты, длительностью более года. Для сравнения: на машиностроительном заводе цикл создания сложного оборудования часто превышает год, после этого его еще надо продать. Новый производственный проект с окупаемостью в год - это супермегауспешный проект, таких просто нет.

Таким образом, долгосрочные кредиты коммерческих банков нашей обрабатывающей промышленности - на создание новых производств - составляют сегодня чуть более 4 (!) процентов от общего объема кредитования. В это число входит и пищевая промышленность, и машиностроение, и текстильная отрасль, и все прочие.

Почему банки не инвестировали в столь нужные стране новые технологии и производства, в электростанции, инфраструктуру? Потому что это невыгодно. Невыгодно вчера, сегодня и, при сохранении существующей системы, завтра.

При реальных ставках от 15 процентов годовых такие проекты теряют всякий смысл, они просто никогда не окупятся. Поэтому занятые за границей, а также у нашего же населения средства банки вкладывали именно туда, где эти деньги "отбивались" с максимальной прибылью: строительство и куплю-продажу.

Производственные активы могут принести такую прибыль, если они работают на хорошо освоенный рынок, обеспечены заказами и, самое главное, уже созданы и производят продукцию. А вот построенный на пустом месте новый завод такого дохода не принесет, потому что его постройка тоже что-то стоит. Для получения навара от таких дорогих денег нужен бизнес, который способен принести еще большие деньги - 30-40 процентов в год.

Другими словами, наши коммерческие банки были кровно заинтересованы в создании "пирамиды" на рынке недвижимости. Квартиры по цене, в два-три раза превышающей себестоимость их строительства, никакого отношения к решению жилищного вопроса не имеют. Это всего лишь способ выкачать из карманов граждан "лишнюю" наличность.

Условия, при которых люди были вынуждены брать кабальные ипотечные кредиты, были искусственно и умело созданы. Человек согласится на самые тяжелые требования, если его лишить выбора. После тяжелых 90-х слишком многие устали откладывать рождение детей, создание им нормальных условий, собственные жизненные потребности.

Потребность потребности рознь. Можно жить без нового автомобиля или телевизора, а без крыши над головой жить нельзя. Тем не менее сфера жилищного строительства была признана "рыночной средой" и отдана коммерсантам. Государство полностью самоустранилось от всякого регулирования цен на строительном рынке.

Такие распространенные в развитых странах меры борьбы с "пирамидами", как контроль соотношения вводимого элитного и массового жилья, ограничение маржи строительных компаний, даже не обсуждались. При активном участии местных властей раскручивалась ценовая гонка, на строительном рынке процветал монополизм. В стране, где средняя зарплата не превышает 500 долларов, жилье продается на условиях, при которых покупатель вынужден отдавать банку по кредиту двойную цену недвижимости, и без того завышенную строителями.

Эта система банкиров полностью устраивала, на конец июля они прокредитовали "строительство и приобретение жилья гражданами" на 743 миллиарда тенге, из которых 506,8 миллиарда было выдано в виде ипотеки. В целом в строительную отрасль было вложено более триллиона тенге.

Государство пыталось воздействовать на цены кредита через систему Казахстанской ипотечной компании, но ее доля в общем объеме кредитования неуклонно сокращалась и заметного влияния на рынок данный институт не оказал. Можно было создать альтернативные схемы финансирования рынка жилья, например, на средства пенсионных фондов, можно было ограничить рост цен, создав реальную конкуренцию на строительном рынке, много чего можно было - но тогда некоторые важные люди остались бы без жирного куска. Теперь, когда схема перестала работать, больше всего "попали" не они, а простые граждане, по нужде переплачивающие за товар двойную цену.

Напрашивается фундаментальный вопрос: соответствует ли наша "самая передовая в СНГ" банковская система в ее нынешнем виде задаче модернизации страны? Нет, она такой задаче не соответствует, и вот почему: сегодня это самодостаточный организм, нацеленный на извлечение прибыли, и только. Никакие программы "корпоративных лидеров" не удержат деньги в Казахстане, если где-то в другом месте можно будет сорвать куш быстрее.

Банки будут вывозить средства и вкладывать их в московскую недвижимость, грузинские порты - туда, где норма прибыли выше. Любой крупный производственный проект "замораживает" деньги на длительный срок, что неприемлемо для системы, вынужденной отдавать 3 миллиарда долларов в квартал зарубежным кредиторам. Поэтому можно предположить, что у коммерческих банков сегодня просто нет выбора - либо им позволят и далее собирать "пенки", поддерживая высокую цену денег и, соответственно, высокие проценты по кредитам, либо они сами будут искать такие условия - за пределами страны.

Это в перспективе, а пока, по логике борьбы за выживание, банкиры будут всеми силами сопротивляться укреплению госбанков и расширению сферы их деятельности.

Однако отсутствие сильных госбанков на нашем финансовом рынке в случае потрясений может отдать рынок в руки иностранцев. Если ползучий кризис в Казахстане, который официальные лица пока не видят "в упор", все-таки "завалит" какой-то из коммерческих банков, среди вкладчиков начнется паника. Физлица переложат депозиты "под матрас", а мелкий и средний бизнес понесет деньги в... Сбербанк России.

Переносить счета будут не потому, что в бывшем TexakaБанке самые выгодные условия или лучшее обслуживание. Просто Сбербанк на 60 с лишним процентов принадлежит Российской Федерации, которая и гарантирует эту долю всем своим достоянием. Все помнят, что в недоброй памяти 1998 году эта гарантия сработала... А контрольные пакеты наших банков принадлежат их уважаемым владельцам, которые, без сомнения, люди с репутацией и связями, но Республика Казахстан, как и другие страны, за их действия не отвечает.




Трубное решение

07.09.2007. Литер (Казахстан)

Галия Идоятова (Астана)

Казахстан твердо намерен стать сооператором проекта Кашаган

"В соответствии с теми поручениями и требованиями, которые были высказаны президентом страны, компания "КазМунайГаз" должна быть сооператором проекта Кашаган", – заявил вчера в Астане на II Евразийском энергетическом форуме премьер-министр Казахстана Карим Масимов. Сказанное Масимовым для итальянцев неожиданностью не было. У руководства Казахстана уже давно вызывают сомнения возможности ENI отвечать по договорным обязательствам. Компания неоднократно отодвигала сроки начала промышленной добычи углеводородного сырья, завышала первоначальную смету расходов, не соблюдала экологическое законодательство нашей республики. Казахстанцы хоть и терпеливый народ, но всякому терпению когда-то наступает конец. Вчерашнее заявление, по сути, является ни чем иным, как приглашением всех заинтересованных участников проекта к переговорам по перераспределению доли итальянской нефтедобывающей компании ENI в пользу отечественной нацкомпании КМГ.

Вчера в Астане премьер-министр Казахстана Карим Масимов на начавшемся Евразийском энергетическом форуме, как и обещал, сделал несколько громких заявлений, интересующих как казахстанцев, так и международных партнеров.

Самые интригующие касаются ситуации вокруг богатейшего Кашаганского месторождения. По этому поводу глава правительства еще раз подчеркнул недовольство руководства страны переносом сроков разработки месторождения и нарушением экологического законодательства, которые допустили иностранные инвесторы.

Карим Масимов напомнил всем присутствующим о пунктах договора, которые были поставлены перед международным консорциумом Agip KCO в 2001 году. А именно: добыть первую нефть с месторождения в 2005 году, обеспечить экологическую безопасность проекта, гарантировать решение проблемы использования попутного газа, приобретать казахстанское оборудование и услуги и взять в сооператоры национальную нефтяную компанию "КазМунайГаз". Но, по словам главы правительства, не все из этих условий на деле соблюдаются участниками международного консорциума Agip KCO.

В июле казахстанская сторона заявила о том, что в случае невыполнения договорных обязательств компанией Eni может на законных основаниях потребовать у нее отзыва статуса оператора по проекту "Кашаган" в консорциуме. Судя по словам заявления премьер-министра, наши намерения остаются прежними.

Между тем в своем выступлении Масимов ответил сразу на все комментарии и опасения, которые звучали со стороны международного сообщества в течение последних двух недель. Напомним, в английской прессе был опубликован комментарий японского чиновника, который высказал мнение о присущем казахстанскому правительству "ресурсном национализме", а затем еврокомиссар по энергетике Андрис Пиебалгс заявил, что "вмешается в спор в случае, если права западных инвесторов в Казахстане окажутся под угрозой".

– Я официально заявляю, что у правительства Казахстана есть иммунитет от так называемого "ресурсного национализма", – подчеркнул премьер-министр. – Ситуация с кашаганским проектом расценивается нами как частный случай. Законные интересы потенциальных и фактических инвесторов в Казахстане не пострадают.

Вообще премьер предлагает международному сообществу рассматривать ситуацию с Кашаганским месторождением как частный случай. По его словам, вне зависимости от того, как она разрешится, законные интересы потенциальных и фактических инвесторов в Казахстане не пострадают.





Почему упал «Протон-М»?

07.09.2007. Республика (Казахстан)

Ирина Сергеева

Космическое агентство РК выяснило причину падения ракеты-носителя, а МЧС и экологи готовятся предъявлять претензии российской стороне

На днях недалеко от Жезказгана произошло очередное внештатное ЧП – падение ракеты-носителя «Протон-М». Начиная с 1996 года, это уже шестой случай падения российских ракет на казахстанской территории. Естественно, уже создана правительственная комиссия во главе с министром по чрезвычайным ситуациям Виктором ХРАПУНОВЫМ.

На месте ЧП работают специальные группы.

Они тушат пожары, собирают остатки ракеты и определяют размеры ущерба. Как сообщил вчера на экстренной пресс-конференции председатель Национального аэрокосмического агентства Талгат МУСАБАЕВ, по предварительным данным, падение произошло так:

- После запуска на 135-й секунде был автоматически отключен двигатель второй ступени. Отключение произошло из-за отказа рулевых машин, которые управляли вектором тяги, из-за обесточивания. Таким образом удалось избежать еще более худших последствий, так как дальше было бы непредсказуемое движение ракеты-носителя не по заданной траектории, что ухудшило бы ситуацию.

По данным Мусабаева, остатки ракеты-носителя упали в районе 40 км от Жезказгана, 45 км – от Сатпаева, 60 км – от поселка Карсакпай и 70 км – от Карабулака. На месте падения обнаружено «два-три больших фрагмента ракеты-носителя весом порядка 400 кг». Там же был большой пожар, который уже ликвидирован. Между тем «двигательные установки пока не найдены».

Однако специалистов тревожит не пожар, а другие, более значительные последствия. Ракеты типа «Протон» заправляются токсичным топливом – гептилом. И именно остатки этого топлива в очередной раз обрушились на нашу территорию. По информации Мусабаева, на момент запуска ракеты в ней было 649 тонн токсичного топлива. На момент падения там оставалось 218 тонн 978 кг.

- Мы имеем довольно большое количество вредного вещества, которое распространилось либо на земле, либо в воздушном пространстве нашей республики. Ветровая обстановка пока нам не доложена, и мы пока не знаем, в какую сторону пошло это испарение гептила, – сказал он.

Стоит отметить, что сегодня в Казахстане заговорили уже не просто о ЧП, а о тенденции. Даже министр по чрезвычайным ситуациям согласился: единичным случаем это назвать нельзя:

- Какая-то система прослеживается, если ракеты падают. Если бы это была исключительная ситуация – раз в 10 лет упала ракета, но не так часто, как сейчас это происходит.

Более жестко, похоже, настроены в Министерстве охраны окружающей среды. Вице-министр Зейнулла САРСЕМБАЕВ на пресс-конференции первым объявил, что данный случай рассматривается как система, и, естественно, это не устраивает казахстанскую сторону.

- В течение последних 10 лет произошло 6 внештатных ситуаций. За 10 лет 6 серьезнейших внештатных ситуаций! Мы это на сегодняшний день расценили не как какие-то разовые случаи, это больше похоже на какую-то систему. Очень уж часто происходят ЧП. В этой связи, в соответствии с существующим законодательством, в соответствии с международными договоренностями с Россией, мы будем ужесточать требования к российской стороне, арендующей космодром Байконур, к тому порядку и тем положениям, которые относятся к охране окружающей среды.




Ядовитый "Протон"

10.09.2007. Немецкая волна

А. Вайскопф

Cообщения о ситуации вокруг аварии российской ракеты-носителя «Протон» с японским спутником JCSAT-11 на борту стали, чуть ли не самыми главными для казахстанских средств массовой информации.

Начиная с минувшего четверга сообщения о ситуации вокруг аварии российской ракеты-носителя «Протон» с японским спутником JCSAT-11 на борту стали, чуть ли не самыми главными для казахстанских средств массовой информации. Причина тому – невиданная доселе открытость чиновников из Астаны, которые, не особо скрывая своего раздражения по поводу случившегося, весьма охотно идут на контакт с прессой.

Уже через несколько часов после падения ракеты-носителя «Протон», в Астане состоялась экстренная пресс-конференция представителей национального аэрокосмического агентства и министерства охраны окружающей среды Казахстана. Их вердикт был более чем суров – надо положить конец безобразиям, творящимся над территорией Казахстана, поскольку аварии «Протонов» стали носить «системный характер». По данным вице-министра охраны окружающей среды Казахстана Зейнуллы Сарсенбаева, за последние 10 лет это уже шестая авария «Протона». А потому Казахстан будет вынужден ужесточать экологические требования к российской стороне, которая арендует космодром «Байконур», подчеркнул Сарсенбаев, так как в этом типе тяжёлой ракеты-носителя в качестве топлива используется ядовитый гептил. «Масла в огонь» подлил и председатель национального космического агентства Казахстана, лётчик-космонавт Талгат Мусабаев:

- Мы имеем большое количество вредного токсичного вещества, которое распространилось либо на земле, либо в воздушном пространстве нашего государства.

По уточнённым данным МЧС Казахстана, большое количество – это 649 тонн смеси гептила и амила при заправке ракеты-носителя и почти 219 тонн в момент её падения. Соответственно, все без исключения казахстанские чиновники единодушно сходятся во мнении, что, несмотря на то, что авария произошла в малонаселенной местности, налицо экологическая катастрофа. С чем согласен и лидер независимого экологического союза «Табигат» (Природа) Мэлс Елеусизов:

- Гептил – это очень опасное вещество. Один грамм гептила отравляет один кубический километр воздуха. Притом, что первая ступень ракеты всегда падает на территорию Казахстана с запасом этого топлива порядка двух-трёх тонн, можете себе представить какие последствия.

По этой причине Мэлс Елеусизов уверен, что Казахстан, несмотря на всю выгоду для бюджета, должен полностью запретить запуск «Протонов» со своей территории, а не приостанавливать их до выяснения всех обстоятельств аварии и до окончания работы специальной комиссии, как об этом объявил председатель национального космического агентства страны Талгат Мусабаев. Стоит заметить, что возможно в Казахстане и никогда бы не заговорили о вреде запусков «Протонов», если бы не заявление премьер-министра Карима Масимова в минувшую пятницу. Оказалось, что правительство страны не было в курсе запуска опасной ракеты-носителя. В противном случае, заметил Масимов, они не допустили бы старта «Протона» в тот момент, когда Нурсултан Назарбаев находился с рабочей поездкой в Жезказгане (цитируем): «В принципе, как мы могли допустить, что «Протон» падает в 80 километрах от Жезказгана, где в этот момент находился глава государства. Как мы вообще могли такое допустить! Ведь 80 километров для космоса - 3 сантиметра» (конец цитаты). Надо ли говорить, что подобный «прогиб» премьера перед президентом вызвал неоднозначную реакцию в обществе? Как заметили многочисленные комментаторы казахстанских интернет-форумов, получается, что для правительства важнее президент, а не судьба жителей отнюдь не самого маленького города страны. Согласен с подобными утверждениями и Мэлс Елеусизов:

- Люди теперь стали мусором, в общем-то. Только элита считает себя людьми, а всё остальное - это стадо баранов. Это плохая тенденция. Такое отношение к людям, мы говорили и говорим, совершенно недопустимо.

Но вернёмся непосредственно к аварии ракеты-носителя. Как сообщил глава МЧС Казахстана Виктор Храпунов, предварительные итоги работы правительственной комиссии, занимающейся выяснением ущерба нанесённого падением «Протона» на территорию страны, будут озвучены уже в ближайший вторник. И судя по всему, они вряд ли придутся по вкусу Российской Федерации.




Казахстан намерен реализовать планы по переходу с кириллицы на латиницу

06.09.2007. Eurasianet

Пол Бартлетт

Казахстан хоть и поддерживает тесные экономические и политические связи с Россией, Астана все же намерена реализовать планы по переходу с кириллицы на латиницу. Согласно подготовленному за лето обоснованию, переход предполагается осуществить в несколько этапов, а занять он должен 12-15 лет.

Президент Нурсултан Назарбаев вернулся к идее перехода на латинскую графику осенью прошлого года, дав поручение министерству образования и науки изучить соответствующий опыт Турции, Азербайджана, Туркменистана и Узбекистана, перешедших на латиницу. Предложенный министерством план взял за основу узбекскую модель. План рассчитан на шесть этапов, в него включена калькуляция стоимости переобучения экономически активного населения страны на латиницу и замену названий улиц и вывесок на общественных зданиях. Общая стоимость задуманного перевода казахской письменности на латиницу оценивается в 300 млн. долларов США.

Некоторые эксперты полагают, что окончательные затраты будут намного выше. В отчете министерства, например, не учитывается стоимость замены официальной документации, перепечатки официальных бланков и материалов. Издательский сектор также может понести значительные издержки, связанные с заменой оборудования.

Вместе с аргументами обычного порядка в пользу перевода письменности на латиницу – в частности того, что это будет способствовать интеграции страны в мировую экономику, – чиновники утверждают, что латинский алфавит сможет помочь Казахстану в укреплении национального самосознания, выведя страну из тени России.

"Перевод казахской письменности на латинскую графику означает для казахов смену советской (колониальной) идентичности, которая во многом еще доминирует в национальном сознании, на суверенную (казахскую) идентичность, – говорится в справке министерства. – Среди множества аргументов в пользу перевода казахской письменности на латинскую графику главным и решающим является укрепление национальной идентичности казахского народа".

Такая откровенная постановка вопроса знаменует собой отказ Казахстана от прежнего пассивного подхода к переходу на латиницу. В то время как после распада СССР Азербайджан, Туркменистан и Узбекистан очень быстро перешли на латинский алфавит, Казахстан выбрал более осторожный путь, побоявшись оттолкнуть свое многочисленное русскоговорящее население. Кроме того, власти полагали, что в условиях жесточайшего экономического кризиса начала девяностых переход на другую графику не был бы экономически оправданным шагом.

Специалисты министерства без обиняков называют кириллицу одним из главных барьеров на пути развития казахской национальной идентичности: "Она [кириллица] способствовала и способствует ориентации казахского национального самосознания в сторону русского языка и русской культуры. В результате казахская идентичность как таковая остается во многом неопределенной. В этом плане переход к латинице позволит сформировать более четкую национальную идентичность казахов".

Другая причина перевода связана с проблемой передачи звуков казахского языка. "Во многих случаях фонетическую структуру казахского языка нельзя передать средствами кириллицы", – отмечает в интервью EurasiaNet директор Института языкознания Академии Наук Казахстана профессор Кобей Хусаинов. В результате некоторые казахские звуки воспроизводятся не вполне корректно, что затрудняет правильное произношение. Введение кириллицы в 1940 году было "навязано сверху". Было это сделано по идеологическим причинам, добавляет он, без учета соответствия этой письменности казахскому языку.

План перевода на латиницу предполагает пятилетний подготовительный период, в течение которого будут проработаны все практические аспекты. Следующим шагом станет публикация материалов с помощью новой графики параллельно со старой, а также обучение работоспособного населения страны новому написанию. В системе образования будет введено использование школьных пособий на латинице. Завершающая стадия предусматривает закрепление латинской графики по мере окончательного исчезновения кириллицы из широкого употребления.

Государственное информационное агентство "Казинформ" уже создало прецедент использования латинской графики в казахском языке. Новостная лента агентства на казахском языке предлагается в двух вариантах – на латинице и на кириллице, причем латинский вариант ориентирован на этнических казахов, не говорящих по-русски и проживающих в таких странах, как Китай, Монголия и Иран.

Перевод письменности на латиницу вряд ли составит проблему для молодого поколения казахстанцев. Многие школьники уже изучают такие иностранные языки, как английский и немецкий, так что латинская графика им знакома. Однако представители старшего поколения, возможно, потребуют дополнительного внимания с тем, чтобы не оставить их в арьергарде реформы.

С наплывом в страну нефтедолларов благодаря быстро развивающемуся энергетическому сектору, экономический аспект перевода казахской письменности не должен стать проблемой. Остается только гадать, достанет ли властям политической воли воплотить этот план в жизнь, учитывая, что подобный шаг может вызвать социальные потрясения внутри страны и рассердить одного из основополагающих союзников Казахстана, Россию.




В Казахстане играют, в Оклахоме – работают

07.09.2007 Взгляд (Казахстан)

Елена Тихомирова

Народ вдруг перестал доверять казахстанским банкам

Выборы, увенчавшиеся полным успехом «Нур Отана», и драка на властном Олимпе, приведшая к отстранению Рахата Алиева от «государственного пирога», по мнению ряда экспертов, существенно повлияли на экономические процессы в стране. Действительно, за последние недели мы пережили ряд локальных катаклизмов - рост курса доллара, серьезные кадровые перестановки, но носят ли они тенденциозный характер и будут ли влиять на жизнь казахстанцев дальше?

Аналитик Николай Кузьмин считает: счастье Казахстана в том, что экономические «игрушки» сильных мира сего слишком дороги для реального воплощения, иначе республика ввяжется в авантюристические проекты, единственная цель которых - освоение бюджетных средств отнюдь не с пользой для населения. Экономическая политика республики делается не в Астане, полагает эксперт, а где-нибудь в Оклахоме, нашему рынку остается лишь пассивно реагировать на гримасы рынка мирового. Точно так же Николай Кузьмин отрицает глобальность влияния аппаратных игр на бизнес. Главным по-прежнему остается сырье, и пока нефть идет по трубам, можно на все за¬крывать глаза. Но потом принимать меры будет поздно.

Не положено по статусу

- Как Вы расцениваете кадровые перестановки в «Самруке» и «Казыне»? Что это - воспитательная мера, новый передел или обыкновенная ротация? Окажут ли новые назначения влияние на финансы и бизнес? Как известно, Тимур Кулибаев освобожден от занимаемой должности, а с ним ряд других чиновников от экономики…

- Я думаю, что уход Тимура Кулибаева из «Самрука» связан с необходимостью провести смотр своих войск, сделать нужную перегруппировку. Может быть, что-то купить, может быть, что-то продать, а чиновник не имеет такой возможности. Тимур Кулибаев имеет отношение к большой бизнес-империи, ее надо время от времени проверять. Нужно иногда превращаться в рядового гражданина, который может заключать сделки, а потом, когда в домашнем хозяйстве будет наведен порядок, можно вновь потрудиться на благо государства.

- То есть, по Вашему мнению, уход с поста никак не связан с «падением» Рахата Алиева, и выводы ряда экспертов о том, что таким образом президент дал понять, что и второму зятю ничего не светит, не обоснованы?

- Можно интерпретировать и так, но кому доказывать? Разве кто-то публично выражал свое возмущение или сомнение? Просто время от времени нужна ротация. Когда перед президентскими выборами Тимур Аскарович ушел с поста заместителя главы «КазМунайГаза», тоже все судили - к чему бы это? Но весомую государственную причину всегда можно выдумать…

- Вы удивительно к месту упомянули уход с поста перед президентскими выборами. Именно тогда имя Тимура Кулибаева стали прочно связывать с партией «Атамекен», которая была фактически ликвидирована, как и другой проект - «Асар».

- Давайте не будем равнять «Асар» и «Атамекен». Первая была партией нового типа, то есть построенная на PR, телевизионной «раскрутке» и прочих современных технологиях. «Атамекен» кроме г-на Досмухаметова ничего не имел, и серьезным проектом его считать нельзя. Тут вопрос восприятия - я не верю, что в этой партии хоть что-то было кроме Досмухаметова и его оппонентов из политсовета. И самое главное, Тимур - человек достаточно серьезный, чтобы не полагаться на всяких странных личностей и финансировать одновременно уже существующие партии. Чем плох «Нур Отан»?

- Может быть, плох тем, что это не партия Тимура Кулибаева?

- А ему партия по статусу не положена, о чем и было заявлено.

Пушки пока молчат

- Вернемся к «Самруку» и «Казыне». Неоднократно заявлялось, что данные структуры - экономические рычаги властной централизации, призванные сосредоточить активы и финансы в одних руках, президентских. Что на политическом поле было проделано с помощью административной реформы в правительстве и парламентских выборов. Однако многие считают новые экономические формы очередным «мертворожденным ребенком», который реального применения найти не может.

- Я не сторонник подобных резких заявлений. «Самрук» и «Казына», безусловно, создавались с целью сделать еще одну властную вертикаль, в данном случае экономическую. Все, чем владеет государство, должно быть сосредоточено в руках государства же, а не каких-то там госчиновников. Не рассеяно по разным рукам, а сосредоточено в одном месте, можно считать, что синоним понятия государственной власти - президент. «Самрук» - это гос¬активы, а «Казына» - инвестиционные возможности, это понятно.

Все эти структуры должны служить не просто тому, чтобы никто не тронул богатства, а для реализации государственной экономической политики; нетрудно заметить, что прошло немного времени после их создания, и президент озвучил программу по модернизации казахстан¬ской экономики. Программа исходила из того, что у Казахстана есть в распоряжении два таких мощных рычага.

Конкретные проекты, которые государство может реализовать, пока, возможно, не принесли ощутимой пользы, но это не значит, что они не принесут ее вообще никогда. «Самрук» и «Казына» - это крупнокалиберная артиллерия. Предполагается, что это очень серьезные и сложные проекты и они не будут реализованы завтра или даже через год. Старые структуры работают параллельно, и от создания новых, даже пока не используемых, новые не становятся бессмысленными и мертвыми. Здесь могут быть претензии к топ-менеджерам, и если «Казына» не работает, то, возможно, это вина не «Казыны», а г-на Келимбетова?

- А Вам не кажется, что проблема как новых структур, так и программы, озвученной главой государства, в эфемерности и даже ненужности последних экономических идей? Нанотехнологии и кластеры уже стали предметом анекдота, а «великих дел» не видно. Все начинается и кончается пустыми и громкими разговорами. Сплошные дорогие игрушки…

- Слава Богу, что нанотехнологии и тому подобные вещи достаточно дорогие, чтобы Казахстан их не имел, и все кончалось лишь говорильней. Дешевле обойдется. Ну с чего нам развивать подобные вещи? Для того чтобы государство добилось существенного прогресса, надо, чтобы была хотя бы фундаментальная научная база, научная школа. У Казахстана ничего такого нет, и благо, разговоры не переходят в плоскость инвестиций.

- Но ведь есть и здравые проекты, если их можно так назвать. Те же экономические зоны.

- Здравые проекты есть, и они реализуются. Например, транспортно-логистические центры могут быть реализованы в форме экономических зон, как «Достык». Зоны на китайской и российской границах или порт Актау. Но это то, что лежит на поверхности и не требует каких-либо высоких технологий, то, что нам по силам, и то, что востребовано как Казахстаном, так и соседями - Россией, Китаем.

Например, кластеры - сама по себе идея дурацкая, но в одном случае эта идея работает или может начать работать успешно. Я говорю об экономической зоне, соединившей хлопковые плантации и производство текстиля. Но само слово «кластер» давно непопулярно во властных коридорах, идея «сдулась».

- Что нужно сделать, чтобы здравых проектов было больше?

- Прежде всего нужна политическая воля. Давайте взглянем на Южную Корею: в 1961 году после военного переворота глава государства не имел никакой поддержки для экономических реформ кроме дешевой и трудолюбивой рабочей силы и косвенной помощи США. ВВП Южной Кореи на тот момент был меньше, чем у Папуа Новая Гвинея. И что же? Теперь в стране масса развитых производств, а ведь они далеко не так богаты ресурсами, как Казахстан, и, может быть, в этом и было их счастье.

Посмотрите, в период предвыборной агитации ни одна партия, даже ОСДП, где за экономический блок, я так полагаю, отвечает Ораз Жандосов, не выдвинула фактически ни одной программы, оппонирующей правительственной. Направленная на уход от сырьевой зависимости воля отсутствует, и пока ее нет, я удивляюсь, слыша призывы «разморозить» Национальный фонд. Давайте зададимся вопросом: а зачем его «размораживать», для каких целей? Понимаете, для чиновников любой страны СНГ не представляет проблемы разворовать несколько миллиардов долларов. Альтернативных программ нет, но для чего они вообще нужны?

Пока Казахстан играет роль «газовой плиты» для стран Европы, цены на сырье растут, все в порядке, а развивать какие-то регионы, какие-то несырьевые отрасли - в этом транснациональные компании не заинтересованы.

Един в трех лицах

- Вам не кажется, что помимо «нефтяной иглы» развиваться экономике мешает и растущее давление государства на бизнес? В частности, последние волевые решения в области некоторых видов предпринимательства показали, что любой бизнес у нас может быть в мгновение ока запрещен или загнан в подполье.

- Вас смущает то, что государство за¬прещает что-то время от времени? Так на то оно и государство - машина принуждения. В США, Японии, Европе вмешательство государства в бизнес - нормальное явление. Необязательно оно носит негативный характер. Например, США время от времени вводят запрет на ввоз казахстанской стали, тем самым защищая своих производителей. А запрет на строительство новых домов в Алматы - это защита алматинцев от спекулянтов, запрет на казино - защита психики и карманов и так далее. Не думаю, что за подобные меры можно критиковать правительство.

- Как Вам кажется, повальная «нур¬отанизация» никак не повлияет на экономические процессы?

- «Нуротанизация» практически сказывается на взаимодействии парламента и правительства. Теперь они скованы одной цепью партийной дисциплины, есть над ними некий арбитр, у него появилась новая ипостась. Это как, знаете, Бог-Отец, Бог-Сын и Бог-Святой Дух - один в трех лицах. Теперь Нурсултан Назарбаев - президент, Нурсултан Назарбаев - лидер «Нур Отана» и Нурсултан Назарбаев - председатель Ассамблеи народов Казахстана. Теперь в правительстве и парламенте будут приниматься решения, базируемые на «нуротановском консенсусе», это существенно упрощает процедуры и их оформление.

Что это было, скажи? Миражи, миражи…

- Последнее событие, заставившее поволноваться казахстанцев, - резкий скачок курса доллара. Некоторые банкиры связали его с действиями таможенников. Не кажется ли Вам, что в ближайшее время курс вновь будет резко колебаться?

- Обвинять таможенников в том, что они не впустили в Казахстан несколько миллионов «налички», - значит, косвенно заявлять о том, что население ежедневно скупает миллионы долларов. Это неправда, такого спроса нет. Собственно говоря, это не доллар вырос, это тенге упал. Хотя бы потому, что рубль так же поднялся в цене, как и другие валюты.

Объясняю я это кризисом казахстанской банковской системы. Народ вдруг понял, что нашим банкам верить нельзя. Ничего страшного не произошло, но ставки по кредитам росли, и наблюдался отказ в выдаче наличных. Кто-то из банкиров сказал, что во всем виноваты слухи.

Правильно, устойчивость наших банков зависит от слухов! Правильней курс инфляции правительству прогнозировать с учетом мнения Коржовой, Сайденова и бабы Маши. Не стоит забывать, что банковская сфера зависит еще и от ситуации в странах, где наши банкиры скупают валюту под 5 процентов, а здесь продают под 15; где-нибудь в Оклахоме что-то произошло, а здесь вскрылась очередная ложь, очередной миф. О том, что казахстанский банковский сектор впереди планеты всей. Единственное, что успокаивает, - тамошние менеджеры весьма грамотны и кризис ликвидируют быстро.

- На днях президент озвучил оптимистичный прогноз на будущее, в частности, затронув бюджет 2008 года. В речи Нурсултана Абишевича говорилось, что в связи с темпом роста экономики в бюджет будут заложены новые социальные надбавки. Как Вы считаете, насколько прогнозы реальны?

- Предметно говорить о бюджете пока слишком рано, но в темпах роста ничего удивительного нет: во сколько раз дорожает нефть на мировых рынках, во столько и увеличиваются наши темпы роста. Но стала ли экономика более развитой? Мы как гнали нефть, так и гоним, как производили «чушки», так и производим. Что выгодно сегодня, то мы и делаем, мы хотим то, что приносит прибыль.

Бюджетная ловушка кроется в соотношении между доходной и расходной частями. Если доходная часть вопросов не вызывает (ну продадим мы то, что продавали всегда), то за счет чего сформирована расходная часть? Прежде всего расходная часть не исполняется, что говорит о неэффективности работы правительства. И, к сожалению, как бы ни повышали зарплаты учителям, они по-прежнему ниже в среднем по стране. Если у нас люди, которые учат, являются бедными по-прежнему, многое становится понятным.




В стране собран рекордный урожай зерновых, а цены на хлеб и муку выросли вдвое

11.09.2007. Немецкая волна

A.Вайскопф (Алма – Ата)

Рост цен на продукты был вызван подорожанием ГСМ в начале сентября. В один момент цены на топливо возросли в среднем на 7 процентов. И хотя чиновники убеждали население страны, что ситуация - под контролем, и все это связано с инфляционными процессами в республике, никто особо им не поверил. Более того, практически все экономические обозреватели Казахстана отметили, что вслед за подорожанием топлива следует ожидать скачка цен и на все остальные товары и услуги. К тому же, многие из них обратили внимание на растущую цену пшеницы на мировых рынках из-за засухи в некоторых странах. Как оказалось - "в воду глядели".

В минувший понедельник правительство Казахстана объявило, что в стране собран рекордный урожай зерновых, в результате чего, республика вышла на передовые позиции в мире по экспорту зерна и муки. Ну а раз есть спрос на казахстанскую муку и зерно в других странах, то нет ничего удивительного в том, заявили министры, что в соответствии c "изменившейся конъюнктурой рынка" цены на них, вместе с ценами на масло, яйца и другие продукты первой необходимости, выросли и внутри Казахстана. По мнению политолога Досыма Сатпаева, иных объяснений у правительства и быть не могло, поскольку:

- В Казахстане не построено социально ориентированного государства. Наше государство даже не является полноценно рыночным. То есть, здесь есть полурыночные отношения, полурыночные институты. У правительства нет каких-либо серьезных рычагов, чтобы воздействовать на те крупные корпорации, которые диктуют цены по своему усмотрению. Любая крупная компания, которая является монополистом, она естественно работает на прибыль и делает это через повышение цен.

Как заметил Досым Сатпаев, ныне в Казахстане ни для кого не является секретом, что в правительстве стране заседают люди, непосредственно зависящие от интересов наиболее крупных финансово-промышленных групп. В этой связи трудно предположить, подчеркнул Сатпаев, чтобы "слуги выступили против своих господ". Кстати, по уверениям членов кабинета министров Казахстана, "конъюнктура рынка" диктует и необходимость повышения цен на другие товары и услуги. В частности, через средства массовой информации населению страны сообщили, что с января 2008 года следует ожидать "повышения цен до уровня мировых на электроэнергию, воду и отопление". Хотя уже сейчас в большинстве городов Казахстана один киловатт/час электроэнергии стоит почти 4 евроцента, а будет около 8. А потому не удивительно, что нынешний резкий скачок цен уже получил политическую окраску. Правда, на первый план в борьбе за интересы населения вышли отнюдь не оппозиционные политические партии, а как это ни странно обычно "ручная" Федерация профсоюзов Казахстана. Так, ее председатель Сиязбек Мукашев на заседании федерации в Астане неожиданно выдвинул серьезные претензии в адрес правящей президентской партии "Нур-Отан":

- Нам непонятно, почему в государстве после огромной политической кампании, многообещающих заявлений кандидатов в депутаты и правительства, после неоднократных заявлений главы государства, случилось то, что мы имеем. Если не будут конкретные меры приняты, мы обратимся к другим общественным организациям, ветеранам, о проведении общереспубликанской акции протеста против политики государства, которое не регулирует цены.

И надо сказать, что инициатива профсоюзов может получить очень широкую поддержку в обществе, поскольку далеко не все в Казахстане при своих отнюдь не конъюнктурных зарплатах могут платить вдвое больше за буханку хлеба, за литр растительного масла, или за свет в своем доме.


Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
Copyright ©1996-2021 Институт стран СНГ