Внимание! Вы находитесь на старой версии сайта "Материк". Перейти на новый сайт >>> www.materik.ru

 

 

Все темы Страны Новости Мнения Аналитика Телецикл Соотечественники
О проекте Поиск Голосования Вакансии Контакты
Rambler's Top100 Материк/Аналитика
Поиск по бюллетеням
Бюллетень №180(15.11.2007)
<< Список номеров
ВЕСТИ ИЗ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ДУМЫ
В ЗЕРКАЛЕ СМИ
ЖИЗНЬ ДИАСПОРЫ
ПРОГРАММА ПЕРЕСЕЛЕНИЯ СООТЕЧЕСТВЕННИКОВ
БЕЛОРУССИЯ
УКРАИНА
МОЛДАВИЯ И ПРИДНЕСТРОВЬЕ
ЗАКАВКАЗЬЕ
СРЕДНЯЯ АЗИЯ И КАЗАХСТАН
МАТЕРИАЛЫ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ  «РОССИЯ И АБХАЗИЯ: НАВСТРЕЧУ ЕДИНОМУ ЭКОНОМИЧЕСКОМУ ПРОСТРАНСТВУ»
Страны СНГ. Русские и русскоязычные в новом зарубежье.


Русские в Прибалтике до и после вступления в Евросоюз

25-26 октября  в Библиотеке-фонде «Русское Зарубежье» (Москва) при поддержке Правительства Москвы, Департамента международных связей города Москвы и Московского Дома соотечественника состоялись открытие выставки литературы, изданной в странах Балтии после 1991 года, и круглый стол «Русские в Прибалтике до и после вступления в Евросоюз». В работе круглого стола приняли участие: В. В. Полещук (Центр информации по правам человека, Эстония); Х. З. Барабанер (Институт экономики и управления, Эстония); М. Э. Тэе («Русский Дом» в Эстонии); В. В. Бузаев (депутат Сейма Латвии, объединение «За права человека в единой Латвии»); В. И. Гущин (Балтийский центр исторических и социально-политических исследований, сопредседатель Объединенного конгресса русских общин Латвии); Т. Ю. Ясинская (помощник депутата Сейма Литвы); А. В. Фомин (Клайпедская городская Ассоциация учителей русских школ Литвы); А. Г. Лавритов (Клайпедская ассоциация российских граждан). Вел круглый стол выступил политолог М. М. Мейер (Москва).

03.11.2007, http://www.zapchel.lv

В.И.Гущин

Открывая выставку литературы, директор Библиотеки-фонда «Русское зарубежье» Виктор Александрович Москвин отметил, что нынешнее мероприятие не первое, связанное со странами Балтии. В прошлом году, в частности, прошла большая конференция «Русская книга в странах Балтии после 1991 года». Главная задача, которую перед собой ставит Библиотека-фонд «Русское зарубежье», – это собирание Русского мира. Но не в имперском смысле «собирания земель», а в смысле собирания разбросанного по всему миру русского культурного, исторического, духовного наследия. Тема Круглого стола самым прямым образом была связана именно с этой задачей. Как живут сегодня русские люди в странах Балтии? Изменилось ли их положение после вступления Латвии, Литвы и Эстонии в Европейский Союз? И если изменилось, то как? Стало лучше, так как права национальных меньшинств в ЕС лучше защищены? Или, быть может, положение русскоязычного населения не изменилось или даже ухудшилось? Ответы на эти вопросы прозвучали в выступлениях членов делегаций Латвии, Литвы и Эстонии. К сожалению, все докладчики, независимо друг от друга, пришли к единому мнению: после вступления стран Балтии в Евросоюз Латвия, Литва и Эстония, реализуя свою политику строительства моноязычных государств, продолжили наступление на права национальных меньшинств, и, в первую очередь, на права русского населения.

О ситуации с правами национальных меньшинств в Эстонии после 2004 года можно говорить, что она или стабилизировалась, или ухудшилась, – отметил в своем выступлении исследователь Центра информации по правам человека (Эстония) Вадим Полещук. В стране по-прежнему проживают более 125 тысяч апатридов. С 1992 года только один русский житель Эстонии был министром. Но и то – министром без портфеля, т.е. без министерства. В 2006 году натурализовались всего 4653 апатрида. Одновременно неэстонцы лидируют по числу заключенных тюрем (русские в тюрьмах составляют 48 процентов), среди наркоманов.

Образование на русском языке – это сегодня главная проблема в Эстонии, – сказал в своем выступлении ректор единственного в Эстонии негосударственного вуза с русским языком обучения профессор Ханон Барабанер. В Эстонии, отметил он, как и в Латвии, речь идет о том, чтобы установить процентное соотношение языков обучения на уровне 60/40. Но 60 процентов – это именно тот уровень, который определяет, является ли школа русскоязычной или эстоноязычной. Сегодня в Эстонии уже никто не скрывает, что речь идет об ассимиляции русскоязычного населения. Ставится задача не только говорить на эстонском языке, но и думать по-эстонски.

Еще менее оптимистически прозвучали выступления членов литовской делегации. Татьяна Ясинская подтвердила общую для стран Балтии тенденцию маргинализации русскоязычного населения, указав, что русскоязычные среди безработных в Литве составляют 20 процентов, в то время как литовцы – 11 процентов. И это при том, что Литва после 1991 года столкнулась с самой массовой, по сравнению с Латвией и Эстонией, эмиграцией населения на Запад. По официальным данным из Литвы выехало около 500 тысяч человек, по неофициальным – до 1 миллиона.

В Литве сегодня нет Русского дома. Свои мероприятия русские Литвы зачастую вынуждены проводить в Польском доме в Вильнюсе. «Совершенно аховая» ситуация в Литве с русскоязычными СМИ. Как и в Эстонии, Литовское государство постепенно сворачивает существующую сеть школ с русским языком обучения. «Русский язык в Литве – это словно поверженное знамя врага. Каждый норовит его потоптать», - отметила Т. Ясинская, добавив, что среди политиков сегодня очень популярно мнение, что использование в Литве русского языка наносит вред целостности литовского сознания. 

Русских в Литве всего 6 процентов, – подчеркнул в своем выступлении Андрей Фомин. В Литве нет высшего образования на русском языке. Быстрыми темпами сокращается и количество школ с русским языком обучения. Если в 1996 году насчитывалось 85 русских школ, то в 2006 – всего 44. Еще более быстрыми темпами уменьшается количество учеников. Если в 1996 году их было 52 тысячи, то в 2006-м – немногим более 20 тысяч. В Кедайняе, Паневежисе русских школ больше нет вообще. Сформировалось мнение, что русская школа не является перспективной. В целом по стране до 30% русских родителей отдают своих детей в литовскую школу. В некоторых районах Вильнюса в литовских школах до 60 процентов учеников – дети из русских семей. Русская школа в Литве – это сегодня самое слабое звено. Как нет национальности без языка, так и не может быть сохранен язык без национальной школы. А программа интеграции предусматривает уже до 2015 года сведение всего русского образования до уровня воскресных и субботних школ, – подчеркнул А. Фомин.  

Несколько лучше на общебалтийском фоне выглядит ситуация в Латвии. Здесь существуют сильные русскоязычные СМИ, работает Дом Москвы. Однако в целом после 2004 года также наблюдается ужесточение национальной политики государства. Это, в частности, касается ситуации в сфере образования, гражданства, языка, оценки истории страны.

Как отметил в ходе последовавшей за выступлениями дискуссии Х.Барабанер, налицо некая синхронизированность и согласованность национальной политики во всех трех странах Балтии. В свою очередь, присутствоваший на круглом столе бывший руководитель одного из департаментов МИД РФ Михаил Демурин признал, что никак иначе ситуация с национальными меньшинствами в странах Балтии и не может складываться. Национальные меньшинства стран Балтии стали заложниками большой геополитической игры США, для которых поддержка со стороны правящих элит намного важнее соблюдения прав национальных меньшинств.

Ниже публикуем доклады, сделанные на Круглом столе «Русские в Прибалтике до и после вступления в Евросоюз».

Русские в Латвии после вступления в Европейский союз: проблемы те же

Доклад В.В.Бузаева, депутата Сейма Латвии, представителя Латвийского комитета по правам человека

Дамы и господа!

Я благодарен выступившему передо мной Вадиму Полещуку из Таллинна, который привел основные данные о русских в Эстонии и сделал выводы об изменении их положения после вступления Эстонии в ЕС.

Данные о русских в Латвии весьма близки, а к его выводам готов присоединиться: перед вступлением в ЕС власти обеих стран очень хотели казаться соответствующими правозащитным критериям, а после принятия в ЕС сдерживающие их тормоза существенно ослабли.

Отличия между нами лишь в том, что русских в Латвии больше и абсолютно, и в процентном отношении – в Эстонии русскоговорящих 38,5% или 547 тысяч, в Латвии – 41% или 937 тысяч. В Эстонии лишь 40% неэстонцев являются гражданами страны, 20% – неграждане и 38% – иностранцы, преимущественно граждане России. В Латвии соответствующие цифры – 54, 42 и 3%. Это позволяет нам сопротивляться более организованно, хотя, к сожалению, и недостаточно.

Жаль, что мне не удалось принять участие во вчерашней части мероприятия. Стоило американскому послу прочесть лекцию в Латвийском Университете, назвав всех нас коррупционерами и объяснив, что мы неправильно понимаем священные идеалы демократии, как наша размеренная сельская жизнь резко ускорилась. В результате я не мог покинуть Сейм, который три дня подряд работал в чрезвычайном режиме, осаждаемый толпами пикетчиков. Вот и вчера мы принимали поправки к закону о полиции, имеющие некоторое отношение к теме семинара. Речь шла о перечне и порядке применения спецсредств к демонстрантам, а также об оборудовании специальных мест временного содержания задержанных. Я тут же вспомнил 26 апреля и холодный цементный пол терминала Таллинского порта, поведав о своем открытии с трибуны Сейма, но не снискав аплодисментов. Впрочем, в Латвии спецсредств не так много. Есть только один водомет, да и то он был сдан в аренду братскому правительству Эстонии как раз 26 апреля.

Применение спецсредств, чрезвычайно редкое в спокойной Латвии, имеет прямое отношение к головам и спинам тех лиц, которых в Москве традиционно зовут соотечественниками. На моей памяти в относительно больших масштабах такое происходило трижды.

В первый раз 15 мая 1990 года, когда Рижский ОМОН разогнал толпу, требующую роспуска парламента, только – что решившего отделиться от СССР.

Второй раз дубинки были использованы 3 марта 1998 года против русских пенсионеров, требовавших у здания Рижской думы снижения тарифов на отопление. Благодаря российскому телевидению, распространившему картинку на весь мир, история получила неожиданное продолжение и закончилась смягчением процедуры натурализации. Так я стал гражданином и депутатом.

В третий раз сила была применена 1 мая 2004 года, в день вступления Латвии в ЕС. Было это в Лиепае, в присутствии тысячной демонстрации против «школьной реформы», заявленной, но не санкционированной. Правда сила была применена лишь с целью захвата организатора демонстрации – 27-летнего негражданина Латвии. И неудачно, ему удалось скрыться.  Потом сам пришел с повинной, и получил всего лишь три месяца тюрьмы.

Образование

«Реформа»  пришла к нам уже 1 сентября, через 4 месяца после вступления в ЕС. Ее суть – частичный перевод образования в русских средних школах на латышский язык – не менее 60% учебных часов. Абсолютно бессмысленная и насильственная акция.

Сейчас как раз прошли централизованные экзамены у первых выпускников, испытавших на себе весь трехлетний цикл преподавания в новых условиях.  Мониторинг результатов «реформы», кстати, провели три юных «штабиста». Еще вчера они бегали по улицам Риги в белых майках с надписью «Руки прочь от русских школ», а сегодня – солидные студенты МГИМО и изучали итоги централизованных экзаменов посредством Интернета. В двух словах – знания по всем предметам стали хуже, включая и латышский язык.

И это несмотря на то, что разъяснения на русском языке в рамках предметов, попавших в 60%, все же  допустимы. Это следует из приговора Конституционного суда 2005 года по иску 20 русских депутатов Сейма (в Сейме 100 депутатов, не менее 20 обладают правом такой инициативы) об антиконституционности реформы. Дело было проиграно, но получены хотя бы некоторые обнадеживающие  разъяснения, в том числе и о праве ученика давать ответы на экзамене на родном языке.

Я не буду останавливаться на основной школе, где право выбора моделей преподавания той или иной степени ассимиляционности принадлежит самой школе. Выбор зависит от того, к кому лояльнее школьная администрация – к государству или к своим ученикам.

К сожалению, возможности получения даже такого эрзац-образования на русском языке неуклонно сужаются.

Угрожающая ситуация с образованием детей, принадлежащих к национальным меньшинствам, образовалась в 17 из 26 районов Латвии

В 4 районах образования на языках меньшинств нет вообще, еще в 5 – нет ни одного первого класса, в 8 районах (Елгавский, Балвский, Алуксненский, Мадонский, Цесиский, Валкский, Валмиерский и Тукумский), несмотря на недостаточное число школьников, на 1 сентября 2006 года функционировал один (!) первый класс с обучением на русском языке.

В масштабах всего государства происходит неуклонное сокращение доли учеников, занимающихся на русском языке. В 2006 году при 41% нелатышей в составе населения лишь27% школьников обучались в русских школах, и 29% нелатышей обучались в латышских школах. В 1998 году эти цифры составляли, соответственно 45, 35 и 15%.

О высших учебных заведениях. Образование на русском языке доступно только в частных вузах. Их у нас много, в том числе и те, которые не были здесь упомянуты нашими коллегами из Эстонии. Крупнейший – Балтийская международная академия, бывший Балтийский русский институт. По числу студентов и обороту средств она, видимо, превосходит все эстонские частные Вузы вместе взятые. Да, преподавание там ведется и на латышском языке. Но в данном случае это вопрос не столько лояльности, сколько бизнеса.

В последние несколько лет рассматривается новый законопроект о высшем образовании, предусматривающий вмешательство государства в выбор языка образования в частных Вузах – нельзя открыть русскую группу если в вузе нет соответствующей латышской.  Но это бы противоречило бы Конституции, а 20 депутатов, готовых подать иск в Конституционный суд с гарантированным выигрышем, у нас всегда наготове.

Родной язык

Закон о языке в нынешнем виде был принят еще в 1999 году, почти за 5 лет до вступления в ЕС, и сохраняется в неизменном виде.

Принятию закона предшествовали драматические хождения западных дипломатов во главе с послом США в ответственную комиссию Сейма. Поэтому ограничения для бизнеса в законе минимальны – на государственном языке следует вести документы, предназначенные для отчетности. Хотя бизнесмены, испытывающие чиновничий рекет, чрезвычайно лояльны, и вывесок на русском языке, вполне разрешенных законом, в Риге гораздо меньше, чем в Таллинне.

Основные ограничения предназначены для простых людей. Русский язык в законе противоестественно объявлен иностранным, все судопроизводство, письменные обращения в органы власти любого уровня и ответы на них – только на латышском. Образование географических названий, а также имен и фамилий в документах – тоже на латышском.

Вы скажете, что это противоречит Рамочной конвенции защиты национальных меньшинств совета Европы. И будете правы, хотя Латвия подписала Конвенцию еще в 1995 году, а ратифицировала после долгих проволочек лишь в 2005 году, причем с существенными оговорками. Оговорки касаются использования языка меньшинств в общении с местными органами власти, формирования топонимов и написания имен и фамилий.

Более того. представителями национальных меньшинств по закону о Конвенции считаются лишь граждане Латвии, хотя таковыми признаны лишь около половины национальных меньшинств, а для отдельных национальных групп и того меньше.

В случае, если использовать для определения принадлежности лица к национальному меньшинству критерий гражданства, то из пяти крупнейших по численности общин национальных меньшинств четыре меняются местами. Возможно, это и было одной из целей авторов предложения, ибо открылась возможность распределять ассигнования на поддержку той или иной национальной группы пропорционально их искаженной «численности»

Если говорить о практике применения закона о языке, то после выборов октября 2006 года министерство юстиции, курирующее Центр государственного языка, попало в руки наших «национал-патриотов», что сразу же привело к двукратному увеличению ассигнований на языковые инспекции и к активизации их деятельности. Пошли массовые проверки на железной дороге, среди учителей русских школ и в магазинах второго по величине и абсолютно русскоязычного (83% населения) города Даугавпилса. Раздел Кодекса административных  правонарушений, устанавливающий ответственность за нарушения закона о языке, и без того состоявщий из 11 статей, в 2007 году пополнился еще одной – «за неуважение к государственному языку» – до 250 латов. А в наиболее активно применяющейся статье закона – неприменение государственного языка в объеме, необходимом для выполнения профессиональных или должностных обязанностей – максимальный штраф с 2006 года возрос с 50 до 200 латов (1 лат=50 рублей).

Гражданство

Закон о гражданстве также в последний раз менялся задолго до вступления в ЕС – в 1998 году при описанных в начале доклада драматических обстоятельствах. Верховный совет Латвии через полтора месяца после достижения независимости лишил политических прав сразу 1/3 своих избирателей, признав гражданами лишь тех, кто таковыми был до 1940 года и их потомков. В результате до 70% нелатышей оказались негражданами (см. табл.2). При этом их правовой статус определился лишь через 3,5 года, а реальная возможность вернуть коллективно отобранные политические права путем индивидуальной натурализации появилась в 1999 году.

Пик интереса к натурализации пришелся на год вступления Латвии в ЕС, и к настоящему моменту интерес полностью утерян. Чтобы натурализовать оставшиеся почти 400 тысяч неграждан ожидаемыми темпами, понадобится 200 лет.

Проверка натурализуемого предусматривает сдачу двух экзаменов – по языку, а также по истории и Конституции Латвии. Несмотря на то, что декларируются требования к знанию языка на бытовом уровне, второй экзамен также сдается на латышском языке. Уровень требований к языку будущих граждан не имеет прецедентов в Европе, за исключением Эстонии.

В последние годы резко возросла (до 1/3) доля претендентов, не могущих сдать экзамены причем эта доля обратно пропорционально убывающей доле лиц с высшим образованием среди претендентов.

Процедура натурализации оказалась абсолютно неприемлемой для лиц старших возрастов, натурализующихся темпами в 20 раз меньшими, чем молодые люди.

Следует также отметить, что существует запреты на натурализацию, касающиеся десятков тысяч неграждан  (некоторые категории бывших военных и коммунистов).

В 2006–2007 году правила натурализации существенно ужесточились:

– введено ограничение числа попыток сдачи экзаменов (не более трех);

– установлены длительные интервалы между попытками пересдачи;

– возобновлены проверки на знание латышского языка для выпускников школ, сдавших соответствующий централизованный экзамен на низшие категории;

– ведена уголовная ответственность для лиц, сдающих  экзамен за другое лицо.

К тому же Управление натурализации также (см. выше раздел «язык») курируется министром юстиции от партии, неоднократно предлагавшей перед выборами 2006 года полностью прекратить натурализацию. Последняя (1 августа) инициатива министра юстиции – создание рабочей группы по объединению Управления с имеющим карательные функции (см. выше) Центром государственного языка.

Эффективность собственно процесса натурализации составляет около 25% от общей убыли числа неграждан. До 1996 года убыль неграждан, не связанная с изменением их правового статуса, составила около 80% общего сокращения населения, после 1996 – до 2/3 при средней их доле в составе населения в 23%.

В стране продолжает сохраняться 80 различий в правах граждан и неграждан. 25 из них носят для неграждан заведомо оскорбительный характер, когда конкретного права вместе с негражданами лишены алкоголики, наркоманы, душевнобольные, террористы и члены враждебных (по мнению законодателей) Латвии организаций из числа граждан Латвии. Кроме того,  отмечены те различия, когда преимуществом перед негражданами обладают не только граждане Латвии, но и иностранцы – граждане Европейского союза (17 из 80).  22 действующих различия касаются запретов на занятие должностей в государственном секторе, 9 – доступа к работам в частном секторе, 16 – в общественной сфере. Зафиксированы также 19 различий между гражданами и негражданами в экономических правах, 8 – в проблемах въезда – выезда и воссоединения семей, 7 – касающихся ограничений в других правах и свободах.  Различия в правах устанавливаются и заключенными Латвией 140 действующими многосторонними и двухсторонними  договорами со 161 страной, дискриминирующими неграждан Латвии по сравнению с гражданами ЛР на своей территории.

Абсолютным лидером по числу подписанных дискриминационных для неграждан  соглашений является Украина – 7. По странному совпадению именно украинская диаспора Латвии лидирует по доле неграждан в своей среде (64,3% в 2007 году и 93,7% – в 1993)

Второе место (с шестью соглашениями) – делят Венгрия, Польша и Финляндия, третье (с пятью) – Франция, Великобритания, Италия, Нидерланды и Испания.

Среди 7 стран СНГ (кроме Украины) и бывших республик СССР Литвы и Эстонии «места» распределились следующим образом: Беларусь, Литва и Эстония  – по четыре; Молдова – три; Россия и Узбекистан – по два; Армения, Казахстан и Киргизия – по одному.

Занятость

Языковые проблемы и запрет на ряд профессий для неграждан повлияли, видимо, на тот факт, что доля безработных – нелатышей на тысячу жителей примерно на 1/3 выше, чем среди латышей.

После вступления Латвии в ЕС данные по этническому составу безработных перестали публиковаться, а сам уровень безработицы резко снизился ввиду массовой эмиграции рабочей силы в страны с более высоким заработком.

Демография

После 1991 года наблюдается резкий спад населения, как вследствие массовой эмиграции, так и за счет систематического превышения смертности над рождаемостью.

При этом если в 1990 году наблюдался естественный (и практически одинаковый) прирост латышей и нелатышей, то темпы демографического спада коренной нации и представителей национальных меньшинств различаются в последние 5 лет более, чем вдвое (рис.5). Рождаемость среди нелатышей была меньше и в 1990 году, видимо, вследствие их концентрации в крупных городах. Но с 2000 года и смертность среди нелатышей выше, чем у латышей.

Показатель естественной убыли нелатышей в 2005 году в 2,99 (!) раза больше, чем у латышей, а с учетом долговременной миграции – в 3,12 раза больше. Для сравнения, в 2004 году эти различия составляли, соответственно, 2,23 и 2,51, а в среднем за 6 последних лет – 2,27 и 2,83.

Демографические показатели всех латвийских этнических меньшинств (за исключением украинцев) хуже, чем в стране этнического происхождения

Свобода слова

Свобода печати в Латвии соответствует европейскому уровню. На русском языке издаются три общелатвийские общественно-политические газеты и еще одна – экономической направленности, несколько еженедельников. Газеты на русском языке издаются и во всех крупных городах.

В 2003 году по иску 20 депутатов в Конституционный суд были  отменены квоты (не более 1/4) вещания на «иностранных» языках. Это вызвало бурный расцвет частного теле- и радиовещания на русском языке.

Свобода собраний

Свобода собраний в законодательном и правоприменительном аспектах подверглась чрезвычайным ограничениям в период массовых протестов против «школьной реформы». Тем не менее, она была полностью восстановлена и даже расширена с ноября 2006 года после победы 20 депутатов в Конституционном суде.

Единственным рецидивом прежней практики пока явился запрет «русского марша» в Риге 6 сентября 2007 года на основании закрытого заключения полиции безопасности, подтвержденный решением суда. В настоящее время по этому делу рассматривается апелляционная жалоба

Свобода ассоциаций

Ограничений на свободу ассоциаций, характерных для 90-х годов, в XXI веке почти не отмечено. Исключением является пресечение решением суда двух попыток легализации латвийских «лимоновцев».

В Латвии существует множество славянских национально-культурных и преимущественно русскоязычных по составу молодежных, культурных, ветеранских, правозащитных и других общественных организаций. Наиболее влиятельные из них ежемесячно обмениваются информацией и предпринимают совместные действия в рамках Координационного совета, функционирующего с 1998 года. Основные их проблемы – недостаток финансирования как из внутрилатвийских, так и из внешних источников.

В целом сектор русскоязычных НГО значительно уступает латышскому.

В отличие от Эстонии «русские» политические партии в Латвии сравнительно влиятельны, и до сих пор всегда имели своих депутатов как в парламенте, так и в крупнейших самоуправлениях. С 1998 по 2002 год они образовывали единое политическое объединение «За права человека в единой Латвии» (ЗаПЧЕЛ). В 2003 году часть политиков вышла из ЗаПЧЕЛ и к выборам в парламент 2006 года образовала политическое объединение «Центр согласия» (включает Партию Народного согласия, Социалистическую партию, партию «Новый центр» и Даугавпилскую городскую партию).

В свою очередь, политики, оставшиеся  в первоначальном объединении ЗаПЧЕЛ, к 2007 году преобразовали его в единую партию. Единственный русский депутат Европарламента, сопредседатель ЗаПЧЕЛ Татьяна Жданок сумела создать и организацию, объединяющую значительную часть русских общин стран ЕС – Европейский русский альянс.

Выражая свое сугубо личное мнение о политике России последних лет в отношении русских партий Эстонии и Латвии, могу сказать, что подавление русских партий Эстонии и избирательная поддержка лишь одной из русских партий Латвии – далеко не образец разумной политики в отношении соотечественников в Балтии.

Латвия после вступления в Европейский Союз: дефицит демократии увеличивается

 Доклад В.И.Гущина, директора Балтийского центра исторических и социально-политических исследований, кандидата исторических наук, Латвия, Рига

8 ноября 2002 года Специальный комитет Парламентской Ассамблеи Совета Европы, оценивая состоявшиеся в октябре 2002 года выборы в 8-й Сейм, отметил, что из-за неучастия в выборах неграждан в Латвии сложился «долговременный дефицит демократии» (long-term democratic deficit). (1) О существовании в Латвии «дефицита демократии» говорится также в Итоговом докладе по парламентским выборам в Латвии 2002 года, который 20 ноября 2002 года представило Бюро по институтам демократии и правам человека ОБСЕ.

После выборов 9-го Сейма Ограниченная миссия по наблюдению за выборами Бюро по демократическим институтам и правам человека ОБСЕ и Ограниченная краткосрочная миссия по наблюдению за выборами Парламентской ассамблеи ОБСЕ в своем заявлении для прессы от 8 октября 2006 года также отмечали, что «примерно 400 000 человек, или около 18 процентов населения, ... все еще сохраняют статус «неграждан»... Неграждане не имеют права голосовать на любых выборах в Латвии... Тот факт, что существенная часть взрослого населения не имеет избирательного права, свидетельствует о продолжающем иметь место дефиците демократии...» (2)

Проведение выборов в условиях дефицита демократии имело своим следствием снижение уровня доверия к их результатам со стороны международных структур. Руководитель Ограниченной миссии по наблюдению за выборами 9-го Сейма от Бюро по демократическим институтам и правам человека ОБСЕ посол Борис Фрлец в этой связи отмечал: «Большое впечатление на меня произвело широкое общественное доверие, которым пользуется процесс выборов в Латвии. Однако это доверие не может быть полным, пока гражданство, включая право голоса, остается вопросом для значительной части населения» (выделено мной – В.Г.). (3)

В чем суть «дефицита»?

Принятие Верховным Советом Латвийской Республики 15 октября 1991 года постановления «О восстановлении прав граждан и основных условиях натурализации» сделало невозможным для значительной части населения страны участие в политической жизни государства, т.е. в выборах Сейма и местных органов власти. При этом, когда говорится о значительной части населения, имеются в виду в первую очередь национальные меньшинства, потому что именно они лишились возможности на уровне законодательной и исполнительной власти и участвовать в жизни государства, и эффективно отстаивать свои права.

Но и для той части национальных меньшинств, которая обрела права граждан ЛР, постановление ВС от 15 октября 1991 года по сути означало такое же поражение в правах, как и для лиц без гражданства, т.е для апатридов. Это ясно видно и на примере деятельности Кабинета Министров, где на протяжении всех 16 лет существования Второй Латвийской Республики не было ни одного представителя национальных меньшинств, и на примере деятельности Сейма, где правящая коалиция категорически отказывается сотрудничать с депутатами от партий национальных меньшинств и блокирует абсолютное большинство их предложений.

С этой точки зрения правовые последствия для национальных меньшинств принятия постановления ВС ЛР от 15 октября 1991 года уместно сравнивать с государственным переворотом 15 мая 1934 года – оба этих события создали условия для ликвидации или блокирования возможностей демократического решения вопросов, связанных с соблюдением прав национальных меньшинств и в первую очередь с сохранением и развитием языка и культуры русской общины Латвии.

Таким образом, суть «долговременного дефицита демократии» в том, что решение поделить население Латвии на граждан и лиц без латвийского гражданства создало основы для проведения не всеобщих и недемократических выборов в Сейм и местные органы власти. Этим решением латышская правящая элита не только заранее обеспечила себе победу на выборах, проводимых в течение уже 15 лет, но и создала условия для принятия этнического законодательства и утверждения недемократической идеологии. Именно на этой основе правящая элита фактически беспрепятственно осуществляет  строительство в многонациональном государстве так называемой «Латышской Латвии», т.е. проводит политику по насильственной ассимиляции национальных меньшинств или созданию таких условий их жизни, когда они сами сочли бы за благо уехать из страны.

Рост дефицита демократии после вступления в Европейский Союз

1 мая 2004 года граждане Латвии на референдуме поддержали вступление своей страны в Европейский Союз. Нелатыши, которые проголосовали за вступление Латвии в ЕС, надеялись, что в рамках демократической Европы национальные меньшинства Латвии смогут более эффективно отстаивать свои права на сохранение своего языка, своей культуры и своей школы. Но в том, что касается школы, иллюзии развеялись уже через четыре месяца, когда, несмотря на массовые протесты со стороны нелатышей и определенное давление со стороны ЕС, правящая элита Латвии все же продавила так называемую «школьную реформу».

Политические цели «реформы» ее идеологи не скрывали.

Байба Петерсоне, редактор газеты «Nacionala Neatkariba» («Национальная независимость»): «Со стороны правительства необходима очень строгая национальная политика..., и в этом вопросе не должно быть никаких уступок правам нахлынувших за годы советской оккупации колонистов, мигрантов.

По-моему, самое главное и самое существенное то, что русскоговорящие не однородная масса, что к ним нужно подходить дифференцированно и что государственная политика должна разделять этих людей на разные категории, и к этим категориям должны быть различные подход и политика. С помощью фонда добровольной репатриации из Латвии уедут лучшие, наиболее предприимчивые... В Латвии останутся непредприимчивые, в известной мере деклассированные, те, кто свое положение устраивать не хотят. Национальное самосознание 700 000-й общины разрушено; это советские люди, у которых большие проблемы с духовными ценностями и структурой стабильности. Именно поэтому этот слой порождает и армию потенциальных безработных и слой деклассированных. И именно по отношению к этому слою деклассированных должна быть очень решительная государственная политика – и это означает, во-первых, что следует прекратить репродуцирование этого слоя в будущем (выделено мной – В.Г.). А именно – тем семьям, которые погрязли в алкоголизме, которые не могут здесь нормально жить, надо запретить возможность воспитывать детей, их надо брать на государственное обеспечение в латышские детские дома. Следующий и один из главных вопросов, касающихся ассимиляции и интеграции, это языковая политика. Естественно, что политика к этим людям, остающимся в Латвии, должна носить более строгий характер и фактически означает переход к обучению в ... школах на государственном языке, и чем раньше, тем лучше (выделено мной – В.Г.)». (4)

Ина Друвиете, профессор социолингвистики: «Билингвизм общества является необходимым условием для смены языка… Для Латвии очень ценным является опыт басков и каталонцев по ЛИНГВИСТИЧЕСКОЙ АССИМИЛЯЦИИ иммигрантов (выделено мной – В.Г.), языковому обучению подростков, определению требований к уровню знаний языка и его проверки». (5)

Из Программы постепенного перехода к получению среднего образования на государственном языке и увеличению доли предметов, преподаваемых на государственном языке, в программах основного образования до 2005 года. Составители – Байба Петерсоне и Байба Кинстлере: Восстановленная после оккупации независимая Латвийская Республика (ЛР) унаследовала сложную демографическую ситуацию, особенностью которой является значительное число жителей, иммигрировавших в страну в годы Советской власти, не интегрированных в латвийское общество и не владеющих латышским языком, что является основой раскола общества. Одним из источников и ярких проявлений раскола является система параллельного функционирования латышских и русских школ, отличающихся не только языком обучения, но и ценностной ориентацией, кадровым составом педагогов и иными показателями. (6)

Таким образом, основные цели, которые выдвигали идеологи так называемой «реформы» школ национальных меньшинств, не имели ничего общество с качеством образования и повышением конкурентосопособности выпускников русских школ. Главная цель реформы - это перевод русской школы на латышский язык обучения и такое изменение этнодемографической ситуации в стране, когда под ее нормализацией понимается увеличение количества жителей, которые идентифицируют себя как латыши. То есть главная цель образовательной политики – это последовательная ассимиляция инородцев, относящихся, в первую очередь, к русскому лингвистическому меньшинству, а вовсе не повышение качества образования.

В этом смысле идеология так называемой «школьной реформы» ничем не отличается от идеологии ультра-радикального Латвийского национального фронта Айварса Гарды, который заявляет: «Врагом латвийского народа является тот инородец, который требует от государства финансировать образование на чужих языках. Первый долг латышей – заботиться о деоккупации Латвии, а не об интеграции. Будем сопротивляться интеграции всеми силами своей души». Следует также указать на известное сходство используемой идеологами «школьной реформы» фразеологии с применявшейся нацистами в годы Второй Мировой войны в борьбе за чистоту арийской расы терминологией – «прекратить репродуцирование этого слоя»...

Стабилизация и усиление режима этнократии

Наступивший после 1 сентября 2004 года резкий спад активности протестного движения привел к значительному ослаблению давления на правящую элиту Латвии со стороны Запада по вопросу пресловутой «школьной реформы». Наряду с общим улучшением экономической ситуации в стране и вызванным этим кредитно-потребительским бумом это привело в результате к общей стабилизации политической ситуации в Латвии.

Чувствуя свою силу, правящая элита сочла возможным в этой связи пойти на отмену отдельных, принятых в период массовых протестных акций против «школьной реформы», ограничений прав и свобод. В конце 2006 года были отменены, например, поправки к закону о митингах, шествиях и демонстрациях, прекращено уголовное дело против газеты «Час».

Но одновременно правящая элита сохраняет неизменным курс на строительство «Латышской Латвии» и продолжает проводить политику, направленную не на интеграцию латвийского общества, а, наоборот, на укрепление процессов насильственной ассмиляции национальных меньшинств и дальнейшее распространение в Латвии идеологии нацизма и фашизма.

Очередной «привет» Европе

Состоявшиеся 7 октября 2006 года парламентские выборы стали первыми выборами в истории Второй Латвийской республики, в которых на законных основаниях участвовали неонацистские партии – «Все Латвии», «Латышская Латвия» и «Союз национальной силы». Именно эти партии публично выступают за строительство в Латвии моноэтнического государства, без инородцев. И именно эти партии открыто требуют политически реабилитировать Латышский добровольческий легион СС, называя бывших эсэсовцев героями, сражавшимися за независимость Латвии, и одновременно отрицая их причастность к геноциду мирного населения.

Еще одной особенностью выборов в 9-й Сейм стало избрание в парламент бывшего помощника офицера Латышского добровольческого легиона СС, известного публициста Висвалдиса Лациса, который широкую известность получил в начале 1990-х годов, когда заявил в адрес неграждан: «Вы не граждане второго сорта, вы – никто!» 

Примечательно, что в Сейм В.Лацис баллотировался не от ультра-радикального националистического объединения «Отечеству и Свободе»/ДННЛ, а по списку вроде бы респектабельного политического объединения «Союз «зеленых» и крестьян». Это свидетельствует о том, что вирус неонацизма поразил многие латышские политические партии.

По мнению ряда экспертов, 9-й Сейм по составу избранных депутатов оказался более националистическим, чем предыдущий парламент. Высказывались даже мнения, что Латвия после этих выборов оказалась отброшена к середине 1990-х годов, когда в стране царил оголтелый национализм, и на Латвию опустилась «националистическая ночь». И эти оценки имели под собой все основания.

Так, спикером Сейма стал председатель объединения «Союз «зеленых» и крестьян» и экс-премьер Индулис Эмсис, тот самый, который 4 мая 2005 года, когда отмечалась 15-я годовщина принятия Декларации о независимости Латвийской Республики, не постеснялся показать собравшимся у памятника Свободы представителям национальных меньшинств фигу – своеобразный символ того, на что нацменьшинства могут рассчитывать в независимой Латвии. (7)

Председателем комиссии Сейма по правам человека и общественным делам был избран депутат от объединения Латвийской первой партии и «Латвийского пути» Янис Шмитс, который за свое резко отрицательное отношение к секс-меньшинствам удостоился в определенных кругах прозвища «Инквизитор». В связи с этим назначением опасения высказал даже Генеральный секретарь Совета Европы Терри Дэвис. В распространенном им заявлении отмечалось, что «парламентариям, принявшим это решение, следовало бы понимать, что международная репутация Латвии подвергается риску», так как «всеобщий запрет на дискриминацию распространяется и на геев и лесбиянок, а также на группы религиозных, этнических и других меньшинств». (8)

Председателем комиссии Сейма по гражданству был назначен «тевземец» Петерис Табунс, выступавший перед выборами с предложением вообще остановить процесс натурализации. (9) А в состав Кабинета министров вновь вошли представители ультра-радикального политического объединения «Отечеству и свободе»/ДННЛ, причем один из них, Гайдис Берзиньш, стал министром юстиции, т.е. возглавил ведомство, в непосредственном подчинении которого находится Управление натурализации. Учитывая позицию объединения «Отечеству и Свободе»/ДННЛ по вопросу натурализации (напомним, что в сентябре 2006 года, т.е. за месяц до выборов, объединение «Отечеству и свободе»/ДННЛ обнародовало проект нового закона, согласно которому Кабинет министров с 1 января 2007 года должен был начать ликвидацию Управления натурализации (10)), это назначение, естественно, сразу же вызвало резкие возражения со стороны ЗаПЧЕЛ, но правящая элита не обратила на них никакого внимания.

Наконец, президентом Кабинета министров вновь стал Айгарс Калвитис, который в период школьных протестов выступал за ужесточение национальной политики и, кроме того, «прославился» тем, что периодически «наезжал» на Конституционный суд Латвии (Суд Сатверсме), договорившись в конечном счете до того, что Конституционный суд должен быть лишь совещательным органом. (11)

Государство продолжает «закручивать гайки»

Как объявили в апреле 2006 года члены Латвийского комитета по правам человека «запчеловцы» Владимир Бузаев и Геннадий Котов, в последние годы были приняты новые, дискриминирующие неграждан, ограничения. Сегодня права граждан и неграждан различаются уже по 70 позициям, в то время как в 1993 году таких различий было 50, а в 1994 году - 65. Отмечая этот прискорбный факт, важно видеть, что известная стабилизация режима этнократии и усиление в его политике репрессивной составляющей опираются опять-таки на известную поддержку со стороны отдельных европейских структур. Увы, но некоторых европейских чиновников зачастую не очень смущает даже то, что политика правящей элиты в Латвии носит признаки националистической диктатуры с явно коричневым оттенком. Состоявшийся в ... визит в Латвию Верховного комиссара ОБСЕ Рольфа Экеуса и его заявление, что Латвия может экспортировать свой опыт интеграции (читай: насильственной ассимиляции) нацменьшинств в другие страны, - лучшее тому подтверждение.

Понятно, что на фоне этой поддержки режим этнократии чувствует свою силу и вседозволенность. Поэтому вовсе не случайно и то, что, приняв во время массовых акций протеста против «школьной реформы» драконовские поправки к закону о собраниях, митингах и шествиях, серьезно ограничивающие право жителей страны выражать свое мнение на собраниях, митингах и шествиях; создав «прецедент Петропавловского» и преследуя антифашистов и иных противников режима, власть уже не раз замахивалась и на последний, пока еще остающийся в Латвии не изуродованным элемент демократии – свободу слова. Попытка (правда, неудачная) правых депутатов Сейма изгнать из Парламентской ассамблеи Совета Европы депутата Мартьяна Бекасова за его критическое выступление в адрес Латвийского государства; штраф, наложенный на Первый Балтийский канал за показ в августе 2004 года фильма с альтернативной официозу интерпретацией истории стран Балтии в 1939 – 1940 гг.; уголовное дело против газеты «Час»; истерическая попытка запретить показ и ошельмовать содержание фильма «Нацизм по-прибалтийски» - все это говорит о том, что правящая элита ради сохранения власти готова к дальнейшему ограничению демократии в стране.

К началу 2006 года в национальной политике Латвийского государства на общем фоне радикализации националистической фразеологии в стране (например, депутат А.Кирштейнс выступил с предложением в течение 9 лет не разрешать «натурализантам» баллотироваться в органы власти; депутаты от «Народной партии» предложили ввести дополнительную инспекцию экзаменов по госязыку в Управлении натурализации, а экс-премьер И.Эмсис предложил даже ввести цензуру русских СМИ) стало преобладать стремление ухудшить положение неграждан (об этом, в частности, свидетельствует требование сдавать экзамен по латышскому языку для неграждан, если они выезжают работать за границу).

Несколько выбивается из этого общего фона принятое в конце 2006 года решение отменить поправки, ужесточающие закон о шествиях, митингах и демонстрациях. Однако это решение было принято лишь в конце 2006 года, т.е. тогда, когда протесты против школьной реформы уже почти два года как сошли на нет и более не угрожали стабильности режима. Кроме того, следует помнить, что эти поправки были отменены не по решению Сейма или Кабинета министров, а по решению Конституционного суда (Суда Сатверсме). Но продержалось это послабление недолго.

27 апреля 2007 года правые партии приняли очередные поправки, ужесточающие закон «О собраниях, шествиях и пикетах». Отныне организаторы пикетов, о проведении которых объявлено заранее, должны подавать заявку на организацию пикета в соответствующее самоуправление.

Заявление нужно подавать и в том случае, если собрание, шествие или пикет препятствует движению транспорта и пешеходов. По запросу организатор мероприятия должен предоставить необходимую информацию о ходе пикета самоуправлению или компетентным органам.

Не нужно подавать заявку самоуправлению лишь в том случае, если проводится закрытое собрание или проводятся собрания и шествия, организованные государственными учреждениями и самими самоуправлениями.

Заявку на проведение мероприятия организатор должен подать не позже, чем за десять дней до дня его проведения, в исключительных случаях - не позже чем за 24 часа.

При рассмотрении заявления самоуправление будет брать во внимание заключения полиции и других компетентных органов.

Самоуправление вправе запретить мероприятие, если установлено, что его проведение несет угрозу правам других людей, демократическому строю государства, общественной безопасности или нравственности.

Запрет на проведение мероприятия организаторы смогут обжаловать в Административном суде.

Против этих поправок возражал депутат В.Бузаев, который считает, что за столь короткие сроки организаторы не смогут обжаловать отказ самоуправления в суде, и новый закон, таким образом, будет еще больше противоречить гарантированной Конституцией свободе собраний, но правящая элита, как и обычно, проигнорировала мнение оппозиции. (12)

Усиление языковых репрессий

16 июня 2005 года, когда на заседании Сейма в срочном порядке в двух чтениях принимались поправки к закону об образовании, депутат Петерис Табунс (объединение «Отечеству и свободе»/ДННЛ) заявил: Школьная реформа, «слава Богу, началась в 1998 году, когда МОНом руководил г-н Гринбалтс. И именно тогда нам хватило смелости начать учить так, как это необходимо в независимом государстве, чтобы все школьники знали государственный язык.

Но, к сожалению, говоря про все эти вещи, хочу отметить, что мы все равно слишком стеснительные, слишком пугливые, действовали слишком внимательно, реализуя обучение на государственном языке. Нужно, чтобы все, кто тут живёт, не говоря уже о школьниках, знали государственный язык! Нужно, чтобы у латыша была своя земля, на которой ему не надо было бы говорить на русском. И поэтому не хочу тут слушать все эти глупости о том, что уже прошло 15 лет после восстановления независимости, а нам всё ещё так страшно тяжело, так и так, и вот поэтому теряется качество знаний и т.п. Всё это глупости и демагогия! За 15 лет нужно было всем, и старым и молодым, выучить латышский язык! Вот так надо было делать!

И поэтому МОНу нужно действовать гораздо радикальнее, а особенно по отношению к тем, кто всё ещё сидит на постах директоров, по отношению к учителям, которые фактически не знают латышский язык».

Именно такой подход – не прививать любовь к латышскому языку, а наказывать за его незнание и, следовательно, использовать язык в качестве инструмента политики репрессий – и лежит в основе работы соответствующих государственных институций.

В 2006 году языковая инспекция провела массовые проверки надзирателей латвийских тюрем. В 2007 году пришла очередь медиков, работающих в тюрьмах, а также пожарных. (13) Кроме того, за первые пять месяцев 2007 года Центр государственного языка совместно с Латвийской ассоциацией торговцев и Центром защиты прав потребителей провел проверку в более чем 200 магазинах Латвии. Директор Центра госязыка Агрис Тимушка полагает, что данное мероприятие заставит магазины более точно соблюдать требования Закона о государственном языке. (14)

Одновременно проверка проводилась и в школах, а также на общественном транспорте. В результате за первые пять месяцев 2007 года Центр государственного языка наказал 136 человек. Среди наказанных за неиспользование госязыка в должном объеме оказались 18 педагогов, один директор школы и два заместителя директоров школ. Еще два директора были наказаны за то, что приняли на работу сотрудников, чьи знания госязыка не отвечают требованиям закона. (15)

При проверке предприятия SIA Rigas Transporta sabiedriba инспекторы Центра государственного языка оштрафовали трех таксистов за то, что они не говорили по-латышски. Как сообщил пресс-секретарь Центра государственного языка Атис Скалбергс, инспекторы установили, что большинство рижских таксистов не говорят на латышском языке в том объеме, который необходим для выполнения их прямых обязанностей. (16)

В Риге, а также Даугавпилсе, т.е. там, где большинство населения исторически составляют нелатыши, «были констатированы самые большие нарушения закона о государственном языке», - заявил газете «Latvijas Avize» руководитель отдела контроля Центра государственного языка Антонс Курситис. (17)

Принимая во внимание тот факт, что методы работы латвийских государственных институций, например, того же Центра государственного языка, призванных следить за соблюдением нетитульным населением закона о государственном языке, практически ничем не отличаются от методов, которые применяют аналогичные институции в соседней Эстонии, правомерно давать им одинаковую оценку. Что же касается работы языковой инспекции в Эстонии, то в феврале 2007 года международная правозащитная организация Amnesty International подвергла критике вступающие в Эстонии с 1 марта в силу поправки к закону о языке, а языковую инспекцию признала репрессивным органом.

8 февраля парламент Эстонии принял поправки к закону «О языке», которые наделили языковую инспекцию правом осуществлять государственный надзор за тем, как национальные меньшинства используют эстонский язык. Сотрудники языковой инспекции получили право проверять служащих, работников и частных лиц-предпринимателей на знание эстонского языка и направлять лиц, не владеющих госязыком в должной мере, на экзамен.

По мнению генерального секретаря Amnesty International Ирене Хан, языковая «инспекция является репрессивным и карательным органом, который препятствует распространению прав человека на всех жителей Эстонии». В письме премьер-министру Андрусу Ансипу И.Хан отметила, что представители нацменьшинств в Эстонии «запуганы и чувствуют, что языковая инспекция ущемляет их права», а изменение законодательства еще более ухудшит и без того неравное положение языковых меньшинств на рынке труда. (18)

Ограничение телевещания на русском языке

В декабре 2005 года Институт открытого общества представил исследование «Телевидение в Европе: законодательство, политика и независимость», в котором отмечается, что в Латвии существует дискриминационное ограничение телепрограмм на русском языке.

«Большая численность русскоязычного населения и преобладание русского языка в советские годы привели к ситуации, когда ограничение русского языка в публичной сфере отвечающие за этот вопрос органы воспринимают как легитимный механизм защиты латышского языка», - говорится в исследовании. Действующий в Латвии закон о радио и телевидении требует, чтобы на основном канале общественного Латвийского телевидения  LTV1 передачи велись исключительно на латышском языке, а на другом канале – LTV7 – только 20% эфира могут составлять передачи на языках национальных меньшинств, причем фильмы и сериалы должны быть снабжены титрами на латышском языке.

В списке приоритетов национального заказа, определяемых Национальным советом по радио и телевидению (НСРТ), передачи для нацменьшинств стоят только на четвертом месте, причем в их перечне упомянуты лишь две передачи на русском языке – «Объективные новости» и ток-шоу «Процесс». Которое, как известно, уже закрылось.

По постановлению Конституционного суда Латвии на частных телеканалах также не более 30 процентов передач может быть на нелатышском языке.

Международные исследователи указывают на то, что в обход даже этого постановления правительство Латвии пыталось включить в закон норму, разрешающую ему ограничивать передачи на нелатышском языке в тех регионах, в которых «существует угроза латышскому языку». Лишь после возражений президента парламент изменил эту норму и предоставил правительству право «принимать решения о мерах по содействию латышскому языку». (19)

НЕТ – официальному статусу русского языка!

6 сентября 2007 года Сейм по инициативе фракции ЗаПЧЕЛ рассматривал вопрос о придании русскому языку и языкам национальных меньшинств официального статуса в местах компактного проживания их носителей, как того требует подписанная Латвией в 1995 году и ратифицированная с оговорками в 2005 году Рамочная конвенция о защите национальных меньшинств. Для русского языка «места компактного проживания» - это 7 крупнейших городов Латвии, а для русского и латгальского - Латгале.

Признание за русским языком и языками других национальных меньшинств официального статуса означало бы частичное возвращение русского и других языков в работу самоуправлений, в делопроизводство, в судебную систему, в формирование топонимов и написание имен и фамилий.

В Европе языки национальных меньшинств имеют официальный статус в Испании, Италии, Германии, Македонии, Финляндии. Но депутаты латвийского парламента, несмотря на то, что, согласно переписи населения, 37% жителей Латвии считают родным языком русский, как и следовало ожидать, с большим перевесом отклонили предложение ЗаПЧЕЛ направить проект поправок к Закону о государственном языке на рассмотрение в комиссии. 64 депутата проголосовали против, за – лишь 22 депутата от фракций ЗаПЧЕЛ и «Центр согласия». 

Депутатов от латышских партий в очень категоричной форме поддержали представители латышской интеллигенции.

Художница Джемма Скулме: «Нельзя допустить и мысли, чтобы брать подобные бумаги в руки. Нельзя допустить передачу этого дела на обсуждение... У нас достаточно случаев дискриминации латышского языка...»

Профессор истории Хейнрих Строд: «Русские в Латвии делят себя на две части. На русских, которые приехали сюда в ХIХ веке и в советские времена. Последние национальным меньшинством не являются, ибо прибыли во время оккупации. Латышский язык в те годы очень пострадал, так что вопрос о втором государственном языке полностью отпадает... Мы как нация очень ранены, нашей нации отрубили голову, уничтожив лучших людей...»

Кинорежиссер Янис Стрейч: «Не может быть двух государств в одной стране. Язык – это кровообращение в одной стране. Двух кровообращений быть не может...»

Кардинал Янис Пуятс: «Два государственных языка осложнят жизнь людей, все надписи будут на двух языках. Это будет тяжеловато... Мы уже натерпелись от русского языка... Необходим один государственный язык - латышский».

Историк Илга Крейтусе, экс-председатель Сейма: «Не нужно тратить время Сейма. Я очень удивлена тем, что этот вопрос вообще зашел так далеко, что начались дебаты. Если хотите интегрировать общество и закончить раскол, тогда нельзя начинать дискуссию по этому вопросу...» (20)

Против предложения ЗаПЧЕЛ категорически высказался и министр юстиции, тевземец Гайдис Берзиньш. «Предложение объединения ЗаПЧЕЛ вступает в противоречие с действующими сегодня правовыми актами», - заявил он газете «Latvijas Avize». (21)

Латвия увеличивает число неграждан

В январе 2007 года Управление по делам гражданства и миграции, отвечая на запрос общественных организаций «Союз граждан и неграждан» и «Гуманитарная перспектива», обнародовало данные о росте числа неграждан в стране. Оказывается, с 1 мая 2004 года (дата вступления Латвии в ЕС) до 1 декабря 2006 года паспорта неграждан получили 54 284 человека. Из них 8 142 человека (около 15%) – впервые. Это молодые люди, родившиеся в Латвии 16 лет назад и окончившие среднюю школу в период независимости.

По мнению руководителя «Гуманитарной перспективы» Елизаветы Кривцовой, данный факт свидетельствует, что в Латвии продолжается воспроизводство неграждан, что идет вразрез с прямыми обязательствами страны перед ЕС. (22)

Министр юстиции Гайдис Берзиньш: «Необходимо создать Управление государственного языка и по вопросам гражданства»

Основной мотивацией латвийских неграждан, решивших пройти процедуру натурализации, долгое время являлось то, что гражданин страны может беспрепятственно передвигаться и работать во всех государствах Евросоюза. Однако 18 января 2007 года в силу вступила европейская регула № 539/2001, позволяющая негражданам Латвии путешествовать по просторам Евросоюза без виз, за исключением Великобритании и Ирландии. Официально работать пока нельзя, но, похоже, это беспокоит не многих. В результате темпы натурализации, по сравнению с 2004-2005 годами, заметно снизились. Если в указанные годы Управление натурализации ежемесячно получало по 2000 заявлений на получение гражданства, то в 2007 году темпы выровнялись с уровнем 1996-1998 годов. В январе и феврале 2007 года в региональные отделения Управления натурализации было подано лишь 654 заявки. Для сравнения: за тот же период 2006 года желающих получить гражданство Латвии было 2498 человек. (23)

На фоне резкого падения интереса неграждан к получению латвийского гражданства министр юстиции «тевземец» Гайдис Берзиньш вновь вернулся к давней идее объединения националистических партий «Отечеству и свободе» и ДННЛ ликвидировать Управление натурализации и, тем самым, еще больше затормозить или вообще остановить процесс натурализации. 1 августа 2007 года на специально созванной встрече с журналистами Г.Берзиньш официально объявил о планах своего министерства «скрестить» Управление натурализации с Центром государственного языка и создать «Управление госязыка и по вопросам гражданства». При этом главной задачей новой структуры, которая, как предполагается, начнет работу в 2009 году, будет вовсе не натурализация, а укрепление позиций латышского языка. Натурализация станет лишь своего рода довеском. (24).

 Спустя месяц Г.Берзиньш перешел от слов к делу. 3 сентября начался первый этап реорганизации Управления натурализации. По плану Минюста в Риге вместо двух региональных отделений останется одно. Валмиерский филиал будет преобразован в Валмиерское региональное отделение, а Салдусское региональное отделение – в филиал. В Алуксненском, Балвском, Кулдигском, Лимбажском, Прейльском и Талсинском районах Управление натурализации вообще прекратит свою деятельность. Следующим шагом должно стать слияние Управления натурализации с Центром госязыка. (25)

Премьер А.Калвитис: «Предложение Шлесерса не продумано»

У некоторых экспертов и левых и лево-центристских политиков сложилось мнение, что главная задача сегодня – это добиться того, чтобы неграждане смогли участвовать в выборах местных органов власти. После выступления 27 января 2007 года на конгрессе Латвийской первой партии (ЛПП) ее лидера Айнарса Шлесерса, первым среди правых политиков заявившем о том же самом, эта дискуссия, несмотря на негативную реакцию со стороны президента страны В.Вике-Фрейберги и премьера А.Калвитиса, получила новый импульс.

«Самоуправления это хозяйственные органы, и мы могли бы предоставить право негражданам как налогоплательщикам определять хозяйственную жизнь на своей территории», - заявил Шлесерс в газете «Diena» накануне состоявшегося в конце января 2007 года конгресса ЛПП. (26) Это же предложение А.Шлесерс озвучил и на партийном съезде.

Тема предоставления негражданам права участвовать в муниципальных выборах неоднократно затрагивалась в Сейме по инициативе депутатов левых фракций. Как подсчитал запчеловец В.Бузаев, с декабря 1993 года по апрель 2007 года демократическая оппозиция («Согласие – Латвии, возрождение – народному хозяйству», «Равноправие», Партия народного согласия, Социалистическая партия Латвии, ЗаПЧЕЛ и «Центр согласия») 29 раз пыталась добиться законодательного признания за негражданами Латвии права голоса на местных выборах. (27) Однако правые политики никогда не поддерживали эти инициативы. Более того, эти инициативы никогда не вызывали серьезного резонанса в СМИ. Но на этот раз все вышло по-другому. Причем, у идеи Шлесерса среди правых политиков наряду с противниками неожиданно нашлись и сторонники.

В числе сторонников оказался председатель парламентской комиссии по иностранным делам (депутат Сейма от ЛПП), экс-премьер-министр Андрис Берзиньш.

«Латвия ратифицировала Конвенцию по защите прав национальных меньшинств. Мы – страна ЕС. И это ограничение, которое существует по отношению к негражданам, рано или поздно все равно придется снять. Несправедливо, что гражданину ЕС, который полгода прожил в Латвии, дается право голосовать на муниципальных выборах, а людям, которые здесь живут 30-40 лет, работают и платят налоги, таких прав не дают... Я думаю, что необходимо дискутировать на эту тему», - заявил А.Берзиньш газете «Час». (28)

Иначе – с позиций того, что нужно делать, чтобы правые партии могли сохранить в своих руках власть в государстве - инициативу А.Шлесерса прокоментировал Эдвин Инкенс, известный в прошлом тележурналист (руководимая им программа «Labvakar» в период Атмоды была сверхпопулярной) и один из основателей партии «Латвийский путь», а ныне – успешный предприниматель, состояние которого приближается к тому, чтобы быть отмеченным в списке латвийских миллионеров. Главная мысль Э.Инкенса: право участия в местных выборах отобьет у «негров» интерес к большой политике.

В интервью журналу «Nedela» он сказал: «Вопрос в том, чего мы хотим добиться. Допускаю, что то, что хочет Айнарс, резко отличается от того, что хотел бы я. Если мы дадим право выбирать самоуправления людям, которые живут здесь в течение долгого времени, они успокоятся. И вопрос об автоматическом предоставлении им статуса гражданина потеряет свою актуальность. Эти люди больше не будут беспокоиться о том, что они не могут выучить латышский язык, который им недоступен по причине возраста, и у них пропадет интерес к получению гражданства. По-моему, этих пожилых людей действительно больше интересует их улица и невывезенный мусор.

Нужно ли нам, чтобы у них оставался хоть один стимул стать гражданами Латвии? Думаю, что нам этого не нужно. Потеряем ли мы что-нибудь от того, что они примут участие в выборах самоуправлений? Мы потеряем только один город - Ригу, в которой ситуация станет похожей на Даугавпилс. Конечно, это будет печально, но какие политические вопросы будет решать самоуправление? Единственное, что может решить самоуправление, - вопрос о дне легионеров. А еще самоуправление может решить вопрос о прайде (гей-параде – авт.), который не является политическим вопросом, но у нас сделан таковым. Может быть, лояльность начинается с чуточку больших прав для всех. И может случиться, что «тевземцам» придется защищать эту идею - чтобы добиться исчезновения у неграждан мотивации становиться гражданами и чтобы неграждане не могли повлиять на большую политику Латвии». (29)

Дискуссию по теме предоставления негражданам права избирать местные самоуправления поддержал и первый премьер независимой Латвии Иварс Годманис. В интервью газете «Вести сегодня» он заявил, что «наличие в стране огромного количества людей без гражданства – это почва для нестабильности в государстве! Во-первых, потому что есть целый ряд политических организаций, которые на этой проблеме неграждан спекулируют и даже в определенной степени подстрекают людей. А во-вторых, неграждане фактически сегодня отчуждены от участия в общественно-политических процессах. Это весьма опасно, ведь если людям не дают возможность влиять на процессы политическим путем, они ищут и находят другие варианты, как выразить свою позицию. То есть, мы таким образом стимулируем радикальные настроения и радикальные проявления. Это крайне нежелательно». (30).

Однако другие правые политики не поддержали А.Шлесерса, А.Берзиньша, Э.Инкенса и И.Годманиса. И главная причина этого, вероятно, в понимании правящей элитой того, что допуск неграждан к местным выборам позволит им решать не только хозяйственные вопросы местного значения, но и влиять на политическое будущее страны. Ведь местные самоуправления могут прямо повлиять на итоги выборов в Сейм, выразив более благосклонное отношение к одним кандидатам в депутаты и менее благосклонное или даже отрицательное к другим. Именно так было при выборах Верховного Совета в 1990 году. По общему мнению бывших активистов Народного фронта Латвии, победу НФЛ тогда во многом обеспечило то обстоятельство, что на состоявшихся в 1989 году муниципальных выборах большинство получили сторонники НФЛ. Поддержка кандидатов в депутаты Верховного Совета от НФЛ со стороны местных – народофронтовских - органов власти и обеспечила в конечном итоге формирование в Верховном Совете народофронтовского большинства.

Правда, отвергая инициативу Шлесерса, правящая элита не говорила о том, что расширение прав для неграждан может поставить под угрозу само ее существование. На первый план выдвигались другие причины.

Так, председатель парламентской фракции входящего в правительство объединения «Отечеству и Свободе/Движение за национальную независимость Латвии» (TB/LNNK) Марис Гринблатс напомнил о таком препятствии, как принятые в своё время поправки к Конституции, а именно статья 101-я основного закона теперь гласит: «самоуправления избирают полноправные граждане Латвии». Как заметил Гринблатс, для того, чтобы допустить неграждан к выборам самоупралений вновь понадобятся поправки к Конституции, для чего необходимо не менее двух третей голосов депутатов Сейма. При том составе депутатов, который избран в 9-й Сейм, это вряд ли возможно.

Мнение М.Гринблатса поддержали Марек Сеглиньш, депутат Сейма от Народной партии, экс-глава МВД; Аугустс Бригманис, председатель парламентской фракции Союза зеленых и крестьян; Солвита Аболтиня, депутат Сейма от «Нового времени», экс-министр юстиции и др. (31).

Руководитель Управления натурализации Эйжения Алдермане присоединилась к этому хору «несогласных» и заявила, что наделять неграждан избирательным правом к выборам органов местных самоуправлений, которые пройдут в 2009 году, «было бы слишком рано». (32)

Одновременно Э.Алдермане, информируя общество в апреле 2007 года о ситуации в сфере гражданства, отметила одну неприятную тенденцию: чувство принадлежности к латвийскому государству все более ослабевает. И у граждан, и у неграждан. Еще несколько лет назад гордились своей страной 80 процентов граждан и 49 процентов неграждан. Ныне гордость осталась только у 66 процентов граждан и 37 процентов неграждан. В 2000 году не менее 57 процентов граждан высказали готовность защищать Латвию с оружием в руках, в 2007 году эта цифра снизилась до 44 процентов. Среди неграждан такие люди составляют 28 процентов, поведала г-жа Алдермане.

На данный момент в стране проживают 386 322 неграждан (или 17% общего числа населения), 49% из них старше 52 года. Темпы натурализации снижаются - ежемесячно заявление на получение гражданства подают от 300 до 400 человек. Самые активные возрастные группы - от 15 до 30 и от 30 до 41 года. Согласно статистике, люди старше 61 года не считают получение гражданства для себя актуальным. Поэтому государство должно пойти им навстречу, указала руководитель Управления натурализации. Для людей старше 65 лет следовало бы оставить лишь собеседование и знание текста гимна Латвии. 

Э. Алдермане «склонна думать», что наделение неграждан большими политическими правами не изменило бы расклад политических сил в стране. Среди граждан есть «активные», то есть люди, использующие свои политические права, и «реальные граждане», для которых главный вопрос «какую пользу получу я и моя семья?» «Я склонна думать, что среди неграждан больше потенциальных реальных граждан, а не активных граждан», утверждала Э. Алдермане. И в заключение, вопреки сказанному, она тут же заявила, что наделять неграждан избирательным правом к выборам органов местных самоуправлений, которые пройдут в 2009 году, «было бы слишком рано». (33)

Наконец, против предоставления негражданам права голосовать на местных выборах выступили и президент Латвии Вайра Вике-Фрейберга и премьер-министр Айгарс Калвитис.

Президент Латвии Вайра Вике-Фрейберга, выступая в эфире передачи «900 секунд» на телеканале LNT, также заявила, что она не поддерживает предоставление негражданам права участвовать в муниципальных выборах, поскольку это, якобы, исказит смысл статуса гражданина.

Вайра Вике-Фрейберга согласилась, что неграждане некоторых стран действительно имеют право голоса на муниципальных выборах и обеспечение по возможности равными правами всех жителей является задачей Евросоюза. Однако применять эту модель к Латвии, по мнению президента, было бы опрометчиво, поскольку в Латвии сложилась «уникальная ситуация». Целью государственной политики является способствование тому, чтобы неграждане стремились получить гражданство. Если неграждане и граждане будут иметь одинаковые права, понятие гражданства потеряет смысл, - пояснила В. Вике-Фрейберга. (34)

И премьер-министр Латвии Айгар Калвитис заявил, что выдвинутое лидером Латвийской Первой партии Айнаром Шлесерсом предложение разрешить негражданам принимать участие в муниципальных выборах «не продумано». 29 января премьер заявил журналистам, что эта идея вообще противоречит нынешней политике интеграции. По его мнению, если разрешить негражданам голосовать, то у них уменьшится мотивация и желание получить гражданство Латвии. (35)

По мнению директора Центра исследований общественного мнения Latvijas fakti Айгара Фрейманиса, нет ничего неожиданного в том, что инициатива А.Шлесерса не понравилась политикам правящей правой коалиции, потому что участие неграждан в выборах может изменить расстановку политических сил в крупных городах, т.е. создает угрозу власти правых партий на местном уровне. Однако сохранение ограничения для неграждан приводит к парадоксальной ситуации: в выборах самоуправлений имеют право участвовать граждане ЕС, находящиеся в стране временно, а неграждане, некоторые из которых прожили в Латвии всю жизнь, такого права не имеют. (36)

Инициативу А.Шлесерса поддержала и политолог, ассоциированный профессор факультета социальных наук Латвийского университета Фелициана Раевская. По ее мнению, разрешение негражданам участвовать в выборах самоуправлений уменьшило бы их отчужденность от государства, т.е.способствовало бы реальной, а не на словах, интеграции латвийского общества. Ф. Раевская привела в качестве примера Эстонию, где неграждане уже с 90-х годов участвуют в выборах, хотя и не могут быть избранными. (37)

Итог дискуссии по инициативе А.Шлесерса был сформулирован на состоявшемся в мае 2007 года съезде Латвийской Первой партии (ЛПП). Первопартийцы решили, что самым правильным было бы вынести решение вопроса об участии неграждан в выборах самоуправлений на общенародный референдум. (38) К такому же выводу чуть позднее склонились и их союзники по коалиции - члены партии «Латвийский путь». Принимая во внимание тот факт, что в 9-м Сейме решение данного вопроса не могло получить поддержки большинства депутатов, предложение вынести его на общенародный референдум кажется вполне логичным. Однако здесь стоит напомнить, что согласно данным проведенного в августе 2005 года Центром исследования рынка и общественного мнения SKDS социологического опроса, 56% респондентов-латышей были против того, чтобы неграждане участвовали в выборах местных органов власти. (39) Если же на референдуме большинство граждан поддержат позицию большинства депутатов Сейма и проголосуют против, то это приведет к тому, что ситуация с «дефицитом демократии» в Латвии будет внешне вполне «демократично» законсервирована на еще очень долгое время.

Латвия игнорирует резолюцию ООН

Если в 2006 году в Риге шествие бывших эсэсовцев и их сторонников не состоялось и можно говорить, что мэр Риги А. Аксенокс действовал на основании принятой в декабре 2005 года резолюции ООН, в которой высказывалась «глубокая озабоченность по поводу прославления нацистского движения и бывших членов организации «Ваффен СС», в том числе путем открытия памятников и мемориалов, а также проведения публичных демонстраций в целях прославления нацистского прошлого, нацистского движения и неонацизма», хотя на самом деле А. Аксенокс руководствовался совсем другими мотивами, то решение нового мэра Риги Я. Биркса не препятствовать 16 марта 2007 года шествию, которое организовывали неонацистские организации «Visu Latvijai», «Klubs 415» и др., шло вразрез уже не только с резолюцией ООН от 2005 года, но и с аналогичной резолюцией, которую Генеральная Ассамблея ООН приняла 19 декабря 2006 года.

В новой резолюции ООН за № 61/147 повторно указывалось:

что «Нюрнбергский трибунал объявил организацию «Ваффен СС» и все ее составные части преступными и признал их ответственными за многочисленные военные преступления и преступления против человечности»;

что Генеральная Ассамблея «выражает глубокую озабоченность по поводу прославления нацистского движения и бывших членов организации «Ваффен СС», в том числе путем открытия памятников и мемориалов, а также проведения публичных демонстраций в целях прославления нацистского прошлого, нацистского движения и неонацизма»;

что «виды практики, описанные выше, оскорбляют память бесчисленных жертв преступлений против человечности, совершенных во время второй мировой войны, и в частности преступлений, совершенных организацией СС, и отравляют сознание молодежи и что эти виды практики несовместимы с обязательствами государств - членов Организации Объединенных Наций по ее Уставу и несовместимы с целями и принципами Организации»;

что «такие виды практики ведут к эскалации современных форм расизма, расовой дискриминации, ксенофобии и связанной с ними нетерпимости и способствуют распространению и умножению числа различных экстремистских политических партий, движений и групп, включая группы неонацистов и «бритоголовых»;

что «такие акты могут быть квалифицированы как подпадающие под действие статьи 4-й Международной конвенции о ликвидации всех форм расовой дискриминации и что они представляют собой четкое и явное злоупотребление правом на свободу мирных собраний и ассоциаций, а также правом на свободу убеждений и на свободное выражение их по смыслу этих прав, как они гарантированы во Всеобщей декларации прав человека, Международном пакте о гражданских и политических правах и Международной конвенции о ликвидации всех форм расовой дискриминации».

Основываясь на этой резолюции, Объединенный конгресс русских общин (ОКРОЛ) выступил с заявлением, в котором подчеркнул необходимость принятия соответствующих мер, с тем чтобы положить конец видам практики, описанным выше, и призвал принять более эффективные меры по борьбе с этими явлениями и экстремистскими движениями, создающими реальную угрозу демократическим ценностям.

ОКРОЛ также обратил внимание министра внутренних дел И.Годманиса и мэра Риги Я.Биркса на то, что в соответствии со статьей Международной конвенции о ликвидации всех форм расовой дискриминации государства - участники этой Конвенции, и Латвия в частности, обязаны объявлять противозаконными и запрещать организации и организованную и всякую другую пропагандистскую деятельность, которые поощряют расовую дискриминацию и подстрекательство к ней, и признавать участие в таких организациях или в такой деятельности преступлением, караемым законом.

Однако вместо запрета неонацистских организаций Латвийское государство в очередной раз поддержало деятельность неонацистов, не только разрешив им шествие 16 марта к памятнику Свободы в Риге, но и взяв это шествие под усиленную охрану. В отличие от прошлого года, когда государство под благовидным предлогом запретило шествие неонацистов, на этот раз шествие неонацистских организаций «Visu Latvijai», «NSS», «Latvijas Nacionala fronte» и др. поддержало много латышской молодежи, что свидетельствовало о том, что идеи неонацизма становятся все более популярными в латышском обществе.

«16 марта: проблема не решена!» - такой вывод в своем заявлении для прессы вскоре после 16 марта сделал Координационный совет общественных организаций. В заявлении подчеркивалось, что «16 марта с.г. в Риге в очередной раз состоялся марш неонацистов. Произошло это при недвусмысленной поддержке со стороны государства и вопреки резолюции Генеральной Ассамблеи ООН № 61/147 от 19 декабря 2006 г., в которой указано, что в соответствии со статьей Международной конвенции о ликвидации всех форм расовой дискриминации государства - участники этой Конвенции, и Латвия в частности, обязаны объявлять противозаконными и запрещать организации и организованную и всякую другую пропагандистскую деятельность, которые поощряют расовую дискриминацию и подстрекательство к ней, и признавать участие в таких организациях или в такой деятельности преступлением, караемым законом.

Ревизия итогов Второй Мировой войны  встречает на Западе поддержку

Вскоре после 16 марта 2007 года в Риге внимание международной общественности было «переключено» на решение правительства Эстонии во главе с бывшим заворготделом Тартусского городского комитета Коммунистической партии Эстонии Андрусом Ансипом перенести в апреле 2007 года памятник Солдату Освободителю с площади Тынисмяги в центре Таллина на гарнизонное кладбище на окраине города.

Реакция международного сообщества на это решение эстонского правительства, равно как и реакция на жестокие действия полиции Эстонии против защитников «Бронзового Алеши» (так этот памятник прозвали в народе), свидетельствовала о том, что проделанная правящей элитой Латвии, Литвы, Эстонии и Польши пропагандистская работа по ревизии итогов Второй Мировой войны разделила политиков мира на два лагеря. Причем, тех, кто поддержал правительство Эстонии, оказалось большинство.

Озабоченность событиями в Эстонии высказали лишь генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун и канцлер Германии Ангела Меркель. В то же время поддержку решению и действиям правительства А.Ансипа выразили госсекретарь США Кондолиза Райс, Генеральный секретарь НАТО Яап де Хооп Схеффер, президент Литвы Валдас Адамкус, президент Польши Лех Качиньский, премьер-министр Финляндии Мати Ванханен. Поддержал Эстонию и координатор внешней политики Европейского Союза Хавьер Солана. Он позвонил президенту Эстонии Тоомасу Хендрику Ильвесу и сказал, что ЕС понимает и поддерживает Эстонию. (40) А 24 мая Европарламент принял резолюцию, в которой была высказана «поддержка и солидарность с демократически избранным правительством Эстонии в его усилиях гарантировать порядок, стабильность и верховенство закона для всех жителей Эстонии». (41)

Европарламент заявил также о недопустимости попыток российских властей вмешиваться во внутренние дела Эстонии и призвал Россию выполнять в полном объеме Венскую конвенции о защите иностранных посольств. (42)

Не осталась в стороне и Латвия. Со второй попытки (предпринятая 3 мая попытка оказалась неудачной) Сейм Латвии 10 мая принял декларацию в поддержку Эстонии. Документ поддержали все депутаты правых партий - 71 проголосовал за, 21 - против. Декларация категорически осуждала беспорядки на улицах Таллинна и Москвы, а также содержала требование к России наказать организаторов акций возле посольства Эстонии в Москве и в редакции газеты «Аргументы и факты». Кроме того, декларация содержала не только напоминание о необходимости выполнения Россией требований Венской конвенции, но и утверждение, что в обязанности России входит выполнение требований и обеспечение безопасности дипломатов и диппредставительств на ее территории. Наконец, в принятой декларации содержалось требование наказать организаторов беспорядков в Москве. (43)

При этом ни в резолюции Европарламента, ни в декларации Сейма Латвии ни слова критики не было сказано в адрес правительства А.Ансипа, действия которого привели к массовым протестам населения и гибели двадцатилетнего Дмитрия Ганина. Ни слова критики не было сказано в адрес национальной политики Эстонии, а также политики по пересмотру итогов Второй Мировой войны, которые, собственно, и стали главной причиной апрельских событий.

Что же тогда поддержали политики многих стран, включая депутатов Европарламента и латвийский Сейм, заявив о своей солидарности с правительством А.Ансипа (А.Ансип – бывший заворготделом Тартусского городского комитета Компартии Эстонии – В.Г.)?

Ответ на этот вопрос содержится в тех оценках, которые президент Эстонии Т.Х.Ильвес и премьер-министр А.Ансип накануне апрельских событий давали осободительной миссии Красной Армии.

«Группа бандитов - нацистов - была изгнана другой шайкой - советскими войсками», - так в интервью, данному ВВС президент Эстонии оценил исторические события, связанные с освобождением Эстонии от немецко-фашистских захватчиков в 1944 году. Президент также отметил, что памятник павшим во Второй мировой войне на Тынисмяги («Бронзовый солдат») для эстонцев оскорбителен, поскольку это монумент массовым убийствам. «Именно так он представляется людям. Возможно, это неприятно слышать, но в нашем сознании этот солдат олицетворяет депортации и убийства, разрушение страны, а не освобождение». (44) А премьер Эстонии А.Ансип, выступая в парламенте Эстонии, заявил, что «под «Бронзовым солдатом» похоронены или пьяные, или мародеры». (45)

Таким образом, политики многих стран, по сути, согласились с переоценкой освободительной миссии Красной Армии и поддержали усилия правящих элит государств Балтии и Польши, направленные на демонтаж в Европе исторической антифашистской памяти народов. Как и в Латвии, в Эстонии этот демонтаж обусловлен желанием не только разорвать связь страны с советским прошлым, но и направлен на политическую реабилитацию бывших эсэсовцев - местных жителей.

После апрельских событий и поддержки, выраженной Эстонии со стороны Европы, эстонские и латвийкие политики стали более открыто поддерживать организации бывших легионеров СС и так называемых «национальных партизан».

Следуя примеру исполнительного секретаря Центристской партии Марта Вийзитамма, который в 2004 году день рождения отмечал в форме вермахта, встречая гостей фашистским приветствием, министр юстиции Рейн Ланг свой пятидесятилетний юбилей в июле 2007 года также решил отпраздновать в нацистских декорациях и с просмотром спектакля «Адольф» о последнем дне жизни Гитлера. Глава эстонского правительства А.Ансип не только не нашел в этом ничего предосудительного, но даже порекомендовал эстонцам посмотреть этот спектакль. (46) В том же месяце под Синимяэ, где летом 1944 года проходили самые ожесточенные бои на территории Эстонии, состоялся традиционный слет ветеренов эстонской 20-й дивизии СС и членов так называемого Союза борцов за освобождение Эстонии, в который входят ветераны Второй Мировой войны, воевавшие на стороне фашистской Германии. Приветствие собравшимся направил министр обороны Эстонии Яак Аавиксоо, сравнивший ветеранов дивизии СС с участниками освободительной войны 1918 – 1920 года, в ходе которой была закреплена независимость Эстонии. Перед бывшими эсэсовцами выступил депутат эстонского парламента Тривими Веллисте, постоянно участвующий в подобных мероприятиях. (47)

И в Латвии в конце июля в очередной раз прошла манифестация бывших латышских национальных партизан, так называемых лесных братьев, бывших легионеров СС и их приверженцев, которые возложили к памятнику Свободы цветы в память о своих погибших боевых товарищах. Собравшиеся у памятника держали в руках флаги Латвии, Литвы и Общества национальных партизан. В колонне манифестантов были и политики: депутат Сейма от партии «Новое время» Карлис Шадурскис и депутат Сейма от ТБ/ДННЛ Юрис Добелис. (48) 

«Алеша, как ты думаешь, когда Рига пойдет по пути Таллина?»

Решение правительства Эстонии демонтировать памятник «Бронзовому Алеше» и жестокое подавление полицией Эстонии протеста против этой совершенной под покровом ночи варварской акции со стороны части населения страны, как рускоязычного, так и эстоноязычного, встретило полное одобрение в большинстве латышских СМИ.

Более того, латышские журналисты стали активно обсуждать вопрос, а когда же Латвия поступит по примеру Таллина. Особо показательными в этом смысле стали публикации в журнале «Nedela», на обложку номера от 7 мая (№ 19) которого были помещены фотография таллинского «Бронзового Алеши» и слова «Алеша, как ты думаешь, когда Рига пойдет по пути Таллина?»

«Сегодня в Латвии насчитывается около 250 памятников и памятных знаков, которые напоминают о Советской Армии и боевых действиях в годы Второй Мировой войны. Всем им можно присвоить статус Таллинского «Алеши». Это значит, что их снос или перемещение может вызвать недовольство как со стороны России, так и со стороны живущих в Латвии русскоязычных», - пишет Элмарс Барканс в опубликованной в журнале «Nedela» статье «Монументы красноармейцам живут и побеждают».

Одновременно «большая часть этих памятников не включена в списки охраняемых государством», а это значит, что уход за ними возложен на плечи местных самоуправлений, - приводит далее журнал слова заместителя руководителя Государственной инспекции по охране памятников культуры Яниса Асариса. «Теоретически, пока не заключен договор между Латвией и Россией о местах захоронений, имеется возможность преобразовать какое-то Братское кладбище, например, провести перезахоронение... И самоуправления могут принять решения по памятнику, который не находится под защитой государства, о его демонтаже или переносе. Это относится к многим (памятникам), которые в настоящее время «включены» в среду большинства городов, например, к памятнику Освободителям Лиепаи, комплексу «Вечный огонь», установленному в свое время в Даугавпилсе, или к монументу Освободителям в Пардаугаве, а также к другим. У самоуправлений имеются все права эти памятники снести или перенести» в другое место.

Хотя Э. Барканс делает вывод, «что после событий в Таллине... ни одно самоуправление не осмелится самостоятельно начать дискуссию на эту тему», и это, мол, «подтверждает и заявление на прошлой неделе премьера Айгара Калвитиса о том, что в настоящее время в Латвии не планируется переносить или демонтировать какой бы то ни было памятник, связанный с Советской Армией» (49), упоминание в статье того, что самоуправления имеют полное право демонтировать или перенести в другое место существующие памятники Советской Армии, правомерно рассматривать как провокацию, т.е. как призыв к радикально настроенным политикам последовать примеру Эстонии.

Война с памятью о войне

И призыв этот был услышан. Причем, как оказалось, задолго до апрельских событий в Эстонии. Так, самоуправление города Бауски еще в начале 2007 года приняло решение перенести памятник советским воинам из центра города на Братское кладбище. 9 августа работы по демонтажу памятного камня, на котором выбита надпись «1944. 14. IX Освободителям города Бауска», были начаты несмотря на протесты местных жителей. (50)

Свой, отличающийся от эстонского, и поистине изуверский подход к «сохранению» памяти о войне изобрело самоуправление Саласпилса, города, рядом с которым расположены бывший Саласпилсский концентрационный лагерь, а ныне – Саласпилсский мемориальный комплекс, и бывший Саласпилсский лагерь для пленных красноармейцев. Причем, мэр Саласпилса Юрис Путниньш, как и самоуправление Бауски, объявил войну памяти о войне задолго до событий апреля 2007 года в Эстонии. Начал он с решения построить коттеджный поселок на территории бывшего концлагеря для пленных красноармейцев. (51) В годы войны в этом лагере погибло 47 400 (по другим данным – 46 400) солдат Красной Армии (52), и новый коттеджный поселок возводился в прямом смысле на человеческих костях.

А в июне 2007 года, когда самоуправление Саласпилса объявило конкурс на замещение вакантной должности директора Саласпилсского мемориального комплекса, скандальную известность получил еще один способ борьбы с памятью о трагедии Второй Мировой войны. Как оказалось, в основу профессиональных требований к кандидату на должность директора было положено требование претворять в жизнь высказанный в книге «История Латвии. ХХ век» вывод официальных историков о том, что Саласпилский концентрационный лагерь не являлся лагерем смерти и что Саласпилсский лагерь должен быть местом, напоминающим о преступлениях двух тоталитарных режимов – нацистского и советского. (53)

Именно такая трактовка истории Саласпилсского концлагеря уже с 2005 года тиражируется и в путеводителе по Саласпилсскому мемориальному комплексу. Автор путеводителя Лилита Ванага пишет: «Следует заметить, что исследования последнего десятилетия свидетельствуют о том, что Саласпилсский концентрационный лагерь был лагерем жертв нацистского режима, в котором погибли несколько тысяч человек, однако он не являлся лагерем смерти с целью уничтожения заключенных, как это трактуется во многих изданиях советского времени и в которых упомянуто намного преувеличенное число погибших. С 1990 года уникальный Саласпиллский мемориал стал мемориальным местом памяти жертв концентрационных лагерей двух тоталитарных режимов (и фашистского, и советского)».

Июньская инициатива мэра Саласпилса Ю.Путниньша, всего лишь ревностно поддержавшего курс правящей элиты на пересмотр итогов Второй Мировой войны, на фоне наметившейся оттепели в отношениях Латвии и России после подписания 27 марта договора о границе, привела к громкому скандалу, получившему в том числе и международный резонанс, так как в Риге в это время как раз гостила официальная делегация Государственной Думы Российской Федерации во главе с А.М.Старковым (фракция «Единая Россия»). И латвийские политики от правящей элиты всего чуть более месяц спустя после эстонских событий, до этого открыто поддерживавшие курс на переписывание истории Латвии, теперь  дружно осудили Ю.Путниньша, заявив: «Это глупость!» (Андрис Берзиньш, председатель комиссии Сейма по международным делам, фракция «Первая партия»/ «Латвийский путь»), «Советская оккупация тут ни при чем!» (Карлис Лейшкалнс, депутат Сейма, фракция «Народной партии» ), «Политика иногда лезет туда, куда не следует» (Линда Мурниеце, депутат Сейма, фракция «Новое время»), «Отношение негативное» (Андрис Берзиньш, депутат Сейма, фракция «Союз зеленых и крестьян») и т.д. (54)

Однако давно известно, что верить следует не словам, а делам. А дела, увы, такие, что заставляют сомневаться в искренности политиков.

Пример самоуправления Саласпилса свидетельствует о том, что бороться с памятниками, установленными в честь Великой Победы над фашизмом, можно по-разному. Можно сносить памятники, как это сделали власти Эстонии с памятником «Бронзовому Алеше» на площади Тынисмяги в центре Таллина, и убирать их куда подальше. Чтобы, как говорится, с глаз долой, из сердца вон. Именно по этому пути пошло самоуправление Бауски. А можно декларировать принцип уважения прошлого, но одновременно в двух шагах от памятника устраивать площадку для шумных игр. Именно так поступила Рижская дума с памятником Освободителям Латвии от фашизма, который находится в парке Победы в Задвинье. Не имея возможности снести памятник (эстонский прецедент кое-чему научил), власти Риги решили по-иному продемонстрировать свое истинное отношение к Великой Победе 1945 года и, по сути, повторили уже использованный мером Саласпилса Юрисом Путниньшем способ надругательства над памятью о трагедии войны. Если саласпилсский мэр подписал разрешение о строительстве коттеджного городка на месте бывшего лагеря для пленных красноармейцев, то власти Риги разрешили построить буквально в двадцати метрах от памятника Освободителям Латвии от фашизма широкую асфальтированную трассу для картингистов. 

Но события в Эстонии спровоцировали и новый всплеск попыток непосредственно уничтожить памятники советской эпохи, включая памятники, установленные в память о минувшей войне. Причем, эти попытки не всегда носили политико-идеологический подтекст. Было несколько случаев, когда причиной надругательства стало желание получить несколько десятков латов от продажи частей памятника или желание откровенных хулиганов сокрушить все и вся. Но больше было все же случаев, причиной которых была идеология сегодняшнего Латвийского государства. Эти случаи в очередной раз напомнили о ведущейся на протяжении всех лет существования Второй Латвийской республики беспощадной войне Латвийского государства с собственной историей. Война  была развязана еще в начале 90-х годов, когда с городских площадей были убраны многие памятники советской эпохи, а продолжили ее отдельные реваншистски и пронацистски настроенные группки людей или просто хулиганствующие лица. За период с 1991 года общее число случаев официально разрешенного сноса памятников, а также случаев надругательства над памятниками со стороны вандалов составило, наверно, не менее нескольких сотен.

После событий в Эстонии, в ночь с 12 на 13 мая, на территории железнодорожной станции Икшкиле вандалы в очередной раз осквернили памятник советскому дипкурьеру Теодору Нетте. (55) Менее чем через месяц, в ночь со 2 на 3 июня, на старообрядческом кладбище в Резекне подростки 12 – 15 лет разрушили 110 надгробных памятников. (56) 18 июня с могилы спасителя евреев в годы войны Жаниса Липке на Втором Лесном кладбище пропал бронзовый барельеф, на котором были изображены шесть плачущих евреев. В этот же день полиция задержала трех подозреваемых. Ими оказались ранее шесть раз судимая 30-летняя женщина и двое мужчин (26 и 33 лет). Как оказалось, задержанные не имеют постоянного места жительства. В ходе расследования было установлено, что украденный бронзовый барельеф они сдали в пункт приема цветного металла. Таким образом вандалы заработали 100 латов. (57) Дважды, в июле и начале августа, вандалы оскверняли и разрушали памятные плиты на кладбище советских воинов в Кекаве. (58) Наконец, после 20 августа в Лиепае на Центральном кладбище вандалы залили зеленой краской мемориальную стену с надписью «Родина не забудет своих героев», и в эти же дни в 17 километрах от Салдуса на шоссе Рига – Лиепая был осквернен памятник советским воинам. Неизвестные вандалы залили его серой краской. (59)

Примечания

1. Parliamentary Assembly. Report of the Ad Hoc Committee for the Observation of the Parliamentary Elections in Latvia (5 October 2002). Doc. 9621 Addendum III (revised, English only). 8 November 2002.

2. ПарламентскаяассамблеяОБСЕ. Заявление для прессы. Выборы в Латвии проведены прозрачно и профессионально, но вопрос «неграждан» остается. - Рига, 8 октября 2006 года. 

3. Там же.

4. Из выступления на конференции «Латвия – чья она Родина?», состоявшейся 29 апреля и 1 мая 1994 года в Институте Гете в Риге. Цит. по: «Образование и карьера», 29 апреля – 12 мая 1998 года.

5. Ina Druviete. Latvijas valodas politika Eiropas Savienibas konteksta. – Riga, 1998. – Lpp. 26, 30.

6. Цит. по: «Образование и карьера», 29 апреля – 12 мая 1998 года.

7. В сентябре 2007 года И.Эмсис был вынужден подать в отставку, так как Генеральная прокуратура возбудила против него уголовное дело за умышленное предоставление неверных сведений. История началась с того, что осенью 2006 года у спикера Сейма после банкета в здании Кабинета министров украли портфель с деньгами. По версии интернет-журнала Republika.lv, в августе 2007 года предавшего этот факт огласке, Эмсис тут же написал заявление в полицию о пропаже 10 тысяч долларов. Вора удалось задержать быстро – им оказался официант, обслуживавший банкет в здании Кабинета министров. Правда, в портфере обнаружилось лишь 6,5 тысячи долларов. Официант клялся и божился, что не взял ни доллара. В результате Эмсис тут же исправил сумму в заявлении в полицию, заменив 10 тысяч долларов на 6,5 тысячи. Получалось, спикер Сейма сам не знал, сколько денег было в его портфеле. Это обстоятельство вызвало вопросы у Бюро по предотвращению и борьбе с коррупцией. И.Эмсис, давая Бюро пояснения, сообщил, что деньги занял у знакомого, чтобы купить трактор в свое хозяйство. Но в правоохранительных органах разрабатывалась версия о взятке. Далее спикер Сейма повел себя более чем странно. Сразу после публикации в журнале Republika.lv он заявил, что подает в отставку с поста спикера и приостанавливает свою внешнеполитическую деятельность, а через некоторое время сказал, что передумал и продолжит свою работу до тех пор, пока прокуратура не предъявит ему обвинения. Ждать, как оказалось, пришлось недолго. 21 сентября Генпрокуратура обвинила председателя парламента в умышленном предоставлении ложных сведений. Уличить И.Эмсиса во лжи Генпрокуратура смогла благодаря прослушке его телефонного разговора. Председатель парламента проявил в разговоре неосторожность и открыто обсудил со «спонсором», предположительно это был А.Лембергс, детали получения денег.

8. Европа испугалась «Инквизитора». – «Час», 22 ноября 2006 года.  

9. Элкин Абик. «Не делайте из меня монстра». - «Вести сегодня», 27 ноября 2006 года.

10. Когда на «своих» надежды нет. – «Ракурс», 25 ноября – 1 декабря 2006 года, № 47 (186).

11. Ошкая Ина. Илга Крейтусе: «Нельзя ставить знак равенства между Латвийской республикой и Карлисом Улманисом!» - «Час», 17 ноября 2006 года.

12. http://rus.delfi.lv/news/daily/latvia/article.php?id=17623495

13. Слюсарева Елена. По ком плачут тюрьмы. Языковые инспекторы выжили из тюрем надзирателей, теперь подбираются к медикам, на очереди – заключенные? – «Вести сегодня», 28 марта 2007 года.

14. Магазины взяли за язык. – «Вести сегодня», 19 июня 2007 года.

15. Наказали за госязык. – «Час», 10 мая 2007 года.

16. Язык против такси. – «Вести сегодня», 26 мая 2007 года.

17. Mara Libeka. Valodas centrs inspice skolas. – «Latvijas Avize», 3. marts 2007. gads, N 62 (2965).

18. Языковых инспекторов назвали карателями. – «Час», 1 марта 2007 года.

19. Осинская Ирина. Русских телезрителей дискриминируют? – «Час», 10 декабря 2005 года.

20. Uldis Racenis. Nedrikst pielaut sadu domu. Par «PCTVL» priekslikumu pieskirt krievu valodai oficialu statusu. – «Latvijas Avize», 2007. gada 6. septembris.

21. Pretlikumigs priekslikums. – «Latvijas Avize», 2007. gada 6. septembris.

22. Ватолин Игорь. Латвия штампует неграждан Европы. – «Час», 17 января 2007 года.

23. Очкин Роман. Гражданство вышло из моды. – «Вести сегодня», 27 марта 2007 года.  

24. Ilze Kuzmina. Naturalizacijai nevajagot atsevisku parvaldi. – «Latvijas Avize», 2. augusts, 2007, N 207 (3110); Элкин Абик. Конец конторы Алдермане. – «Вести сегодня», 2 августа 2007 года.

25. Глухих Александра. «Тевземец» нашел управу на натурализацию. Глава Минюста Гайдис Берзиньш перешел от слов к делу. – «Телеграф», № 170 (1464), 3 сентября 2007 года.

26. Diena, 2007. g., 26. janvaris.

27. Справка «Попытки законодательного признания за негражданами Латвии права голоса на местных выборах». Подготовил В.Бузаев.

28. Радионов Вадим. Забота о негражданах или рекламный трюк. Шлесерс озадачил депутатов. – «Час», 27 января 2007 года.

29. Sallija Benfelde. Bailes maita musu valsti. Saruna/ Edvins Inkens. – Nedela, N 8/ 2007. – Lpp. 22.

30. Годманис Иварс. Что делать с негражданами? – «Вести сегодня», 17 апреля 2007 года.

31. Радионов Вадим. Забота о негражданах или рекламный трюк. Шлесерс озадачил депутатов. – «Час», 27 января 2007 года.

Приведем здесь также мнение экс-министра по особым поручениям в делах общественной интеграции Карины Петерсоне, с которым она выступила, правда, за несколько месяцев до инициативы А.Шлесерса. Осенью 2006 года в интервью для программы «Uppdrag granskning» («Разоблачение») шведского телевидения Карина Петерсоне на вопрос, почему Латвийское государство не разрешает негражданам голосовать на местных выборах, сказала:

Если мы разрешим им голосовать, это нарушит стабильность!

Но почему не дать им гражданство просто так? – допытывался корреспондент.

Они будут голосовать без понимания!

Без понимания чего? – не отставал дотошный швед.

Всего! – ответила чиновница. У «негров» плохо с пониманием. – «Вести сегодня», 19 марта 2007 года.

32. http://www.zapchel.lv/?lang=ru&mode=main&submode=&page_id=5470

33. http://www.zapchel.lv/?lang=ru&mode=main&submode=&page_id=5470

34. Delfi 2007-02-01 11:28   Вайра Вике-Фрейберга: статус гражданина Латвии должен сохранить свой смысл.

35. Delfi 2007-01-29 21:47   Калвитис: Шлесерс не продумал предложение дать негражданам право голоса

36. Delfi 2007-01-29 21:45   Эксперты: Латвии нужна дискуссия о роли неграждан. http://www.shtab.lv/main.php?w2=news&news_id=1480

37. Delfi 2007-01-29 21:45   Эксперты: Латвии нужна дискуссия о роли неграждан. http://www.shtab.lv/main.php?w2=news&news_id=1480

38. Элкин Абик. «Единственный выход – референдум по негражданам!» - «Вести сегодня», 12 мая 2007 года.

39. Uzskati par starpetniskajam attiecibam Latvija. 2005. gada augusts. Latvijas iedzivotaju aptaujas rezultatu apkopojums. – Tirgus un sabiedriskas domas petijumu centrs SKDS. - Lpp. 13.

40. Atbalsts. Diena, 3. maijs, 2007; США поддержали Эстонию. – «Час», 5 мая 2007 года; http://www.novonews.lv/news/2007/05/03/world/018206.html; http://www.russkie.org/index.php?module=fullitem&id=10803

41. «Час», 25 мая 2007 года.

42. Тыщенко Сергей. Кривобокая демократия. – «Вести сегодня», 25 мая 2007 года.

43. http://rus.delfi.lv/news/daily/latvia/article.php?id=17807793

44. www.regnum.ru/news/785906.html 

45. www.regnum.ru/news/817953.html

46. Эстонию могут исключить из ЕС. www.vz.ru

47. Министр приветствует эсэсовцев. – «Час», 30 июля 2007 года.

48. «Лесные братья» с цветами. – «Час», 30 июля 2007 года.

49. Barkans Elmars. «Sarkanarmiesu monumenti dzivo un uzvar». – «Nedela», N 19, 7. maijs 2007. g.

50. Антоненко Оксана. В Бауске втихаря переносят памятник. – «Телеграф», № 155 (1449), 13 августа 2007 года.

51. Харланова Инна. Коттеджи на... костях. – «Час», 25 июня 2007 года.

52. Latvijas Valsts Vestures Arhivs. N.Rizovs, direktors, D.Skrimble, dalas vaditajas vietniece. Arhiva izzina no 05.05.2004 LR Saeimas deputatam A. Klementjeva kungam «Par Salaspils nometni, karagusteknu, civilpersonu nometnem un geto Cesu, Daugavpils, Jelgavas, Rezeknes un Rigas aprinkos».

53. Слюсарева Елена. Территория обмана. Саласпилсский мемориал хотят сделать памятником двух оккупаций: немецкой и советской. – «Вести сегодня», 14 июня 2007 года; Элкин Абик. «Не трогайте мемориал!» Делегация Госдумы РФ в шоке от заявлений мэра Саласпилса. – «Вести сегодня», 15 июня 2007 года; Радионов Вадим. Саласпилс как центр большой политики. Налицо попытка «эстонизировать» ситуацию в Латвии. – «Час», 16 июня 2007 года.

54. Провокация или глупость? – «Час», 16 июня 2007 года.

55. Атака на дипкурьера. – «Час», 15 мая 2007 года.

56. Разрушено 110 памятников. – «Час», 5 июня 2007 года.

57. Бушуева Марина. Вандалы осквернили памятник. – «Вести сегодня», 20 июня 2007 года.

58. Фарбер Харитон. Погром на Братском кладбище. – «Вести сегодня», 9 августа 2007 года.

59. Как убивают память. – «Час», 24 августа 2007 года.

Русские Литвы: насущные заботы сохранения национальной самобытности

 Доклад А.В.Фомина, доктора философии, учитель-эксперт, Литва, г.Клайпеда

По данным последней переписи населения (2001 г.) в Литве проживает около 220 тысяч русских. Русские составляют 6,3% населения Литвы и являются после литовцев и поляков третьей этнической группой страны. В 1989 году численность русского населения достигала 345 тысяч человек и составляла в общей массе населения  9,4 %. Но за последние 17 лет число русских сократилось на 124700 человек, то есть на 36%. Кроме того, в Литве проживает особая этническая группа старообрядцев, общины которых начали формироваться еще в XVII – XVIII вв. В настоящее время старообрядцы насчитывают более 27 тысяч человек, или около 0,8% населения.

Самые крупные русские общины существуют в трех городах Литвы: в Вильнюсе, Клайпеде и Висагинасе. В столице Литвы – Вильнюсе русские составляют 14% всех жителей, в Клайпеде более 21% жителей (то есть каждый пятый); в Висагинасе – городе на востоке Литвы, в котором продолжает действовать Игналинская АЭС, русские составляют 52% населения. Тем не менее, русский язык изъят из официального обращения даже в тех районах, где традиционно компактно проживает русское население, например, в Висагинасе. Определенная часть русской молодежи Литвы под влиянием социального окружения утрачивает национальную самобытность, переживает процессы аккультурации и ассимиляции.

Следует отметить, что русское население в достаточной степени интегрировано в общественную жизнь Литвы. Являясь гражданами государства, русские люди трудятся в различных сферах и отраслях национального хозяйства: в сфере производства и обслуживания населения, образования и здравоохранения, науки и культуры. В целом 145 тысяч русских (66%) владеют литовским языком; практически свободно владеет литовским языком русская молодежь, что позволяет ей успешно обучаться в ведущих университетах Литвы, реализовываться во всех сферах общественной, деловой и культурной жизни страны.        

В Литве действуют около 70 общественных организаций соотечественников. Многие из них играют видную и яркую роль в жизни русской общины Литвы.

Конечно, русское общество Литвы само по себе неоднородно: его образуют люди разных возрастных категорий, разного образования, культуры, профессий, убеждений, интересов и т.д. Значительная часть русского населения проявляет слабый интерес к жизни общины, предпочитая личное благополучие и личный успех. Некоторая часть русского населения склонна активно интегрироваться в литовское общество, скрывая свою национальность, - она быстрее подвергается ассимиляции. Но и эти слои в определенные эмоционально насыщенные моменты ощущают свою «русскость», как это бывает 9 мая, когда множество людей приходят к памятникам павшим воинам, или в дни других традиционных русских национальных праздников. Все же, на мой взгляд, значительную часть русского общества, несмотря на внутренние различия, волнуют общие вопросы, объединяющие его в некую духовную и психологическую целостность, что и проявляется в отношении к общественно-политическим процессам и событиям. В частности, как показали проведенные социологические исследования и опросы, накануне вступления Литвы в НАТО и Европейский Союз более 77% русских негативно оценивали эти планы. Причем, оглашение этих цифр встречало энтузиазм и аплодисменты русской аудитории. После свершившегося вступления русские жители Литвы начали рассматривать ЕС как некоего гаранта соблюдения своих прав, защитника и заступника: Евросоюз окутывался флером защитника национальных меньшинств. Однако в последнее время скепсис в отношении членства в Евросоюзе нарастает. Это обусловлено ростом экономических и социальных трудностей и проблем Литвы. В русской среде растет беспокойство и недовольство ухудшением отношений Литвы с Россией. Все же русское общество Литвы воспринимает Россию как свою историческую родину, Отечество, и питает к ней, пусть даже несознаваемую, симпатию и сочувствие.

В отношении НАТО русское население Литвы, независимо от возраста, было настроено негативно. В русской молодежной среде открыто прозвучало недоумение, зачем нужно Литве состоять в НАТО, если одна только миссия в Афганистане, вынуждаемая союзническими обстоятельствами, поглощает немалые миллионы долларов из бюджета страны, которые можно было бы использовать на социальные нужды образование, культуру?

Однако основная опасность подстерегает русское общество Литвы в сфере образования и воспитания подрастающего поколения. А ведь эта область в жизни русской общины Литвы имеет особое значение. Без преувеличения можно сказать: от такого, кaк мы будем воспитывать наших детей и внуков, зависит не только настоящее, но и будущее всей русской общины Литвы. А ситуация развивается не в лучшую сторону. В Литве ощущаются значительные потери в области образования на русском языке. В высших учебных заведениях Литвы уже несколько лет назад прекращено обучение на русском языке даже в тех университетах, которые традиционно готовили специалистов по русской филологии на русском языке. Исчезли отделения педагогических факультетов, на которых еще сравнительно недавно велась подготовка педагогов для школ с русским языком обучения. Недавно была закрыта старейшая, отметившая 200-летие своего существования кафедра русской филологии Вильнюсского университета, имевшая богатейшие традиции образовательной и научной деятельности. Печальная судьба постигла Международную Балтийскую Академию (отделение Латвийской МБА) и Межгосударственный университет «Рутения», представлявший Московский государственный индустриальный университет, которые пытались утвердиться в Литве как альтернативные государственным ВУЗы, осуществляющие образование на русском языке, но лицензии которым были либо не выданы, либо отозваны.

Драматическая ситуация складывается с русскими школами Литвы (или, иначе, со школами с русским языком обучения). За последние 10 лет их численность сократилась почти вдвое: с 85 в 1996 году до 44 – в 2006 г. Число учеников, обучающихся на русском языке, за это же время сократилось более чем вдвое: с 52000 до 25000! В некоторых городах: в Вильнюсе, Каунасе, Клайпеде, Кедайняй, Панявежисе, Шяуляй и других был закрыт ряд школ с русским языком обучения. Если эти темпы уменьшения числа школ и учеников сохранятся, то в ближайшие годы мы должны будем констатировать исчезновение образования на русском языке в Литве.

В чем причины происходящего? Почему так катастрофически сокращается число русских школ и учеников в них? Казалось бы, в Литве, в отличие от Латвии и Эстонии, нет жесткой установки на перевод процесса обучения в русских школах на литовский язык, нет процентного соотношения изучения дисциплин на литовском и русском языках. Закон Литовской Республики о просвещении также декларирует право национальных общин сохранять родной язык обучения.… Среди главных причин - не только эмиграция русского и русскоязычного населения из Литвы в 1990-е гг., но и проводимая в стране реформа системы просвещения и общая политика государства в области образования, которые, несмотря на декларации и закон, приводят к упадку русских школ и образования на русском языке. Причем в них следствия зачастую выдаются за причину. Так чиновники от просвещения, как заклинание, повторяют тезис, что резко уменьшается число учеников русских школ, поэтому школы с русским языком обучения и вынуждены закрываться. При всем том, что демографические причины здесь, безусловно, играют роль, и число не только русских, но и литовских школьников в стране, действительно, сокращается, хитрость заключается в том, что, формируя упадочный образ русской школы, реформаторы просвещения побуждают русские семьи отдавать детей в литовские школы. По результатам исследований, сейчас до 60 % контингента некоторых литовских школ составляют ученики из «русскоязычных» семей. Таким образом, уменьшение численности учеников русских школ – не причина, а во многом следствие иезуитски проводимой реформы системы просвещения. Конечно, долю ответственности должны нести и сами родители учеников, которые подчас руководствуются обывательскими иллюзиями: «так им будет легче жить», «зная литовский язык, они легче устроятся в жизни» и т.п. Это – иллюзия, поскольку опыт показывает: дети, обучающиеся не на родном языке, испытывают огромные перегрузки, их когнитивные и интеллектуальные возможности на некоторое время затормаживаются. Обучение на неродном языке затрудняет развитие вербального интеллекта. С другой стороны, опыт работы русских школ Литвы свидетельствует, что они занимают достойное место в системе образования Литвы, и их выпускники в достаточной степени владеют литовским языком, успешно поступают в ведущие университеты Литвы и столь же успешно реализуются во всех сферах жизни страны!

Сейчас русские школы и дошкольные учреждения остаются последними очагами общественного образования на русском языке, но их судьба и перспективы внушают большую тревогу. Уже осуществлена нивелировка учебных программ и содержания образования, уничтожающая национальную специфику русской школы. В русских школах постепенно, но неуклонно уменьшается число уроков родного – русского – языка. Упрощается курс русской литературы. Министерство просвещения и науки Литвы предпринимает настойчивую попытку ввести в русских школах экзамен по литовскому языку как родному, что, несомненно, может повлечь еще больший «отток» учащихся в литовские школы. Проводимая реформа системы просвещения и реорганизация учебных заведений, на наш взгляд, повлечет за собой губительные последствия, вплоть до полного разрушения системы образования на русском языке.

Далее. Уже несколько лет на русский язык в Литве не переводятся учебники истории, географии, биологии, других дисциплин. Альтернатива такова: можно пользоваться морально и физическими устаревшими учебниками на русском языке или заниматься по книгам на литовском языке. При этом, естественно, требуется, чтобы обучение велось в соответствии с национальными программами и стандартами. В результате дети достаточно раннего возраста (5 – 8 классы и далее) должны серьезный, написанный академическим языком материал осваивать не на родном языке, что значительно затрудняет процесс обучения и резко снижает его эффективность. Несмотря на наши неоднократные обращения в министерство просвещения и науки Литвы с просьбами и требованиями перевода учебников, проблема по-прежнему остается нерешенной. Пользоваться же учебниками, изданными в России, не разрешено. Это особенно несправедливо в отношении учебников русской словесности для начальной школы. Чтобы как-то решить проблему, учителями – энтузиастами были написаны учебники родной словесности для начальных классов русских школ Литвы, но они, по мнению педагогов, не идут ни в какое сравнение с учебниками, издаваемыми в России. И это неудивительно: если в России над созданием учебников работают академические коллективы и институты, а сами учебные пособия проходят многостороннюю апробацию, то у нас этим заняты энтузиасты - одиночки. Высоко оценивая их благородный порыв, надо все же сказать, что создание хорошего, эффективного учебника – сложный и слишком ответственный процесс.

С другой стороны, я глубоко убежден в том, что, говоря о русской школы Литвы, о воспитании в ней наших детей, следует иметь в виду сохранение и трансляцию более широкого контекста русской культуры. Русская школа Литвы не должна быть школой, просто дающей образование на русском языке. Не только язык обучения определяет ее специфику, но - содержание воспитания. Разумеется, возможность учиться на родном языке – уже само по себе великая ценность и обязательное условие в современном демократическом обществе. Но этого все же недостаточно. Языковой фактор не обеспечивает полной и достаточной самоидентификации личности. Он должен дополняться более широким культурным содержанием. Русская школа Литвы по своей сути многофункциональна: она должна давать учащимся современное качественное образование на родном языке, воспитывать образованных и культурных людей, должна гарантировать интеграцию своих воспитанников во все сферы общественной и культурной жизни страны и Европейского сообщества; должна формировать уважение и любовь к родному краю. Кстати, со всеми этими задачами она успешно справляется. Но при этом у русской школы Литвы есть особая, чрезвычайно важная миссия, без осуществления которой теряется смысл ее бытия. Эта миссия состоит в том, что она должна осуществлять национально-культурное воспитания молодежи, то есть приобщать подрастающее поколение русской общины Литвы к богатствам родной – русской – культуры, внесшей огромный вклад в общечеловеческую цивилизацию трудами своих ученых, писателей, художников, музыкантов, мыслителей и святых подвижников. Она должна давать нашим детям знание отечественной культуры: литературы, поэзии, изобразительного искусства, музыки, архитектуры, религиозной мысли и духовной жизни; и не только давать ее знание, но и формировать чувство причастности к ней и ответственности за ее сохранение и развитие. Русская школа обязана  воспитывать чувство любви и причастности к отечественной истории, тем самым способствовать сохранению национально-культурной самобытности наших детей и внуков. Нельзя допускать, чтобы из стен школ выходили «иваны, родства не помнящие», не знающие процесса и содержания тысячелетнего творческого пути родной культуры, не ведающие о делах и свершениях своих предков. Если школа не дает им этого, то она обедняет и обкрадывает своих воспитанников, не выполняет своей задачи. Для реализации этой миссии в русских школах должна изучаться не только русская словесность, но, в первую очередь, русская история и пласты русской культуры: живопись, архитектура, музыка, основы православия и национальной философской мысли. Иначе произойдет неизбежная утрата русской общиной Литвы своих корней, истоков, понимания своего прошлого и настоящего, а, следовательно, – произойдет и исчезновение самой общины. И мы это уже видим: там, где просто осуществляется стандартизированное общее обучение, где отсутствует национально-культурное воспитание, - там в среде детей и подростков происходят процессы либо маргинализации, либо аккультурации.

К сожалению, русская школа Литвы не реализует эту миссию. Во многих школах национально-культурное воспитание учеников не осуществляется, или осуществляется из рук вон плохо, и дети не знают ни родной истории, ни достижений отечественной культуры. Заходя в некоторые школы, порой даже не понимаешь, где ты оказался: в литовской школе или в школе с русским языком обучения. Администрация некоторых школ с гордостью, как о великом достижении, сообщает о переводе преподавания отдельных предметов на литовский язык. Хотя никто этого не требует. Но эта «упреждающая лояльность», особенно присущая администрации школ, играет очень вредную роль. Стремясь быть «католиками более чем Папа», руководители школ зачастую сами лишают школы национальной специфики. А педагогические коллективы часто боятся противопоставить им свое мнение.

Русская школа скоро столкнется с еще одной очень серьезной проблемой: нехваткой учителей. Уже сейчас в русских школах очень мало молодых педагогов. И когда уйдет «старая гвардия» учителей, боюсь, уже некому будет учить наших детей, даже в сохранившихся русских школах. Подготовка же педагогических кадров в Литве не учитывает национальную специфику и особенности воспитательной работы в русских школах, ментальность учеников. Единственный выход: добиваться права и возможности целевой подготовки педагогов для русских школ Литвы в ведущих педагогических университетах России с последующим их трудоустройством в Литовской Республике, так как это практикуется в странах Евросоюза, имеющих традиционные национальные общины, например, - в Дании и Германии. Это очень непростая задача, но за ее решение нужно браться незамедлительно!

Русская школа в Литве сейчас напоминает лягушку, оказавшуюся в кувшине с молоком. От того, насколько энергично она будет «барахтаться», бороться и действовать, зависит, выживет ли, сохранится ли она! А, следовательно, - будет ли русская община Литвы воспроизводиться в своем культурном качестве. Надо сказать, что педагоги русских школ, сознавая свою ответственность за будущее русской общины и культуры, стараются, чтобы русская школа сохраняла свою национально-культурную специфику. Делают они это вопреки официальной политике и, порой, наперекор воле школьной администрации. Но силы слишком не равны! С одной стороны – целое государство с его возможностями и ресурсами, с другой – усилия отдельных педагогов и небольших общественных педагогических организаций. И, все же, несмотря на это, мы добиваемся, чтобы государственные учебные планы предусматривали и предоставляли возможность изучения русской истории и культуры в наших школах. Литва, по-видимому, – единственная страна на постсоветском пространстве, где министерством просвещения и науки утверждена программа по русской истории и издан учебник русской истории «Свеча горящая», рекомендованные к использованию в школах с русским языком обучения. Педагогами школ и учеными Вильнюсского университета разработан комплекс учебников по русскому языку и русской литературе для основной и средней школы (5 – 10 и 11-12 классы). В Литве действует Ассоциация учителей русских школ, которая координирует работу учебных заведений, является партнером Российских программ по поддержке соотечественников в сфере образования. В русских школах Литвы проводятся разнообразные фестивали, викторины по русской истории и культуре, дни славянской культуры. Все это помогает сохранять национально-культурные традиции. Но, конечно, эти мероприятия могут дать эффект лишь при наличии постоянной и систематической работы школ по национально-культурному воспитанию, направленной на сохранение и воспроизводство русской общины Литвы.


Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
Copyright ©1996-2019 Институт стран СНГ