Внимание! Вы находитесь на старой версии сайта "Материк". Перейти на новый сайт >>> www.materik.ru

 

 

Все темы Страны Новости Мнения Аналитика Телецикл Соотечественники
О проекте Поиск Голосования Вакансии Контакты
Rambler's Top100 Материк/Аналитика
Поиск по бюллетеням
Бюллетень №51(01.05.2002)
<< Список номеров
НА ПЕРВОЙ ПОЛОСЕ
В ЗЕРКАЛЕ СМИ
УКРАИНА
БЕЛОРУССИЯ
МОЛДАВИЯ И ПРИДНЕСТРОВЬЕ
СРЕДНЯЯ АЗИЯ И КАЗАХСТАН
ЗАКАВКАЗЬЕ
ПРОБЛЕМЫ ДИАСПОРЫ
ПРАВОВАЯ ИНФОРМАЦИЯ
ФОРУМ
Страны СНГ. Русские и русскоязычные в новом зарубежье.

К итогам ашхабадского саммита Прикаспийских государств



“Gazeta SNG”,
22 апреля 2002

Каспийский диалог: без циркуля и линейки

Павел Мартынов

Сегодня Ашхабад стал центром каспийских мероприятий. Завтра в столице Туркмении открывается двухдневный саммит президентов Азербайджана, Ирана, Казахстана, России и Туркмении, а сегодня заместители глав внешнеполитических ведомств этих государств проводят заключительные консультации, приуроченные к встрече на высшем уровне. В частности, в центре внимания рабочей группы каспийской пятерки – подготовка итогового документа саммита, который условно называется "декларацией".

Было бы ошибкой считать, что с подписанием этого документа станет возможным расставить все точки над "i" и, тем самым, окончательно урегулировать основную на сегодняшний день проблему правового статуса Каспия. Стоит напомнить, что и сами прикаспийские государства смотрят на итоги встречи на высшем уровне отнюдь не сквозь розовые очки. Информация о том, что в ходе саммита не удастся преодолеть противоречия относительно правового статуса водоема, поступала практически из всех стран пятерки, причем озвучивали ее лица, непосредственно занимающиеся каспийской проблематикой.

Вместе с тем в ходе подготовки к саммиту опять-таки практически из всех столиц пяти государств стали звучать намерения не ограничиваться лишь обсуждением пресловутого статуса, но и уделить не меньше внимания вопросам экологии, судоходства и другим проблемам взаимодействия в рамках водоема. Так, по мнению официального Ашхабада, "результативность саммита не будет целиком и полностью зависеть от решения проблемы правового статуса Каспия, который не может быть определен одномоментно". Главный смысл саммита, как считают в Ашхабаде, заключается в том, чтобы, "образно говоря, не циркуль и линейка определяли в будущем взаимоотношения пяти государств и народов, а согласованная политическая платформа сотрудничества, базовые принципы которого и предстоит выработать президентам".

Кроме того, по мнению экспертов, важным прорывом в переговорах пятерых президентов может стать и то, что им удастся сблизить позиции в решении вопроса по статусу моря и дать четкие указания, как дальше вести переговоры по этой проблеме.

В этом смысле некий оптимизм вселяет то обстоятельство, что за последний год ряду стран – Азербайджану, Казахстану и России – удалось прийти к консенсусу в каспийском вопросе. Напомним, что правовой статус Каспийского моря пока регулируется советско-иранскими договорами от 1921 и 1940 годов, которыми был установлен режим свободы судоходства и рыболовства (за исключением 10-мильной прибрежной зоны), а также предусматривается запрет плавания судов под флагами некаспийских стран. Примечательно, что вопросы недропользования и природоохранной деятельности договорами не регулируются. Одним словом, советско-иранскими документами предусматривается общее пользование этими двумя государствами и дна, и акватории моря. Поэтому, когда с распадом Советского Союза число прикаспийских государств увеличилось с двух до пяти, назрела необходимость принятия нового правового статуса водоема.

Пока, как уже отмечалось, свои позиции сблизили только Москва, Астана и Баку. Они выступают за разграничение дна Каспийского моря между сопредельными и противолежащими прикаспийскими государствами по модифицированной срединной линии в целях осуществления ими суверенных прав на недропользование (так называемая ресурсная юрисдикция) при сохранении в общем пользовании водного пространства, обеспечении свободы судоходства, согласованных норм рыболовства и защиты окружающей среды. Эта компромиссная инициатива, напомним, исходила из Москвы, которая первоначально выступала категорически против раздела Каспия на национальные сектора, поскольку это потребовало бы коренного пересмотра сложившегося за 70 лет правового режима хозяйственного использования водоема. Кроме того, это позволило бы прикаспийским странам установить в своих секторах угодные им порядки, что могло бы, в свою очередь, привести к территориальным спорам и даже конфликтам.

Иран, который предлагает сохранить Каспий в общем пользовании по принципу кондоминиума, заявляет о готовности согласиться с разделом водоема на национальные сектора, но при условии, что каждому прибрежному государству будут выделены сектора одинаковой площади (по 20%). Туркмения, по крайней мере до последнего момента, занимала позицию в пользу секторального деления дна водоема и его водной толщи, в соответствии с Конвенцией ООН по морскому праву. При этом Ашхабад предлагает выделить в центре Каспия 20-мильную зону для свободного судоходства.

Однако, как сообщает "Туркмен-Пресс", на предстоящем саммите прикаспийских государств президент Туркмении Сапармурат Ниязов выступит с рядом новых предложений, касающихся разграничения водной поверхности, режима судоходства, использования биоресурсов, других аспектов деятельности на Каспии. По мнению Туркменбаши, сегодня пятистороннему взаимодействию на Каспии необходимо "придать характер подлинного сотрудничества, перевести саму идеологию взаимоотношений государств на качественно иные принципы, соответствующие реалиям дня, отвечающие новым условиям, в которых живут народы и государства Каспийского бассейна".

Основой же позиции Туркмении, подчеркивают в Ашхабаде в преддверии саммита, является твердая убежденность в том, что все важнейшие принципиальные решения на Каспии должны приниматься на пятисторонней основе, с учетом мнения каждого без исключения государства. Только такой подход позволит обеспечить результативность переговорного процесса, избежать противостояния, возникновения конфликтных ситуаций в будущем, создать условия для подлинного добрососедства и сотрудничества наших стран и народов. Из этого вытекает тезис, которым руководствуется Туркмения и в своих двусторонних отношениях на Каспии: они могут осуществляться, если не ущемляют интересов третьей стороны, и если их направленность не нарушает общего баланса пятистороннего взаимодействия. В этом смысле Ашхабад не приемлет саму идеологию противостояния на Каспии, создания "союзов", "блоков" одних против других.

Другой принципиальный вопрос, который будет затрагиваться президентами Азербайджана, Ирана, Казахстана, России и Туркмении, - принадлежность спорных месторождений. Напомним, что такая проблема существует между Ираном и Азербайджаном и между Азербайджаном и Туркменией. Напомним, что в июле прошлого года спор между Тегераном и Баку по поводу принадлежности углеводородных структур Алов - Араз – Шарг (Алборс – иранский вариант названия структур) чуть было не привел к началу боевых действий на Каспии. Можно предположить, что Азербайджан и Иран все смогут в дальнейшем избежать "острые углы" этой проблемы. Накануне отъезда на саммит в Ашхабад президент Азербайджана Гейдар Алиев провел встречу с послом Ирана в Баку Ахадом Газаи. Алиев высказал мнение, что предстоящее совещание глав государств станет началом нового этапа регионального сотрудничества. Показательно, что в рамках саммита пройдет двусторонняя встреча Гейдара Алиева с президентом Ирана Мухаммадом Хатами, а в мае лидер Азербайджана совершит поездку в Иран.

С Ашхабадом Баку не может договориться по трем спорным месторождениям – "Азери" ("Хазар"), "Чираг" ("Осман") и "Кяпаз" ("Сердар"). Как азербайджанская, так и туркменская стороны считают первое месторождение полностью своим. Аналогичного принципа Баку придерживается в отношении "Чирага", а Ашхабад – "Сердара". В отношении последнего Баку последовательности не проявляет, а Ашхабад считает, что "Осман" принадлежит ему частично.

Надо признать, что Ашхабад занимает жесткую позицию в этом вопросе, считая, что государственных границ как таковых на Каспийском море никогда не было и пока нет. Потому до определения правового статуса моря при варианте его раздела на национальные сектора спорные участки не могут быть кому-то принадлежать по определению, а потому быть объектом односторонних разработок, исследований и использования. В случае если их национальную принадлежность не удается определить на основе двусторонних переговоров, Туркмения подтверждает свое намерение подать на Баку в Международный суд, другие международные специализированные структуры, как это принято в мировой практике при возникновении подобных ситуаций. Такой подход основывается на общепризнанных нормах международного права, базовых принципах уважения суверенитета и национального достоинства государств, зафиксированных в Уставе ООН.

Количество нерешенных проблем свидетельствует о том, что в ходе каспийского саммита разразятся нешуточные споры. Однако, как гласит известная пословица "в споре рождается истина". Тем более что на завтрашней встрече впервые прикаспийские страны будут представлены их президентами, которые будут иметь возможность вместе обсудить будущее Каспия.




“Время новостей”.,
24 апреля 2002

На Каспии "пахнет кровью"

Аркадий Дубнов

Встреча "пятерки" началась с разногласий

То, что открывшийся вчера в Ашхабаде каспийский саммит обречен стать не больше чем новой оказией для двухсторонних встреч лидеров пяти государств региона, никто не сомневался. Но вряд ли кто-то мог предположить, что главная проблема Каспия - напряженные отношения между отдельными прибрежными странами - может публично обнажиться уже в ходе пленарных встреч "пятерки". Впрочем, особенности ашхабадского саммита, которые могли озадачить некоторых его участников, обозначились уже в протокольных деталях встречи.

К примеру, президента Азербайджана Гейдара Алиева в ашхабадском аэропорту в отличие от других президентов встречал не вице-премьер, а лишь министр культуры. А выступления президентов, которые предполагались в алфавитном порядке, что привело к первенству Азербайджана, оказались выстроены в обратном порядке, то есть азербайджанский лидер оказался последним. Очевидно, на это обратили внимание в окружении господина Алиева... Кроме того, единственным президентом, с которым у Сапармурата Ниязова не предусмотрено двухсторонней встречи, оказался все тот же Гейдар Алиев. Ни для кого не секрет, что азербайджано-туркменские отношения, как и ирано-азербайджанские, являются одним из главных препятствий на пути к каспийскому консенсусу. Тем не менее Баку и Тегеран ведут постоянный дипломатический диалог, что напрочь отсутствует между Ашхабадом и Баку.

Официальная часть саммита, на которую были допущены вчера журналисты, поначалу не предвещала сенсаций. Владимир Путин обратил внимание на "отсутствие аллергии" у России на многовариантность маршрутов каспийских энергоносителей - главное, чтобы выбор определялся экономическими критериями без вмешательства политики. Президент Ирана Мохаммад Хатами повторил свою позицию о необходимости делить море на пять равных частей и предостерег от работ по освоению ресурсов в той одной пятой части, которую Иран считает своей. Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев говорил о том, что все больше каспийских государств склоняется к принципу срединной линии при разделе Каспия.

А Гейдар Алиев начал свою речь с воспоминания о выдающейся роли азербайджанских нефтяников в советской истории освоения водоема, отметив, что административное деление советских республик на Каспии в точности совпадает со срединной линией, которую предполагается провести между национальными секторами новых каспийских суверенов. При этом г-н Алиев заметил, что если консенсуса по разделу достичь не удастся, это не должно помешать освоению согласно "уже сложившейся практике".

В этот момент журналистов должны были попросить из зала, чтобы оставить "каспийскую пятерку" в узком составе. Однако внезапно слово взял хозяин г-н Ниязов и, слегка сломав протокол, при полном скоплении прессы, вступил в полемику с "самым опытным дипломатом и другом" г-ном Алиевым. Туркменбаши попросил его не ссылаться на советские времена, обосновывая свои претензии на азербайджанский сектор моря еще до определения его нового статуса. Более того, он призвал Алиева отказаться от освоения месторождений в центре Каспия, на которые претендует и Туркмения. Поскольку русский язык господина Ниязова не всегда позволяет точно судить о ходе его мыслей, то лучше привести его цитату, обращенную к господину Алиеву: "Делаются разные декларации, потом захватываются территории и ничего не делается, но также нельзя..." "Иначе кровью пахнет", - добавил Туркменбаши и предложил создать совет президентов каспийских государств, чтобы не допустить такого развития событий. Сам Туркменбаши предложил до следующего саммита (а то, что они теперь будут ежегодными, дело почти решенное) возглавить этот совет.

Украшением вчерашнего дня стало подписание российско-туркменского договора о дружбе и сотрудничестве, который заменит предыдущий договор 1992 года. А в знак того, что господин Ниязов "болеет душой за Россию", сегодня он обещал подарить Путину своего лучшего ахалтекинского коня. Российский президент должен выбрать его сам из конюшни в две дюжины лошадей.




“Независимая газета”,
25 апреля 2002

Пять президентов, шесть мнений и один скандал.

Людмила Романова

Лидеры прикаспийских государств не сумели договориться на саммите в Ашхабаде

Первый саммит каспийской пятерки закончился совсем не так, как ожидали накануне. Единственным его результатом стала готовность в таком же формате - Россия, Казахстан, Туркмения, Азербайджан и Иран - и дальше продолжать обсуждения проблем Каспия. Подписание совместной декларации, анонсировавшееся всеми сторонами как одна из главных целей переговоров, так и не состоялось.

В первый день саммита представители российской делегации говорили, что даже если в декларацию попадут самые общие слова, "хоть по осетру" - это уже будет успех: "С чего-то надо начинать, а потом отталкиваться от того, о чем договорились".

Текст декларации "не пошел" с самого начала. За два часа до ее предполагаемого подписания хозяин встречи Сапармурат Ниязов констатировал: "Конкретных решений пока не получается, а пустой документ зачем принимать? У нас еще есть время, чтобы его доработать". Но времени на доработку не хватило, хотя переговоры и продолжались на полтора часа дольше, чем планировали.

Со слов Сапармурата Ниязова, сказанных за час до начала второго раунда переговоров, можно предполагать, что произошло за закрытыми дверями. Туркменбаши сокрушался, что "вчера договорились об одном, а сегодня на бумаге получилось совсем другое". В частности, были сняты предложения по прибрежной зоне. Ниязов остался недоволен и форматом последующих встреч, он предлагал создать совет прикаспийских государств с поочередным председательством всех лидеров каспийской пятерки, "а стороны предлагают ежегодный саммит, но там нет ответственности, а в совете есть".

По данным Financial Times, дискуссия за закрытыми дверями действительно была жаркой. Хозяин встречи Ниязов, который конфликтует с Азербайджаном по поводу прав на ряд нефтяных месторождений в центре Каспийского моря, предупредил, что если вопросы Каспия не удастся решить мирным путем, в Каспийском море может "запахнуть кровью". Ему вторил Нурсултан Назарбаев, который также призвал избежать превращения Каспия в "зону конфликта".

Путин же высказался за разделение только морского дна, тогда как воды должны быть оставлены свободными для рыболовства и навигации и похвалил соответствующие соглашения России с Азербайджаном и Казахстаном. Но с ним не согласился президент Ирана Мохаммад Хатами, который не поощряет односторонних инициатив. Он также подтвердил свою прежнюю позицию, что Иран может претендовать по меньшей мере на 20% Каспия, хотя его береговая линия составляет всего 14% общей длины.

Выйдя из-за закрытых дверей, лидеры стран должны были исправлять ситуацию на ходу. Владимир путин заявил, что "дух взаимодействия был очень конструктивным, мы договорились продолжать консультации по всем азимутам нашего сотрудничества". Мохаммад Хатами утверждал, что "никто не ожидал, что за одни сутки мы решим все вопросы", а Гейдар Алиев благодарил хозяина встречи за хорошие условия работы.

Единственным, кто честно намекнул, что же произошло на самом деле, оказался Нурсултан Назарбаев: "Проблем оказалось больше, чем ожидали. Теперь есть проблемы - и есть над чем работать".

К неудовольствию главы "Газпрома" Алексея Миллера определенности не удалось добиться от Туркмении и по вопросу газового альянса. Туркменбаши заявил: "Определим рынок, трубу, гарантированную цену - тогда согласимся". Сделать это, вероятно, будет не намного проще, чем решить проблему Каспия. В пакете с альянсом Ашхабад хотел бы получить и конкретные соглашения о поставках туркменского газа в Россию, подписать которые пока не удается. Ниязов считает, что до того, как поставки были прекращены, "Газпром" выигрывал на туркменском газе 50 долларов с каждой тысячи кубометров. По его мнению, сегодняшняя ситуация невыгодна прежде всего Москве: дефицит российского газового бюджета - 40 млрд. кубометров и, если бы он пополнялся из Туркмении, это было бы в полтора раза дешевле, чем осваивать сложные северные месторождения. Алексей Миллер комментировать ситуацию наотрез отказался.

Проблемы, объем которых так озадачил президентов, вообще-то возникли не вчера. О них на протяжении почти двух лет говорили участники специальной группы по Каспию. Да и сроки самого "исторического" саммита переносились года полтора. Как утверждают представители российской делегации, близкие к переговорам, стороны так и не смогли определиться в том, какой юридический подход к каспийской проблеме считать главным. Есть российско-иранские договоры от 1921 и 1940 годов, фиксирующие совместное пользование ресурсами Каспия. На их приоритетности настаивал в первую очередь Иран. Но относительно недавно у России появились двухсторонние соглашения с Казахстаном и Азербайджаном, в которых дно Каспия предлагается делить по срединной модицифированной линии.

Были разногласия и в видении первоочередных шагов, которые "пятерке" следовало предпринять. Россия исходила из того, что к компромиссу нужно двигаться через двусторонние договоренности, а уже достигнув определенного согласия, перейти к определению статуса Каспия. Для Москвы это был действительно оптимальный вариант, во многом благодаря крупным запасам, обнаруженным в северной части Каспия. Кроме того, российские компании работают в Казахстане и Азербайджане, отношения с которыми удалось уладить.

Туркмения, напротив, исходила из принципа "сначала статус, потом добыча". Вчера это повторял Ниязов: "Без статуса ничего нельзя решить". А затягивание с этим вопросом - нечто иное, как желание поставить Ашхабад перед фактом: деньги уже затрачены - они должны окупаться. Речь идет о месторождениях Азери и Чираг, на которых вопреки возражениям Ашхабада, апеллирующим к международным инстанциям, закрепился Азербайджан при активном содействии западных и не без участия российских кампаний. Исходя из этого Туркмении выгодно законсервировать ситуацию, пока ресурсы, на которые она претендует, не выкачаны другими. Вчера Ниязов фактически репетировал свой обвинительный монолог в адрес иностранного капитала: "Если западные компании туда деньги вложили - это их проблема. Они же все грамотные".


Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
Copyright ©1996-2020 Институт стран СНГ