Внимание! Вы находитесь на старой версии сайта "Материк". Перейти на новый сайт >>> www.materik.ru

 

 

Все темы Страны Новости Мнения Аналитика Телецикл Соотечественники
О проекте Поиск Голосования Вакансии Контакты
Rambler's Top100 Материк/Аналитика
Поиск по бюллетеням
Бюллетень №191(15.05.2008)
<< Список номеров
ВЗЕРКАЛЕ СМИ
СПОР О СТАТУСЕ СЕВАСТОПОЛЯ В КАНУН ЮБИЛЕЯ ЧЕРНОМОРСКОГО ФЛОТА
ЖИЗНЬ ДИАСПОРЫ
ПРОГРАММА ПЕРЕСЕЛЕНИЯ СООТЕЧЕСТВЕННИКОВ
БЕЛОРУССИЯ
УКРАИНА
МОЛДАВИЯ И ПРИДНЕСТРОВЬЕ
ЗАКАВКАЗЬЕ
СРЕДНЯЯ АЗИЯ И КАЗАХСТАН
НАМ ПИШУТ
Страны СНГ. Русские и русскоязычные в новом зарубежье.


Полюби соотечественника своего

Калужские власти придумали способ, как вызволить из бюрократической паутины сотни тысяч измученных переселенцев

"Российская газета" - Федеральный выпуск №4643 от 19 апреля 2008 г.

 Лидия Графова

Легальность существования для мигрантов России - проблема номер один.

 Калужская область - один из 12 пилотных регионов, включенных в знаменитую программу добровольного переселения. По этой программе сюда прибыло 127 семей. Всего лишь. Между тем, как выявил случайный мониторинг, не одна сотня никем не учтенных переселенческих семей давным-давно живет в калужской глубинке, не имея ни гражданства, ни элементарных человеческих прав.

Мониторинг посредством миллиона

Хорошо, что в Калужском Законодательном собрании есть такой неуемный депутат, как Татьяна Котляр. Для нее проблемы мигрантов - родная трагедия.

Но вот в прошлом году у Котляр появился в распоряжении целый миллион. Не долларов, конечно. Это так называемый депутатский миллион - из средств, которые закладывает в свой бюджет Калужская область. И каждый депутат может потратить деньги по собственному усмотрению. На самые горячие людские нужды. Котляр, разумеется, решила адресовать свой миллион на материальную помощь беженцам и вынужденным переселенцам. В конце года вдруг узнала, что эти деньги остались почти невостребованными. Как так? Она быстро разослала объявления во все районные газеты, специально указав: "Обращаться за помощью могут все остро нуждающиеся переселенцы, независимо от того, есть или нет у них регистрация, статус или гражданство".

- В ответ на меня хлынула лавина. Не за деньгами обращались, представьте. В основном люди просили помочь с легализацией.

Вот так он и начался, тот стихийный мониторинг. И еще не закончился. В моем почтовом ящике каждую неделю - несколько новых писем с обратным адресом: "Законодательное собрание Калужской области...". Котляр присылает мне только те жалобы, по которым не смогла добиться толку на месте. И еще те, на которые получены формальные отписки из ФМС России. На ее депутатском бланке каждый раз - ходатайство на имя директора ФМС Ромодановского. А мне - записка от руки: "Вручить многоуважаемому Константину Олеговичу лично".

Дело в том, что удавалось не раз во время интервью с генералом вручить ему пачку тупиковых жалоб, и они тут же, в моем присутствии, благополучно разрешались.

Про трагедию "нелегалов поневоле" я не раз писала на страницах "РГ". Кому-то эти публикации помогают, но чиновники, руками которых творятся издевательства, как правило, остаются безнаказанными. И продолжают в том же духе. У них есть мощное алиби: они действуют согласно букве Закона, подчиняясь своим многочисленным, порой человеконенавистническим инструкциям. Давно стало очевидным, что наше невнятное миграционное законодательство дает простор для чиновничьего беспредела.

Сейчас Комитет Госдумы по делам СНГ и связям с соотечественниками начал важное дело - разрабатывает поправки в законы о гражданстве и о правовом положении иностранных граждан. Один только перечень поправок занимает 13 страниц.

И вот Законодательное собрание Калужской области выступило с замечательной инициативой, которая может быстро вызволить из бюрократической паутины сотни тысяч измученных переселенцев.

Все семьи "нелегалов" несчастливы одинаково

Шатова Светлана с двумя малыми детьми приехала из Узбекистана еще в сентябре 1992 года. Сначала - в село Белый Колодезь Тульской области, где у нее родился третий ребенок. Поскольку узбекского гражданства она не принимала, то считала себя и своих детей гражданами России. Жила по советскому паспорту. В 2002-м переехала в калужскую деревню Хитрово. Если до этого у нее с детьми имелась постоянная прописка, то теперь в бывшем сельском клубе, куда их поселили, зарегистрироваться было невозможно. А в 2002-м случился в клубе пожар и Шатова осталась без паспорта. Ее дети тоже - без всяких документов. В паспортном столе сказали, что теперь новый закон и ей придется начинать с вида на жительство, а для этого пусть достанет справку, что она действительно не чужая гражданка. Четыре раза ездила в Москву, с ночи выстаивала очереди в Узбекское посольство (по отзывам переселенцев, это - "неприступная Бастилия"). А когда принесла, наконец, эту справку, ей сказали, что и детям, оказывается, нужны такие же. Но ведь некогда, да и не на что ей без конца в Москву ездить. Шестнадцатый год работает она в России дояркой.

Семья Старостиных переселилась из Кыргызстана в калужскую деревню Воронино в 1993-м. Привезли пятерых детей. Отец и мать получили гражданство еще в Бишкеке, в российском посольстве. В 1994-м уже в России им выдали паспорта и вкладыши на детей. 15 лет жили как полноправные граждане, вырастили детей, построили дом. Один из сыновей успел отслужить в армии. И вдруг в прошлом году при повторном, кстати сказать, обмене паспортов им заявили, что двое старших сыновей (в том числе тот, что два года исполнял свой гражданский долг перед Родиной) - не граждане. Якобы при переезде надо было указать, что отец семейства не родной для старших сыновей, а всего лишь отчим.

У беженки из Таджикистана Натальи Хорошиловой тоже пятеро детей. В деревне Абрамовское Боровского района они обосновались в 1996-м. Имеют постоянную прописку. Живут безвыездно. Хорошилова давным-давно хлопочет о гражданстве, но ни ей, ни ее детям российских паспортов не дают. Требуют бумажку, которая у Натальи не сохранилась - свидетельство о регистрации брака с мужем. С погибшим мужем. Отец ее детей был убит еще во время гражданской войны в Таджикистане.

Наталья, в девичестве Хозикова, теперь - Эгамбердиева, имела несчастье вместе с мужем выехать на шесть лет в Узбекистан. В 1997-м семья (уже с тремя детьми) вернулась в калужский поселок Кудиново, где Наталья жила до замужества со дня своего рождения. Подали заявление на гражданство. И тут произошел казус: ее мужу Эгамбердиеву российский паспорт дали, а уроженке Наталье - нет. Обнаружили, что ее узбекский паспорт просрочен. Дети, вписанные в ставший недействительным паспорт матери, тоже "зависли" в правовой невесомости. Отец, ставший законным гражданином РФ, мог, конечно, оформить гражданство своим детям. И начал было хлопотать. Но не успел. Внезапно умер. И теперь семья, где трое несовершеннолетних, осталась без всяких средств к существованию.

Спрятавшись за букву...

Всем этим несчастным, повторяю, депутат Котляр уже пыталась помочь, доказывала миграционной службе очевидное: ведь эти давние переселенцы привезли с собой самый дорогой капитал - детей, пополнив иссякающий демографический ресурс области. Все равно же они от нас никуда не денутся, зачем же их годами мучить? Ее отсылали к букве Закона.

Например, по поводу тех Старостиных, чей сын, отслужив в Российской армии, вдруг оказался негражданином, заместитель начальника отдела Калужского УФМС Т. Цыганова отвечает: "Поскольку отчим до переезда не усыновил двух старших детей, им теперь необходимо подать заявление об установлении личности. После чего оформить вид на жительство для лиц без гражданства. Для этого необходимо предоставить справку об отсутствии гражданства Республики Кыргызстан. После чего можно подавать заявление о приобретении гражданства РФ в установленном законом порядке".

Этот общий порядок занимает около семи лет и требует добывания массы дорогостоящих справок. А на финише нужно еще представить сведения о своей кредитоспособности. Если нет денег на сберкнижке, гражданство не получишь.

Почему миграционные чиновники так ненавидят своих подопечных? Неужели им нравится загонять переселенцев в ненасытную бюрократическую мясорубку, которая будет годами перемалывать человеческие судьбы?

"...Даже если формально все правильно, по существу это издевательство, - напоминает депутат чиновникам знаменитые слова Ленина. - Ведь не сами же дети Старостиных присвоили себе российское гражданство 14 лет назад".

А о той Наталье Эгамбердиевой, у которой умер муж, оставив ей узбекскую фамилию и троих детей, врио начальника УФМС Калужской области Н. Ильин сообщает: поскольку срок действия ее национального паспорта истек, она, оказывается, не имеет права "въезжать, находиться и передвигаться по территории стран Соглашения" (имеется в виду двустороннее Соглашение между Узбекистаном и Россией). То есть ни там, ни тут и шага не ступи. Дорога, значит, одна - в космос. Впрочем в конце на голубом глазу дается "добрый" совет: "Несовершеннолетние дети имеют право приобрести гражданство РФ в упрощенном порядке... по заявлению отца, имеющего гражданство РФ".

Да они же просто не читают ни наших ходатайств, ни газетных публикаций! Вот если бы директор ФМС приказал - засуетились бы и нашли выход.

Давно пытаюсь понять: ну, почему миграционные чиновники так ненавидят своих подопечных? Неужели им нравится загонять переселенцев в ненасытную бюрократическую мясорубку, которая будет годами перемалывать человеческие судьбы? Ведь и себе же дороже: отвечай потом на жалобы, выслушивай стоны... Может быть, все дело в трусливой перестраховке? Пожалеешь, мол, приезжего, тебя же потом за твою доброту и накажут, еще заподозрят, что получил взятку. Да, самый распространенный мотив, руководящий глумливыми придирками сверхревностных блюстителей закона, хорошо известен: надо довести человека до отчаяния, чтобы правдами-неправдами сорвать "мзду". Но тут-то, когда терзают полунищих новожителей Калужской глубинки, какая может быть корысть?

Хоть саму программу переселенцев спасти

Про необходимость срочной иммиграционной амнистии для "нелегалов поневоле" эксперты и правозащитники твердят уже шесть лет. После введения в 2002-м нового миграционного законодательства больше миллиона переселенцев, по экспертным оценкам, "выпали из правового поля". Это не мое выражение. Так президент Путин еще в 2003-м выразил свою тревогу о судьбе этих нужных России соотечественников. И тогда в закон о гражданстве была введена (на три года) поправка, дающая некоторые преимущества соотечественникам-"иностранцам" в сравнении с настоящими иностранцами. Но и эту весьма узкую щель быстро обложили шипами взяткоемких инструкций. Пришлось дважды продлевать срок ее действия. Последний бой Госдумы с ФМС состоялся в минувшем декабре. Конечно, как-то несолидно то и дело "латать" поправками государствообразующий закон о гражданстве.

А в цивилизованных государствах, когда скапливается большое количество мигрантов, которых невозможно легализовать по обычной сложной процедуре, объявляют простейший способ легализации - ту самую иммиграционную амнистию. Почему у нас она не проводится - отдельный разговор. Сейчас упомяну только, что на первый вопрос, который обычно задается оппонентами: сколько их, "застрявших" и как же их посчитать? - дает ответ случайный мониторинг, который провела депутат Котляр. Да стоит только их кликнуть (кроме районных газет, еще действеннее объявление по радио, не говоря уж о ТВ), "нелегалы" сами объявятся из самых далеких глубинок.

Так вот с каким предложением обратилось Законодательное собрание Калужской области к председателю правительства РФ В. Зубкову:

"В целях реализации Государственной программы по оказанию содействия добровольному переселению... дополнить "Положение об организации работы с соотечественниками...", утвержденное постановлением правительства РФ от 25 июня 2007 г. N 403, нормой, позволяющей рассматривать заявления о выдаче свидетельства участников государственной программы ... лицам, въехавшим на территорию России до начала действия программы. Таким образом, мы предлагаем исключить необходимость выезда за пределы РФ с целью оформления документов, необходимых для участия в программе".

Суть в том, что для участников программы уже разработан и в ближайшее время будет узаконен очень простой механизм принятия гражданства РФ. Обещают, что он потребует - трудно представить - всего лишь три месяца! Быстрое, без заморочек получение гражданства - единственная реальная льгота, которая может привлечь добровольцев ехать не туда, куда им хочется, а туда, куда государство укажет. Однако калужские бедолаги, хоть и приехали (добровольно!) в обезлюдевшие деревни и села, где их рабочие руки, конечно, нужны, воспользоваться льготой на месте не могут. Им для этого надо бросить своих детей, больных стариков и недоенных коров и ехать в страну, которую покинули кто восемь, кто одиннадцать, кто шестнадцать лет назад. Встать там в очередь в российское посольство, заполнить длиннющую анкету и неизвестно сколько ждать свидетельства участника...

Обращение Калужского ЗС, судя по предварительным отзывам, ни у кого не вызывает возражений. И не требует, что важно, тех финансовых затрат, что предусмотрены в программе - оплаты проезда, контейнеров, компенсаций... Боже мой, да ведь "выпавшие из правового поля" ничего у родного государства не просят. Молят об одном: легализуйте нас!

Между тем по программе добровольного переселения вместо ожидавшихся в прошлом году 50 тысяч в Россию приехало всего несколько сотен добровольцев.


Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
Copyright ©1996-2019 Институт стран СНГ