Внимание! Вы находитесь на старой версии сайта "Материк". Перейти на новый сайт >>> www.materik.ru

 

 

Все темы Страны Новости Мнения Аналитика Телецикл Соотечественники
О проекте Поиск Голосования Вакансии Контакты
Rambler's Top100 Материк/Аналитика
Поиск по бюллетеням
Бюллетень №200(25.08.2008)
<< Список номеров
НА ПЕРВОЙ ПОЛОСЕ
ВЕСТИ ИЗ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ДУМЫ
В ЗЕРКАЛЕ СМИ
ЗАКАВКАЗЬЕ
СРЕДНЯЯ АЗИЯ И КАЗАХСТАН
Страны СНГ. Русские и русскоязычные в новом зарубежье.


Крупнейший провал или время простых решений истекло

21.08.08

Владислав Лосев

Накануне встречи 19 августа в Сочи Александра Лукашенко и Дмитрия Медведева белорусская общественность находилась в  тревожном ожидании. И было, признаться, от чего. Ведь совсем недавно, в ходе последней кавказской войны официальный Минск проявил себя в отношении России далеко не лучшим образом, не как союзник и партнер по строительству Союзного государства, а как сторонний наблюдатель, который просто  выжидал – «чья возьмет?».

Складывалось впечатление, что белорусская власть в случае какой-то неудачи Российской Федерации на Кавказе готова была отречься от  своих союзнических обязательств, попрать национальные интересы Белоруссии и переметнуться в стан противников России.

Действительно, в Южной Осетии шла война, погибло две тысячи мирных граждан, десятки тысяч  стали беженцами, а ближайший союзник России, словно в рот воды набрал. Понятно, что все это вызывало серьезные вопросы  как в белорусском, так и в российском обществе. Более того, целый ряд российских СМИ открыто стал обвинять Лукашенко в предательстве.

И только через неделю после начала грузинской агрессии, уже после завершения военных действий, из Минска раздался слабый, хотя и вполне официальный отклик на  югоосетинские события. Причем  послание белорусского президента выглядело каким-то половинчатым. В нем выражалось соболезнование жертвам гуманитарной катастрофы (как будто на Цхинвал обрушилось стихийное бедствие типа землетрясения или цунами, а не снаряды, ракеты и бомбы грузинской артиллерии и авиации), но ни слова не говорилось о вызвавшем ее военном вторжении Грузии.

Все это производило довольно тягостное впечатление, которое усугублялось еще и тем обстоятельством, что обращение с соболезнованием появилось аккурат накануне встречи премьер-министров Белоруссии  и России по поводу цены на газ в 2009 году. Поэтому упомянутое соболезнование Лукашенко выглядело не как запоздалое, но все же сочувствие, а всего лишь как вымученная отговорка перед сложными переговорами.

После того, как встреча Владимира Путина и Сергея Сидорского завершилась для Минска ничем  (российский премьер-министр отправил коллег из Белоруссии утрясать все вопросы с Дмитрием Медведевым), стало понятно, что белорусскому президенту придется-таки объясняться насчет своего двусмысленного «скромного» помалкивания.

Итак,  президенты встретились. Оба на публике излучали радостные улыбки. Но если Дмитрий Медведев  являл облик уверенного в себе победителя и главы великой державы, то Александр Лукашенко скорее был похож на проштрафившегося подростка, которому удалось за свои проделки отделаться легким испугом.

Но не только, да и не столько выяснение отношений было целью встречи в верхах.  Есть основания полагать, что сочинские переговоры станут-таки поворотным пунктом в белорусско-российских отношениях. И совсем не потому, что, как сказал Лукашенко, «время простых действий и решений закончилось», под которыми он, очевидно, понимал проталкивание белорусских товаров на российский рынок и выпрашивание низких цен на энергоносители. И не потому, что по итогам переговоров было заявлено (в который уже раз) о намерении подписать соглашение о единой системе ПВО Союзного государства.

На встрече в Сочи пожалуй  впервые решение важнейшего для Белоруссии экономического вопроса (цена на газ) было поставлено в непосредственную зависимость от вопроса политического. Как сообщил по итогам переговоров помощник президента Российской Федерации Сергей Приходько, соглашение о единой системе ПВО будет подписано в начале сентября на заседании Высшего государственного совета Союзного государства. Ну а о ценах на энергоносители речь будет идти позднее.

Похоже, что белорусско-российское отношения окончательно избавляются от постсоветского синдрома попрошайничества и откровенного паразитирования и, наконец,  переходят в цивилизованное, то есть рыночное русло. Все становится прозрачно и понятно: «сначала деньги – затем стулья».

А теперь все же зададимся резонным вопросом: почему Александр Лукашенко так опростоволосился в истории с Южной Осетией? Почему ему фактически принародно пришлось откровенно выкручиваться перед Дмитрием Медведевым, воздавая ему хвалу за «очень спокойную, мудрую и красивую» операцию в Южной Осетии и Грузии.

На наших глазах произошел крупнейший провал всей белорусской политики на российском направлении. Ни МИД РБ, ни соответствующий ведомства и учреждения, ни Информационно-аналитический центр Администрации президента РБ не сумели не только создать для главы государства реальную картину происходящего в мире, но и выявить тенденции определяющие будущее международных отношений. Более того, у белорусской власти нет и ясного понимания процессов происходящих в Российской Федерации.  Многие ответственные лица  до сих пор пребывают в приятной для них иллюзии, что  Российская Федерация продолжает оставаться царством всеобщего «хаоса, пьянства и развала».

Придворные советники и аналитики своей «покладистостью» сослужили Лукашенко очень дурную службу, поставив его в крайне неловкой положение. Ведь, похоже, для белорусского президента, как и для Запада решительные и молниеносные действия России на Кавказе оказались полной неожиданностью.


Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
Copyright ©1996-2020 Институт стран СНГ