Внимание! Вы находитесь на старой версии сайта "Материк". Перейти на новый сайт >>> www.materik.ru

 

 

Все темы Страны Новости Мнения Аналитика Телецикл Соотечественники
О проекте Поиск Голосования Вакансии Контакты
Rambler's Top100 Материк/Аналитика
Поиск по бюллетеням
Бюллетень №200(25.08.2008)
<< Список номеров
НА ПЕРВОЙ ПОЛОСЕ
ВЕСТИ ИЗ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ДУМЫ
В ЗЕРКАЛЕ СМИ
ЗАКАВКАЗЬЕ
СРЕДНЯЯ АЗИЯ И КАЗАХСТАН
Страны СНГ. Русские и русскоязычные в новом зарубежье.

ЗАКАВКАЗЬЕ



Запад расколот

Эксперт Online, 19.08.08

Евгения Новикова

Грузия будет принята в НАТО обязательно. Но дата ее вступления целиком и полностью зависит от того, как поведет себя Россия в ближайшие часы, считает Александр Рар, эксперт Германского совета по внешней политике. В эксклюзивном интервью "Эксперту Online" он рассказал, как и почему европейские страны хотят принять участие в урегулировании кризиса.

— Александр, почему федеральный канцлер Германии Ангела Меркель поддержала Грузию в конфликте?

— Действительно, госпожа Меркель рискует серьезно испортить те серьезные партнерские стратегические отношения, которые были выстроены с Россией ее предшественниками. В Германии ее заявление спровоцировало много возмущения. В то же самое время, есть много ее сторонников. Запад расколот, очень серьезно расколот по вопросу о том, как рассматривать войну на Кавказе, кто в ней виноват. Боюсь, что ситуация будет развиваться так, что большинство стран Запада будет анализировать кавказскую войну как четкую попытку России опять выстроить свою империю. Поэтому НАТО и Европейский союз будут возвращаться в холодную войну и преобразовываться  в инструменты сдерживания  России. Естественно, Россия на это будет злобно и агрессивно реагировать.

Думаю, что в немецком правительстве раскол тоже существует. Линию госпожи Меркель никак не поддерживает ее партнер по правительству Штайнмайер (министр иностранных дел Германии – «Эксперт Online»). Поэтому баталии еще впереди.

Но важно понять федерального канцлера. У нее с самого начала большая сдержанность и дистанция в отношении России, она России не доверяет. Она не доверяла РФ и когда не работала в правительстве. Она очень ориентирована на дружбу с Америкой. Для нее мир без лидерства Америки – это мир хаоса, в котором она жить просто не хочет.  Поэтому в важных и сложных вопросах она ориентируется на США.

— Но во время Бухарестского саммита именно Германия была против того, чтобы Грузию и Украину допускали в НАТО?

— Сегодня даже этот момент стал объектом интерпретаций. Госпожа Меркель подчеркивает, что она не выступала против вступления Грузии и Украины в НАТО, она выступала за то, чтобы это произошло не сразу. Она интерпретирует войну на Кавказе как агрессию России, поэтому будет, как мне кажется, соглашаться с теми странами, которые выступают за сокращение срока вступления Украины и Грузии в НАТО. Это решение, полагаю, может быть принято прямо на днях, на совете НАТО в Брюсселе.  

— В России говорят: выступление Меркель связано с тем, что она огорчена быстрым и успешным подключением Франции к урегулированию конфликта. Германия хотела бы сохранить лидерство в этом вопросе. Такая точка зрения имеет право на жизнь?  

— Я с такой оценкой не соглашусь. Инициатива Штайнмайера – это «План по урегулированию конфликта в Абхазии». Он с этим планом полностью провалился. Это была не европейская инициатива, а личная идея Штайнмайера. Он почувствовал, что в Грузии может начаться конфликт, но не угадал, где именно. Это тоже очень серьезный прокол Штайнмайера и немецкой политики. Не думаю, что французы на это обижались. План был согласован с французской и американской сторонами. Никто, правда, его особенно не поддерживал. Документ обсуждался пару дней и быстро был выброшен в мусорный ящик, когда ни одна из конфликтующих сторон не захотела серьезно обсуждать эти вопросы.

Сейчас, я думаю, французская и немецкая позиции схожи. Французы имеют право и должны вести переговоры с Россией, потому что Франция председательствует в ЕС. Германия эту позицию только поддерживает. То, что сказала Меркель, полагаю, думает и г-н Саркози. Но он был более дипломатичен, чтобы не побежать на трибуну с польским президентом и с тремя прибалтами, куда его Саакашвили тащил за рукав. А г-жа Меркель не сдержалась, попыталась фактически произвести шоу вместе с Саакашвили. Она очень ориентируется на общественное мнение в Европе и позиционируется как политик, который защищает слабого от сильного.

— В таком случае поразительно, что она отказалась от фотографий Цхинвали, которые ей предлагал Медведев…

— Да, это было очень странное высказывание, показывающее, что она считает эти материалы пропагандистскими. Стоя бок о бок с президентом России Медведевым, она сочла нужным покритиковать Россию за применение чрезмерной силы. Мне показалось, что это была достаточно мягкая критика. Она должна была это сделать, чтобы показать грузинской стороне свою объективность. Но в Грузии она промолчала, когда Саакашвили обвинил тех, кто обвиняет Грузию во вторжении в Цхинвали. Он назвал это «ложью» и «российской пропагандой». Меркель должна была сказать, что есть и другие факты, говорящие о применении Грузией избыточной военной мощи в намерении вернуть Южную Осетию. В адрес Грузии критики не было.

Это ситуация непростая. Думаю, она связана с лидерством США, которые сейчас делают все, чтобы договориться с союзниками о солидарном поведении трансатлантического сообщества в отношении России.

— Как вы полагаете, заявление Меркель, ее позиция продвинули Грузию в НАТО?

— Да. Значительно. Та страна, которая в Бухаресте выступала против вступления Грузии в альянс, сейчас меняет, хотя пока и не изменила, позицию. Она поддерживает точку зрения в Европе о том, что надо было принимать Грузию и Украину раньше, тогда они были бы под большей защитой от имперской России. Германия рассматривает Россию как главного виновника этого конфликта.

— Но ведь Италия и вроде бы Франция против расширения НАТО. Как вы считаете, позиция этих стран сможет  предотвратить доступ Грузии к Плану по подготовке членства в НАТО?

— Они получат доступ к плану в декабре. Важно, как будет Россия реагировать сама. Если подтверждаются невероятные слухи ЦРУ о том, что Россия начинает строить ракетные установки в Южной Осетии, то решение НАТО о принятии Грузии будет принято сейчас. Если Россия начнет достаточно быстро выводить войска из той части Грузии, которую она оккупировала, а миротворцев сохранит только в Южной Осетии, на границе Абхазии и Грузии, то это совсем другое дело. Россия тогда покажет миру, что она вошла в конфликт по гуманитарным, а не по геополитическим соображениям. Россия должна в ближайшие часы принять правильное решение, чтобы повлиять на дальнейшее развитие ситуации в Европе.

— Как вы думаете, Европа введет миротворцев в зоны конфликтов?

— Говорить о том, что это невозможно, нельзя. Еще пару дней назад в Европе не могли представить, что европейские войска пошли бы на Кавказ. Сейчас это исключить нельзя. Европа хочет быть участником этого конфликта, потому что понимает, что любые войны на Кавказе в дальнейшем ослабляют энергетическую безопасность Европы. Думаю, Европа вместе с Америкой будет пытаться войти как участник урегулирования. Европе это будет стоить очень много денег, решение будет очень непопулярное, оно вызовет много дебатов в парламенте, в общественном сознании. Но мир движется именно к этому. Думаю, что Россия предложит Европе заменить грузинскую часть миротворцев на международные войска. Не американские, может быть, канадские или французские. Полагаю, что конфликты – грузино-осетинский и грузино-абхазский – уж точно будут сейчас интернационализироваться.




«Россия подвергается массированному давлению Запада»

КМ.RU, 19.08.08

Алексей Пушков

Развитие событий вокруг Южной Осетии и Абхазии, а также международная игра вокруг двух этих конфликтов говорят о том, что России, по всей видимости, следовало в одностороннем порядке признать Абхазию и Южную Осетию сразу же после того, как Грузия атаковала город Цхинвал с помощью системы «Град», тем самым приступив к планомерному уничтожению мирного населения на территории Южной Осетии. 

Перевод решения этого вопроса в международный формат, как мне представляется, не принесет России тех результатов, на которые, возможно, рассчитывает наше руководство. Между тем Дмитрий Медведев уже дал публичное обещание властям Абхазии и Южной Осетии о том, что Россия поддержит любой статус этих двух пока непризнанных республик в соответствии с выбором их народов. Более того, он пошел дальше и сказал, что Россия готова гарантировать этот статус. Как на региональном уровне, так и на мировой арене. 

То есть РФ больше не допустит новых военных акций против этих двух республик, будь то с участием Грузии или союзных с нею государств. Это было публичное заявление, которое было показано во всем мире. И тот факт, что его проигнорировали многие западные телекомпании, не имеет никакого значения. Потому что население России, Абхазии и Южной Осетии знает, что такое заявление было сделано. Также оно знает о гарантии со стороны России признать тот статус, который выберет население этих республик. 

В Розовом саду Буш закрыл поле для дебатов

Совершенно очевидно, что народы Абхазии и Южной Осетии могут выбрать либо независимость, либо вхождение в состав Российской Федерации. На данный момент не так уж существенно. Гораздо важнее то, что ни Абхазия, ни Южная Осетия ни при каких обстоятельствах не выберут пребывание в составе Грузии. Этот вопрос уже закрыт. В данном случае я согласен с Джорджем Бушем, который сказал о том, что «по вопросу о статусе этих республик нет поля для переговоров». Это он заявил в своем последнем выступлении, которое состоялось в романтическом месте под названием Розовый сад Белого дома. 

По мнению Буша, дословно, поля для дебатов о статусе Южной Осетии и Абхазии не существует. В этом я с Бушем абсолютно согласен. Хотя, он, конечно, имел в виду совершенно другое. Президент США имел в виду, что ситуацию в этих республиках нельзя вообще обсуждать, поскольку, по его мнению, они входят в состав Грузии. Я согласен с Бушем - поля для дебатов действительно не существует. Но в том смысле, что нет никакой возможности вхождения этих республик в состав Грузии. Де-факто этот вопрос уже решен. Его осталось решить только юридически.

И вот здесь, как мне представляется, существует самая большая проблема. Россия подвергается массированному давлению со стороны Запада. Именно по вопросу о статусе Абхазии и Южной Осетии. Остальные вопросы - кто будет выполнять миротворческие функции в этом районе, когда оттуда будут выведены российские войска и так далее - это вопросы второстепенного значения. 

Хватит называть партнерами тех, кто ими не является

Не случайно именно по этому вопросу Саакашвили не хотел идти на встречу Николя Саркози, когда последний согласовал в Москве шесть принципов урегулирования, одним из которых был пункт о необходимости обсуждения статуса Южной Осетии и Абхазии. Саакашвили не пошел на подписание документа, который содержал этот пункт. Хотя все остальные положения он принял с самого начала. Кстати говоря, по тому же поводу было самое жаркое обсуждение на сессии министров иностранных дел ЕС в Брюсселе на прошлой неделе. Именно этот пункт сейчас является главным объектом внимания американской дипломатии. 

Итак, главным «оселком», которым будут испытывать Россию на прочность (и на способность быть одним из архитекторов современного мира), является именно пункт о статусе Южной Осетии и Абхазии. Согласившись на посредничество ЕС, российское руководство, как мне представляется, исходило из того, что Евросоюз сыграет роль посредника между Россией и Грузией (потому что непосредственно с Грузией мы не хотим вести переговоры). Вместе с тем мы надеемся, что сумеем убедить ЕС в том, что против народа Южной Осетии был совершен акт агрессии и имела место попытка геноцида. То есть, заручившись поддержкой международного сообщества, мы создадим условия для отделения Абхазии и Южной Осетии. И тем самым облегчим себе задачу признания этих республик, смягчив предварительно реакцию западных партнеров. Я могу предположить, что именно таков расчет российской дипломатии.

Однако развитие ситуации показывает, что этот сценарий вряд ли удастся осуществить. России придется решать проблему Абхазии и Южной Осетии в одиночку. Потому что западные страны в этом вопросе партнерами России объективно не являются. Мы, конечно, можем до бесконечности называть их нашими партнерами. При этом, что интересно, они Россию в этом вопросе партнером не называют. И нашей дипломатии тоже стоит обратить на это внимание. Мы, конечно, можем до бесконечности называть страны Запада «нашими партнерами», но они ими ни в коей мере не являются. 

Меркель не волнует геноцид осетинского народа

Это, в частности, подтверждают два последних факта. Во-первых, Ангела Меркель, которая является канцлером Германии (наиболее расположенной к России из крупных стран, которые входят в НАТО и ЕС), дала четко понять, что она придерживается принципа территориальной целостности Грузии. То есть сами факты нападения грузинской армии на Цхинвал, убийств мирного населения и обстрелов жилых районов для Ангелы Меркель не являются достаточно убедительным основанием для того, чтобы изменить позицию Германии по вопросу о принадлежности Абхазии и Южной Осетии. Ее переговоры с Дмитрием Медведевым проходили в достаточно резкой тональности.

Президент России говорил о том, что наша страна не побоится еще раз использовать силу, если возникнет аналогичная ситуация. То есть если жизнь ее граждан будет находиться под угрозой. А Ангела Меркель говорила о том, что главным принципом урегулирования должен быть принцип территориальной целостности Грузии. В этом вопросе никакого сближения российских и германских позиций не произошло. После этого Ангела Меркель отправилась в Тбилиси, где еще раз подтвердила, что она исходит из идеи территориальной целостности Грузии. 

Кроме того, она заявила, что эта страна остается очень реальным кандидатом на вступление в НАТО. Я бы даже сказал, что она намеренно подчеркнула этот момент. Кстати говоря, она говорила об этом и в Москве. А потом повторила, находясь в Тбилиси. Так что позиция одной из ведущих стран Евросоюза состоит в том, что Германия против изменения статуса Абхазии и Южной Осетии. Более того, Берлин даже готов изменить ради этого свою точку зрения по поводу вступления Грузии  в НАТО. Как мы помним, на саммите в Бухаресте в апреле этого года Германия заблокировала этот процесс на неопределенное время. Сейчас же Ангела Меркель дважды (в Москве и в Тбилиси) напомнила, что Грузия является кандидатом и что если она захочет, то станет членом НАТО. И это тоже сигнал Москве о том, что позиции Германии и России как по вопросу о статусе Абхазии и РЮО, так и по вопросу о членстве Грузии в НАТО прямо противоположны.

Еще более жесткую позицию заняли США. В частности, Буш заявил о том, что его страна не рассматривает каких-либо вариантов решения вопроса, которые могут изменить состав Грузии. Во-вторых, Кондолиза Райс, находясь в Тбилиси, весьма жестко высказалась по поводу перспектив этого конфликта. И уничижительно отозвалась о роли России в этой ситуации, пригрозив ухудшением «всего комплекса российско-американских отношений».




Моментального "обвала" СНГ не будет

19.08.08

 Э.Велиев, Р.Габибоглу

Однако события вокруг Грузии ускорят этот процесс в европейской части Содружества

Последние события в Грузии, а до этого выборы в Украине отчетливо показали всю проблематичность претензий России на доминирование в СНГ. Судьба самого СНГ отчасти стала проблематичной после того, как европейские страны Содружества сделали ставку на интеграцию в объединенную Европу, что в свою очередь означает лишь одно - выбор этих стран не совпадает с нынешним российским вектором развития. Общеизвестно, что любая международная организация существует ровно до тех пор, пока в ней учитываются интересы всех стран, входящих в нее.

Как бы то ни было, но проводимая Кремлем постимперская политика привела к тому, что сегодня Грузия, а завтра возможно и Украина покинут СНГ. Ибо моральное право на политическое лидерство в СНГ могла иметь та страна, которая сама бы придерживалась демократического курса и выступала бы как лидер либеральных и демократических преобразований на постсоветском пространстве. Однако Россия не смогла соответствовать всем этим параметрам - тому свидетельство все та же Грузия: поддержание локальных конфликтов как рычагов не только давления на правительство, но и попытка его свержения, разжигание этнических конфликтов.

СНГ фактически превратилось в поле соперничества Запада и России. А навязывание своим соседям выбора "или мы, или Запад" в конечном итоге привело к неутешительным для Кремля результатам. Россия, вольно или невольно, оттолкнула от себя бывшие союзные республики. А поскольку существует еще полюс притяжения в виде Запада, то понятно куда направятся эти республики.

Разумеется, у России есть военно-стратегические интересы на территории СНГ. Однако ситуация в этом вопросе также представляется сложной. Становясь участницей урегулирования того или иного конфликта в СНГ, она начинала угрожать государствам, на территории которых эти конфликты происходили. Так, Россия вела постоянные игры с сепаратистами. Она вместо того, чтобы исполнять роль третейского судьи, сама становилась участницей одной из сторон конфликта. А благодаря играм с миротворцами в Южной Осетии она окончательно потеряла и этот статус.

Кроме того, Россия в рамках СНГ не смогла предложить ни модель нормального сотрудничества в военной сфере, ни концепцию обороны постсоветского пространства. Далее, агрессия против Грузии вряд ли будет способствовать налаживанию дружественных отношений между Россией и постсоветскими государствами, входящими в СНГ. Наоборот, даже самые лояльные к России страны СНГ, скорее всего, станут со страхом оглядываться на Москву. Ведь на примере Грузии Россия достаточно однозначно и без всякой дипломатии продемонстрировала как собирается наказывать всех непокорных союзников по СНГ. А страх вряд ли является фактором, способствующим сближению государств.

Не случайно, что ни одна из стран СНГ, даже такие верные союзники России, как Армения и Беларусь, не заявили об однозначной поддержке действий Кремля. Ну кому понравится перспектива того, чтобы в его доме хозяйничал чужой, причем ради приличия даже не спрашивая разрешения. Поэтому можно предположить, что относительно развитые и независимые государства, входящие в СНГ, в ближайшее время займутся поиском различных вариантов для нейтрализации подобного "покровительства" со стороны России.

Но самое главное - Россия продемонстрировала, что может поставить регион на грань военного противостояния, даже не посоветовавшись со своими союзниками по СНГ. Вспомним, как США и другие западные государства действовали в ситуации с Югославией, Косово, Ираком и Афганистаном. До того, как ввести войска, шла долгая дискуссия не только с союзниками, но и в рамках международных организаций, и прежде всего, в Совбезе ООН. Только в том случае, если в рамках Совбеза ООН не удавалось добиться консенсуса, США начинали действовать, но не самостоятельно, а совместно со своими союзниками по НАТО, при этом создавая вокруг Североатлантического блока намного более широкую коалицию. А Россия не соизволила провести консультации даже в рамках ОДКБ, которая является военным союзом, не говоря уже о СНГ. По сути, некоторые союзники России по СНГ против своей воли стали заложниками агрессивной политики Кремля. Грубо говоря, их даже за людей не посчитали. И как после этого доверять России и признавать ее доминирующую роль в СНГ.

В конце концов СНГ уже давно существует только в формате "клуба президентов". СНГ превратилось в тусовку руководителей, входящих в него стран, которые встречаются раз в году и обсуждают там судьбоносные проблемы, но почему-то не приходят к единому решению.

В то же время азербайджанские политологи считают, что выход Грузии и Украины из СНГ не станет причиной уменьшения эффективности и распада Содружества. "Деятельность Грузии и Украины в СНГ носила формальный характер, и эти страны не относились к данной организации серьезно", - сказал в пятницу Trend News политолог Хикмет Гаджизаде. "В СНГ останутся Армения, страны Средней Азии и Беларусь, находящиеся под сильным влиянием России, и структура продолжит свою деятельность", - добавил политолог.

По мнению Х.Гаджизаде, в настоящий период ни одна организация не заменит для Азербайджана пространство бывшего СССР, и это долгое время будет так. Политолог отметил: несмотря на то, что Азербайджан не представлен в военном союзе Содружества, он широко сотрудничает с бывшими советскими республиками в рамках СНГ в гуманитарной, социальной, торговой и экономической сферах.

"Эта организация действует в двух направлениях. Одно из них - военное под руководством России, другое - сотрудничество в гуманитарной, торговой, экономической сферах. Сотрудничество во втором важно для стран бывшего СССР. Граждане Азербайджана въезжают и выезжают в страны СНГ без визы. Такое сотрудничество нужно Азербайджану. Поэтому я против полного распада Содружества", - заявил он.

Как сообщил Trend News политолог Рустам Мамедов, по Уставу СНГ для создания содружества достаточно участия трех стран. "В данном случае выход Грузии и Украины из состава СНГ не повлечет за собой его распада. Для этого организацию должны покинуть все страны", - добавил политолог. По его мнению, шаг, предпринятый официальными Тбилиси и Киевом, показывает, что с политической точки зрения СНГ испытывает кризис.

Политолог отметил, что у Азербайджана нет оснований для незамедлительного выхода из Содружества. Он добавил, что страны СНГ, и в основном Россия, с экономической точки зрения являются основными союзниками Азербайджана. Поэтому с экономической точки зрения ликвидация этого сотрудничества не выгодна. "Разрыв связей может привести к кризису в экономике Азербайджана", - подытожил политолог.

В свою очередь политолог Зардушт Ализаде полагает, что СНГ разваливается. По его мнению, причиной является политика, проводимая Россией. "Предпринятые Грузией и Украиной шаги не станут причиной скорой ликвидации деятельности СНГ. Однако в будущем это Содружество обязательно распадется. А Азербайджан на данном этапе не должен торопиться с выходом из СНГ", - сказал Ализаде.

Напомним, что СНГ было создано в 1991 году 12 странами бывшего СССР. Входившие в состав Советского Союза страны Балтии - Литва, Латвия и Эстония - отказались вступать в СНГ.

14 августа сего года парламент Грузии принял решение о выходе из СНГ. На повестку дня парламента Украины был вынесен законопроект о выходе страны из этой структуры. 1 сентября, после возвращения с каникул, законодательный орган Украины приступит к обсуждению законопроекта. По мнению экспертов, прозападная коалиция, составляющая большинство в парламенте Украины, обеспечит выход официального Киева из Содружества.

Вопросы экономического взаимодействия СНГ станут предметом обсуждения на 39-м заседании Экономического совета Содружества, которое состоится 12 сентября в Москве. Как сообщили "Новости-Азербайджан" в пресс-службе исполнительного комитета СНГ, в настоящий момент идут работы над составлением повестки дня заседания.

Намечается, что в ходе заседания будут обсуждены проект стратегии экономического развития Содружества до 2020 года, внесенный на рассмотрение глав правительств 23 мая, а также ряд вопросов, которые будут вынесены на рассмотрение заседаний Совета МИД СНГ и Совета глав государств Содружества, которые состоятся в октябре в Бишкеке.

Таким образом, вряд ли мы станем свидетелями моментального "обвала" СНГ. Однако события вокруг Грузии, скорее всего, ускорят этот процесс, особенно в европейской части постсоветского пространства. Вслед за Прибалтикой определились Грузия и Украина. И если Западу удастся "отбить" Грузию и Украину у Москвы, то с большой уверенностью можно предположить, что Россия в ближайшее время полностью потеряет европейскую часть постсоветского пространства. Ей не удастся удержать в сфере своего влияния даже Армению и Беларусь. Если события будут развиваться по этому сценарию, то примерно лет через пять СНГ превратится в азиатскую региональную организацию всего из нескольких стран. А эти страны будут находиться в вассальной зависимости от России. Одним словом, сегодня Запад, в целом и США, в частности, определяют выбор будущего европейской части постсоветского пространства.




«Главное – найти стратегическое решение проблем кавказского региона»

ИА МиК, 21.08.08

По просьбе Русской службы «Голоса Америки» ситуацию на Кавказе комментирует Николай Злобин, директор Российских и азиатских программ Института мировой безопасности в Вашингтоне.

Сергей Москалев: Г-н Злобин, разумеется, наш разговор сегодня – о причинах, обстоятельствах и последствиях военного столкновения в Южной Осетии. Итак, первый вопрос: каковы причины конфликта?

Николай Злобин: Я думаю, что надо различать причины и конкретный повод. Причины конфликта формировались давно, и главной является нерешенность политической географии Южного Кавказа, «замороженность» ситуации. Какое-то время это устраивало всех, но было ясно, что так долго продолжаться не может. Если вы помните сцену из книги «Двенадцать стульев», в какой-то момент всем стало ясно: воронья слободка рано или поздно загорится. Так и здесь: всем было ясно, что рано или поздно конфликт вспыхнет.

Я думаю, пассивность всех участников на протяжении длительного времени, нежелание серьезно обсуждать, что делать с этими регионами, отсутствие какого-то глобального стратегического взгляда на Южный Кавказ, попытка выиграть все и не пойти ни на какие компромиссы, непрофессионализм игроков извне, не понимающих тонкостей ситуации на Кавказе, ошибка в политических расчетах практически со всех сторон – все это в конце концов стало причиной вот этого военного конфликта. А повод был уже не так принципиально важен. Я думаю, если бы это не случилось 4-5 августа, это могло случиться в любой другой день.

С.М.: В чем интересы внешних сил в этом конфликте, какие реальные геополитические интересы преследовала Россия?

Н.З.: У России, конечно, много интересов. Во-первых, непосредственное соседство со странами бывшего СССР, это важный приоритет для России. Если посмотреть на историю России, она всегда боролась за создание пояса безопасности вокруг себя. Для России, у которой рекордное количество соседей (по-моему, в мире нет другой страны, у которой есть большее количество соседей), пояс безопасности имеет принципиальное стратегическое значение.

Во-вторых, конечно, Россия заинтересована в создании благоприятных режимов в этих странах, но, кроме стабильности и благожелательного отношения, Россия, конечно, стремится экономически и политически контролировать этот регион. На самом деле это является одним из главных интересов России. Другое дело – можно, конечно, обсуждать насколько это справедливо по отношению к соседним странам. Район Причерноморья, безусловно, является стратегическим центром: это место, где сталкиваются интересы России и НАТО, это регион, через который идет транзит энергоносителей, это точка, где сходятся геополитические интересы целого рядя стран. В принципе кто владеет Кавказом – тот в значительной степени контролирует Причерноморье, включая страны восточной Европы, морские пути, энергетические пути, нефтепроводы, газопроводы.

Ну и, безусловно, в отношениях с Грузией России важно было настоять на своем варианте решения этой проблемы. И на сегодняшний день Россия, безусловно, выиграла эту схватку. На сегодня российские интересы представлены там в значительной степени монопольно, и очень непросто будет изменить нынешнее положение дел.

С.М.: В своем блоге несколько месяцев назад вы написали: «Косово не вернется в Сербию, как Абхазия не вернется в Грузию». Сейчас, когда открытое противостояние сторон в конфликте Грузия – Россия приостановлено подписанием плана Медведева-Саркози, вопрос о территориальной целостности Грузии повисает в воздухе. Удастся ли Грузии отстоять принцип территориальной целостности?

Н.З.: Принцип территориальной целостности отстоять ничего не стоит, другое дело отстоять саму территориальную целостность. На сегодняшний день это Грузии точно не удалось. Очевидно, что ни Абхазия, ни Северная Осетия с грузинами мирно жить не могут. Любые попытки их соединить будут приводить к войнам, и не только гражданским, но и войнам, которые будут носить международный характер и сталкивать интересы больших держав в этом регионе. Поэтому, я думаю, сегодня главное – задуматься о том, как грамотно, цивилизовано развести Грузию, Южную Осетию и Абхазию, чтобы этот развод носил по возможности наиболее легитимный характер.

А объединительный процесс, если его начинать снова, то он возможен совсем на другой основе: не на политической, не на принципе территориальной целостности, а через складывание там общего экономического рынка, создание инфраструктуры, создание социальных услуг, потом перехода на какие- то единые валютные или законодательные ступени. Но ни в коем случае нельзя начинать с политического решения проблемы, с того, где чей флаг должен стоять. Это опять приведет к войне.

Я думаю, сегодня больше вопросов, чем две недели назад. Когда пройдет первая эмоциональная реакция, не очень понятно, что будет делать Россия, что должна делать Грузия, что должны делать Соединенные Штаты или страны НАТО, которые хотят быть участниками разруливания этой ситуации. На самом деле ситуация более запутанная и более опасная, поскольку уровень доверия полностью разрушен. В 1992-93-94 годах война смотрелась как результат распада СССР, и тогда вся Евразия тряслась в военных конфликтах. Рецидив войны второй раз на этой же самой территории ухудшил ситуацию, отодвинул надолго, если не навсегда возможность мирного решения вопроса территориальной целостности Грузии. Поэтому ни Абхазия, ни Осетия в Грузию не вернутся.

 Исходя из этого, я всегда говорил, что Россия должна признать Косово – тогда ее позиция не будет носить двойственный характер. Я считаю, что и Абхазия и Южная Осетия должны признать Косово и добиваться признания со стороны Косово. А разговор о том, чей флаг должен стоять в Сухуми и Цхинвали, – это вопрос поднимать сегодня ни в коем случае нельзя.

С.М.: А как вы предполагаете, какова будет позиция Соединенных Штатов по динамике развития этого конфликта?

Н.З.: Я думаю, что Соединенным Штатам надо исходить из своих собственных интересов. Надо просчитать баланс сил и определить, что нужно Соединенным Штатам. Конечно, Грузия – очень важный союзник, и оставить ее нельзя хотя бы потому, что можно потерять других союзников. Если Соединенные Штаты бросят Грузию без помощи, то для многих других союзников США в разных частях мира это будет крайне плохим сигналом.

С другой стороны, вопрос заключается в том, насколько вкладываться в Грузию, учитывая, что это будет вызывать крайне негативную реакцию со стороны России, а может, и достаточно скептическую реакцию со стороны Евросоюза, некоторых стран НАТО, арабских стран. Здесь Соединенным Штатам надо в первую очередь взвесить здраво и трезво, в чем заключаются национальные интересы США, и из этого исходить. Конечно, независимость Грузии, ее экономическое развитие, ее демократизм являются приоритетом для Соединенных Штатов, но если посмотреть глубоко – это является приоритетом и самой Грузии, да и России тоже.

Другое дело – как сегодня Соединенным Штатам и России превратить Грузию в поле сотрудничества, а не в предмет для соперничества. Если это удастся, то США мо-гут значительно выиграть. Если это не удастся, то я думаю, и ситуация в регионе будет ухудшаться, и интересы США будут защищены гораздо меньше, чем они могли бы быть в обратной ситуации. Соединенные Штаты могут проиграть на Южном Кавказе, если Россия пойдет достаточно далеко и будет стремиться к изменению политического ре-жима в Грузии, к изменению политического руководства в Грузии, к монополии над грузинской политикой.

Америка, которая находится далеко, конечно, будет поставлена перед дилеммой: надо ли идти на решительные шаги? Например, если не удастся включить Грузию в НА-ТО, следует ли заключить прямой военный договор с Грузией о сотрудничестве и взаимопомощи и поставить там военную базу? Но на это нужна большая политическая воля, это вызовет крайне негативную реакцию не только со стороны России. Но если Вашингтон на это готов и считает, что это важно, то это делать надо.

С.М.: Если анализировать российские источники информации, то во многих материалах сквозит недовольство тем, как конфликт освещался в западных средствах массовой информации. Ваше мнение?

Н.З.: Ну, я думаю, что у россиян есть повод для недовольства тем, как освещался конфликт в американских СМИ, я бы не сказал – в западных. Россияне, насколько я могу понять, имеют гораздо меньше претензий и жалоб к главным европейским каналам – они давали разные точки зрения. Что касается американского освещения, то, как мне кажется, оно было несколько односторонним, но вину за это, я думаю, нужно разделить пополам и возложить и на американские средства массовой информации, и на Россию. На Россию – в том смысле, что она заняла слишком пассивную позицию. Война сегодня выигрывается в телевизоре, а не на поле боя. Да, в СМИ существовало определенное преимущество, даваемое грузинской версии событий, а не российской. Но с другой стороны, американцы были гораздо более знакомы с грузинской позицией. Не секрет, что Грузия является одной из любимых стран нынешней администрации США, и я думаю, президент Саакашвили удачно создавал информационные поводы.

С.М.: Николай, и в заключение, в качестве короткого резюме: каковы уроки этого кризиса для России, Грузии, США?

Н.З.: Я думаю, что главный урок заключается в том, чтобы найти стратегическое решение проблем региона. Временные решения, которые оттягивают ситуацию, как правило, ухудшают ее. И Россия, и США и Грузия в течение долгого времени надеялись найти вариант, при котором они смогут разрешить эти конфликты в свою пользу, однозначно и легитимно. Этого не получилось.

Я думаю, что нужно искать общий приемлемый для всех легитимный вариант решения проблемы, и здесь важно понять, что всем придется пойти на компромисс. Компромисс, без сомнения, не удовлетворит никого, как любой компромисс: всегда все будут недовольны, потому что все получить будет нельзя. И вот здесь важно понять стратегически: то, что ты выигрываешь сегодня, на самом деле может обернуться твоим большим проигрышем завтра. Из этого надо исходить. Я понимаю, что политическая элита в значительной степени действует, исходя из сегодняшних интересов. Но если удастся эти интересы осознать на уровне национальных интересов и посмотреть, как будет складываться ситуация в ближайшие десятилетия на Кавказе, и строить свою политику исходя из этого, то мне кажется, тогда решение можно будет найти. Мне кажет-ся это самый главный урок.

Пора временных решений прошла, время бескомпромиссного подхода прошло, время борьбы за монополию прошло, время замораживания прошло, и я думаю, что для Грузии это тоже в значительной степени момент истины. Ей надо решить: что же является эпицентром грузинской политической стратегии? Восстановление территориальной целостности, за которую они борются уже пятнадцать лет, или что-то другое? Например, превращение Грузии в такую развитую и привлекательную страну, чтобы в нее те же абхазы и осетины сами захотели вернуться? То есть всем надо переосмыслить, что произошло, и думать, исходя не из сегодняшнего интереса, а из интересов своих стран в стратегическом плане.




 Федор Лукьянов: "На месте России с обещаниями надо быть очень осторожным"

Радио «Свобода», 21.08.08

Программу ведет Михаил Саленков. Принимает участие журналист Федор Лукьянов.

Михаил Саленков: Я обращаюсь к Федору Лукьянову, редактору журнала «Россия в глобальной политике».

Федор, мы уже говорили с вами в одной из программ, насколько вероятно признание независимости и Абхазии, и Южной Осетии, в данном случае давайте будем говорить только об Абхазии. Ваше мнение изменилось?

Федор Лукьянов: Нет, в целом мое мнение не изменилось. Более того, мне кажется, что на месте России с обещаниями надо быть очень осторожным. Проблема заключается в том, что признание Россией Абхазии или обеих территорий, в общем-то, ничего не меняет в ситуации. Формально признание одной только Москвы не является выводом этих территорий из изоляции. Потому что главный вопрос для них, в частности для Абхазии, чтобы она была признана хотя бы частью мирового сообщества. У Москвы нет возможности, в отличие от США, которые в случае с Косовом обеспечили некоторое количество стран, которые признали Косово, вот у Москвы такой возможности нет, за нами никто не последует. Зато перспективы международного признания в случае односторонних действий России, на мой взгляд, очень сильно осложнятся. И ситуация окажется если не в полном тупике, то хотя бы в частичном.

Михаил Саленков: Что можно сказать, какая может быть реакция, если все-таки и народ Абхазии и Южной Осетии обратится, со стороны Европейского союза и США?

Федор Лукьянов: Я думаю, честно говоря, что ни в Европейском союзе, ни в США особой реакции на обращение схода абхазского народа не будет. Это, так сказать, юридически ни к чему не обязывающее действие. Кроме того, насколько я помню, в Абхазии проходили референдумы, на которых выражалось желание стать независимыми. Вопрос заключается, на мой взгляд, сейчас в другом, принципиальный: какая резолюция будет принята в Совета безопасности ООН о принципах урегулирования южно-осетинского конфликта. Потому что если формулировки, которые будут там содержаться, будут допускать начало какой-то международной дискуссии о судьбе этих двух территорий, а они сейчас уже увязаны намертво друг с другом (хотя ситуация там была всегда разная, в Абхазии одна, в Южной Осетии другая), так вот, если что-то в этой резолюции будет содержаться, позволяющее дальнейшее обсуждение, то я думаю, что с этого, в общем-то, и начнется процесс самоопределения двух республик.

Но этот процесс не моментальный, мы видим, что даже в случае с Косовом, в тот день, когда кончилась война против Югославии, в 1999 году, собственно, все знали точно, что Косово в Сербию больше никогда не вернется, ни у кого не было иллюзий. Тем не менее, сам процесс занял 9 лет. И между прочим, в резолюции 1244 Совбеза ООН, на которую потом много раз ссылалась Россия, содержалось тогда подтверждение территориальной целостности Сербии. Это Сербии не помогло, но это там было. И сейчас проблема в том, что, конечно, в любой резолюции, я думаю, все страны, кроме России, будут добиваться, чтобы в ней содержалось вот это подтверждение территориальной целостности Грузии, а России по своим внутренним причинам, в общем, ей очень трудно на это пойти. Потому что я не очень себе представляю, как тогда, если там будет подтверждена целостность Грузии, объяснять, чего мы добились политически, нашему общественному мнению.

Михаил Саленков: Поэтому, наверное, сейчас и есть эта проблема с принятием резолюции по Грузии в Совете безопасности ООН.

Федор Лукьянов: Конечно, да, это ключевой вопрос. И это неудивительно, поскольку действительно очень сложная ситуация, дипломатическая битва идет. И тут есть такая ловушка, что мы так много уже наговорили о том, что все, ни о какой территориальной целостности Грузии речи быть не может, что как теперь выйти из этой ситуации без потери лица, а самое главное – без потери перспективы действительно обсуждать отделение этих территорий, мне на данный момент непонятно. Хотя дипломатия вещь хитрая, и может быть, что-то и придумают.




Саакашвили отЧЕХвостили

КМ.RU, 21.08.08

На фоне антироссийской истерии, связанной с провалом санкционированного Вашингтоном грузинского «блицкрига» в Южной Осетии, иногда все же раздаются голоса здравого смысла, в том числе и от лидеров стран – членов НАТО. Наиболее взвешенными из них стали высказывания президента Чехии.

Как передает РИА «Новости», Вацлав Клаус совершенно не считает, что от России исходит какая-то опасность, и говорит, что чехов и россиян постоянно подталкивают на разные стороны баррикад. «Я не думаю, что ныне россияне и чехи находятся по разные стороны баррикад. Скорее кое-кто нас на эти разные стороны баррикад постоянно подталкивает, но наша задача состоит как раз в том, чтобы этому помешать. Не возьмусь говорить за всех чешских граждан, но лично я сегодня никакой опасности со стороны России не чувствую», - сказал чешский лидер в публикуемом в четверг интервью газете «Коммерсантъ».

Более того: по словам Клауса, он «весьма категорически» различает Советский Союз и сегодняшнюю Россию, а еще более - СССР и российский народ. «Для меня россияне тоже были жертвами грозного коммунистического тоталитарного режима, и лично я по отношению к ним никакой ненависти не ощущаю. Верю, что подобное отношение постепенно возобладает и в целом в нашей стране», - говорит президент Чехии.

В другом своем недавнем интервью, данном пражской газете Mlada fronta Dnes 15 августа этого года, чешский президент высказался и конкретно о событиях в Южной Осетии. «Принципиально осуждаю грузинское нападение на Южную Осетию, убийства гражданских лиц в этой области и массированное использование российской армии. Я опечален тем, что реальность не воспринимается такой, какова она есть: снова и снова возникают определенные мифы, снова идет некая игра вокруг этой трагической ситуации, а она в любом случае действительно трагична для миллионов людей на Кавказе. Ведь жертвами всегда становятся простые люди, а не политики», - говорит Клаус. Разительное отличие от риторики президента Польши Леха Качиньского, не правда ли?

Более того, Вацлав Клаус развенчивает один из излюбленных пропагандистских приемов, столь широко используемых сейчас на Западе – о сравнении событий в Южной Осетии с так называемой Пражской весной 1968 года, когда советские танки вошли в Чехословакию (как раз в эти дни исполнилось 20 лет со дня этих событий). «Это нельзя сравнивать, - говорит президент Чехии. - Чехословакия тогда не нападала на Подкарпатскую Русь (регион, входивший до Второй мировой войны в состав Чехословакии, а затем решением государств-победителей на встрече в Ялте включенный в состав СССР. – Прим. KM.RU), ввод войск не был ответом на наше нападение, Дубчек (лидер Пражской весны. - Прим. KM.RU) не был Саакашвили». По-моему, это - исчерпывающий ответ той же Кондолизе Райс и ее выкормышу Саакашвили, которые все время твердят об идентичности двух этих событий.

Даже просаакашвилевское агентство GHN вынуждено цитировать слова Клауса о том, что «он не согласен с созданным сейчас мифом о «золотой Грузии» и "злой России"». Клаус также указал на то, что за распадом Чехословакии не последовала агрессия чехов против словаков для сохранения этой территории. Действительно, чехи первые признали независимость словаков. И, по мнению Клауса, этим «и сами успокоились, и другие», цитирует агентство слова политика. Правда, грузинские СМИ предпочитают объяснять такие речи лидера одной из стран - членов НАТО тем, «что русская пропаганда все-таки частично достигает своих целей». Ну, конечно: другое-то объяснение им и в голову придти не может. Странно еще, что они не утверждают о том, что Клауса банально «купили» на деньги, допустим, «Газпрома»...

А Клаус, кстати, высказался и по поводу «независимости Косово». По его словам, пример Косово принципиально повлиял на нынешнюю ситуацию в Грузии. «С отторжением Косово Россия получила мощное оправдание для своей акции, и я опасаюсь, что с последствиями этого прецедента мы еще встретимся не раз. И не только на Кавказе», - сказал чешский президент. И ведь возразить-то ему нечего.

Правда, Клаус в том же своем интервью вновь повторил сказку о том, что американское ПРО, элементы которого, в частности, размещаются и в его стране, дескать, никоим образом не направлено против России. «Американская база с радаром, которая, судя по всему, будет создана в Чешской Республике, - это военное оборудование, таких баз в мире десятки. Она не направлена против России, и не надо таковой ее считать», - заявил он. Впрочем, в этом вопросе нам скорее придется поверить высказываниям все того же истеричного польского президента, ибо «что у США на уме, то у Качиньского на языке».

Кстати, оговорка «судя по всему», касающаяся размещения американского радара в Чехии, сделана Клаусом отнюдь не случайно. Для окончательного решения этого вопроса соглашение должно быть ратифицировано парламентом, а общественное мнение в стране настроено против подобного объекта на своей территории. Результаты, полученные исследовательским агентством STEM, проводившим социологический опрос по заказу правительства Чехии, говорят сами за себя: 44% чехов по-прежнему против размещения ПРО США, а «за» высказались 35% опрошенных.

Аналитики отмечают при этом, что опрос проводился уже после подписания в Праге основного договора по ПРО, которое состоялось 8 июля. За ратификацию в Палате депутатов выступает правящая Гражданская демократическая партия, которая не имеет в парламенте большинства. Часть депутатов от Партии Зеленых, входящих в правящую коалицию, не согласна с размещением радара. Ведущая оппозиционная Чешская социал-демократическая партия требует проведения референдума по данному вопросу. А чешские коммунисты будут голосовать против размещения радара ПРО США на территории страны.

Более того, украинский сайт obozrevatel.com в конце июля сообщил, что чешский студент Мартин Кардман подал заявление в прокуратуру, обвинив министра иностранных дел Чехии Карела Шварценберга в злоупотреблении служебными полномочиями, измене Родине, вредительстве и саботаже, имея в виду именно подписание им договора о ПРО. Районная прокуратура микрорайона Прага-1, рассмотрев заявление Кардмана, не нашла в действиях главы МИД Чехии состава преступления, однако он не согласился с решением прокуратуры и подал протест в Верховную (Генеральную) прокуратуру.

«Верю, что Генпрокуратура и другие государственные органы (власти) будут в этом деле беспристрастны и будут действовать в соответствии со своим предназначением», - сказал Кардман журналистам. Студент сообщил также, что с ним уже разговаривали 12 граждан Чехии, которые намерены подать аналогичные заявления в прокуратуру в связи с подписанием чешско-американского договора по ПРО. После подачи заявления в прокуратуру сам Кардман получил 140 электронных писем в поддержку своей инициативы.




Грузия сорвала удар по Ирану

Версия, 22.08.08

Грузия предоставила для атаки свою территорию и решила, что после этого ей все дозволено?

Газета «Известия» на основе известных фактов и мнений аналитиков опубликовала версию о том, что развязанная Саакашвили война в Южной Осетии сорвала планы США нанести удар по Ирану.

Нанести удар республиканскую администрацию США заставили грядущие в ноябре выборы. Предлогом мог стать запланированный на конец сентября - начало октября запуск иранского спутника, что означало бы, что страна имеет баллистические ракеты, способные нести ядерные заряды. Иран ракету запустил, хоть, как выяснилось, и без спутника. Однако война не началась. Точечный удар по иранским ядерным и военным объектам нанести оказалось неоткуда.

Чтобы начать войну, США, пишет издание, нужно было иметь плацдарм в радиусе 500- 600 км от названных целей.

Азербайджан исключается: на территории Ирана живет огромное количество азербайджанцев. Турция - тоже: удар отсюда создал бы колоссальные проблемы с единоверцами и вызвал бы немедленную реакцию исламистов, и без того жаждущих опрокинуть существующую в стране светскую власть. Израиль расположен далековато - да и готов ли он так открыто участвовать в акции против Ирана?

Остается Грузия, которая в последние годы активно вооружалась не без помощи США и ее натовских, и не только, союзников. На месте дислокации комплексов ПВО корреспонденты газеты своими глазами видели документы, инструкции и прочие бумаги, подтверждавшие, что огонь по российским самолетам вели профессиональные украинские военные. Можно предположить, что в случае начала войны с Ираном развернутые в Грузии украинские комплексы ПВО и их расчеты должны были прикрывать места базирования американских самолетов - именно с них и стартовали бы крылатые ракеты в сторону Ирана.

Участие в американской операции давало как Грузии, так и Украине больше, чем надежду быть включенными в программу подготовки к членству в НАТО, чего им не удалось добиться на саммите в Бухаресте из-за негативной реакции ряда европейских членов альянса.

Когда фактически все уже было готово к нападению, долго вынашиваемые планы сорвал Саакашвили, который, уверовав в свою незаменимость, решил использовать ситуацию, чтобы одним ударом и за день-два разобраться со внутренними проблемами в стране. США, вероятно, полагал Саакашвили, простят ему агрессию и даже поддержат. Об этом свидетельствуют и его постоянные призывы к Америке как из студии CNN, так и из кабинета в Тбилиси. Реакция же России, надеялись в Тбилиси, запоздает, а удар «градами» по Цхинвали приведет к большому потоку беженцев, которые заблокируют Рокский туннель и не дадут России перебросить силы в Южную Осетию. А там, глядишь, над ней взовьется грузинский флаг. Дальше включается международный механизм, и верные союзники Грузии заставляют всех заткнуть рот и закрыть глаза на убийство мирных жителей.

Однако реакция России оказалась куда быстрее, чем ожидал Саакашвили. А удары ее вооруженные силы нанесли не только по атаковавшим Цхинвал грузинским войскам, но и по тем элементам военной и транспортной инфраструктуры, которая могла использоваться для нанесения ударов по российским войскам. Были разрушены взлетно-посадочные полосы, мачты связи, взяты под контроль перекрестки дорог и т. д.

Именно поэтому, полагает газета, реакция Вашингтона на ввод российских войск превратилась в истерику. Саакашвили не только сам «подставился» - он подставил под удар еще и операцию против Ирана.

Тегеран «прочитал» сценарий, сориентировался в обстановке и воспользовался ситуацией - запустил ракету, хоть и без спутника. Начни в этой ситуации США перебрасывать войска в Грузию, Россия восприняла бы это как возможную агрессию. Пойти же на прямую конфронтацию с Россией США не могли.

Разгром же Ирана должен был стать той отправной точкой, с которой должно было начаться решительное переустройство мира вокруг России. Теперь, чтобы восстановить военную инфраструктуру и вооруженные силы Грузии (не случайно США потребовали вернуть им захваченные российской армией американские военные трофеи), потребуется время. А его до выборов в США осталось совсем мало.

США знали дату нападения на Южную Осетию

Российская разведка считает, что США знали о дате начала Грузией военных действий против Южной Осетии, сообщил в четверг высокопоставленный источник в российских разведывательных структурах, сообщает РИА «Новости».

По словам источника, российские военные разведывательные структуры получили информацию, которая подтверждает, что планы военной операции в Южной Осетии и Абхазии Тбилиси согласовывал с Вашингтоном. Источник считает, что одним из косвенных подтверждений этого является то, что еще в начале августа высокопоставленная американская военная делегация отказалась от визита в Россию, который должен был прийтись как раз на пик военной операции в Южной Осетии.

По его словам, военные США объяснили отмену визита в Россию тем, что якобы отсутствует разрешение на пролет самолета с делегацией. Это, по данным российской стороны, не соответствует действительности.

«Это (отказ от визита) свидетельствует о том, что США знали о готовящейся Грузией военной операции в Южной Осетии и Абхазии», - считает источник.

Кто после Михо?

Соединенные Штаты, пишут «Известия», ищут замену своему протеже Михаилу Саакашвили с ноября прошлого года, то есть с тех пор, как он послал армию на разгром оппозиционного митинга.

Почти все влиятельные грузинские оппозиционеры сегодня говорят о том, что сейчас Саакашвили больше всего боится мира. Оппозиция договорилась пока не затрагивать вопрос о его ответственности в развязывании войны. До тех пор, пока российские войска не выйдут из Грузии. Ну а там...

Кто может стать следующим президентом? Наилучшие стартовые позиции - у бывшего спикера парламента Нино Бурджанадзе. Ее явно поддерживает администрация Джорджа Буша. Сама Бурджанадзе раскритиковала Россию «за агрессию», но одновременно прошлась и по президенту.

Не исключают эксперты и появления серьезных шансов у лидеров объединенной оппозиции. Особенно у главного соперника Саакашвили на январских президентских выборах Левана Гачечиладзе и представителя «Новых правых» Давида Гамкрелидзе. Но может появиться и кто-то еще. Так, пару недель назад влиятельный оппозиционер Губаз Саникидзе сказал, что их объединение «может возглавить неожиданный и очень сильный человек». Естественно, все кандидаты в президенты ориентированы на Запад. Но их главное отличие от Саакашвили - они вменяемы.




Огонь по статус-кво

 Маркетинг и Консалтинг (МиК), 22.08.08

Анатолий Дашкевич

На Кавказе опять наступил мир. Шаткий мир. Но смолкли выстрелы и взрывы, перестала литься людская кровь. Это стало возможным благодаря нелегко найденной договоренности политиков, настойчиво искавших путь к примирению. И чаще всего в выступлениях с высоких трибун и в политических дискусах слышались слова «вернуться к статус-кво». В международном праве термин «статус-кво» обозначает существующее или раннее существовавшее правовое положение в какой-либо стране или территории. Но после всего, что произошло в Грузии в период, уже сегодня часто называемый «шестидневной войной», трудно представить, что возможно возвращение в состояние прежнего договорно-правового поля.

Что будет дальше? Вопрос очень важный. Кровопролитный конфликт Грузии с непокорными территориями не только существенно изменил ситуацию в этой республике, но и стал катализатором обострения ситуации в отношениях между главными игроками, определяющими температуру в мировой политике. Конечно, опять будут созданы зоны разъединения. В этих зонах опять будут установлены посты миротворцев, опять будет считаться в соответствии с международным правом, что Абхазия и Южная Осетия - сепаратистские, самопровозглашенные образования. Но будет ли это тот статус-кво, который существовал до 6 августа, вернее, до ночи с 7-го на 8-е, когда на села и спящую столицу маленького гордого народа был обрушен шквал огня из оружия, применяемого лишь для того, чтобы после обстрела оставалась только выжженная и перепаханная взрывами земля? И уже совсем не укладывается в понятие то, что смертоносный огонь был открыт без предупреждения, под покровом ночи, открыт теми, кто хорошо знал, что там, в зоне поражения, - старики, женщины, дети, мирные дома, больницы и школы.

В заложниках - Олимпиада

Такие события всегда являются страшными трагическими уроками. Но они дают возможность лучше рассмотреть, в каком мире мы живем, что привносим в понятия таких непреходящих библейских ценностей, каковыми являются гуманизм, правда, совесть. И, в конце-концов, они еще и проясняют - имеет ли это общежитие, именуемое планетой Земля, общую единицу для измерения того, что на всех языках называется преступлением.

Ответов на эти вопросы не может быть много. С точки зрения морали сегодняшнего уровня цивилизационного развития, война по таким бесчеловечным правилам, как позволили себе это грузинские политики, может и должна быть осуждена всеми, для кого человеческая жизнь является неразменным постулатом высочайшей ценности.

На самом деле оказалось, что все далеко не так. Меня, живущего здесь, в Западной Европе, и имевшего возможность получать информацию любой из сторон этого конфликта, поразило молчание западных масс-медия на протяжении почти всех первых суток конфликта. Но дальше произошло еще более странное: почти все ведущие таблоиды и телеканалы западных стран, где независимость прессы считается одним из главных показателей наличия демократии, вдруг дружно и с негодованием стали выдавать сообщения о нападении России на Грузию. И, конечно, возмущение тех, кто читает и смотрит здесь новости, можно вполне понять: «одна из самых мощных в военном отношении стран - Россия напала на маленькую свободолюбивую Грузию, где живут мирные люди и где существует почти образцовая демократия!».

Возмущение можно понять, потому что главнокомандующий «маленькой» грузинской армии президент Саакашвили в тот же день на фоне грузинского и евросоюзовского флагов выступил с телевизионным обращением к нации. Выступил он почему-то на английском языке и с трагическим выражением лица сообщил, что Россия не просто напала на Грузию, но сделала это в день открытия Олимпиады, когда обычно должно наступать умиротворение.

Выбор грузинской стороной начала акции «установление конституционного порядка» на день открытия Олимпиады не случаен. Это тонкая работа, автором которой явно не является Саакашвили. Известно, у разработчиков американских военных стратегий бытует мнение - еще со времен бойкота Игр 1980-го года (сразу после ввода войск СССР в Афганистан) - о том, что олимпиады - это самое больное место российских правителей. Для них, по мнению этих стратегов, наиболее неприятным является удар по престижу в виде олимпийского бойкота.

На этом и построена задумка с выбором даты удара по Осетии. Видимо, авторы такого решения полагали, что если Россия даже решится вмешаться в конфликт, то не в день открытия Олимпийских игр. Кроме того, Медведев был в отпуске, на Волге, а Путин - на Олимпиаде, в Пекине. И им потребуется время, чтобы разобраться и согласовать свои действия. А этой паузы для грузинских войск, ведущих уничтожительное наступление, будет достаточно для осуществления блиц-крига. Но Россия на эту наживку не попалась.

Моральная сторона вопроса

Трагическое лицо грузинского президента будет и в последующие дни появляться на экранах телевизоров часто, и слова и мысли этого возмущенного «образцового демократа» будут преподноситься многими СМИ здесь, в Европе и за океаном как подтверждение коварности и жестокости русских.

Уже сегодня достоверно известно, сколько лжи выплеснулось в эфир за период тех шести дней из уст главнокомандующего грузинской армии. Ведь Саакашвили, выступая в телеэфире за два часа до смертоносного удара по Цхинвали, предложил осетинам прекратить сопротивление и сообщил, что распорядился полностью прекратить огонь и что никогда не будет воевать против своего народа. Но грузинские подразделения огонь не только не прекращали, но, наоборот, подтягивая новые установки тяжелой артиллерии и установки залпового огня «град», увеличивали его интенсивность.

А еще не так давно Саакашвили в интервью немецкой радиокомпании Deutschlandfunk рассказывал о своей встрече с группой детей из Южной Осетии: «Мы должны сближаться друг с другом - шаг за шагом. Эти дети более никогда не станут нашими врагами. После того как я увидел этих детей, я никогда не смогу отдать приказ стрелять по ним. Ведь тогда каждый из них может пострадать». Но что-то с памятью его стало - только в ночь с 7-го на 8-е августа в Цхинвали погибло более 250 детей. Были разрушены и сгорели школы и дошкольные детские учреждения, проутюжена танками детская поликлиника.

Странно, но обо всем этом главные западные издания - ни слова. На экранах - кадры бомбежки Гори, но не уничтожение Цхинвали. Беспрерывно - колонны российских танков, грузовики с эмблемами российских вооруженных сил, вертушки на бреющих полетах, взрывы и горящие дома. Все это в различных ракурсах занимало все новостные сообщения.

Но почему-то не было показано и прокомментировано заявление российского премьера Путина, в котором он 8-го утром, находясь в Пекине, сообщил, что грузинские военные в упор расстреливают российских миротворцев, многократно уступающих грузинам в численности и не имеющих, в отличие от нападающих, тяжелого вооружения, жгут и уничтожают мирных жителей Южной Осетии.

Может быть, журналисты западных СМИ не имели доступа к информации, поступающей от другой стороны, - от осетинских и российских дипломатов, от российских информационных агентств? Наивно задаваться таким вопросом. В нынешнем мире, который стал глобальным, великолепно функционирует и мировая глобальная информационная сеть. Поэтому поверить в то, что кому-то в ведущих мировых СМИ были недоступны сообщения российских информагентств, невозможно.

Но следует спросить, где были западные журналисты и представители миссии ОБСЕ в первый и последующие дни после официальных заявлений российских СМИ о массовой гибели мирного населения? Понятно, что среди них было не много желающих лезть под пули и снаряды в условиях, когда дороги простреливались и велся огонь по колоннам беженцев и даже по машинам «скорой помощи», перевозившим раненых. Большая группа представителей западных СМИ предпочла обосноваться в уютном пресс-центре в Тбилиси. Да, было очень опасно. Но в Цхинвали работало более двадцати российских журналистов. Двое из них погибли, пятеро получили ранения - один тяжелое, еще двое контужены. Были ранены и американский журналист и его переводчик, единственные из западных журналистов, находившиеся в тот первый день в Цхинвали.

Почему же на информацию, добываемую людьми, рисковавшими своими жизнями ради того, чтобы увидеть собственными глазами и рассказать миру о том, что же в действительности происходило там в те трагические часы, было наложено табу? Очень это было похоже на скоординированное молчание. И речь в связи с этим идет совсем не о профессионализме, а о моральной стороне вопроса.

Плохо - тоже результат

Что ж, стоит ли без устали повторять, что мир несовершенен и несправедлив? Но происшедшее на Кавказе - огромная человеческая трагедия, и когда льется кровь, кощунственными кажутся рассуждения о большой политике, интересах и расчетах. И все-таки войны начинают и заканчивают политики.

Конечно, столь серьезное происшествие требует ответа на вопрос, кто же стоит за этим? Уже сейчас, когда пишутся эти строки, раскрыты многие карты. Нет, это не грузинские националисты. И даже не Саакашвили в той степени, в какой его подают сегодня российские политики и СМИ. Конечно, грузинский президент - властолюбивый, психопатический и несдержанный человек с размытыми понятиями честности и совести. Он просто энергичная марионетка, добросовестный исполнитель в коллекции фигур проекта «цветных революций». Уверен, Саакашвили никогда бы не осмелился затеять такую рискованную авантюру, не будь у него множество сигналов поддержки и поощрений со стороны.

На протяжении всего правления Саакашвили немало стран открыто содействовали перевооружению грузинской армии и ее боевой подготовке, оказывали политическую поддержку президенту Грузии, смотрели сквозь пальцы на его многочисленные авантюрные эспады. Благосклонное отношение не остудило даже избиение оппозиции в прошлом году, сильно подмочившее образ грузинского президента как «великого демократа». Тонус политической активности Саакашвили поддерживали частые визиты в Тбилиси высоких американских чиновников и госсекретаря США Кондолизы Райс.

Мотивов той акции много. Но одним из наиболее убедительных является предположение, что уходящей в нынешнем году команде Буша нужно торопиться продемонстрировать успех хотя бы в каком-либо из направлений внешней политики. Ибо в противном случае в ее наследии не будет ничего, кроме провалов. И здесь желанным прорывом и мог стать блиц-криг по захвату Южной Осетии. Он мог бы положить на весы много. Если бы блиц-криг удался, российское вмешательство было бы сильно затруднено, потому что Москва всегда декларировала незыблемость целостности Грузии, а Запад, безусловно, не поддержал бы ее требования по отводу грузинских войск.

Блиц-крига не получилось. Но это не полное поражение «заказчика» и «исполнителя». Этот вариант тоже принес Вашингтону определенные «дивиденды»: Москва впервые после распада СССР оказалась вовлеченной в войну против страны, с которой связана теснейшими историческими, культурными и человеческими узами, и из-за участия в конфликте ее можно исключить из числа посредником в урегулировании осетино- и абхазо-грузинского конфликта.

Решение должен принимать народ

Имела ли Москва альтернативу применению военной силы для остановки вторжения Грузии в Южную Осетию? Россия давно и прочно присутствует в Южной Осетии и Абхазии. Оказывая этим непризнанным республикам самую широкую поддержку, Москва, конечно, влияла на их строптивость, позволяла поднимать планку условий и требовательности в переговорах с Тбилиси. Но после того как Грузия начала все более открыто демонстрировать и форсировать сближение с НАТО, эти республики стали для Кремля важным инструментом по противодействию возможности появления военных баз Альянса уже непосредственно на своих южных границах. Важным фактором оставалось и то, что большое количество жителей Южной Осетии являются гражданами России.

Все это, а также методы, использованные Грузией для «восстановления конституционного порядка», не позволили Москве самоустраниться в критический момент. Непринятие ею решительных действий продемонстрировало бы неспособность последовательно проводить и отстаивать свой политический курс и подорвало бы доверие к политике Кремля. И не только у тех стран и политиков, которые еще видят в России державу, способную противостоять негативным тенденциям, которые появились в последние годы в связи с создавшейся после распада Советского Союза однополярностью мира. Это могло бы серьезно сказаться на доверии к руководителям страны и со стороны собственных граждан, имеющих среди осетин и абхазов много родственников, друзей и помнящих о тесных исторических связях этих народов с народом России, всегда приходивших на помощь друг другу в трудные годины.

Сейчас Москва решает серьезную задачу выбора модели дальнейшего своего поведения в условиях радикально изменившейся ситуации на Кавказе. Кремль уже сделал еще один шаг, демонстрирующий его решительность в отстаивании своих интересов на постсоветском пространстве. Президент Медведев заявил, что теперь, когда режим Саакашвили показал, какими методами он пытается вернуть в свое лоно непокорные регионы, Россия поддержит любые решения народов Южной Осетии и Абхазии относительно своей дальнейшей судьбы. А настроения осетин и абхазов известны давно - быть независимыми государствами.

Кто фальшивит в оркестре

Уже возникло много сложностей на пути реализации сторонами инициированного Францией и Россией «плана шести принципов». Самыми сложными являются вопросы о выводе российских войск и о миротворцах. Абхазы и осетины не согласятся с заменой российских миротворцев. У Москвы в связи с этим появится повод оставить до разрешения проблемы и какие-то воинские подразделения, имея вескую причину: обеспечение безопасности. Период этот может существенно затянуться.

Масла в огонь подливают и США, которые чувствуют, что старая Европа начинает выскальзывать из-под политической опеки Белого дома. Вашингтон уже заявил и осуществляет переброску в Грузию военной авиацией гуманитарных грузов. Что и кто летит в Грузию под вывеской «гуманитарные грузы», неизвестно. На рейдах грузинского побережья встанут корабли американского ВМС. Возможен и вариант появления в Грузии американских воинских подразделений. Все это только еще больше обострит ситуацию.

Может случиться, что Россия действительно признает независимость этих республик. Ее могут поддержать Белоруссия, некоторые среднеазиатские республики, Китай, Куба и несколько южноамериканских стран. Это еще туже взведет пружину напряженности в отношениях Вашингтона и Москвы.

Европейский союз, на который по всем направлениям давит Белый дом, никаких радикальных мер против России не предпримет. Он, как показывают и последние события, не способен сформировать единую позицию. Кроме того, ЕС серьезно повязан энергетическими соглашениями, которые для экономики Европы намного важнее, нежели американские политические преференции. Весьма соблазнительным для Европы остается и идея создания с быстро прогрессирующей Россией, имеющей к тому же огромный рынок, единого экономического пространства. Это важно особенно теперь, когда в американской экономике появляются серьезные проблемы, да и у самого ЕС происходит замедление темпов экономического развития.

Весьма симптоматичным является поведение в связи с событиями на Кавказе старых европейских стран. Заявление министра иностранных дел Франции Кушнера о том, что «США не подходят к роли главного посредника в грузино-осетинском конфликте, ибо они являются фактически одной из сторон этого конфликта», стали первым открытым «уколом» в адрес лидера Североатлантического альянса. Политики Старой Европы начинают демонстрировать нежелание быть послушными членами оркестра, которым дирижирует Белый дом. На днях в интервью ВВС бывший министр иностранных дел Великобритании лорд Оуэн, сказал, что относиться к России как к Советскому Союзу абсурдно, необходимы совершенно иные отношения с этой страной, играющей все более заметную роль в мировой политике. Касаясь событий на Кавказе, лорд Оуэн заметил, что «Грузия жестоко просчиталась с Южной Осетией и теперь расплачивается за это».

Меняется и тон западных СМИ. Сьюманс Милн пишет в британской «Гардиан», что «исход шести страшных дней кровопролития на Кавказе вызвал излияние тошнотворнейшего лицемерия со стороны западных политиков и послушных им СМИ». А обозреватель «Таймс» Майкл Биньон считает, что американские «кавказские игры» являются причиной ухудшения общего политического климата в мире. Он пишет: «Ни одной крупной державе не нравится, если другая влезает на ее территорию и начинает заниматься браконьерством». Британский обозреватель напоминает, что в течение двухсот лет политикой США была доктрина Монро - «руки прочь от обеих Америк». И Америка, как показывает история, часто рискует войной даже не для того, чтобы прогнать оттуда другие державы - но чтобы искоренить чуждые идеологии. Как пример этой политики Биньон приводит историю борьбы США с режимами на Кубе и в Никарагуа.

Теперь, после грузинской авантюры в Южной Осетии, громче стали звучать на Западе и голоса противников американской идеи-фикс о незамедлительном принятии Грузии и Украины в НАТО. «Вступление в альянсы не должно быть делом легким или непродуманным. Задумаемся, что было бы, будь Грузия членом НАТО?» - замечают в своем комментарии ВВС. Действительно, задуматься по этому поводу надо.




Новые государства в геополитике Кавказа, или Почему мир не принимает правоту России

Дагестанская Правда, 22.08.08

Абдул-Насир Дибиров

Геополитика современного мира определяется разнообразием и множественностью политических режимов, возникших во второй половине двадцатого века. Сегодня в мире насчитывается более двухсот независимых государств. Такого количества независимых государств в истории человечества единовременно никогда не было. При этом процесс образования новых государств не прекращается, а только ширится.

На наших глазах прекратили свое существование СССР, Югославия и Чехословакия, распавшиеся на десятки независимых государств. Сегодня этот процесс продолжается в Грузии, Молдавии, Ираке и в ряде других государств. При этом в стороне не остаются даже вполне благополучные и давно состоявшиеся государства, такие, как Испания, Бельгия или Канада.

Казалось бы, что это вполне естественный процесс реализации исторического права каждого народа на самоопределение. Но при этом и чем дальше, тем больше обнаруживается одна очень интересная и любопытная деталь. Так же, как и любая политическая власть внутри государства, так и сами государства должны найти оправдание своему существованию.

Другими словами новые государства так же, как и правители, нуждаются в легитимации их права на существование. Исторически состоявшиеся государства легитимированы изнутри, легитимирующий центр здесь находится внутри государства. Он заключен, прежде всего, в исторической памяти той или иной нации, создавшей собственную государственность, защищавшей и сохранявшей ее на протяжении веков. Существование такого государства воспринимается как данным народом, так и другими народами как важнейший фактор поддержания справедливости в мироустройстве.

Ситуация с новыми государствами несколько иная. Любое новое государственное образование на своем начальном этапе испытывает острейший дефицит легитимности. Здесь можно вспомнить не только первые годы Советской России, но и историю международного признания молодых Соединенных Штатов Америки. В современном мире даже полное международное признание государства не преодолевает дефицита легитимности.

Внутренняя легитимность грузинского государства после известных событий в Южной Осетии подорвана окончательно. Грузия также окончательно потеряла Южную Осетию и Абхазию. Вынос вопроса о путях обеспечения безопасности этих регионов на международный уровень – это сложный и достаточно длительный процесс, но процесс движения к независимости. Самое главное, последствия югоосетинской авантюры грузинского руководства резко обесценили в глазах самого грузинского народа значение этих регионов для сохранения грузинской государственности. Грузия как государство вплоть до сегодняшнего дня не состоялось. И не состоится, пока над ним будет довлеть груз мятежных республик.

Думается, что постепенно в общественном сознании грузинского народа будет укрепляться идея необходимости освободиться от этого груза, то есть отпустить эти республики. В этом случае Грузия впервые за долгие годы кризиса получит возможность строить свою собственную государственность и решать перезревшие внутренние экономические, социальные и политические проблемы.

В условиях острого кризиса внутриполитической легитимности Грузия, как никакая другая страна, нуждалась и нуждается во внешней легитимации своей государственности.

Грузинская политическая элита в тональности, изначально заданной З.Гамсахурдиа, в поиске этой легитимности выступала практически всегда с антироссийских позиций.

Ориентация на Запад и интеграция в западные политические институты – это стратегический ориентир грузинской политической элиты. И в обозримом будущем здесь существенных изменений ожидать не приходится. Если Грузия решит освободиться от груза мятежных республик, то у нее не будет никаких неразрешимых противоречий с соседними государствами, которые препятствовали бы ей интегрироваться в различные международные структуры. Вместе с тем вступление Грузии в НАТО дестабилизирует ситуацию не только на Кавказе и Черноморском регионе, но и на всем Большом Ближнем Востоке. Вступление Грузии в НАТО будет воспринято народами региона как дальнейшее расширение экспансии США и, безусловно, станет причиной роста протестных настроений на основе наиболее радикальных и экстремистских идеологий. Конституционно закрепленный и практически реализованный статус нейтрального государства обеспечит, на мой взгляд, лучшее будущее Грузии. Такой подход давно вынашивала часть политической элиты Грузии.

На определенном этапе он оказался подавлен американским проектом «Саакашвили». Будем надеяться, что ненадолго.

Сегодня Грузия выступает как враждебное России государство и в среднесрочном плане это отношение в лучшем случае будет просто недружественным. В долгосрочном же плане следует исходить из того, что географическое соседство, общее историческое прошлое, культурное единство, общность в православии, экономическая целесообразность в конце концов неизбежно приведут к нормализации отношений между двумя государствами. Думается, что в долгосрочном плане Грузия - это все-таки дружественное России государство.

Более драматичной является ситуация с Украиной. Очевидно, что Украина – это наиболее продвинутая сегодня в плане демократической легитимации страна на постсоветском пространстве, если не считать Прибалтику. Вместе с тем, демократическая легитимность на Украине, на мой взгляд, имеет ущербный характер. Ущербность связана с тем, что демократическая легитимность взращена не собственно украинской политической практикой, а привнесена извне на волне известных «оранжевых» событий. Демократическая легитимность не преодолевает главную причину слабой внутренней легитимации украинской государственности – раскол этой государственности. Самое главное это то, что этот раскол идет не по вертикали (в этом случае он преодолевался бы простой сменой режима или реформированием политической системы), а по горизонтали – Восток, Запад, Юг и Крым. Горизонтальный раскол государственности по территориям – это угроза самому существованию государства. Как и другие новые государства, Украина стремится преодолеть слабую внутреннюю легитимность внешней легитимацией. В качестве легитимирующего центра выбран Запад и западные политические структуры. Но на этом пути раскол украинской государственности не может быть преодолен. Антироссийский Запад, колеблющийся Центр, пророссийские Восток, Юг и Крым не позволят преодолеть этот раскол и через одностороннюю ориентацию на Россию. Шаткость украинской государственности делает ее политическую элиту неустойчивой, неуверенной в своих силах, легко манипулируемой и в какой-то степени истеричной. Синдром «старшего брата» стал для определенной части украинской политической элиты кошмаром. Это долговременный фактор украинской политики, с которым придется считаться и учитывать в практической политике.

Вожделея покровительства Запада, Украина постепенно превращается в недружественное России государство, за образец принята антироссийская политика Польши, претендующей на роль регионального лидера Восточной Европы. Но то, что может позволить себе моноэтничная и моноконфессиональная Польша, не должна позволять ответственная политическая элита страны с расколотой государственностью. На мой взгляд, в обозримом будущем неизбежна федерализация Украины. Это будет первым шагом на пути цивилизованного распада украинского государства. Как показывает мировая политическая практика, движение от унитаризма к федерализму всегда ведет к распаду государства. Изложенное позволяет сделать вывод и в отношении украинской внешней политики на Кавказе. Она сегодня является прозападной и антироссийской и в среднесрочном плане останется таковой.

Как мы видим, практически все новые государства ищут внешней легитимации своей государственности на Западе, а не в России. Ни одно из этих государств, за исключением, может быть, Армении, не является искренним другом и союзником России. Вообще у России осталось в мире мало друзей. Со всей очевидностью это показали события вокруг Южной Осетии.

Безусловно, Россия была абсолютно права, вмешавшись в события в Южной Осетии. Но эту правоту России не принял мир. Почему? Главный вопрос сегодня для России этот.

Конечно, ответ типа того, что нас не любят, потому что мы большие, имеет под собой серьезные основания. Не подлежит сомнению и то, что в условиях усиливающейся межстрановой конкуренции за ресурсы и за влияние, никому не нужен на мировой арене новый сильный конкурент, каковым сегодня Россия реально становится. И в этом смысле вполне объяснима реанимация в политике США (по сути наследнице Британской империи) традиционной англо-саксонской неприязни к России. Известно ведь, что Британская империя на протяжении веков чужими руками воевала с Россией, видя в ней угрозу своим интересам в Европе, Средиземноморье, на Черном море, на Кавказе, на Ближнем, Среднем и Дальнем Востоке.

В среднесрочном плане отношения с США будут ухудшаться и дальше. США попытается использовать все имеющиеся в ее распоряжении дипломатические и пропагандистские ресурсы для того, чтобы в той или иной форме наказать Россию за вмешательство в грузино-югоосетинский конфликт. Впервые за последние десятилетия экспансионистская политика США в мире получила силовой ответ. Тем самым нанесен серьезный удар, возможно, и необратимый политике строительства однополярного мира под американским верховенством. Создан прецедент, которым не преминут воспользоваться многие региональные державы в отстаивании своих национальных интересов. Нанесен удар престижу США как автору «оранжевых» проектов. Поэтому американская дипломатия и пропагандистская машина делают все для того, чтобы правота России не дошла до мирового общественного мнения. Также верно и то, что «синдром России» сидит очень глубоко в европейском сознании. Корни этого синдрома уходят в глубокое историческое прошлое – это и участие в разделе Польши в конце 18 века, это и роль жандарма революционной Европы совместно с Австро-Венгрией в 19 веке, это и попытки экспорта революции после 1917 года. Можно вспомнить венгерские события 1956 года, чехословацкие события 1968 года, Афганистан и многое другое. Из памяти многих европейских народов не скоро выветрится память о навязанном этим народам послевоенном общественном устройстве, воспринимаемом нынешними поколениями как советская оккупация. Следует учитывать и то, что в процессе развала СССР Россия не лучшим образом отнеслась к своим традиционным союзникам и друзьям. В этой связи можно вспомнить и режим Наджибуллы в Афганистане, и Вьетнам, и Кубу, и Югославию. Тогда был нанесен огромный урон репутации России как надежного союзника и друга.

Такого рода ответы на вопрос о том, почему мир не принимает правоту России, в общем-то, лежат на поверхности. Вместе с тем эти ответы, на мой взгляд, несмотря на всю их серьезность и определенную глубину, тем не менее не вскрывают главной причины того непонимания России, которое существует в мире. Это непонимание связано главным образом не с нашим прошлым, а с нашим настоящим. А настоящее России в глазах мирового общественного мнения достаточно смутно. Политика царской России в эпоху империй была достаточно ясна и объяснима, идеологически ангажированная политика Советского Союза также была достаточно прозрачна и понятна, другими словами, мир понимал, на какую ценностную базу внутри страны опирается внешняя политика Российского государства. Сегодня такого понимания нет, как нет его, кстати, и внутри самой России.

Кто мы? В чем заключается наша идентичность? Каковы ценностные ориентиры, лежащие в основе российской государственности? Вот вопросы, на которые сегодня у нас нет однозначных ответов. Мы уже говорили о том, что в современном мире не слишком велик набор ценностей, вокруг которых формируются главные центры силы. Настолько ли близки нам ценности восточных цивилизаций, чтобы мы говорили сегодня о стратегическом партнерстве с Китаем в пику Западу? Очевидно, что культурно-ценностные различия между нами громадны и по существу непреодолимы. Очевидно также, что православная в своем большинстве Россия не станет и частью исламского мира. Может быть, Россия обладает своим собственным набором ценностей? Возможно. Но сегодня этот набор ценностей столь же проблематичен, как и во времена спора западников и славянофилов. Так что, остаются западные ценности? Наверное, да. Но Россия не может наподобие Венгрии или Чехии просто влиться в Запад, для этого она действительно слишком большая. России необходимо стать самодостаточным Западом на евразийском пространстве. И тогда Россия сможет на равных отстаивать свои национальные интересы, и ее образ в мировом общественном мнении не будет затуманен тяжелым наследием прошлого.

Ведь сегодня образ современной Германии никто не ассоциирует с нацизмом, образ Испании – с франкизмом, образ США – с рабовладением и т.д., и т.д. А для этого России надо стать Западом не на словах, а на деле. Стать Западом не значит стать сателлитом США, а это значит стать более понятным для мира. Пользоваться достижениями Запада и воротить нос от западных ценностей – это политика перманентного конфликта с окружающим миром. Демократизация политических институтов, формирование институтов гражданского общества, обеспечение прав и свобод личности, свободы СМИ, независимости судопроизводства – это та ценностная основа Российской государственности, которая позволит изменить не только имидж страны на мировой арене, но и радикально изменить сложившуюся асимметричную систему взаимоотношений между личностью, обществом и государством в самой России. При этом следует понимать, что внедрение западных ценностей не есть отказ от национальных интересов России. А наоборот, внедрение западных ценностей - это лучшая на сегодня форма более эффективной защиты этих интересов. В защите своих национальных интересов демократическая Россия должна быть и прагматичной, и утилитарной, и эгоистичной, тоже, кстати, в лучших западных традициях. И анализ последних выступлений Президента России Д.Медведева позволяет говорить о том, что такого рода идеи уже зреют в сознании политической элиты России.




 Саакашвили хочет повоевать еще

КМ.RU, 25.08.08

Обстановка на границе Грузии и Южной Осетии продолжает оставаться сложной. По-прежнему поступают сообщения о концентрации грузинских войск и периодических обстрелах территории непризнанной республики. 

Грузинская сторона, в частности, концентрирует военную технику вдоль Лениногорского района Южной Осетии. Как сообщила председатель Комитета по информации и печати республики Ирина Гаглоева, представители вооруженных формирований Грузии угрожают жителям этого района. По ее словам, «грузинская сторона начала военное усиление вдоль границ с Лениногорским районом - туда стянуты военные подразделения и тяжелая техника».

 «Представители администрации района доложили о том, что всю ночь грузинские формирования производили одиночные выстрелы в сторону жилых сел района, при этом угрожали населению, требуя покинуть свои дома», - цитирует слова Гаглоевой агентство Интерфакс.

«Лениногорский район - очень большая часть республики: его очень сложно быстро взять под охрану», - цитирует Гаглоеву «Российская газета». Ситуацию, по ее словам, заметно осложняет уже произведенный отвод российских войск из зоны грузино-осетинского конфликта. В связи с этим, сообщила Гаглоева, вчера состоялось заседание чрезвычайной комиссии правительства непризнанной республики, на котором, в частности, было принято решение обратиться к российским миротворцам с просьбой установить дополнительные посты на границе с Грузией.

Между тем точку зрения о том, что грузинские Вооруженные силы восстанавливают свой потенциал и готовятся к новой агрессии, разделяют и в Генштабе Вооруженных сил РФ. По словам генерала Анатолия Ноговицына, если военный потенциал Грузии и восстанавливается, то только для повторной агрессии. «Фактически Грузией заявлена подготовка к третьей войне, - заявил замначальника российского Генштаба. - Мы следим за ситуацией, делаем выводы и докладываем об этом нашему руководству. Наша реакция должна быть адекватной заявлениям и действиям грузинской стороны».

Особую тревогу вызывает также и активность американских военных кораблей. Американский военный корабль USS McFaul в воскресенье прибыл в порт Батуми, а еще 2 корабля ВМС США прибудут туда позднее. По утверждению американцев, корабли ве-зут гуманитарную помощь для грузинских беженцев. Минобороны РФ в этом сомневается.

Отметим также, что в эти же дни парламент Грузии зачем-то продлил до 8 сентября действие введенного 9 августа 15-дневного режима военного положения. Соответствующее предложение в парламент внес президент страны Михаил Саакашвили. «Россия игнорирует свои обязательства по соглашению о прекращении огня на территории Грузии, - говорится в обращении главы государства. - Целенаправленно уничтожаются гражданская инфраструктура, здания, дороги и мосты, а также порт города Поти и железнодорожные магистрали».

Более того: газета The New York Times пишет, что Грузия намерена восстановить поврежденную во время военных действий армию. Она также цитирует высказывания Михаила Саакашвили, который отметил, что Грузия будет стремиться объединить Аб-хазию и Южную Осетию под флагом Грузии. Саакашвили также заявил, что США будут продолжать оказывать ему поддержку. По словам президента Грузии, он дважды в день говорит с кандидатом в президенты США Джоном Маккейном и регулярно контактирует с Джозефом Байденом, который может стать вице-президентом в случае победы Барака Обамы.

Напомним, что ранее Анатолий Ноговицын заявил, что российские подразделения будут патрулировать порт Поти, хотя он и не входит в зону безопасности. По словам Ноговицына, с целью пресечения провокаций в районе Поти российские подразделения будут выходить со своих опорных пунктов и действовать в соответствии с обстановкой.

«Исходя из задач операции по принуждению к миру, присутствие российских войск в Поти абсолютно логично, - сказал в интервью «Независимой газете» директор Центра анализа стратегий и технологий Руслан Пухов. - Если мы оттуда уйдем, это позволит Грузии динамично наращивать свою военную мощь за счет того, что в порт смогут заходить иностранные суда с военным оборудованием. Самым эффективным и дешевым способом доставки вооружений является переброска их по морю. Если мы сможем этому воспрепятствовать, восстановление грузинской военной машины будет затруднено».

Руслан Пухов также считает, что возвращение войск на ту линию, на которой они находились до начала грузинской агрессии, невозможно и неприемлемо. «Состоялась война, Грузия ее проиграла, она была агрессором. Естественно, что мы не можем вернуться на те разделительные линии, которые были до 8 августа. Я считаю, что нам целесообразно для исключения повторения агрессии создать буферную зону. И мы оставляем за собой право эту буферную зону патрулировать», - заявил эксперт.

Схожую точку зрения высказал в интервью «Независимой газете» и президент Академии геополитических проблем, генерал-полковник Леонид Ивашов. «Россия выступила гарантом Южной Осетии, и она должна обеспечить выполнение Грузией своих обязательств. Я не думаю, что нам надо обращать внимание на то, что скажет Запад. Запад был обязан предотвратить нападение на Южную Осетию, но не сделал этого. Нам нужно проводить свою политику безопасности в этом регионе. Лучше было бы, если бы в Гори вообще не было грузинских войск», - считает он.

Между тем Запад лихорадочно ищет новые пути воздействия на Россию. Так, президент Франции Николя Саркози объявил о созыве 1 сентября 2008 г. специального саммита Европейского союза (ЕС) в Брюсселе по ситуации в Грузии, передает Associated Press со ссылкой на пресс-службу французского президента. «Президент Франции в качестве действующего председателя ЕС принял решение провести экстренное заседание Европейского совета на уровне глав государств 1 сентября в Брюсселе в связи с многочисленными требованиями членов Евросоюза», - говорится в сообщении.

По данным пресс-службы, «встреча будет посвящена кризису в Грузии и роли ЕС в нем, а также будущим отношениям с Россией».

Ранее, отвечая на вопросы немецких журналистов, канцлер Германии Ангела Меркель со своей стороны заявила, что ЕС может способствовать созыву международной конференции по Грузии, куда будут приглашены также Азербайджан, Армения и Украина. Целью конференции должна стать помощь Грузии в восстановлении ее экономики и инфраструктуры. В случае созыва подобного саммита Россия туда приглашена не будет, отметила канцлер. Еще раньше с инициативой проведения в Риме конференции по Кавказу выступил министр иностранных дел Италии Франко Фраттини. Он напомнил, что Италия выдвинула свое первоначальное предложение еще до начала кризиса, и тогда же была назначена дата - 13 ноября - и получено согласие России и США.

Кстати говоря, министр иностранных дел Италии в интервью ведущей итальянской газете Corriere della Sera заявил, что «Грузия просит у нас то, чего мы не можем дать: например, самолеты электронной разведки AWACS». В интервью другой газете он нелестно отозвался о президенте Грузии Михаиле Саакашвили: «Его действия были неосторожными, и за это он понесет политическую расплату». Что касается России, то она, подчеркивает министр, является стратегическим партнером для Италии. «Мы не можем позволить себе роскоши потерять Москву», - заявляет глава итальянской дипломатии.

Между тем «Независимая газета» сообщает сегодня, что ведущие американские эксперты проанализировали возможности Запада и России «наказывать» друг друга и пришли к выводу, что список потенциальных западных санкций бледнеет по сравнению с тем, чем могла бы ответить на антироссийские шаги Москва. В списке потенциальных угроз Вашингтона, напомним, исключение России из G8 и препятствование ее приему в ВТО, а также блокирование ее принятия в Организацию экономического сотрудничества (ОЭСР), бойкот Олимпиады в Сочи (такая законодательная инициатива должна рассматриваться в конгрессе США в сентябре), замораживание российско-американского стратегического диалога.

Американские эксперты предупреждают: перечень потенциальных ответных санкций Москвы - гораздо больше. Так Анджела Стент, директор по российским исследованиям в Джорджтаунском университете, отмечает, что Москва может ответить в Совете Безопасности ООН, где она способна помешать усилиям США наказать Иран за его ядерные амбиции. «Сюда можно отнести и все программы по борьбе с терроризмом и наркотрафиком, Сирию, Венесуэлу, «Хамас». Есть целый ряд вопросов, по которым русские могут перестать сотрудничать так, как это было до сих пор. И, конечно, это энергетика», - заявила Стент.

Еще одна возможность создать проблемы Западу - продажа вооружений, как это показал недавний визит в Москву президента Сирии Башара Асада. Правительства западных стран и Израиля, отмечает газета International Herald Tribune, встревожены сообщениями, что первые компоненты российского ЗРК С-300 уже поставляются в Иран, который мог бы применить их для ликвидации американских и израильских самолетов.

Кроме того, Россия может осложнить США и НАТО снабжение коалиции в Афгани-стане. Напомним, что Москва еще в апреле дала Франции и Германии право на транзит небоевых грузов через российскую территорию. О том, что Западу не следует «рубить сук», на котором сидят 50 тыс. солдат в Афганистане, уже заявил посол РФ при НАТО Дмитрий Рогозин. Москва также могла бы надавить на Киргизию, с территории которой оказывается поддержка американским военным в Афганистане, и на Узбекистан, который США хотели бы активнее использовать для операции в Афганистане.

Флинт Ливеретт, бывший старший директор в Совете национальной безопасности и старший аналитик ЦРУ, напоминает: «По мере того, как профицит текущего счета России продолжает расти вместе с ценой на нефть, Москва становится все более важным покупателем облигаций казначейства США и американских ведомственных ценных бумаг. Неужели те, кто призывает Вашингтон ставить различные ультиматумы России, предпочли бы, чтобы Москва избавилась от своих долларовых активов?» Ливеретт на страницах The National interest отмечает, что Москва уже готовит почву для возможного введения контрактов на продажу российской нефти в рублях, а этот шаг негативно отразился бы на долгосрочных позициях доллара.

Так что трезвые умы на Западе прекрасно понимают то, что недоступно пока разуму политиков: разговаривать с Россией на языке ультиматумов - бессмысленная затея.


Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
Copyright ©1996-2020 Институт стран СНГ