Внимание! Вы находитесь на старой версии сайта "Материк". Перейти на новый сайт >>> www.materik.ru

 

 

Все темы Страны Новости Мнения Аналитика Телецикл Соотечественники
О проекте Поиск Голосования Вакансии Контакты
Rambler's Top100 Материк/Аналитика
Поиск по бюллетеням
Бюллетень №200(25.08.2008)
<< Список номеров
НА ПЕРВОЙ ПОЛОСЕ
ВЕСТИ ИЗ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ДУМЫ
В ЗЕРКАЛЕ СМИ
ЗАКАВКАЗЬЕ
СРЕДНЯЯ АЗИЯ И КАЗАХСТАН
Страны СНГ. Русские и русскоязычные в новом зарубежье.


Огонь по статус-кво

 Маркетинг и Консалтинг (МиК), 22.08.08

Анатолий Дашкевич

На Кавказе опять наступил мир. Шаткий мир. Но смолкли выстрелы и взрывы, перестала литься людская кровь. Это стало возможным благодаря нелегко найденной договоренности политиков, настойчиво искавших путь к примирению. И чаще всего в выступлениях с высоких трибун и в политических дискусах слышались слова «вернуться к статус-кво». В международном праве термин «статус-кво» обозначает существующее или раннее существовавшее правовое положение в какой-либо стране или территории. Но после всего, что произошло в Грузии в период, уже сегодня часто называемый «шестидневной войной», трудно представить, что возможно возвращение в состояние прежнего договорно-правового поля.

Что будет дальше? Вопрос очень важный. Кровопролитный конфликт Грузии с непокорными территориями не только существенно изменил ситуацию в этой республике, но и стал катализатором обострения ситуации в отношениях между главными игроками, определяющими температуру в мировой политике. Конечно, опять будут созданы зоны разъединения. В этих зонах опять будут установлены посты миротворцев, опять будет считаться в соответствии с международным правом, что Абхазия и Южная Осетия - сепаратистские, самопровозглашенные образования. Но будет ли это тот статус-кво, который существовал до 6 августа, вернее, до ночи с 7-го на 8-е, когда на села и спящую столицу маленького гордого народа был обрушен шквал огня из оружия, применяемого лишь для того, чтобы после обстрела оставалась только выжженная и перепаханная взрывами земля? И уже совсем не укладывается в понятие то, что смертоносный огонь был открыт без предупреждения, под покровом ночи, открыт теми, кто хорошо знал, что там, в зоне поражения, - старики, женщины, дети, мирные дома, больницы и школы.

В заложниках - Олимпиада

Такие события всегда являются страшными трагическими уроками. Но они дают возможность лучше рассмотреть, в каком мире мы живем, что привносим в понятия таких непреходящих библейских ценностей, каковыми являются гуманизм, правда, совесть. И, в конце-концов, они еще и проясняют - имеет ли это общежитие, именуемое планетой Земля, общую единицу для измерения того, что на всех языках называется преступлением.

Ответов на эти вопросы не может быть много. С точки зрения морали сегодняшнего уровня цивилизационного развития, война по таким бесчеловечным правилам, как позволили себе это грузинские политики, может и должна быть осуждена всеми, для кого человеческая жизнь является неразменным постулатом высочайшей ценности.

На самом деле оказалось, что все далеко не так. Меня, живущего здесь, в Западной Европе, и имевшего возможность получать информацию любой из сторон этого конфликта, поразило молчание западных масс-медия на протяжении почти всех первых суток конфликта. Но дальше произошло еще более странное: почти все ведущие таблоиды и телеканалы западных стран, где независимость прессы считается одним из главных показателей наличия демократии, вдруг дружно и с негодованием стали выдавать сообщения о нападении России на Грузию. И, конечно, возмущение тех, кто читает и смотрит здесь новости, можно вполне понять: «одна из самых мощных в военном отношении стран - Россия напала на маленькую свободолюбивую Грузию, где живут мирные люди и где существует почти образцовая демократия!».

Возмущение можно понять, потому что главнокомандующий «маленькой» грузинской армии президент Саакашвили в тот же день на фоне грузинского и евросоюзовского флагов выступил с телевизионным обращением к нации. Выступил он почему-то на английском языке и с трагическим выражением лица сообщил, что Россия не просто напала на Грузию, но сделала это в день открытия Олимпиады, когда обычно должно наступать умиротворение.

Выбор грузинской стороной начала акции «установление конституционного порядка» на день открытия Олимпиады не случаен. Это тонкая работа, автором которой явно не является Саакашвили. Известно, у разработчиков американских военных стратегий бытует мнение - еще со времен бойкота Игр 1980-го года (сразу после ввода войск СССР в Афганистан) - о том, что олимпиады - это самое больное место российских правителей. Для них, по мнению этих стратегов, наиболее неприятным является удар по престижу в виде олимпийского бойкота.

На этом и построена задумка с выбором даты удара по Осетии. Видимо, авторы такого решения полагали, что если Россия даже решится вмешаться в конфликт, то не в день открытия Олимпийских игр. Кроме того, Медведев был в отпуске, на Волге, а Путин - на Олимпиаде, в Пекине. И им потребуется время, чтобы разобраться и согласовать свои действия. А этой паузы для грузинских войск, ведущих уничтожительное наступление, будет достаточно для осуществления блиц-крига. Но Россия на эту наживку не попалась.

Моральная сторона вопроса

Трагическое лицо грузинского президента будет и в последующие дни появляться на экранах телевизоров часто, и слова и мысли этого возмущенного «образцового демократа» будут преподноситься многими СМИ здесь, в Европе и за океаном как подтверждение коварности и жестокости русских.

Уже сегодня достоверно известно, сколько лжи выплеснулось в эфир за период тех шести дней из уст главнокомандующего грузинской армии. Ведь Саакашвили, выступая в телеэфире за два часа до смертоносного удара по Цхинвали, предложил осетинам прекратить сопротивление и сообщил, что распорядился полностью прекратить огонь и что никогда не будет воевать против своего народа. Но грузинские подразделения огонь не только не прекращали, но, наоборот, подтягивая новые установки тяжелой артиллерии и установки залпового огня «град», увеличивали его интенсивность.

А еще не так давно Саакашвили в интервью немецкой радиокомпании Deutschlandfunk рассказывал о своей встрече с группой детей из Южной Осетии: «Мы должны сближаться друг с другом - шаг за шагом. Эти дети более никогда не станут нашими врагами. После того как я увидел этих детей, я никогда не смогу отдать приказ стрелять по ним. Ведь тогда каждый из них может пострадать». Но что-то с памятью его стало - только в ночь с 7-го на 8-е августа в Цхинвали погибло более 250 детей. Были разрушены и сгорели школы и дошкольные детские учреждения, проутюжена танками детская поликлиника.

Странно, но обо всем этом главные западные издания - ни слова. На экранах - кадры бомбежки Гори, но не уничтожение Цхинвали. Беспрерывно - колонны российских танков, грузовики с эмблемами российских вооруженных сил, вертушки на бреющих полетах, взрывы и горящие дома. Все это в различных ракурсах занимало все новостные сообщения.

Но почему-то не было показано и прокомментировано заявление российского премьера Путина, в котором он 8-го утром, находясь в Пекине, сообщил, что грузинские военные в упор расстреливают российских миротворцев, многократно уступающих грузинам в численности и не имеющих, в отличие от нападающих, тяжелого вооружения, жгут и уничтожают мирных жителей Южной Осетии.

Может быть, журналисты западных СМИ не имели доступа к информации, поступающей от другой стороны, - от осетинских и российских дипломатов, от российских информационных агентств? Наивно задаваться таким вопросом. В нынешнем мире, который стал глобальным, великолепно функционирует и мировая глобальная информационная сеть. Поэтому поверить в то, что кому-то в ведущих мировых СМИ были недоступны сообщения российских информагентств, невозможно.

Но следует спросить, где были западные журналисты и представители миссии ОБСЕ в первый и последующие дни после официальных заявлений российских СМИ о массовой гибели мирного населения? Понятно, что среди них было не много желающих лезть под пули и снаряды в условиях, когда дороги простреливались и велся огонь по колоннам беженцев и даже по машинам «скорой помощи», перевозившим раненых. Большая группа представителей западных СМИ предпочла обосноваться в уютном пресс-центре в Тбилиси. Да, было очень опасно. Но в Цхинвали работало более двадцати российских журналистов. Двое из них погибли, пятеро получили ранения - один тяжелое, еще двое контужены. Были ранены и американский журналист и его переводчик, единственные из западных журналистов, находившиеся в тот первый день в Цхинвали.

Почему же на информацию, добываемую людьми, рисковавшими своими жизнями ради того, чтобы увидеть собственными глазами и рассказать миру о том, что же в действительности происходило там в те трагические часы, было наложено табу? Очень это было похоже на скоординированное молчание. И речь в связи с этим идет совсем не о профессионализме, а о моральной стороне вопроса.

Плохо - тоже результат

Что ж, стоит ли без устали повторять, что мир несовершенен и несправедлив? Но происшедшее на Кавказе - огромная человеческая трагедия, и когда льется кровь, кощунственными кажутся рассуждения о большой политике, интересах и расчетах. И все-таки войны начинают и заканчивают политики.

Конечно, столь серьезное происшествие требует ответа на вопрос, кто же стоит за этим? Уже сейчас, когда пишутся эти строки, раскрыты многие карты. Нет, это не грузинские националисты. И даже не Саакашвили в той степени, в какой его подают сегодня российские политики и СМИ. Конечно, грузинский президент - властолюбивый, психопатический и несдержанный человек с размытыми понятиями честности и совести. Он просто энергичная марионетка, добросовестный исполнитель в коллекции фигур проекта «цветных революций». Уверен, Саакашвили никогда бы не осмелился затеять такую рискованную авантюру, не будь у него множество сигналов поддержки и поощрений со стороны.

На протяжении всего правления Саакашвили немало стран открыто содействовали перевооружению грузинской армии и ее боевой подготовке, оказывали политическую поддержку президенту Грузии, смотрели сквозь пальцы на его многочисленные авантюрные эспады. Благосклонное отношение не остудило даже избиение оппозиции в прошлом году, сильно подмочившее образ грузинского президента как «великого демократа». Тонус политической активности Саакашвили поддерживали частые визиты в Тбилиси высоких американских чиновников и госсекретаря США Кондолизы Райс.

Мотивов той акции много. Но одним из наиболее убедительных является предположение, что уходящей в нынешнем году команде Буша нужно торопиться продемонстрировать успех хотя бы в каком-либо из направлений внешней политики. Ибо в противном случае в ее наследии не будет ничего, кроме провалов. И здесь желанным прорывом и мог стать блиц-криг по захвату Южной Осетии. Он мог бы положить на весы много. Если бы блиц-криг удался, российское вмешательство было бы сильно затруднено, потому что Москва всегда декларировала незыблемость целостности Грузии, а Запад, безусловно, не поддержал бы ее требования по отводу грузинских войск.

Блиц-крига не получилось. Но это не полное поражение «заказчика» и «исполнителя». Этот вариант тоже принес Вашингтону определенные «дивиденды»: Москва впервые после распада СССР оказалась вовлеченной в войну против страны, с которой связана теснейшими историческими, культурными и человеческими узами, и из-за участия в конфликте ее можно исключить из числа посредником в урегулировании осетино- и абхазо-грузинского конфликта.

Решение должен принимать народ

Имела ли Москва альтернативу применению военной силы для остановки вторжения Грузии в Южную Осетию? Россия давно и прочно присутствует в Южной Осетии и Абхазии. Оказывая этим непризнанным республикам самую широкую поддержку, Москва, конечно, влияла на их строптивость, позволяла поднимать планку условий и требовательности в переговорах с Тбилиси. Но после того как Грузия начала все более открыто демонстрировать и форсировать сближение с НАТО, эти республики стали для Кремля важным инструментом по противодействию возможности появления военных баз Альянса уже непосредственно на своих южных границах. Важным фактором оставалось и то, что большое количество жителей Южной Осетии являются гражданами России.

Все это, а также методы, использованные Грузией для «восстановления конституционного порядка», не позволили Москве самоустраниться в критический момент. Непринятие ею решительных действий продемонстрировало бы неспособность последовательно проводить и отстаивать свой политический курс и подорвало бы доверие к политике Кремля. И не только у тех стран и политиков, которые еще видят в России державу, способную противостоять негативным тенденциям, которые появились в последние годы в связи с создавшейся после распада Советского Союза однополярностью мира. Это могло бы серьезно сказаться на доверии к руководителям страны и со стороны собственных граждан, имеющих среди осетин и абхазов много родственников, друзей и помнящих о тесных исторических связях этих народов с народом России, всегда приходивших на помощь друг другу в трудные годины.

Сейчас Москва решает серьезную задачу выбора модели дальнейшего своего поведения в условиях радикально изменившейся ситуации на Кавказе. Кремль уже сделал еще один шаг, демонстрирующий его решительность в отстаивании своих интересов на постсоветском пространстве. Президент Медведев заявил, что теперь, когда режим Саакашвили показал, какими методами он пытается вернуть в свое лоно непокорные регионы, Россия поддержит любые решения народов Южной Осетии и Абхазии относительно своей дальнейшей судьбы. А настроения осетин и абхазов известны давно - быть независимыми государствами.

Кто фальшивит в оркестре

Уже возникло много сложностей на пути реализации сторонами инициированного Францией и Россией «плана шести принципов». Самыми сложными являются вопросы о выводе российских войск и о миротворцах. Абхазы и осетины не согласятся с заменой российских миротворцев. У Москвы в связи с этим появится повод оставить до разрешения проблемы и какие-то воинские подразделения, имея вескую причину: обеспечение безопасности. Период этот может существенно затянуться.

Масла в огонь подливают и США, которые чувствуют, что старая Европа начинает выскальзывать из-под политической опеки Белого дома. Вашингтон уже заявил и осуществляет переброску в Грузию военной авиацией гуманитарных грузов. Что и кто летит в Грузию под вывеской «гуманитарные грузы», неизвестно. На рейдах грузинского побережья встанут корабли американского ВМС. Возможен и вариант появления в Грузии американских воинских подразделений. Все это только еще больше обострит ситуацию.

Может случиться, что Россия действительно признает независимость этих республик. Ее могут поддержать Белоруссия, некоторые среднеазиатские республики, Китай, Куба и несколько южноамериканских стран. Это еще туже взведет пружину напряженности в отношениях Вашингтона и Москвы.

Европейский союз, на который по всем направлениям давит Белый дом, никаких радикальных мер против России не предпримет. Он, как показывают и последние события, не способен сформировать единую позицию. Кроме того, ЕС серьезно повязан энергетическими соглашениями, которые для экономики Европы намного важнее, нежели американские политические преференции. Весьма соблазнительным для Европы остается и идея создания с быстро прогрессирующей Россией, имеющей к тому же огромный рынок, единого экономического пространства. Это важно особенно теперь, когда в американской экономике появляются серьезные проблемы, да и у самого ЕС происходит замедление темпов экономического развития.

Весьма симптоматичным является поведение в связи с событиями на Кавказе старых европейских стран. Заявление министра иностранных дел Франции Кушнера о том, что «США не подходят к роли главного посредника в грузино-осетинском конфликте, ибо они являются фактически одной из сторон этого конфликта», стали первым открытым «уколом» в адрес лидера Североатлантического альянса. Политики Старой Европы начинают демонстрировать нежелание быть послушными членами оркестра, которым дирижирует Белый дом. На днях в интервью ВВС бывший министр иностранных дел Великобритании лорд Оуэн, сказал, что относиться к России как к Советскому Союзу абсурдно, необходимы совершенно иные отношения с этой страной, играющей все более заметную роль в мировой политике. Касаясь событий на Кавказе, лорд Оуэн заметил, что «Грузия жестоко просчиталась с Южной Осетией и теперь расплачивается за это».

Меняется и тон западных СМИ. Сьюманс Милн пишет в британской «Гардиан», что «исход шести страшных дней кровопролития на Кавказе вызвал излияние тошнотворнейшего лицемерия со стороны западных политиков и послушных им СМИ». А обозреватель «Таймс» Майкл Биньон считает, что американские «кавказские игры» являются причиной ухудшения общего политического климата в мире. Он пишет: «Ни одной крупной державе не нравится, если другая влезает на ее территорию и начинает заниматься браконьерством». Британский обозреватель напоминает, что в течение двухсот лет политикой США была доктрина Монро - «руки прочь от обеих Америк». И Америка, как показывает история, часто рискует войной даже не для того, чтобы прогнать оттуда другие державы - но чтобы искоренить чуждые идеологии. Как пример этой политики Биньон приводит историю борьбы США с режимами на Кубе и в Никарагуа.

Теперь, после грузинской авантюры в Южной Осетии, громче стали звучать на Западе и голоса противников американской идеи-фикс о незамедлительном принятии Грузии и Украины в НАТО. «Вступление в альянсы не должно быть делом легким или непродуманным. Задумаемся, что было бы, будь Грузия членом НАТО?» - замечают в своем комментарии ВВС. Действительно, задуматься по этому поводу надо.


Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
Copyright ©1996-2020 Институт стран СНГ