Внимание! Вы находитесь на старой версии сайта "Материк". Перейти на новый сайт >>> www.materik.ru

 

 

Все темы Страны Новости Мнения Аналитика Телецикл Соотечественники
О проекте Поиск Голосования Вакансии Контакты
Rambler's Top100 Материк/Аналитика
Поиск по бюллетеням
Бюллетень №207(28.10.2008)
<< Список номеров
НА ПЕРВОЙ ПОЛОСЕ
В ЗЕРКАЛЕ СМИ
ЖИЗНЬ ДИАСПОРЫ
УКРАИНА
БЕЛОРУССИЯ
ЗАКАВКАЗЬЕ
СРЕДНЯЯ АЗИЯ И КАЗАХСТАН
Страны СНГ. Русские и русскоязычные в новом зарубежье.


К вопросу о перспективах центрально-азиатской интеграции в условиях кардинальной перестройки геополитической картины мира

16.10.08

Андрей Грозин, зав. отделом Средней Азии и Казахстана Института стран СНГ

Выступление на Международной научно-практической конференции «Современные вызовы и вклад Казахстана в обеспечение стабильности и безопасности».

Астана. 16 октября 2008.

Мир кардинально меняется на наших глазах. Мировой кризис наглядно демонстрирует неэффективность глобальных международных организаций, слабость военных союзов и нерешительность конгломерата европейских стран. Самое печальное, что «дно» пока не просматривается. Разноплановые кризисные процессы продолжают разворачиваться и входят в новую фазу. Состояние мировой финансовой системы продолжает ухудшаться, и это отражается, в том числе, и на инвестиционной привлекательности центрально-азиатских эмитентов.

В данной связи, по нашему мнению, основной проблемой сегодняшнего развития ведущих регионов мира является, во-первых, реализация различных интегративных проектов, а, во-вторых, проблематика увязки данных проектов с тематикой мировой безопасности.

В силу этого особый интерес представляют перспективы реализации выдвинутой президентом Казахстана Н.Назарбаевым инициативы по формированию Союза центрально-азиатских государств (СЦАГ). Данная структура потенциально способна стать важным фактором устойчивого развития, повышения уровня конкурентоспособности национальных экономик и успешной интеграции стран постсоветской Азии в мировое сообщество.

Распад Советского Союза болезненно отразился на экономическом и социальном положении государств Центральной Азии, которые, за исключением Казахстана, уже попали в число беднейших государств мира. Именно бедность значительного числа граждан провоцирует в них социальную и политическую нестабильность, является "болевой точкой" приложения усилий экстремистских группировок, желающих свергнуть светские режимы государств ЦАР в угоду догмам радикально понимаемых  норм ислама.

В этой ситуации политическое руководство центрально-азиатских государств не может сидеть, сложа руки, необходимы реальные меры по устранению этих угроз. Среди подобных мер создание единого экономического пространства может иметь значительный экономический и политический эффект, прямо влияющий на уровень социального напряжения.

Наблюдаемый в настоящее время интерес мирового сообщества к Центральной Азии обусловлен ее стратегической значимостью как обладательницы важных энергетических ресурсов и удобных транспортных сетей поставки на мировые рынки. Эти факторы приобретают особую значимость в условиях нарастающей глобальной нестабильности.

Регион Центральной Азии географически находится в самом «сердце материка», по соседству со всеми континентальными центрами силы, что делает его крайне важным в военно-стратегическом и транспортно-коммуникационном отношении. Данное обстоятельство обусловливает повышенное внимание ведущих мировых и региональных держав как к каждой стране Центральной Азии в отдельности, так и ко всему региону в целом.

Сложившаяся в эпоху геополитического баланса сил система международных отношений и принципы международной безопасности после распада СССР стали разрушаться, заменяться стандартами силы и превосходства. Процесс формирования нового мирового порядка, начавшийся во второй половине 80-х годов, сопровождается процессом образования новой геополитической конфигурации, ставшим следствием самороспуска Варшавского договора, дезинтеграции Советского Союза и, в конечном итоге, разрушения двухполюсного мира. Последнее обстоятельство способствовало возникновению новых центров силы, поставивших под сомнение единоличное доминирование в мире. В свою очередь это обусловило усиление борьбы за мировое и региональное лидерство, сферы влияния и расширение геополитических границ. А поскольку одновременно с разрушением двухполюсного мира исчезли и существовавшие ранее ограничения на применение военной силы, она все чаще стала использоваться для достижения геополитических и геоэкономических целей.

Кризис в Южной Осетии стал «моментом истины», который сильнейшим образом встряхнул ту структуру мировых отношений, которая явочным порядком сформировалась после окончания «холодной войны» и ознаменовалась такими негативными проявлениями со стороны «победившего Запада», как диктат силы, попрание норм международного права, изменение послевоенных границ в Европе и череда межнациональных конфликтов и братоубийственных войн.

«Конца истории» и всеобщего демократическо-рыночного рая, провозглашенного в начале 90-х не получилось. Причем, первыми в наступление на всеобщий мир, согласие и благоденствие пошел именно западный мир, не просто провозгласивший, но и неоднократно применивший на практике две конфронтационные внешнеполитические стратегии – «гуманитарной интервенции» и «принуждения к демократии».

Основной причиной войн и вооруженных конфликтов ХХI века явится стремление получить доступ к дополнительным экономическим и природным ресурсам и контроль над путями их транспортировки. Медленное, но неуклонное истощение запасов природных ресурсов и, прежде всего, углеводородного сырья инициирует обострение борьбы за контроль над ними и маршрутами их транспортировки.

Победа в этой борьбе обеспечивает более выгодные условия существования и дальнейшего развития, а также противодействия противоборствующей стороне.

Отдельным регионом, в пространстве которого активно разворачиваются указанные революционные геополитические трансформации является Центрально-азиатский регион.

Богатые природные ресурсы новых независимых государств (ННГ) Азии существуют пока в замкнутом транспортном пространстве. Годы независимого существования ничего кардинально не изменили для запертых в глубине материка новых независимых государств Азии.

Необходимость объединения усилий государств Центральной Азии диктуется общностью новых угроз - международного терроризма, религиозного экстремизма, наркотрафика, нелегального оборота оружия, международной преступности, - носящих трансграничный характер, а потому требующих согласованной политики по борьбе с ними. Особую озабоченность всех центрально-азиатских государств вызывает ситуация в Афганистане и напряженность в американо-иранских отношениях, выступающих факторами угроз безопасности на южных границах региона. Вместе с тем, все страны ЦАР заинтересованы также в сохранении внутренней стабильности как у себя, так и у своих соседей.

В этом смысле предлагаемый Астаной «Союз Центральной Азии», задуманный не как временное политическое и экономическое объединение, а как постоянный, нацеленный на долгосрочную перспективу орган межгосударственного взаимодействия, может стать тем механизмом, который позволит эффективно решать все вопросы интеграционного сотрудничества в политическом и экономическом плане.

В ходе визита президента Киргизии Курманбека Бакиева в Казахстан весной 2008 г. обе республики признали важность обеспечения региональной стабильности, развития интеграционных процессов в Центральной Азии в контексте продвижения инициативы по созданию Союза Центрально-Азиатских государств.

Активно расширяется также и поле казахстано-таджикского экономического взаимодействия.

Как показывает мировая практика, только при коллективных усилиях переходные общества в состоянии осуществить успешную модернизацию.

В данной связи перспективность идеи СЦАГ подкрепляется комплексом исходных факторов, делающих ее привлекательной.

Во-первых, большой положительный результат, который может дать объединение ресурсов национальных экономик для обеспечения условий устойчивого развития стран региона и их долгосрочного экономического роста. Экономики стран региона взаимно дополняют друг друга и их эффективное взаимодействие станет залогом стабильности и устойчивости политических систем стран перед лицом угроз, с которыми они сталкиваются. В условиях регионального экономического комплекса это поможет диверсифицировать экономическое развитие, устранить ненужную конкуренцию, отрегулировать рынки сбыта продукции.

Южный Казахстан, Узбекистан и Туркмения нуждаются в водно-энергетических ресурсах Кыргызстана и Таджикистана, а те, в свою очередь, - в газе и нефтепродуктах, производимых в Узбекистане, Туркмении и Казахстане. Определенное значение для обеспечения продуктовой безопасности стран региона имеет взаимный интерес в поставках сельскохозяйственной продукции, в первую очередь, пшеницы и фруктово-овощной продукции. Кроме того, существует большая коммуникационная взаимозависимость стран для обеспечения их выхода на международные рынки. Экономики центральноазиатских стран "самодостаточны" с общей численностью населения 55 миллионов человек. Любой иностранный инвестор будет вкладывать деньги в экономику региона, где есть экономический союз, открыты границы, а продукция будет продаваться во всех пяти странах.

Во-вторых, за годы независимости в странах региона созданы инфраструктура и институты, которые могут успешно функционировать в условиях экономической интеграции. Сохранено единство инфраструктуры, например, энергетических и транспортных сетей, общая основа правовых систем и стандартов.

В-третьих, практически всеми экспертами подчеркивается, что интеграционной основой для стран Центральной Азии может служить историческая общность различных народов, проживающих здесь в течение многих веков, их культура, язык, религия, традиции, родственные связи, разрывать которые было бы ошибкой. В странах существует понимание необходимости интеграции по ключевым сферам развития, накоплен достаточный опыт, позволяющий осознать важность компромиссов в процессе сближения друг с другом.

Экономики стран региона характеризуются высоким уровнем сотрудничества между собой. Успех казахстанских экономических реформ играет ключевую роль в расширении этого сотрудничества, обеспечивая дополнительный уровень безопасности для инвестиционных вложений во всем регионе.

На долю Казахстана приходится около 70 % общего объема ВВП стран Центральной Азии и более 80 % совокупного объема прямых иностранных инвестиций в экономику всего региона. В абсолютном выражении инвестиции в казахстанскую экономику превысили 70 млрд. долларов.

В условиях мирового кризиса казахстанская экономика продемонстрировала устойчивость. Благодаря стратегии развития и системному анализу тенденций в мировой экономике Казахстан реализует сбалансированные решения по нормализации ситуации в экономике республики. Кроме того РК располагает своеобразной «подушкой безопасности» - Национальным фондом и золотовалютными резервами страны. Банки РК не допустили дефолта ни по внешним, ни по внутренним платежам.

По итогам первого полугодия 2008 года экономический рост РК составил более 5 %, правительству Казахстан удалось сохранить благоприятный инвестиционный климат. За полгода объем инвестиций в основной капитал составил более 12,5 млрд. долларов США - на 12,5 % больше, чем за аналогичный период прошлого года. Все эти цифры говорят сами за себя.

В сегодняшних сложных условиях необходимо осознать глобальность кризиса всей системы поддержания международной безопасности, и упавшую ниже всех пределов роль ООН в этом вопросе. Различные субъекты международного права прилагают разрозненные усилия для обеспечения собственной безопасности, что усиливает кризис всей системы в целом. Началось движение тектонических плит мировой финансовой системы, из которого родится новый финансовый порядок. И это будет уродливый и болезненный процесс справиться с которым можно лишь кооперируя усилия.

Как говорил Джон Кеннеди, "в китайском языке слово "кризис" состоит из двух иероглифов: один обозначает "опасность", а другой – "шанс". Свой шанс, по нашему мнению, есть и у Центральной Азии.

В случае создания СЦАГ он может стать не только структурой смягчающей удары мировых «волн» нестабильности (любого рода), но и мощным фактором экономического роста всей Центральной Азии, ее превращения в реальный субъект мировой политики.

Это позволит выравнивать экономический уровень и жизненные стандарты населения, повысить конкурентоспособность производимой продукции на мировых рынках, рост кооперации и сотрудничества между государствами, преодолевать сырьевую направленность и диверсификацию экономики, укреплять экономическую и политическую стабильность входящих в союз государств, дальнейшее культурное сближение народов региона.


Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
Copyright ©1996-2021 Институт стран СНГ