Внимание! Вы находитесь на старой версии сайта "Материк". Перейти на новый сайт >>> www.materik.ru

 

 

Все темы Страны Новости Мнения Аналитика Телецикл Соотечественники
О проекте Поиск Голосования Вакансии Контакты
Rambler's Top100 Материк/Аналитика
Поиск по бюллетеням
Бюллетень №207(28.10.2008)
<< Список номеров
НА ПЕРВОЙ ПОЛОСЕ
В ЗЕРКАЛЕ СМИ
ЖИЗНЬ ДИАСПОРЫ
УКРАИНА
БЕЛОРУССИЯ
ЗАКАВКАЗЬЕ
СРЕДНЯЯ АЗИЯ И КАЗАХСТАН
Страны СНГ. Русские и русскоязычные в новом зарубежье.


 В Тбилиси боятся сказать правду о числе убитых

Постсоветское пространство, 20.10.08

Антон Кривенюк

У грузинских властей был большой соблазн завысить число жертв пятидневной войны, чтобы создать как можно больший резонанс в мире. Отказаться от плана заставила перспектива серьезных политических катаклизмов в стране. За основу был принят другой план – как можно сильнее занизить реальное число потерь, чтобы успокоить общество. Десятикратная разница в цифрах, которые озвучивали в дни конфликта грузинские политики – прямое следствие неуверенности в том, какой план перспективнее.

Разрушения и хаос в Цхинвале дали южноосетинским властям уверенность в том, что они имеют право упражняться в числе жертв трагедии. Цифры, которые озвучивались ими с первых часов трагедии, почти не претерпели изменений до самого последнее времени. Цифра в две тысячи погибших показалась им наиболее актуальной для решения перспективных политических задач.

В Грузии до сих пор не подсчитали всех жертв пятидневной войны. Не завершены мероприятия и по опознанию останков погибших солдат. Пока российские посты оставались на грузинской территории, официальные лица заявляли о невозможности установить число погибших до тех пор, пока они не покинут территорию страны. С момента вывода российских войск прошла неделя, но никакой ясности в этом вопросе нет. Число неопознанных трупов грузинских солдат сокращается. Если сначала сообщалось о 70 погибших военных, останки которых не были идентифицированы, то теперь их меньше сорока. Но это по официальным данным. Есть серьезные основания полагать, что они существенно занижены. Но и этих, вероятно заниженных цифр хватает для того, чтобы сказать, что Грузия понесла очень большие потери, имея в виду, что война продолжалась всего пять дней. К тому же грузинская армия имела неплохую экипировку и специальные опознавательные несгораемые знаки на тот случай, который и произошел с этими солдатами.

«Несколько сот гражданских лиц» - это единственно возможное на данный момент определение числа не обнаруженных до сих пор жителей региона конфликта, которое могут вынести грузинские чиновники. Для тех семей, которые ждали с поля боя солдат, часто единственным способом узнать что-либо о близких были кадры или фотохроника с мест боев, где они видели солдат либо живыми, либо мертвыми.

Согласно последним данным комиссии парламента Грузии по поиску погибших и пропавших без вести, число жертв пятидневной войны превысило 350 человек. Причем только менее 80 из них составляют мирные граждане, остальные являются сотрудниками различных силовых структур. И все-таки в обществе официальным данным не верят. Сразу после войны страну захлестнула волна слухов о многих тысячах погибших. Люди «в теме» предпочитают искать золотую середину между официальными данными и слухами. Скорее всего, так и есть: истина о числе жертв августовской войны с грузинской стороны больше, чем о том заявляют специальные структуры, но меньше, чем сообщается в распространяемых слухах.

Между прочим, оппозиция, заинтересовавшаяся списками погибших, так и не получила доступ к ним. В Грузии создана специальная горячая линия для тех, кто ищет родных и близких. В ее базе более тысячи человек, большинство из которых составляют гражданские лица, но и это не стопроцентный показатель реального числа пропавших без вести. В тех местах, где расселены беженцы, ходят слухи о многих тысячах бесследно исчезнувших. Однако верить им полностью нельзя. Они же, эти беженцы из грузинских сел, лежащих у границы с Южной Осетией, сообщали о сотнях убитых на «их глазах» односельчанах, но в каждом случае оказывалось, что это неправда. Такой же неправдой, оказались и сообщения об убитых родственниках и соседях, что было проявлением стресса и отсутствия реальной информации о судьбах людей.

Интересно, что разные государственные ведомства, составляющие статистику пропавших без вести, дают очень разнящиеся цифры пропавших без вести. Например, министерство по вопросам беженцев и переселению обладает базой, в которой состоит более 1800 человек, что значительно больше, чем в базе «горячей линии». Это может объясняться тем, что семьи людей, включенных в эту базу, могут рассчитывать на определенную социальную помощь. Но и здесь есть свои моменты. Признать факт того, что тот или иной человек пропал без вести, может только суд, а это длительная, бюрократическая процедура.

В Южной Осетии с первых же часов военного противостояния заговорили о большом количестве жертв. С полутора тысяч цифра в течение короткого времени выросла до двух тысяч. Картинка разрушенного за одну ночь города не требовала еще и выдуманных цифр о количестве жертв. Грузинская артиллерия и системы залпового огня, неизбирательно накрывавшие целые площади, не слишком берегли город и его население. Политически целесообразные цифры потерь гражданского населения в Южной Осетии сразу затмили реальную работу по установлению жертв трагедии, и со временем все сложнее докопаться до истины. Генеральная прокуратура Южной Осетии настаивает на том, что имеются материалы, предположительно доказывающие гибель порядка 1700 человек. Установлены по материалам югоосетинской прокуратуры обстоятельства гибели свыше 500 человек. При этом согласно югоосетинским данным, в ходе боевых действий погибло меньше четырех десятков силовиков республики, а все остальные жертвы – гражданское население.

В Южной Осетии значительное число людей погибло во время бегства из осажденного Цхинвала от обстрелов с грузинской стороны. Установить их точное число до сих пор трудно. Нет ясности и вопросе относительно числа осетинских заложников, которых как сообщается, увезли с собой в Грузию грузинские военные при отступлении. Более или менее прояснена ситуация с числом раненых в Южной Осетии. Их около полутора тысяч человек. Жертвами трагедии признаны три с половиной тысячи человек, те, кто потерял близких и имущество.

В это же время параллельно свою работу проводит Следственный комитет российской Генпрокуратуры, который доказал гибель 159 человек, не исключая того, что эти цифры будут расти. Слишком большая разница в данных прокуратур, российской и югоосетинской. С другой стороны, поломались попытки ряда международных, в том числе правозащитных организаций представить факты того, что число жертв грузинской атаки на Цхинвал не превышает нескольких десятков человек. На это намекали многие организации, а правозащитная организация Humsn Rigts Watch посчитала, что погибших не должно быть более 44 человек. Накануне этой организации пришлось вносить уточнения в распространенную информацию, заявив, что это были лишь предварительные подсчеты.


Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
Copyright ©1996-2021 Институт стран СНГ