Внимание! Вы находитесь на старой версии сайта "Материк". Перейти на новый сайт >>> www.materik.ru

 

 

Все темы Страны Новости Мнения Аналитика Телецикл Соотечественники
О проекте Поиск Голосования Вакансии Контакты
Rambler's Top100 Материк/Аналитика
Поиск по бюллетеням
Бюллетень №207(28.10.2008)
<< Список номеров
НА ПЕРВОЙ ПОЛОСЕ
В ЗЕРКАЛЕ СМИ
ЖИЗНЬ ДИАСПОРЫ
УКРАИНА
БЕЛОРУССИЯ
ЗАКАВКАЗЬЕ
СРЕДНЯЯ АЗИЯ И КАЗАХСТАН
Страны СНГ. Русские и русскоязычные в новом зарубежье.


 Особый интерес России

ИА МиК, 22.10.08

19 октября президент России Дмитрий Медведев внес в Государственную думу законопроекты «О ратификации Договора о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи между РФ и РЮО» и «О ратификации Договора о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи между РФ и Республикой Абхазия». Оба документа были подписаны президентом в Москве 17 сентября.  Ранее, 26 августа, Россия признала независимость Южной Осетии и Абхазии, а 9 сентября между государствами были установлены дипломатические отношения.

Как сообщила пресс-служба Кремля, с учетом политической важности данных законопроектов президент предложил парламентариям рассмотреть вопросы об их ратификации в приоритетном порядке.

Согласно положениям договоров, отныне в Абхазии и Южной Осетии устанавливается двойное гражданство, притом что многие жители обеих республик уже давно имеют российские паспорта. Очевидно, теперь Россия признает абхазские и южноосетинские паспорта, а кроме нее - Никарагуа. Что, впрочем лидера Абхазии Сергея Багапша отнюдь не смущает. «Мы допускаем двойное гражданство, и очень много граждан Российской Федерации, которые живут здесь, в России, сегодня хотят получить гражданство Республики Абхазия, - разъяснил он. - Те, кто хочет приобрести недвижимость, квартиры...».

Платежным средством в обеих республиках останется российский рубль. Кроме того, Россия официально берет на себя обязанности по поддержанию финансовой и банковской систем Абхазии и Южной Осетии, которые на практике она поддерживает уже давно. В ответ руководство республик выразило согласие разместить на своей территории российские военные базы. Теперь гарнизоны численностью в 3800 человек будут находиться там не «явочным порядком» на основе указа президента России, а как иностранный контингент - на основе двусторонних соглашений.

Статья 7 обоих договоров гласит, что охрана госграниц каждой из республик «будет осуществляться совместными усилиями договаривающихся сторон исходя из интересов их собственной безопасности, а также мира и стабильности в Закавказском регионе».  В соответствии с этой же статьей, после ратификации договоров Госдумой РФ стороны заключат отдельные соглашения по охране госграниц.

Между тем 21 октября МИД РФ сообщил, что границы республик будет охранять пограничная служба ФСБ России. В МИД Грузии в ответ заявили, что подумают над механизмами реагирования на этот шаг, как только «империалистический план» Москвы будет осуществлен.

Российские парламентарии тем временем готовы ратифицировать договора как можно быстрее. Как заявил председатель комитета Госдумы по делам СНГ и связям с соотечественниками Алексей Островский: «Дума должна проявить максимальную активность с тем, чтобы буквально на одном из ближайших заседаний, если не на самом ближайшем, принять решение о ратификации». По его словам, готовить договоры к ратификации будет комитет Госдумы по международным делам.

В свою очередь заместитель председателя комитета Госдумы по международным делам Александр Козловский заверил, что Госдума «не задержится» с ратификацией договоров. Эти законопроекты, по его словам, имеют важное значение, поскольку после признания независимости Южной Осетии и Абхазии «пути назад в принципе нет».

Первый заместитель председателя комитета ГД по международным делам Леонид Слуцкий со своей стороны не исключил возможности того, что договоры о дружбе России и Южной Осетии, России и Абхазии Госдума рассмотрит на пленарном заседании 23 октября. «Разумеется, рассмотреть столь однозначные по поддержке в различных фракциях в составе Госдумы документы больших проблем у нас не вызовет», - подчеркнул он.

«Договоры о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи между Россией и Республикой Южная Осетия, а также о дружбе России и Республикой Абхазия Государственная дума рассмотрит на пленарном заседании 29 октября» - охладил пыл своих соратников первый вице-спикер Госдумы Олег Морозов. Он уточнил, что законопроекты о ратификации «должны пройти через процедуру предварительного обсуждения в профильных комитетах Государственной думы», и выразил уверенность в том, что депутаты всех представленных в Госдуме фракций, безусловно, проголосуют за их ратификацию.

При всей очевидности российской позиции, которую не только депутаты, но и все эксперты могут назвать совершенно однозначной,  аналогичными терминами можно охарактеризовать и позицию в отношении признания независимости Абхазии и Южной Осетии западного сообщества – в их понимании эти территории  по-прежнему являются грузинскими автономиями. И, как известно, свое мнение ни США, ни страны Европы менять не собираются.

Разногласия в подходах были зафиксированы в ходе недавних переговоров в Женеве, закончившихся провалом вследствие противоположных позиций сторон в отношении статуса Абхазии и Южной Осетии и претензий последних на участие в переговорном процессе в качестве самостоятельных субъектов.

Следующий раунд международных переговоров по урегулированию в Грузии, предусмотренных планом Медведев-Саркози, должен состояться в Женеве в середине ноября. Но в то, что к этому сроку позиции сторон каким-то образом сблизятся, никто из аналитиков не верит.

А между тем, если не будет найден компромисс в данном вопросе, то не будет решен и другой – Европа категорически возражает против рассмотрения вопроса о заключении договора о сотрудничестве между ЕС с Россией до тех пор, пока не будет урегулирована ситуация с Грузией. Причем, судя по всему, сам факт начала российско-грузинских консультаций мог бы считаться достаточным для обозначения доброй воли сторон…. Но доброй воли отнюдь нет, вместе этого – предстоящее законодательное закрепление Россией подписанных президентом Медведевым указов, которые Европа настойчиво просила его отозвать.

Означает ли это, что переговорный процесс не имеет никаких шансов на успех, а последствия российско-грузинской войны создали непреодолимый барьер между Россией и Европой?

Главный европейский миротворец, президент Франции Николя Саркози, настроен оптимистично. Выступая во вторник на заседании Европарламента, он отметил, что Европа добилась вывода российских войск и настояла на проведении диалога между Грузией и Россией после грузино-осетинского конфликта. «Если бы Европа не настояла на требовании диалога, мы бы не добились успеха. Предстоит проделать большой путь, чтобы снизить напряженность в регионе», - отметил президент Франции.

«В грузино-осетинском конфликте реакция России была непропорциональна, но перед этим были предприняты совершенно необоснованные действия с другой стороны», - пояснил он. Но выход из этой ситуации, по его словам, должен быть найден.

Саркози подчеркнул, что в свое время Европа присутствовала при падении Берлинской стены, и нельзя допустить, чтобы возникла новая стена. «Миру не нужен кризис между Европой и Россией, и мы должны защищать наши идеи, уважать целостность государств и права человека», - заключил президент Франции.

Получится ли это сделать? Пойдет ли кто-нибудь на уступки друг другу? Каким образом может быть достигнуто взаимопонимание? Ответить на эти вопросы МиК попросил Сергея Маркедонова, заведующего отделом Института политического и военного анализа:

Конечно, никто уступать не будет. И для России совершенно невозможно отказаться от признания Абхазии и Южной Осетии – по крайней мере, в обозримом будущем. Правильно оно было сделано или неправильно -  это другой вопрос: здесь есть аргументы «за» и есть аргументы «против», есть свои безусловные издержки и новые вызовы, которые этим обусловлены.

Но так или иначе, Россия на это не пойдет, так как это означало бы полную и безоговорочную капитуляцию. И ни один российский лидер, даже если, допустим, президентом России станет Егор Гайдар, не пойдет на то, чтобы отказаться от признания независимости этих республик. И я думаю, что Европа это в общем-то понимает.

- Ну и какой выход может быть найден из этой тупиковой ситуации?

Ну, будут они об этом долго говорить и дискутировать – как говорят многие годы по Карабаху, как говорят по Кипру. Заболтать проблему совсем не трудно. Что, в первый раз что ли в мире возникает такая «безвыходная» проблема? Нельзя на эти вещи смотреть вне какого-то широкого контекста. Вот, по Северному Кипру сколько уже говорят? Северный Кипр признан Турцией в 1983 году, 25 лет прошло, ну и что? Продолжают дискутировать, говорить про мир, и еще долго будут говорить.

И здесь такая же история. И чем дальше ситуация будет отдаляться от этой пятидневной войны, тем больше будет мирной риторики и тем меньше взаимной ожесточенности. Тем больше мир будет признавать реалии, которые сложились, и исходя из них, будет действовать.

- А у самих этих республик какие есть перспективы, на ваш взгляд? Кроме России и Никарагуа их независимость никто не признал, да и независимыми их назвать сложно, так как они почти полностью состоят на российском обеспечении.

Ну и что? 25 лет прошло, а Турция остается единственной, кто признал республику Северный Кипр, Азербайджан – частично, если иметь в виду Нахичеванскую автономию, ну и Исламская конференция в качестве наблюдателя – это тоже немного.

Что же касается самой независимости, то огромное количество стран, провозгласившими себя независимыми, по сути таковыми не являются. Что, можно назвать в полном смысле слова независимыми страны Африки? Большинство из них? В той или иной форме они политически либо экономически являются зависимыми.

Или взять страны СНГ – они что, в полном смысле слова являются независимыми? Даже те, которые признаны таковыми официально со стороны ООН? Давайте правде смотреть в глаза…

Вообще, этот процесс полностью вписывается в контекст такого процесса, как распад империи. Распад Советского союза окончательно не завершен. То, что произошло в Беловежье – это формальный юридический пакт, а фактически распад Советского союза еще продолжается. Поскольку все границы между республики до конца не являются легитимными. Вот такой интересный процесс мы сейчас переживаем.

- Но парад независимости может на этом остановиться?

А кто же вам даст гарантию? Это зависит от разных постсоветских элит, от постсоветских обществ. То, что новый прецедент на постсоветском пространстве создан – этот факт признан и не обсуждается. Ситуация с Косово и Черногорией этот процесс обострила. И это является прецедентом для всех постсоветских образований, и кто им воспользуется – посмотрим. Я бы стопроцентных гарантий не давал бы ни для одной страны.

- После этой войны с Грузией и признания Абхазии и Южной Осетии многие аналитики заговорили о том, что российская внешняя политика кардинально изменилась. Вы с этим согласны? 

Я с этим не согласен. В чем она изменилась кардинально? Кроме формального признания этих республик? Во всем остальном Москва в принципе и раньше рассматривала Кавказ как зону своих жизненных интересов, может быть, не столь открыто, а по умолчанию. Теперь же это стало явно и открыто.

- А как быть с истребителями, патрулирующими  побережье Карибского моря и наблюдающими за побережьем Латинской Америки, различными заявлениями наших лидеров, от которых западные политики начинают нервничать?

Да они и раньше там летали, эти истребители. Все это – журналистские штампы, и этот истребитель десять раз летал там до того, но … нужна новость, и все заявляют – вот, впервые российские истребители туда полетели. Да было все это…

А если взять Кавказ, то Россия принимала участие в происходящих там процессах и в 90-ые годы, и это ни для кого не секрет.  И что тогда в российской политике нового? Только это формальное признание, сделанное в конкретном контексте. В девяностые годы был другой контекст, были другие предпосылки, а сейчас обстановка поменялась.

- Значит, многие заявления западных политиков и аналитиков об имперских устремлениях России ничем не подкреплены? Это всего лишь риторика и штампы?

Ну, какие имперские устремления, если вице-премьер говорит о том, что российский Черноморский флот выйдет из Севастополя? Ну какие устремления? Притом что Большой договор с Украиной продлевается. И с Молдовой переговорный процесс идет достаточно активно. И Азербайджану Москва не заявляет о том, что будет признавать Нагорный Карабах. Поэтому все эти рассуждения об имперских амбициях России – это проявление журналистских и пропагандистских штампов, не более того. Нельзя этого делать. Хотя кого-нибудь, возможно, эти разговоры о новом имперском проекте России греют, хотя на самом деле это совершенно не так.

Для империи нужна новая элита, для империи нужна новая очень целостная идеология, а не просто трубы и определенные денежные потоки. Это все несерьезно. О какой империи может идти речь? Это ситуативная реакция на новый вызов, я бы так сказал, поскольку эта территория граничит с Россией, и естественно, любое отношение к соседям всегда особое…

Мне смешны все эти рассуждения. Вот я только что был в Великобритании на конференции, и там говорили: вот, Россия заявляет о своих эксклюзивных интересах на Кавказе, какая она нехорошая и тому подобное… 

Ну а что, Британия не заявляет на Кипре о своих эксклюзивных интересах, она пустит туда кого-то в решение кипрской проблемы? А в решение ближневосточной проблемы американцы кого-то пустят?  Нет. Вот об этом и речь. Это детский лепет – про империи и все прочее…

- А с какой целью? Чтобы вернуться к обстановке холодной войны?

Да нет никакой холодной войны, и не может быть. Для холодной войны нужен коммунистический проект, а где он? Что, Медведев планирует ввести танки в Грузию для построения там коммунизма? Или планирует его построить в Молдове? Нет никакой холодной войны.

Холодная война – термин, описывающий очень конкретные исторические условия, конкретный политический порядок в мире. Но этих условий сегодня нет. Это ни какая не холодная война, а просто реакция России, довольно жесткая, на неадекватные действия соседа.

Если ваш сосед вас будет заливать, вы же вмешаетесь! Вы же не будете говорить: давайте все вместе заставим его выключить воду, вы займетесь этим сами. Поэтому все эти рассуждения мне смешны.

И, к сожалению, в нынешних оценках и анализе ситуации очень много пропаганды. Надо от этого избавляться и надо говорить о конкретных интересах. Вот, Россия имеет вокруг себя, где располагаются ее соседи,  такой особый интерес. Как и Соединенные Штаты имеют свой интерес в Латинской Америки. Австралия – в Папуа и Новой Гвинее, а Франция – в черной Африке. Этот особый интерес есть у многих, он будет, и никто от этого не откажется. А все остальные должны это учитывать и иметь с этим дело.

Хотите что-нибудь изменить и этому что-то противопоставить? Ну, противопоставьте. Но какой будет цена вопроса? Насколько торговые, экономические и политические интересы Европы прямо связаны с Грузией? Россия, наверное, все же более перспективный партнер, с более перспективными рынками. И более значимый партнер в международном плане, будь то операция в Афганистане, иранский или корейский вопросы. Поэтому надо взвешивать ситуацию и приходить к правильным выводам.

Ну что такое Грузия в глобальном контексте?  Да ничего. Маленькая амбициозная страна, которая пытается из себя сделать вторую Россию или вторую Америку. Но не получится. И, как говорится, надо «по одежке протягивать ножки» – как это делают армяне, как это делают азербайджанцы и как это делают казахи, которые ведут достаточно грамотную внешнюю политику и не находят себе лишних приключений.

- То есть, вся пропагандистская пена сойдет, а интересы и их трезвое понимание основными игроками останется?

Да, я на это надеюсь, а если не сойдет, значит, мир стал глупее и неадекватнее…


Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
Copyright ©1996-2021 Институт стран СНГ