Внимание! Вы находитесь на старой версии сайта "Материк". Перейти на новый сайт >>> www.materik.ru

 

 

Все темы Страны Новости Мнения Аналитика Телецикл Соотечественники
О проекте Поиск Голосования Вакансии Контакты
Rambler's Top100 Материк/Аналитика
Поиск по бюллетеням
Бюллетень №70(01.03.2003)
<< Список номеров
НА ПЕРВОЙ ПОЛОСЕ
В ЗЕРКАЛЕ СМИ
ПРОБЛЕМЫ ДИАСПОРЫ
ФОРУМ
БЕЛОРУССИЯ
УКРАИНА
МОЛДАВИЯ И ПРИДНЕСТРОВЬЕ
СРЕДНЯЯ АЗИЯ И КАЗАХСТАН
ПРАВОВАЯ ИНФОРМАЦИЯ
Страны СНГ. Русские и русскоязычные в новом зарубежье.

Московский Дом соотечественника



Обращение Директора Московского Дома соотечественника к соотечественникам за рубежом.

Дорогие соотечественники!

Судьба и история ХХ века разбросала россиян по всему миру. Около 25 миллионов человек за границами сократившейся России пополнили российскую диаспору в декабре 1991 года. Но пришло время собирать камни.

Услышаны предложения создать в Москве Дом Родины. Распоряжением Мэра Москвы Ю.М.Лужкова от 29 января 2003 года создается государственное учреждение города Москвы «Центр гуманитарного и делового сотрудничества с соотечественниками за рубежом – Московский Дом соотечественника». Дому выделено здание XIX века в центре Москвы. Учредителем Московского Дома соотечественника (МДС) от имени Правительства Москвы выступает Департамент международных связей г. Москвы. Директором - назначен Ваш покорный слуга, который намерен совмещать эту работу с руководством Институтом диаспоры и интеграции.

В соответствии с проектом устава, который  сейчас проходит регистрацию:

·                     МДС призван содействовать всестороннему участию общественных, научных, деловых объединений соотечественников из ближнего и дальнего зарубежья в программах Правительства Москвы по их поддержке;

·                     МДС будет способствовать созданию условий для удовлетворения культурных и образовательных запросов соотечественников, полноправного общественного и культурного развития российских общин за рубежом;

·                     на МДС будут лежать задачи информационной, методической, организационно-технической поддержки контактов соотечественников из ближнего и дальнего зарубежья с Правительством Москвы;

·                     способствуя всестороннему развитию московских традиций международного сотрудничества, МДС будет помогать в осуществлении целевых программ поддержки соотечественников  в области культуры, искусства, образования, в становлении средств массовой информации соотечественников в странах проживания;

·                     в МДС должны будут отрабатываться механизмы вовлечения соотечественников из-за рубежа в социально-экономическую жизнь столицы и в целом России на взаимовыгодных условиях;

·                     МДС должен стать центром проведения различных собраний, конференций, съездов, приемов, презентаций, концертов, пресс-конференций, иных мероприятий с участием соотечественников;

·                     МДС будет помощником в организации выставок, ярмарок, фестивалей, различных конкурсов, благотворительных мероприятий, спартакиад. Важное место будет занимать работа с детскими, юношескими, молодежными организациями соотечественников, будет оказываться содействие в обучении российских студентов за рубежом и зарубежных студентов в учебных заведениях Москвы;

·                     МДС планирует внести свой вклад в создание общенациональной библиотеки и музея российского зарубежья.

Московский Дом соотечественника учреждается. Но еще предстоит вдохнуть в него жизнь.  Нужно не только провести реконструкцию здания в Столешниковом переулке, гораздо важнее и ответственнее сделать его родным Домом для тех, кто, проживая за рубежом, не хочет терять связи с Россией, кто хранит русский язык, сохраняет за границей российское культурное достояние, кто хочет своим бизнесом участвовать в российской экономике. Мы надеемся на Ваше понимание: работа Дома соотечественника только начинается и, по всей вероятности, мы вряд ли будем способны с первого дня удовлетворить все чаяния и надежды, сразу реализовать все проекты.

Тем не менее, призываем общественных деятелей и объединения зарубежных соотечественников, ученых и учителей, писателей и артистов, журналистов и бизнесменов из дальних и ближних стран, - всех, кому нужен Дом соотечественника в Москве, - к соучастию в становлении нашего общего Дома.

Сейчас формируется портфель проектов и планов работы МДС. Ждем от Вас, дорогие соотечественники, конкретных предложений и идей - чтобы с самого начала Московский Дом соотечественников отвечал Вашим нуждам, чтобы ожили сухие формулировки уставных целей и задач.

Предложения присылайте на адрес: mds@materik.ru.

С уважением,

Константин Затулин, директор Московского Дома  соотечественника,

директор Института диаспоры и  интеграции




Институт развития прессы,
5 февраля 2003

«Россия и соотечественники: слова сказаны, когда начнутся дела?»
Пресс-конференция директора Московского дома соотечественника Константина Затулина

ВЕДУЩАЯ. Cегодня у нас проходит пресс-конференция  Константина Федоровича Затулина, директора  Института стран СНГ, директора Московского дома соотечественника. Пресс-конференция на тему «Россия и соотечественники» приурочена к созданию Московского дома соотечественника.

Пожалуйста, Константин Федорович!

ЗАТУЛИН. Здравствуйте. В январе мэр Москвы  Юрий Михайлович Лужков подписал распоряжение «О создании государственного учреждения г. Москвы Центра делового гуманитарного сотрудничества с соотечественниками за рубежом - Московского дома соотечественника». Подписание этого документа является, на мой взгляд, некоторым поводом для того, чтобы кратко проанализировать итоги ушедшего и начало нового года с точки зрения декларированной и Правительством России, и Правительством Москвы темы поддержки наших соотечественников и российской диаспоры.

Согласно последним данным, около 20 млн. этнических россиян проживают сегодня в так называемом ближнем зарубежье - странах СНГ и республиках Прибалтики. Около 10 млн. человек составляет российская диаспора в странах традиционного или дальнего зарубежья.

Естественно, масштаб проблемы таков, что не замечать ее нельзя. В первые годы независимой России мы проходили мимо этой проблемы, в лучшем случае вспоминали о первой, второй, третьей волне миграции, но совершенно забыли о том, что в результате распада Советского Союза образовалась новая категория наших соотечественников в странах ближнего зарубежья. С 1994 года, если говорить о федеральном центре, и с самого начала 90-х годов, если говорить о Правительстве Москвы, в связи с  проблемой соотечественников ведется какая-то работа или по крайней мере делаются громкие декларации. Цель нашей пресс-конференции - разобраться где больше деклараций, а где больше работы.

Меня только что впервые представили в роли директора Московского дома соотечественника. Это действительно так. Документ, подписанный мэром Москвы, назначает меня на эту должность, хотя, как вы понимаете, прошла всего неделя с момента его выхода, и сказать, что Дом соотечественника – уже функционирующее учреждение, конечно же, нельзя.

Идея создания Дома соотечественника в свое время выдвигалась многими, в том числе мной и моим преемником в Государственной Думе Борисом Николаевичем Пастуховым, председателем Комитета Государственной Думы по делам СНГ и связям с соотечественниками. Два года назад мы обратились к мэру Москвы с предложением создать такой Дом соотечественника. Большую роль в том, что эти планы оказались реализованы, сыграло новое руководство Департамента международных связей Правительства Москвы и его руководитель Георгий Львович Мурадов.

Сама идея Дома соотечественника связана с желанием создать в Москве место, сходное, скажем, с Домом Полонии в Варшаве или с Домом зарубежных словаков в Братиславе. Дом соотечественника должен быть одновременно и приемной, и местом встреч, и местом консультаций, установления контактов для наших многочисленных соотечественников и сограждан, которые приезжают в Москву, в Россию. Потребность в подобном центре возросла еще и в связи с тем, что прежние структуры и организации, осуществлявшие эту работу еще в Советском Союзе, или прекратили свое существование, или так и не нашли себя в новых условиях. В качестве примера я могу назвать ассоциацию «Родина», которая развернула свою деятельность незадолго до перестройки, но сегодня ее работа сошла на нет. Было несколько попыток создать разного рода фонды - государственно-общественные или просто общественные, - но, к большому сожалению, эти попытки чаще всего заканчивались скандалами и  разбирательствами. Во всяком случае, печальна судьба государственно-общественного фонда «Россияне», который был создан в 1996 году в канун вторых выборов  президента  Бориса Ельцина.

Если говорить об  организации, которая в советские годы называлась «Союз советских обществ дружбы» и обладала престижной недвижимостью не только в стране, но и за рубежом (наиболее известное их владение – это особняк Саввы Морозова на Тверском бульваре), то на сегодняшний день ССОД превратился в «Росзарубежцентр», перестал быть общественной организацией, стал одним из учреждений, подчиненных Министерству иностранных дел.Формально в федеральном правительстве он считается уполномоченным как организация вести подобную работу. Однако, я довольно часто выступал с критикой в адрес руководства ССОД, уважаемой Валентины Терешковой в связи с тем, что с гораздо большей охотой сотрудники ССОДа ищут бюджетные средства для развития связей со странами Западной Европы и Соединенными Штатами. Но что касается центров российской культуры и науки в государствах СНГ, то их как не было, так и нет. И не только по причине упрямства со стороны властей стран пребывания или их нежелания, но и по причине очень бюрократической работы этой организации. В настоящее время, насколько я знаю, особняк Саввы Морозова уже перепрофилирован, и подчинение этой общественной организации Правительству выразилось в частности в том, что этот особняк теперь  превращается в  Дом приемов Правительства. Таким образом его функция как места, куда могут прийти наши соотечественники,  окончательно пропадает.

Что касается федерального правительства, вы знаете, вероятно, что на правительственном уровне существует правительственная комиссия по делам соотечественников за рубежом. Она существует с перерывами с 1994 года. Вновь она заработала как раз  при Владимире Путине в 2001 году. Поначалу эту комиссию возглавил вице-премьер Христенко. С весны прошлого года ее возглавляет вице-премьер Валентина Ивановна Матвиенко. Я должен отметить, что  в отличие от своего предшественника Валентина Ивановна действительно переформировала состав комиссии, серьезно подошла к ее работе. Но что может сделать одна комиссия и одна Матвиенко в условиях, когда в государстве, по сути, нет уполномоченного органа - самостоятельного, отдельного, - который бы вел эти проблемы? Предложение о создании такого органа выдвигалось: было специальное обращение мэра Москвы Юрия Лужкова к президенту Путину. В период поисков, кого сделать уполномоченным в решении этих задач, мы предлагали создать государственный комитет по делам соотечественников и миграции. Мы хотели объединить в одном органе две эти темы, потому что эти темы как сообщающиеся сосуды – миграция на территорию России, она, конечно, разнородная, но мы бы хотели прежде всего, чтобы наши соотечественники, те, которые  чувствуют себя неудобно и некомфортно в странах СНГ, государствах Средней Азии и Закавказья, в Прибалтике, чтобы они  получали  привилегии и льготы при переселении на историческую родину. И с этой точки зрения работа с соотечественниками и с миграцией должна бы быть сосредоточена в одном месте, в одном ведомстве.

К сожалению, победила другая логика. Как вы знаете, после проведения Конгресса соотечественников в 2001 году Министерство по делам федерации и национальностей, ведавшее этой работой, было распущено. Еще ранее была ликвидирована Федеральная миграционная служба. И теперь, по указу президента, орган, уполномоченный вести все взаимоотношения с нашей диаспорой – это Министерство иностранных дел. А что касается миграции, ей занимается милиция. И Федеральная миграционная служба как управление Министерства внутренних дел воссоздана именно в структуре этого министерства. Мы продолжаем считать, что это не совсем точное, не совсем правильное решение. Мы продолжаем считать, что Министерство иностранных дел, безусловно, при любом исходе должно играть важную, определяющую роль в работе с соотечественниками, но эта политика не должна реализовываться так напрямую, потому что задачи Министерства иностранных дел гораздо более многогранные. Конечно же, для наших соотечественников посольства и консульства за рубежом должны быть родным домом. Но это не значит, что посольства и консульства могут освоить весь тот объем работы, который необходим для целевой поддержки наших соотечественников и организаций за рубежом. Это просто создает серьезные проблемы в странах пребывания, потому что цели становятся несовместимые: либо поддерживать хорошие отношения с Сапармуратом Ниязовым, либо выступать в защиту политзаключенных в Туркменистане, среди которых есть, кстати, российские граждане.

То же самое можно сказать и по поводу миграции. Никогда еще Министерство внутренних дел в советские годы не отвечало за такого рода вопросы, потому что это большие социальные проблемы. Это проблемы финансовые, экономические, это проблемы планирования  и развития регионов России, которые испытывают недостаток в трудовых ресурсах. То министерство внутренних дел, которое этим занималось, осталось в прошлом, в царской России, это министерство внутренних дел Столыпина. Но то совсем другое министерство, с другими функциями. Нынешнее Министерство внутренних дел – это, согласитесь, в значительной мере Министерство милиции.

Притом, что наши предложения не были реализованы, некий компромисс был найден в процессе возобновления работы правительственной комиссии. Правительственная комиссия при Матвиенко стала собираться регулярно. Она стала достаточно жестко спрашивать за исполнение намеченных планов, прежде всего с  Министерства иностранных дел. К сожалению, в Министерстве иностранных дел до сих пор эта работа тоже не поставлена на должный уровень. Хотя было обещано в свое время, что в МИДе будет соответствующий департамент, управление, которое будет этим заниматься, сегодня работа с соотечественниками растворена в общей задаче защиты прав человека. Этот департамент возглавляет посол Цепов в МИДе, и он разрывается между необходимостью интересоваться положением наших соотечественников в СНГ и защищать права человека в Никарагуа или, допустим, в Южной Африке. Конечно же, все это предоставляет большой простор для чиновников средней руки делать что-то не так или вообще ничего не делать. И итоги работы по этому направлению, итоги освоения бюджетных средств в 2001-2202 г. (парламент, Федеральное Собрание Российской Федерации, вы знаете, выделяет отдельной строчкой пусть небольшие, но средства на поддержку наших соотечественников  - в прошлом году это было 150 млн. рублей) свидетельствует о том, что чиновники в таком скромном количестве, с таким представлением о целях и задачах этой работы, не могут даже освоить правильно эти  средства. В 2001 году была скандальная ситуация, когда к концу года выяснилось, что добрая часть средств, ассигнованных в федеральном бюджете Государственной Думой и Правительством, вообще не освоена, и они в соответствии с законом о бюджете стали резервом экономии. Хотя, если сказать об этом нашим соотечественникам - о том, что есть средства, но их просто не донесли до их нужд и проблем, - то это вызвало бы, безусловно, самую острую критику, если не скандал.

В этом году, невзирая на все усилия, мы не можем быть вполне быть удовлетворены, -  я говорю как член правительственной комиссии по делам соотечественников за рубежом – работой по целевому использованию этих средств. Да, в этом году вся сумма, которая выделена Федеральным Собранием, была освоена. Но освоена она была в результате того, что в декабре пришлось провести корректировку. И фактически  деньги были просто сброшены из Москвы в посольства Российской Федерации для того, чтобы они их там как-нибудь потратили. Я не хочу обвинять здесь посольства, обвинять МИД, но вся проблема здесь заключается, на мой взгляд, в двух вещах. В том, что, во-первых, эта работа новая для МИДа. И люди, которые этим занимаются - или недостаточно способны или недостаточно компетентны для этой работы. А во-вторых, до сих пор нет желания опереться на научный прогноз, нет желания опереться на научные исследования о российской диаспоре, которыми занимаются все в мире, кроме России. Я мог бы приводить примеры, когда  мне приходилось в Париже выступать на конференции по проблемам российской диаспоры, но ни одной такой конференции в Российской Федерации с участием государства и правительства никогда не проводилось.

Когда по нашему предложению, которое поддержала Валентина Ивановна, на комиссии в конце декабря обсуждали тему научных исследований  нашей диаспоры, то прежде всего мы встретили громадное сопротивление со стороны самих чиновников, занимающихся в МИДе этими проблемами, со стороны чиновников Министерства культуры, которым не нужны никакие научные исследования. Они заранее говорят (их представитель в комиссии, замминистра культуры говорит), что нам никакой науки не нужно, дайте нам деньги, мы знаем, как их потратить. Вот они и тратят.

В тех документах, которые вам представлены, есть отчет о том, как были потрачены эти деньги и представлен проект, который еще сегодня не стал планом и который должен обсуждаться на  будущей неделе: каким образом собираются их тратить в этом финансовом году (хочу напомнить, что в Федеральном бюджете выделено в этом году 210 млн. рублей на поддержку наших соотечественников за рубежом). Беглое прочтение этого документа говорит о том, что, конечно же, если мы будем так размазывать масло тонким слоем по тарелке, то никакого существенного прорыва в работе с соотечественниками не  произойдет. Это практика, когда планирование происходит на основе заявок организаций, которые приняты в посольствах. Не все, кстати, из них действительно реальны, и не все из организаций соотечественников аккредитованы при посольствах. Целый ряд не принят в посольстве, не имеет в него доступа  по каким-то причинам, в том числе из-за происков властей стран пребывания, когда посольство не идет на контакт. И в результате мы видим, как деньги федерального бюджета намерены потратить в Азербайджане на то, чтобы возложить цветы к памятнику Пушкину, на то, чтобы отремонтировать в Грузии ограду какого-то памятника нашему поэту, на то, чтобы провести субботник, на то, чтобы провести в школе отдельно взятой какой-то вечер и т.д. и т.д. То есть речь идет не о серьезных, крупных  направлениях, а о штучных мероприятиях, которые впопыхах записаны в этих заявках для того, чтобы не пройти мимо раздачи.

Довольно трудная задача у Валентины Матвиенко в этой ситуации. Не имея фактически иного аппарата в этой комиссии, кроме  нескольких чиновников, которые работают в МИДе и остались МИДу по наследству из разогнанного министерства по делам национальностей, нужно сформировать совершенно иной подход к использованию бюджетных средств и к направлению их на поддержку соотечественников. Мы считаем, что нет большого толку в том, чтобы продолжать традиционные формы работы, т.е. в лучшем случае малую, ничтожно малую часть наших соотечественников каким-то образом отметить, пригласив на лечение или в школьные лагеря - в зависимости от возраста. Эту работу придется вести. Но очень важно здесь, в России создать мощную инфраструктуру для работы со всеми категориями наших соотечественников, потому что сегодня только из России можно реально помочь создать полноценную российскую диаспору, которая будет конкурировать за влияние в своих странах с существующими на сегодняшний день и достаточно опытными диаспорами. Мир знает пример таких диаспор. Это еврейская диаспора, армянская диаспора, китайская диаспора. Мы можем сегодня только мечтать о том, на каком уровне способны эти общины в других государствах решать свои вопросы, и не только свои вопросы, но и, естественно, поддерживать мосты с государством – исторической родиной.

Создание Московского дома соотечественника -  это вклад Москвы в решение этого вопроса. Я хочу обратить внимание на этот, только что изданный документ, куда вошли  все подготовительные материалы и среднесрочная программа поддержки соотечественников, которая в Москве  принята 20 августа прошлого года. Там есть объяснение, чем будет заниматься Московский дом соотечественника. Такого рода предложения содержались в моих выступлениях, в выступлениях других участников дискуссии, и я рад, что сейчас  мы можем сказать, что первый вклад в это внесен тем, что подписан нормативный документ Правительства Москвы.

Нам выделяется помещение недалеко отсюда, в Столешниковом переулке. Хотя сегодня это помещение находится в аварийном состоянии, тем не менее Правительство Москвы приняло решение провести инвестиционный конкурс, передать два других строения, рядом стоящие, инвестору, который согласиться отремонтировать наше строение. 1286 квадратных метров – это хороший старт для такого учреждения.

Что, как мы предполагаем, там будет находиться? Мы не хотим дублировать или  отменять  существующие общественные или государственные фонды, которые этим занимаются. Скажем, у нас была на первом этапе мысль, что мы должны будем в рамках Дома соотечественника создать библиотеку русского зарубежья и архив русского зарубежья. Но, вы знаете, эта задача достаточно успешно реализуется фондом Солженицына, и как раз на днях в Москве прошла церемония закладки капсулы в фундамент той библиотеки, которая будет создана на Таганке, библиотеки русского зарубежья. Мы, безусловно, будем сотрудничать с ними, и по всей вероятности, не будем дублировать их работу, создавая соответствующую структуру у себя.

В Доме соотечественника будет создана большая приемная. Когда речь идет о приемной, речь не идет о привычной приемной в любом учреждении, где сидит секретарша и развлекается разговорами по телефону. Речь идет о приемной как учреждении. Речь идет о приемной такой,  какой  была в свое время  Приемная Верховного Совета, Приемная Михаила Ивановича Калинина, куда приходили люди со своими просьбами, и работал целый штат специалистов, которые были призваны оперативно подсказать им возможные варианты решения. Это -  юристы, социальные психологи, это специалисты по трудоустройству. Это, естественно, вся необходимая информация для того, чтобы соотечественники могли получить необходимую справку.

Я считаю, безусловно, в Доме соотечественника должно быть место искусству и культуре, и хоть небольшой, но зал для встреч с нашими творческими коллективами или, может быть, отдельными исполнителями. Огромное количество талантов, которые сегодня не могут, наверное, претендовать выйти на сцену Кремлевского Дворца съездов, но, поверьте, для жизни русской общины где-нибудь в Гагаузии или в Абхазии чрезвычайно важно, что эти люди получают здесь, в Москве возможность выступить, высказаться, рассказать о своих проблемах, что мы организуем их прослушивание в ряде случаев, устраиваем их творческие дела. Мы, конечно, собираемся делать это совместно с соответствующими подразделениями Министерства культуры и Комитета по культуре Правительства Москвы.

Безусловно, мы попытаемся реализовать идею газеты для наших соотечественников. Речь не идет о привычном издании на бумаге. Речь, конечно, пойдет о современных формах общения в Интернете. Сегодня возможность доставки газет, отпечатанных в России, на Украину или в Казахстан – это чрезвычайно большая сложность не только из-за возможных  таможенных барьеров, не только из-за опозданий, которые возникают, но из-за противодействия, в ряде случаев нежелания, чтобы подобного рода информация распространялась. Поэтому, скорее всего мы сделаем здесь ставку на современные технологии, на Интернет-центр русского  зарубежья.

Я сейчас не хотел бы предвосхищать все возможные направления работы этого Дома. Я хочу привлечь ваше внимание к тому, чтобы мы эту работу начинаем, намерены вести. Это не значит, что с сегодняшнего дня я перестаю быть директором Института стран СНГ. Я продолжу эту деятельность, считаю, что одно помогает другому. Таким образом, не на голом месте создается Дом соотечественников. Есть идеи, есть люди, которые способны реализовывать эти идеи. Поэтому хочу только обратить ваше внимание на то, что сегодня, занимаясь этими вопросами, мэрия Москвы, Москва как таковая выполняют очень важную социальную функцию. У трети москвичей близкие родственники живут в государствах СНГ, а у некоторых  и дальнего зарубежья.  А если говорить о близких, знакомых, друзьях, дальних родственниках, то у двух третей имеются такие отношения. И мы знаем, что работа по поддержке соотечественников не только в Крыму и Севастополе, не только в Прибалтике, а в целом встречает отклик у населения Москвы, которое привыкли  всегда подозревать в эгоизме, в себялюбии. Если сегодня прошли те древние времена, когда Москву называли собирательницей земель - сейчас собирание земель это чересчур сложный вопрос - мы можем сказать, что Москва реализует свою функцию как собиратель народа. Потому что народ, или русский мир, экстерриториальный русский мир – это почти материальная субстанция сегодня. Мы надеемся, что эта деятельность Москвы будет истолкована не как желание бросить вызов федеральным властям, а как желание им помочь и как желание на самом деле реализовать как можно быстрее все то, что так часто декларировалось федеральном уровне и, к сожалению, до сих пор так и не было овеществлено, претворено в жизнь.

Предлагаю вам задать свои вопросы, готов на них ответить.

Ведущая. Спасибо,  Константин Федорович. Первый вопрос, пожалуйста.

Вопрос. Будете ли Вы взаимодействовать с властями стран СНГ?

К.Затулин. С государственными  структурами стран СНГ мы будем обязательно взаимодействовать или, по крайней мере, пытаться взаимодействовать. Мы  берем на себя функцию поддержки наших соотечественников и, конечно же, в ряде случаев, я убежден, нам придется выступать в защиту отдельных людей или даже целых организаций. Таких случаев великое множество. Разве не нуждаются в защите, скажем, граждане России - все равно какой национальности, - которые сегодня находятся в тюрьмах Туркмении? Или не нуждаются в защите организации на Украине, которых не регистрируют? Или не нуждается в защите, скажем, русская община Израиля, которая до сих пор не узаконена? Безусловно, нуждается в защите, поскольку не всегда своими силами она способна защититься. Не всегда своими силами отдельные люди способны отстоять свои права.

Вы знаете, мы считаем, что здесь у нас будет обязательно адвокатская сторона работы, и  мы сейчас прорабатываем с адвокатскими коллегиями вопрос о том, кто из них возьмет на это себя. Есть целый ряд адвокатов и адвокатских коллегий, которые готовы были бы, как мне кажется, взять на себя  эту работу. Я сам с некоторыми из адвокатов сотрудничал в прошедшие годы, когда они брали на себя, в том числе и в интересах своей рекламы, в интересах развития своего профессионального мастерства - бесплатно, на добровольных основах - защиту прав русских организаций или отдельных россиян, оказавшихся за рубежом в сложной ситуации. Я думаю, что мы тоже будем принимать участие в этой работе. И конечно, мы будем пытаться действовать официальным путем. Мы не подпольщики и не организаторы заговоров против властей соседних государств. Заранее знаю, что это достаточно сложная работа, и не надо ходить к гадалке для того, чтобы это удостоверить. Не привыкли еще к такой функции со стороны властей России или каких-то учреждений в России в государствах СНГ. Это вызывает острое неприятие, заявления о вмешательстве во внутренние дела и т.д. Однако я считаю, что есть дела поважнее внутренних – это права человека.

Пожалуйста.

Вопрос. Чем будет конкретно заниматься Дом соотечественника? Какова точная численность соотечественников за рубежом?

К.Затулин. Дом соотечественника прежде всего будет посредником в установлении контактов организаций и отдельных наших граждан и соотечественников с Москвой и Россией, с конкретными организациями, ведомствами в поисках решений конкретных проблем. Для этого будет создан  в структуре Дома соотечественника целый ряд подразделений (будем это называть центром), которые будут заниматься правовой защитой, которые будут заниматься вопросами  обретения гражданства и трудоустройства, будут заниматься содействием в этих вопросах. Будут заниматься вопросами культурных связей. Само устройство Дома соотечественника планируется по странам, и будут отделы и подразделения, которые будут заниматься разными категориями наших соотечественников. Допустим, ветераны Великой Отечественной войны или молодежь. Это неодинаковые категории, и должна быть по-разному построена работа с этими группами наших соотечественников.

Безусловно, мы будем стараться прежде всего объединять вокруг Дома соотечественников организации. Мы не можем сегодня выйти на каждого из наших соотечественников или даже сограждан. Мы, скорее всего, будем  искать партнеров в организациях. Они известны. У нас есть база данных. Будет создать общественный совет из представителей нашей диаспоры за рубежом, из наших клиентов, условно говоря. Они способны оценить, насколько мы правильно или неправильно работаем.

Кроме этого, в документе, который у вас есть, предусмотрено создание Попечительского совета. Это несколько иной по составу орган. Мы рассчитываем, что возглавит его Юрий Михайлович Лужков. В этом совете будут представлены люди из России, имеющие большой авторитет, опыт в разных сферах, в том числе и руководители организаций, которых мы бы хотели привлечь в спонсоры, в благотворители. И мы переговоры с такими спонсорами ведем. Это не простое дело. В качестве примера могу сказать, что буквально два дня назад я разговаривал с одним из руководителей очень крупного, известного всей стране банка, который мне сказал, что мы при всем уважении к Вам, участвовать в Вашей работе никоим образом не собираемся, хотя имеем  масштабные программы благотворительности. Почему? Да потому что тема соотечественников еще лет десять-пятнадцать в нашей стране будет неактуальна, это неинтересно, это неважно. Если бы, сказал он, дело шло о еврейских соотечественниках, мы, конечно, в этом поучаствуем. А вот о российских соотечественниках… Кстати, что интересно, что сам он вполне русский человек. Подобное отношение мы встречаем, к сожалению. Но это не значит, что это повсеместно. Я думаю, что мы создадим такой Попечительский совет, и не только бюджетные средства, но и средства наших благотворителей будем аккумулировать.

Мы хотим создать систему грандов для талантливой молодежи в странах пребывания, проводить конкурсы. В свое время мы предлагали провести конкурс (тогда не хватило возможностей у нас для того, чтобы его запустить) талантов нашего зарубежья в самых разных областях. По номинациям, которые могли бы быть, допустим, «Самый  популярный  спортсмен в русском зарубежье» - наш соотечественник, или, может быть даже наш гражданин, живущий за рубежом. Сегодня многие из наших спортсменов уже стали гражданами России, живущими за рубежом, а некоторые перешли в другое гражданство, но при этом имена их хорошо известны. Наиболее популярным человеком в Австралии сейчас является, как вы знаете, Константин Дзю – наш соотечественник, хотя он не  гражданин Российской Федерации, насколько я знаю.

Мы обсуждали с Министром спорта Вячеславом Фетисовым идею проведения спартакиады русского зарубежья в Москве, а может быть, не только в Москве с течением времени и т.д. и т.д. Поверьте, идей достаточно много.

Теперь, что касается численности наших соотечественников. Вы знаете, есть такая цифра – 25 млн. Она всегда упоминалась. При этом надо иметь в виду, что эта цифра упоминалась на момент распада Советского Союза. 25 млн. этнических русских,  живущих за пределами Российской Федерации.

Конечно, число это сейчас сократилось, потому что большие группы русского населения переехали из Средней Азии, даже из Украины, в Россию. Эта цифра никак не может быть меньше, если говорить о русских, чем 20 млн. человек. Это не значит, что мы хотим иметь дело только с русскими. Понятие «соотечественник» достаточно широкое понятие и предусматривает еще русскоязычных и русскокультурных людей. Безусловно, точной оценке их число не подлежит, но очевидно, что соотечественником может быть признан только тот, сам себя считает таким соотечественником. Этого нельзя навязать.

При этом я хочу заметить, что идут процессы депопуляции. Обращаю Ваше внимание только на один факт. У меня есть результаты прошлогодней переписи на Украине. Хочу вам доложить, что по сравнению с 1989 г., когда проходила Всесоюзная перепись, число русских на Украине уменьшилось на 26,6%, с 12 млн. до 7 млн. Хотя все население Украины уменьшилось примерно на один процент. Вы же понимаете, это не пропорционально. Это грандиозное сокращение, и оно не объясняется причинами миграции из Украины в Россию, хотя такая миграция существует и свидетельствует о недостаточном благополучии наших соотечественников на Украине. Но еще большее неблагополучие состоит в том, что целый ряд людей, которые прежде себя идентифицировали как русские, сегодня называют себя  украинцами на Украине. Это свидетельствует о том, что, невзирая на все эти наши помпезные мероприятия «Год России в Украине», «Год Украины в России», продолжается работа по выдавливанию русского влияния, русского языка. И русские себя чувствуют некомфортно в государстве Украина. Что говорить о других государствах, названия которых всем хорошо известны, где мы сталкиваемся, можно сказать, с межцивилизационным конфликтом: государства Средней Азии, Закавказья и т.д.

У нас, вы знаете, около двух миллионов русских в Белоруссии. Я назвал новую цифру русских, официальную цифру, хотя она подвергается сомнению, тем не менее - семь с лишним миллионов на Украине, при этом добрая часть, около миллиона с лишним в Крыму. Соответственно реально треть населения Латвии, иногда говорят, 20%, но это как бы подлежит уточнению. Примерно треть населения Эстонии, около 15-17% в Литве от общего числа населения. Резко сократилась наша диаспора в Казахстане. В свое время 6 млн. русских проживало в Казахстане. Сейчас цифры называются разные и, кстати говоря, вокруг цифр идет идейная борьба, потому что вопрос исчисления русской диаспоры – это вопрос прав, на которые может претендовать русская диаспора в обществах, строящих свое национальное государство. Как правило, эти цифры преуменьшаются. Примерно полтора миллиона русских в Узбекистане и т.д. и т.д.

Вопрос. На что собираются тратить бюджетные деньги в Правительственной комиссии?

К.Затулин. Прежде всего, эти деньги еще не потрачены, чтобы вы правильно поняли. Они присутствуют в Бюджете Российской Федерации на 2003 год. Вчера я встречался с Валентиной Ивановной Матвиенко, насколько я знаю, комиссия, которая будет распределять эти средства, состоится на будущей неделе. Ко всем обратились с просьбой дать свои возражения. При этом в течение января ко мне, как к члену комиссии тоже адресовались с просьбой дать свои предложения. Предварительные, базовые предложения сформулированы посольствах РФ и переданы МИДом. Они, кстати говоря, в вашем распоряжении. Это заявки организаций, которые суммированы и т.д. Как всегда бывает, когда суммируют что-то, в этом теряется и цель.

Что касается моего мнения, то мне кажется, в использовании этих средств не должно быть никакого популизма, а наоборот, твердое понимание того факта, что работа с соотечественниками в стране не была прежде развернута. Поэтому прежде всего нужно создать инфраструктуру для работы с соотечественниками здесь,  в России и за рубежом. Я под словом «инфраструктура» имею в виду не только учреждения, вроде Дома соотечественника, я имею в виду и Интернет, и газеты и журналы, и соответствующие представительства или учреждения в странах пребывания. Повторяю, до сих пор нет ни одного центра русской культуры ни в одной стране СНГ. Хотя вы можете здесь пройтись по Арбату и увидеть Центр украинской культуры на Арбате, или, допустим, Центр грузинской культуры тоже на Арбате. Эти учреждения, которые принадлежат Украине и Грузии. Ничего адекватного этому ни на Украине, ни в Грузии нет. Это притом, что драматически сокращается число учреждений, которые несут русскую культуру в эти страны. Могу сказать, что из 32 русских театров на Украине остался один. Поэтому прежде всего это инфраструктура – это защита русского языка и его продвижение. Здесь, мне кажется, не только на эти средства и не только  на деятельность правительственной комиссии придется полагаться, но уже есть поминание, что будет создан специальный фонд русского языка и т.д. В этой работе, вы знаете, жена президента принимает участие.

Есть идущее еще с советских времен такое, мне кажется, не столько заблуждение, а (как бы это поточнее назвать) желание все свести к работе с ветеранами и дошкольной молодежью. Я исхожу из того, что наша помощь должна позволить общинам ближнего зарубежья встать на ноги и в экономическом, и в политическом плане. Сегодня русские организации, русские партии, русские общественные движения, как правило, в странах СНГ загнаны на обочину политической и общественной жизни. Они считаются маргиналами. Хотя потенциал этого русского фактора  весом, им всегда пользуются и прибегают к нему. Недаром накануне выборов к нам приезжают президенты, потому что это встречает отклик в их странах у их избирателей.

Но, если говорить о тех организациях, которые несут на себе основное бремя защиты интересов русского населения, своих членов и т.д., то они или не регистрируются или не обладают возможностями для развития, никакой инфраструктурой, офисами, техникой множительной, телефонами и т.д.  Ничего этого нет. Мне кажется, государство в целом (только Московский дом соотечественника, он не в состоянии взять все это на себя), но в целом государство российское должно найти формы и возможности для того, чтобы это все было создано. Нас сегодня пытаются направить по ложному пути. Мы должны заплатить всем учителям русского языка во всех бывших союзных республиках, мы должны все учебники туда предоставить на русском языке. А что же эти государства?  Они же собирают налоги со своего населения, в том числе и русского. Я не слышал, чтобы у русских граждан Украины не брали налогов. Значит, вопрос в том, как делится этот пирог?  А где он делится? Он делится в парламентах и правительствах. Значит, политическое влияние должно быть достаточное, чтобы учитывалась необходимость тратить на специфические запросы и интересы русского населения – на образование и на тому подобные вещи. Пока этого не будет сделано, мы хоть весь бюджет положим на поддержку дошкольников и ветеранов. Если ветераны еще голосуют, то дошкольники и школьники еще далеки от политических баталий и никак не являются сегодня теми, кто способен в этом принять участие. Пока не встанут на ноги наши общины в странах СНГ и Прибалтики, до тех пор мы, конечно, не способны будем реализовать во всей полноте эту задачу. Но с чего-то надо начинать, и в этом отношении инициатива, исходящая из Москвы, очень важна.

Пожалуйста.

Ведущая. Спасибо. Еще вопросы есть?

Вопрос. Правильно ли, что к гражданам Беларуси в Москве относятся как к иностранцам?

К.Затулин. Вообще, честно говоря, я не слышал, чтобы к ним относились как к иностранцам. Как это можно удостоверить, относятся как к иностранцам или нет?  По самому простому показателю. Придите в московскую гостиницу, там, где есть разные тарифы для иностранцев и для граждан России. Это муниципальные гостиницы. В таких случаях, что касается белорусов, в соответствии с договоренностью о союзном государстве они проходят по той же статье, что и граждане России. Я не исключаю, что есть целый ряд продолжающихся ограничений, но если хотите знать, каким должен быть подход, то он должен быть одинаковым, если мы всерьез относимся к союзному государству и задачам по его построению. Я бы хотел надеяться, что  это так и есть. Так должно быть.

Ведущая. Спасибо.

Вопрос. Почему вы считаете, что именно у Вас получится, ведь Вы привели много неудачных примеров? Когда начнется конкретная работа Дома соотечественников?

К.Затулин. Мы уже начали конкретную работу. Я хочу с этого начать. И сегодня то, что мы проводим, это часть нашей конкретной работы.

Хочу обратить ваше внимание, в этом документе есть самые разные промежуточные сроки. Мы должны в настоящее время утвердить Устав. Этот Устав готов. Он фактически согласован. Речь идет о том, чтобы отнести его в регистрирующую организацию. Мы должны создать (и уже ведем переговоры) общественный совет, попечительский совет.  Мы сейчас должны решить проблему размещения всего этого. Пока все это делается в кабинетах Правительства Москвы, Институте стран СНГ, сотрудников которого я привлек к первичной работе. Многие из них, вполне возможно, будут сотрудничать, работать в Московском доме соотечественника, потому что являются специалистами.

Вы задали первый вопрос, почему не удалось другим и почему, я думаю, удастся нам? Вопрос вполне естественный. Прежде всего, я хочу сказать, что много лет занимаюсь этой темой. Пожалуй, и до того, как стал депутатом, но особенно с того периода, когда я был депутатом первой Государственной Думы и председателем Комитета по делам СНГ и связям с соотечественниками в 1993-1995 годах. Я знаю, какие основные болевые точки существуют. Я знаю историю разных попыток создать нечто в поддержку наших соотечественников.

Я думаю, что важны две вещи. Важно понимание целей и задач. Многие структуры создавались, чтобы схватить популярный и модный тезис о помощи соотечественникам ради того, чтобы затем получить под это льготы, привилегии, тогда это было очень распространено, освобождение от налогов и все остальное.

Во-вторых, очень важно, чтобы сотрудники этого учреждения работали с чистыми руками. Мы, если вы заметили, ушли в создании этого Московского дома соотечественника от всяких форм, которые позволяют сомневаться в том, а куда пойдут средства, если они будут ассигнованы.

Это государственное учреждение. Это никакой не общественный фонд с неясной отчетностью, с разными нормами финансовой и управленской дисциплины. Это достаточно жесткое, с точки зрения  дисциплины и всего остального, подконтрольное учреждение. Вполне вероятно, что одними бюджетными средствами мы не ограничимся. Я могу вам  сказать (это никакой ни секрет), в той самой программе, которая здесь есть, есть соответствующий раздел. Программа утверждалась 20 августа. Первый документ об учреждении Дома соотечественника подписан 29 января, но здесь уже запланировано на расходы в течение 2003 г., это подтверждено и в распоряжении, определенная сумма – 10 млн. рублей в этом году ассигнуется из бюджета г. Москвы на создание и развитие Дома соотечественника. Много это или мало?  Это вполне достаточно, если говорить о персоналиях в штате. Это, конечно, очень маленькая сумма, если говорить о ремонте помещения, о реконструкции и всем остальном. Это, конечно, никакая не сумма, если говорить о программах поддержки наших соотечественников. Но я хочу подчеркнуть, мы собираемся на этом этапе привлечь средства благотворителей, и не только из России. Будут у нас переговоры с  представителем старой русской эмиграции, которые готовы участвовать в этой работе. Я встречался в Париже в ноябре с человеком, который возглавляет Ассоциацию Святого Владимира. Это потомки древних аристократических родов, эмигранты. Они очень заинтересованы. Они уже участвуют в ряде программ в России, и здесь они тоже будут участвовать, я убежден в этом.

Мы хотели бы  сегодня те средства, которые таким образом появляются, как-то перераспределять в интересах наиболее кричащих проблем наших соотечественников. Если сегодня у эмигрантов в странах дальнего зарубежья это проблема прежде всего культурной самоидентификации, поддержания культурных исторических связей с Родиной (это очень важные проблемы), то для соотечественников в странах СНГ это  часто проблемы выживания. Острота проблем разная, понимаете? В то время как есть отдельные представители эмиграции, которые  очень серьезную роль играют в жизни своих государств, которые там состоялись, то мы не можем сказать, что у нас в ближнем зарубежье есть подобные примеры. Есть, конечно, явления, например так называемый русский бизнес в государствах Прибалтики: когда русским в странах Прибалтики закрыли пути политического самовыражения, то они ушли в бизнес. И бизнес, в Латвии во всяком случае, и в Эстонии в значительной степени - русскоязычный или русский бизнес. Мы тоже намерены это учитывать, и намерены к этому источнику прибегать в деятельности. Конечно, мы эти средства не намерены обращать  на улучшение жизни и быта сотрудников Дома соотечественников, они будут целевые, и направляться на программы, которые мы объявим, которые мы опубликуем, под которые мы будем собирать средства.

Вопрос. Что из себя представляет здание МДС?

К.Затулин. Позавчера  я был в нашем помещении. Это усадьба XIX века.  По странному стечению обстоятельств она называется усадьба Кожина, но к управляющему делами президента отношения не имеет. Вы хорошо знаете, где она расположена – ниже ресторана «Арагви», за трактиром Дяди Гиляя. Старинная усадьба, Столешников переулок, д. 6, стр. 2.

Первая проблема заключается в том, что хотя все здание в аварийном состоянии, в части помещений сидят неизвестные организации. Сегодня задача заключается в том, чтобы освободить от самозахватов или ненадлежащей аренды и субаренды. Эта задача стоит перед властями Москвы. Они сейчас будут этим заниматься, а мы будем их в  этом отношении подталкивать.

Второе обстоятельство. Как я уже сказал, средств на ремонт этого дома, прямых ассигнований у нас нет. Но у нас есть  решение Правительства Москвы о том, что для другие строения дома 6 по Столешникову пер. передается на инвестиционный конкурс. Его будет объявлять глава Москомимущества Москвы Олег Толкачев. Инвестор, который выиграет (а есть заинтересованные, они уже обивают пороги) должен будет отремонтировать наше здание. Точка отсчета – это проведение конкурса, подписание всех инвестиционных контрактов. Я думаю, что это дело непростое и раньше мая месяца вряд ли произойдет. А дальше мы будем связаны с темпами строительства и добросовестностью нашего инвестора. Не очень оперативная, конечно, ситуация. Потому что, вы понимаете, инвестор не будет строить нам, а потом строить себе. Он сначала будет строить себе или, по крайней мере, одновременно, поэтому нам придется в рамках нашего Дома на первых порах держать как бы министроительную дирекцию, которая будет все это контролировать. Если мы почувствуем, что инвестор недостаточно добросовестный, мы будем об этом говорить Правительству и будем привлекать иные средства на то, чтобы выполнить все наши работы. У нас не так много на самом деле площадей, 1200 метров на все эти цели. Это довольно мало.

Хочу обратить ваше внимание, что в 1998 г. был создан Московский дом национальностей на Нижней Басманной улице. К сегодняшнему дню это серьезный  дом. Он в этом году, в 2003,  выходит из реконструкции. Создан в 1998 г. Шесть тысяч кв. метров. Это дом национальных диаспор, которые живут в Москве. Он функционирует как учреждение, как место встречи и т.д. Мы в какой-то степени похожи, аналогичны этому учреждению, и рассчитываем, что будем прирастать площадями и возможностями. Но могу  сказать сейчас четко только одно: я бы очень бы хотел, чтобы в течение этого года мы по крайней мере символическую церемонию открытия Дома провели, пусть в какой-то части этих площадей, но так, чтобы это было известно, что этот адрес зафиксировался у всех, кто желает в дальнейшем с нами сотрудничать. Получится это или нет, не могу сказать, но будем стараться.

Ведущая. Спасибо. Мы желаем Константину Федоровичу, чтобы до Нового года Дом открылся обязательно. Желаем Вам удачи и терпения и процветания Дома соотечественника.




Акция GlobalRus: Всемирная Русь

Мы публикуем статью Александра Горянина с сайта Гражданского клуба «Globalrus» и благодарим его за упоминание нашей скромной деятельности по взаимодействию с соотечественниками за рубежом (впрочем, должен заметить, что тезис о том, что наш Институт «неофициально связан с властью» требует уточнения. Среди наших учредителей есть структуры Правительства Москвы, однако федеральные органы власти не оказывают на нашу деятельность ни формального, ни неформального влияния). Г-н Горянин сетует на то, что наша работа ограничена постсоветским пространством. Что ж, это справедливо, как справедливо и то, что именно здесь сегодня – средоточие проблем зарубежных русских. Объединение этнических россиян в Европе или Америке – дело, конечно, нужное, и если на этом поприще находят свое применение таланты Бориса Березовского, это можно приветствовать с гораздо большим энтузиазмом, чем его инициативы на внутриполитическом поле России. Однако судьба русского народа как самого большого разделенного народа на планете решается сегодня не в Лондоне, а в Киеве, Астане и Ашхабаде. В этом наше глубокое убеждение.

13.01.2003 GlobalRus

Александр Горянин

Александр Горянин считает, что пришло время собирать соотечественников

GlobalRus, на что никто до сих пор, кажется, не обратил внимания, буквально значит «Всемирная Русь». Обязывающее имя. И, мы уверены, своевременное, ибо точно называет возникающий у нас на глазах феномен. Феномен пока еще не осмыслен, но уже хотя бы назван. Благодаря паспортно-визовой революции последних 12 лет, мы сегодня жители не только России, не только Руси (РФ+Украина+Белоруссия), но и Всемирной России-Руси.

Возникает новая реальность, занимающая весь обитаемый глобус, одновременно виртуальная и физическая. Как ей организовать себя? Ваши предложения, господа!

Global Rus: взгляд с сайта GlobalRus

Тема зарубежных соотечественников обсуждается в России постоянно, в том числе как тема сообщества планетарного масштаба (к ней постоянно обращаются Петр Щедровицкий, Андрей Столяров и другие известные авторы), но, к сожалению, она так и не стала достоянием общественного сознания. Нашу диаспору слишком редко рассматривают как российский плацдарм за пределами России — плацдарм человеческий, культурный, языковой, информационный, коммуникационный, экономический, финансовый, организационный и политический. А ведь наши зарубежные соотечественники, сознают они это или нет, — агенты и посланцы России (не Кремля, разумеется, а именно России). Кое-кто шарахнется от такого утверждения, а вот Китай и Израиль смотрят на свои диаспоры именно подобным образом, ничуть этого не стесняясь. Аналогичная точка зрения у ирландцев, поляков, армян, литовцев, итальянцев, греков, индийцев.

Новый фактор всемирного значения

На пороге нового тысячелетия стал очевиден Божий промысел, для чего-то создавший Всемирную Россию. Ее границы расширились до пределов Ойкумены за счет сокращения физических границ Российской империи 1914 года. Еще никогда в истории столь большое число людей русской (или в значительной мере русской) культуры не жило за пределами России — в СНГ и по всему миру. На этих людей можно смотреть как на неупорядоченное «рассеяние», а можно и как на складывающуюся трансгосударственную корпорацию (ТГК) «Всемирная Россия».

Сегодняшнюю ее можно охарактеризовать как малоупорядоченную совокупность малых и даже атомарных сообществ людей, говорящих и думающих по-русски либо даже просто хорошо понимающих русский язык. Общее у них — более или менее совпадающий культурный ресурс (духовные ценности могут совпадать, а могут и нет). Упорядочить волю и энергию разрозненной русской диаспоры, ускорить становление ТГК — одна из самых продуктивных целей, какие только можно себе сегодня вообразить.

Идеи, даже самые очевидные, редко воспринимаются сходу. Идею ТГК необходимо упорно и методично доносить до тысяч и тысяч людей из числа зарубежных соотечественников прежде, чем она овладеет умами.

С одной стороны, в век Интернета, задача выглядит вполне посильной. Если китайцам удалось это сделать в до-интернетовское время, говорим мы себе, нам сегодня вроде бы грех жаловаться. Смотрите, всего 35-40 лет назад всемирная китайская диаспора («хуацяо») вела практически распыленное существование, а сейчас это мощная солидарная сила. Осознать свое единство и бороться за общие интересы китайцам диаспоры на этапе сближения и структурирования помогла пресса. Свободная гонконгская, полусвободная сингапурская, на четверть свободная тайваньская и, как ни странно, тоталитарная пресса коммунистического Китая, где отношение к зарубежным соотечественникам всегда сильно отличалось от советского отношения к «белоэмигрантам», «власовцам», «отщепенцам» и пр.

Все верно, но сегодня вал информации, обрушивающийся на каждого, кто не прячется от нее специально, возрос по сравнению с 1960-ми годами стократно. Слова, которые тогда были слышны, как слышен шепот в читальном зале, сегодня можно (развивая образ) выкрикивать в мегафон — и не быть услышанным. Тем не менее, шанс есть.

Гипотеза о названии

Пункт, который будет трудно оспорить: чем больше людей отнесет себя к числу наших соотечественников, тем лучше. А раз так, давайте, едва назвав явление, сразу его переименуем: будем говорить про ТГК «Всемирная Русь». Почему «Русь» а не «Россия»? Причин три:

— Название «Русь» приемлемо также и для нацiонально свiдомих украинцев, и для белорусов (не знаю, как будет нацiонально свiдомий по-белорусски, да и на русский затрудняюсь перевести: и «национально-сознательный», и «национально-ориентированный» — не вполне точно).

— Словосочетание «Всемирная Русь», таким образом, имеет шанс стать интегрирующим фактором. Как название оно обяжет нас к повышенной политкорректности — но ведь и без того уже давно пора. Ох, как пора!

— В случае создания какого-либо объединяющего органа или центра на территории РФ, слово «Россия» в его названии неизбежно породит трудности при регистрации, а «Русь» — нет.

«Непривычно? Только первые два часа» — сказал в 1923 году режиссер Протазанов при обсуждении названия киностудии «Межрабпом-Русь». Привыкли через час.

Кого считать соотечественниками?

Отнесение (или неотнесение) себя к числу наших зарубежных соотечественников — личное дело конкретного человека. Самоотождествление свободных людей не происходит лишь по формальным признакам. Ядро Всемирной Руси за пределами исторической родины/метрополии составляют люди, сопереживающие ей, гордящиеся своей прямой или косвенной принадлежностью к Руси-России-СССР-Российской Федерации, ее культуре, истории и языку. Такие люди могут иметь любую религиозную принадлежность и носить фамилии любого звучания. Это ядро имеет обширную оболочку с размытыми границами. Оболочку составляют люди, чьи чувства и привязанности менее определены.

Историческое наследие Руси принадлежит не только русским, украинцам и белорусам. В нее изначально входили народы финского происхождения: карелы, коми, мордва, удмурты, марийцы, входили тюрки-чуваши. Тмутараканское княжество населяли, помимо славян, ясы (осетины) и адыги.

В русские пределы добровольно переселялись целые народы, наиболее яркий пример — калмыки. В число коренных народов Руси входят и русские евреи. В Киевской Руси возникла отдельная этническая группа евреев — кенааниты, чей язык сложился на основе древнерусского языка. Кенааниты говорили на этом языке много веков, в районе Бреста он сохранялся вплоть до XVII века.

Одним из российских народов давно уже стали русские немцы. Даже переселяясь в Германию, многие из них настаивают на этом прилагательном. Не менее четверти русского дворянства имеет татарские корни. В нем также обильно представлены потомки немецких, польских, литовских, молдавских и кавказских родов. Немало кавказцев было и в составе русского офицерства.

Многие из присоединенных к России народов затем участвовали в войнах и завоевательных походах империи, войдя в число имперских народов метрополии, не зря у башкир есть такие народные песни как «Сырдарья», «Форт Перовский», «Любезнай» (о Кутузове). Татары приняли живейшее участие в колонизации Средней Азии, а в освоение Сибири и Дальнего Востока велик вклад поляков и латышей.

Но главное, конечно, — наследие советского времени. Опыт последних 10-12 лет показал, что к русским или «скорее к русским» относит себя великое множество выходцев из всех республик бывшего СССР независимо от былой записи в их советском паспорте. Еще более единодушно относит их к русским иноязычное окружение.

Старые фобии вымирают. Литовская община в Англии очень дружелюбна к русской, участвует в ее мероприятиях. В свою очередь, «новые русские», поселившиеся в Англии, охотно берут литовцев на работу.

Всемирная Русь не должна отталкивать никого. Впрочем, она никого не должна зазывать и заманивать.

Одно из направлений

Совершенство путей сообщения, легкость преодоления границ, сотовый телефон и Интернет стирают рубежи между метрополиями и диаспорами. Мировые диаспоры уже сегодня создают новые, не замечающие государственных границ институты, влияющие на мировое производство, глобальные товарные и финансовые потоки. Хозяйственные процессы едва замечают национальные государства и региональные блоки. Заведомое преимущество организованных по сетевому (не иерархическому) принципу сплоченных групп, для которых общий язык и совпадающий культурный багаж — решающие факторы объединения, будет становиться все более важным фактором в игре экономических сил. Таким группам проще улаживать сложности, решать вопросы интеллектуального труда и кадров, формировать управленческие команды, осуществлять инновационные проекты. В них все понимают друг друга без напряжения.

Приведу любопытную цитату: «Чтобы Россия успешно вписалась в мировую экономику, ключевую роль должны сыграть «транснациональные русские» — люди, временно покинувшие Россию и хорошо изучившие западный экономический механизм. Достигнув предпринимательского и профессионального успеха на Западе, они смогут использовать свои навыки для повышения конкурентоспособности исторической родины» (С.В. Кугушев, председатель совета директоров Межрегионального инвестиционного банка АКБ МИБ; подробнее).

Кугушев, деля время между Москвой и Нью-Йорком, не понаслышке знает, о чем говорит. «Много случаев, — объясняет он, — когда парень там, друзья у него здесь, и они делают единый проект. Скажем, в России расположено производство, деньги занимаются на нью-йоркской бирже, сами финансовые потоки выводятся в Люксембург, механизм обеспечения прав собственности выведен в Ирландию или Лихтенштейн. Вы нигде не нарушили законы — вместо бандитов вас вполне легально прикрывают профессиональные адвокаты, а бизнес-схема эффективно работает». Таких «транснациональных русских», продолжает он, «чаще всего можно встретить в постиндустриальных секторах, и для России это очень хорошо». Опираясь на известные ему факты, Кугушев ставит перед Россией задачу «превратить США в наш финансовый придаток, а остальной мир в наш технологический придаток».

Не слишком ли смело? Кугушев так не считает, ибо «норматив эффективности сегодняшнего русского венчура не два к восьми, как на Западе, а два к трем». Опыт его инвестиционного банка показывает, что «научно-технический потенциал, накопленный СССР к концу восьмидесятых, практически неисчерпаем». Более того, продолжает он, «есть вещи, которые гораздо круче, чем открытие, — они закрывают целые отрасли. К примеру, способ производства бензина и прочих нефтепродуктов не с помощью крекинга, а по технологии, базирующейся на катализе и частотных колебаниях, причем технология вполне промышленная, себестоимость производства бензина падает в разы... У нас [у АКБ МИБ] полтора десятка таких разработок».

Впрочем, процветают и более традиционные виды бизнеса, что видно на примере холдинга «Славянский базар». Сертифицировав свыше 1000 наименований пищевой продукции из России, Украины, Молдавии и Литвы, он успешно внедряет их на английский рынок, и не только на английский. Сегодня «Славянский базар» имеет два грузовых терминала, сеть магазинов, собственное производство и систему представительств по всей Европе. Но председателю совета директоров холдинга Владимиру Юрьевичу Бобкову, счастливому отцу четырех маленьких дочерей, этого мало. Его любимая идея — объединение «русской Европы».

Тяга к объединению

«Закрывающие технологии», превращение США в финансовый придаток России, приучение англичан к ржаному хлебу и квашеной капусте и другие увлекательные вещи не слишком трогают нашу многомиллионную диаспору. Заботы и проблемы большинства ее членов куда более приземленного свойства. Убеждение, что решать их проще сообща, порождает тягу к объединению, но дело это, как показывает опыт, непростое.

Все мы — что в России, что за рубежом — вопреки вздорному мифу о нашей «общинности» и «соборности» — крайние индивидуалисты, не умеем и не любим объединяться. Хотя разного рода диаспоральные структуры исчисляются сотнями (от франкфуртского НТС до парижского Клуба самодеятельной песни), почти нет организаций, умеющих реально защитить интересы земляков. Даже когда к этому толкает суровая реальность той или иной страны рассеяния. О надгосударственном же уровне и говорить нечего. И это несмотря на огромную численность русской диаспоры!

Самым большим потрясением для тех, кто недостаточно знаком с вопросом, становятся цифры. В одном лишь Лондоне число тех, кого мы зовем соотечественниками, уже достигло 250 тысяч душ, во всей же Англии оно составляет от 350 до 400 тысяч. Когда я засомневался, меня заверили, что эти цифры были получены в ходе вполне ответственного маркетингового исследования.

Не менее 5 миллионов человек, свыше половины всей русскоязычной европейской диаспоры, рассеяны по Германии: толщина многочисленных русских газет, выходящих в данной стране, говорит сама за себя. Близко к миллиону число русскоязычных в Греции — это греки-понтийцы, а также бывшие политические беженцы (включая македонцев), жившие в СССР между 1949 и началом 90-х. Традиционно много наших во Франции, десятки тысяч живут в Дании, Швеции, Испании — да, собственно, повсюду.

Формально свыше половины 8-миллионной (только в Западной Европе!) «четвертой волны» — эмигранты по этническому принципу (российские немцы, греки, евреи), но в гораздо большей степени все они эмигранты экономически, хотя и не любят в этом признаваться. Три четверти переселенцев последних 15 лет — люди с рабочими специальностями. Второе место принадлежит высокообразованным профессионалам, велика доля студентов и школьников, заметны семьи «новых русских», а вот творческой интеллигенции довольно мало. Большинство учащихся и многие специалисты вернутся на родину, основная же часть прочих, видимо, пустит корни там, где она сейчас. Но почти все хотят видеть себя свободными людьми, предпочитающими в данный момент находиться в данной стране.

Объединительная конференция в Лондоне

В конце ноября в лондонском конференц-центре Cavendish прошла конференция «Русскоязычная община в Европе — прошлое, настоящее, будущее», собравшая около 250 участников из 16 европейских стран. Конференцию можно было бы назвать объединительной. Британские устроители — «Русский Дом» («Russian House International», существующая уже 12 лет благотворительная организация), уже упомянутый холдинг «Славянский базар» и информационная компания «East European Media Group» — решили создать общеевропейскую массовую организацию с индивидуальным членством и членскими (небольшими) взносами. Вступить в нее сможет любой, кто так или иначе самоотождествляет себя со словами «русский» и «российский». Будущую организацию еще предстоит юридически оформить и назвать. Возможно, соображения политкорректности обусловят длинное наименование вроде «Ассоциации русскоязычных общин стран Западной Европы». Названия вроде «Pax Russica» или «Ruthenia» пройдут едва ли.

Цель ассоциации, как ее сформулировал глава «Русского Дома» Владимир Воронов, — помочь диаспоре обрести голос для диалога с властями (местными, центральными и Евросоюза) в отстаивании своих интересов. Сегодня повсюду наряду с правами личности утверждаются права сообществ. Предоставление льгот, ассигнований и грантов национальным общинам в Западной Европе — обычная практика. В Англии, например, этим давно уже пользуются индийская, китайская, польская и другие общины. Их опыт показывает, что можно получать помещения под школы, клубы и культурные центры для поддержания языковой среды, особенно необходимой для детей, иметь льготы и скидки — например, при покупке авиабилетов, и даже проводить своих людей в выборные органы.

Есть и более скромные цели: оказание материальной, юридической, информационной помощи новым мигрантам, создание сети касс взаимопомощи. В случае успеха финансовой деятельности ассоциации задумано кредитовать ее членов, желающих начать свое дело. Есть планы открыть в европейских столицах русские информационные центры — в Лондоне такой центр уже есть, любой может получить там консультацию, пообщаться, купить книги, взять напрокат видеокассету или диск.

Самая амбициозная из заявленных на конференции целей такова: создать в Европе единое русскоязычное информационное пространство, увенчанное общим для Евросоюза русским телеканалом. Впрочем, не менее важна и бумажная пресса. Сегодня в Старом Свете, за пределами бывшего СССР, выходит не менее сотни русских газет и журналов, но почти все они, исключая парижскую «Русскую мысль», ориентированы на локальную аудиторию. Смельчаков с региональным, а тем более мировым замахом не находилось. Но вот, с весны этого года в Лондоне начал выходить, пока раз в два месяца, общественно-литературный иллюстрированный журнал «Колокол», адресованный всей интеллигентной диаспоре да и метрополии тоже (подписаться и получать его можно и в России). Это совершенно новое явление: журнал не просто рафинированный, но и безупречный полиграфически. Если Бог дарует ему долголетие, у «Колокола» есть шанс стать интеллектуальной площадкой диаспоры.

Рано или поздно ей понадобится и общеевропейская ежедневная газета — у журнала и газеты все-таки разные функции.

Автор этих строк был одним из немногих гостей из России. Мой доклад назывался «Русская диаспора — взгляд из бывшего СССР». Не буду уверять, что озвученная мной идея ТГК «Всемирная Русь» сразу овладела умами. Такие вещи надо повторять и повторять, пока однажды не услышишь: «Не ломитесь в открытую дверь. Кто же этого не знает?»

Член британской королевской семьи, известный русофил принц Майкл Кентский — кстати, хорошо говорящий по-русски — прислал конференции очень умное и совсем не формальное приветствие. Он назвал диаспору «послами своей исторической Родины» и даже упомянул (совсем как банкир Кугушев) «транснациональных русских». Принц обратил внимание на важный факт: «Русская община отличается высоким уровнем образования и работоспособности» и подчеркнул свое убеждение, что она «станет неотъемлемой частью европейского сообщества».

Борис Немцов в своем послании посетовал на то, что в отличие от других стран Россия не придает должного значения своей зарубежной диаспоре, и пообещал исправить положение путем создания представительств СПС за рубежом.

Все ждали, что участник конференции Б.А.Березовский (Лондон) ошарашит аудиторию чем-то неслыханным. Но нет, в своей речи он доказывал необходимость мощного русского лобби на Западе, которое могло бы помочь России в ее интеграции в Европу. «Эмиграция — лучшая помощь в этом деле, — сказал Березовский, — это ведь и есть непосредственное вживание России в Европу».

Первый ряд в зале конференции украшал посол Белоруссии в Лондоне Алексей Мажухов, а в двух шагах от опального олигарха устроились три дипломата из российского посольства, в том числе первый секретарь, в президиуме же сидела представитель (согласно репортажу В. Кара-Мурзы в «Коммерсанте») британского МИДа Фелисити Кейв. Если в их МИДе работают люди с таким превосходным русским языком, как у Фелисити, я поздравляю это учреждение.

Председатель оргкомитета конференции Владимир Бобков («Славянский Базар») сказал, что одним из приоритетов создаваемой организации должно стать формирование положительного образа России на Западе, а почтенный Б.С.Гершунский из Нью-Йорка, наоборот, предостерег от «искусственного улучшения» имиджа страны, где устанавливается тоталитарная диктатура и не по дням, а по часам растет фашизм. «Это факт!», добавил он. Может, из Нью-Йорка виднее?

Увенчаются ли успехом планы устроителей? Это станет ясно уже скоро. Подобного рода инициативы удаются тогда, когда диаспоре плохо врозь и когда находятся люди с перспективным зрением, готовые финансировать объединительные усилия. Они могут формально и не принадлежать к диаспоре. Отважусь на гипотезу: такие люди, как Сергей Владиславович Кугушев (кстати, дворянская и даже княжеская, хоть и не слишком старая фамилия, восходящая к татарским мурзам), не откажутся принять участие в интеграции русского рассеяния.

Как это видится из метрополии

Удастся ли данная объединительная попытка (хотелось бы!) или нет, Всемирная Русь — объективная реальность, и ее время осознать и ощутить себя назрело. Главное сегодня — помочь формированию в добровольных пределах ее общего самосознания, выявлению совпадающих интересов и задач ее обособленных, а порой, и противостоящих сообществ.

С точки зрения метрополии, не менее важно просвещать элиты русской диаспоры, рассказывая им о России то, что они успели забыть или никогда не знали. Россия — не только географическая, политическая или культурная отдельность. Как любое другое человеческое сообщество, она представляет собой рефлексивную полисистему, в которой представления, используемые для осмысления прошлого и настоящего (и проектирования будущего), более реальны, чем сами реальности прошлого и настоящего. Вернее, представления — это и есть реальности, поскольку именно они определяют понимание человеческими сообществами своего места в мире. Закрепляясь в гласных и негласных идеологиях, эти представления становятся решающим фактором взлетов и падений стран и народов. Картина мира — всегда предмет договоренности, пусть даже неосознанной. Возобладавшие сегодня представления российского общества о себе — суть искусно сконструированные и злонамеренно навязанные негативные матрицы. Но для миллионов людей эти матрицы — и есть реальность, другой они не знают. Никакие усилия по освобождению российского сознания и подсознания внутри и вне страны от навязанных негативных матриц не будут чрезмерны.

Подобная работа возможна лишь на площадках, где данный круг вопросов может обсуждаться на полноценном уровне. Для диаспоры ими могли бы стать, в частности, журнал «Колокол» и специальный, умело сделанный и профессионально поддерживаемый информационый портал ассоциации. Такое обсуждение может сыграть свою роль в структурировании ТГК Всемирная Русь — при условии решительного отсечения «пикейных жилетов», катастрофистов, реставраторов СССР и демшизы.

Исключительно важен профессиональный мониторинг русского Интернета, обзоры жизни землячеств, консультации по вопросам отношений с государством проживания, обобщение опыта других этнических диаспор мира, следует постоянно обновлять Russian Expats Links. Бизнесу диаспоры должен быть облегчен доступ к идеям, проектам и инвестиционным предложениям из России.

Совершенно необходима антидиффамационная деятельность. Ее алгоритм: неотвратимое привлечение к суду тех на Западе, кто допускает антирусские выпады. Для ведения этой деятельности необходим денежный фонд: что неприятно, - но устраниться от нее нельзя. Еврейский пример показывает, что открытые недруги быстро прикусывают языки. Политкорректность на стороне диаспоры.

Официальные инициативы

В России о диаспоре все чаще вспоминают и на официальном уровне. Российский МИД завел особый отдел (департамент? управление? направление?) по связям с зарубежными соотечественниками. Правда, пока только по связям, а не по защите интересов, поскольку МИД смотрит на зарубежных сограждан, главным образом, как на электорат. ТВ сообщило 3 августа 2002 года, что «зарубежными русскими» займется вновь созданное подразделение в администрации президента. Проблемами зарубежных соотечественников специально занимается неофициально связанный с властью Институт стран СНГ, но его деятельность почти полностью ограничена постсоветским пространством.

Есть и другие инициативы. Русская Православная церковь только что организовала в Москве Всемирный Русский народный Собор (уже не первый) — внешне пафосное мероприятие, из тех, где настоящие решения, если принимаются, то в кулуарах. ИТАР-ТАСС провел в октябре в Берлине пятый по счету Конгресс зарубежной русской прессы. Гордума СПб финансирует конференции на тему культурного наследия русской эмиграции с оплатой дороги и размещения делегатов со всего мира, причем, очередная прошла в конце августа-начале сентября (главный организатор Михаил Никитич Толстой), а на осень 2003 в СПб назначен Третий конгресс зарубежных соотечественников (первые два прошли в 90-х годах). 11-12 октября 2001 года в Москве прошел «Конгресс соотечественников России, проживающих за рубежом», без номера, но с выступлением В.В.Путина и приветствием Алексия II. Интересно, что и МИД готовит свой конгресс — по слухам, вне связи с уже прошедшими, как Первый.

Ставить большие цели

Убежден, что будущая ассоциация не сможет быть полностью успешной без зеркального контрпартнера внутри самой России. Речь не о сотрудничестве с теми или иными российскими организациями, фирмами, лицами, фондами, государственными органами — таких партнеров может быть сколько угодно. И не о простом филиале (представительстве) в России. Речь о самостоятельной негосударственной внутрироссийской структуре, представляющей и отстаивающий интересы диаспоры.

Эти интересы охватывают такие вопросы, как: двойное гражданство или особый статус; постоянная виза; возможность реституции в особых случаях (заброшенные родовые имения, дурно управляемая собственность — особенно в сельской местности и малых городах); более благоприятные (по примеру китайцев) условия инвестирования; поиск родственников.

Известно, что те эмигранты во втором (и т.д.) поколении, кто уже решил свои материальные проблемы, обращаются к нематериальным и готовы платить за их решение. Так, их интересуют предки, генеалогия (на нее сейчас большой бум), они сплошь и рядом хотят оказаться потомками дворян, хотят увидеть места, откуда происходят их корни, отыскать могилы, заказать и поставить памятники, хотят получить копии старых документов, особенно подтверждающих права на землю и недвижимость. Им нужна подготовка поездок и сопровождение, специальные туры, переводчики, видеосъемка определенных местностей и улиц и пр. Это целое направление. При умелой постановке дела вполне реально даже создание собственной инфраструктуры — например, малых гостиниц для облегчения поездок зарубежных соотечественников на родину.

Но и возникающая сегодня организация русских общин Европы с самого начала должна, как обязательное условие, ставить перед собой не только злободневные задачи взаимопомощи, юридической защиты, детского образования и т.д., но и более масштабные цели. А именно — защищать российские интересы в мире; помогать формированию положительного (как ни жаль огорчать г-на Гершунского) образа России; напоминать о демократическом и либеральном характере преобразований в России и ее европейском цивилизационном выборе; помогать восстановлению исторического общерусского самосознания на постимперском пространстве, в первую очередь, в Украине и Белоруссии; содействовать инвестициям в Россию; продвигать российские товары и технологии; поощрять репатриацию; не поощрять утечку умов; бороться с русофобией.

Ровно то же самое делает (только замените «Россию» на «Китай») китайская диаспора — с пользой не только для исторической родины, но и для себя. Всего два примера.

Первый: «Лидеры китайской диаспоры, насчитывающей 35 миллионов человек, провели конференцию в Сингапуре, чтобы обсудить, как с помощью новейших технологий установить более прочные связи между китайскими общинами вне КНР. На встрече рассматривался и вопрос о положении китайцев в странах, где они подвергались гонениям» (Би-би-си).

Второй: «В Нанкине прошел всемирный конгресс предпринимателей китайского происхождения. Экономическое могущество китайцев вне Китая огромно: они контролируют 50% частного капитала на Филиппинах, 70% — в Индонезии, по 80% — в Таиланде и Малайзии» (Правда.Ру).

Где уж нам до китайских цифр, скажет кто-то — и поспешит с выводами. Мы уже видели, что количество людей русского культурного ресурса только в Европе равно населению немалой страны. Что же до соответствующей доли в экономике, пока что она велика только на постсоветском пространстве, но не забудем, что мы лишь в самом начале процесса. Выше всего эта доля в Латвии: до ? тамошнего бизнеса, почти как у китайцев в Индонезии. Латвия — маленькая модель «руссификации» бизнеса на уровне отдельного государства. Трансгосударственные модели пока предпочитают себя не рекламировать.

Еще древние говорили: неразумно не ставить большие задачи — ведь они требуют таких же усилий, что и малые. Приверженность решению больших задач сделает организацию русских общин Европы естественным центром ТГК Всемирная Русь/Global Rus.


Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
Copyright ©1996-2019 Институт стран СНГ