Внимание! Вы находитесь на старой версии сайта "Материк". Перейти на новый сайт >>> www.materik.ru

 

 

Все темы Страны Новости Мнения Аналитика Телецикл Соотечественники
О проекте Поиск Голосования Вакансии Контакты
Rambler's Top100 Материк/Аналитика
Поиск по бюллетеням
Бюллетень №70(01.03.2003)
<< Список номеров
НА ПЕРВОЙ ПОЛОСЕ
В ЗЕРКАЛЕ СМИ
ПРОБЛЕМЫ ДИАСПОРЫ
ФОРУМ
БЕЛОРУССИЯ
УКРАИНА
МОЛДАВИЯ И ПРИДНЕСТРОВЬЕ
СРЕДНЯЯ АЗИЯ И КАЗАХСТАН
ПРАВОВАЯ ИНФОРМАЦИЯ
Страны СНГ. Русские и русскоязычные в новом зарубежье.

БЕЛОРУССИЯ



Хроника

17 февраля. В столице Белоруссии прошла рабочая встреча представителей вооруженных сил республики и Российской Федерации по вопросам военной топографии, геодезии и картографии.

Белорусские и российские военные специалисты обсудили результаты двустороннего сотрудничества, в частности, ход выполнения постановлений совместной коллегии по вопросам топогеодезического и наземного навигационного обеспечения региональной группировки войск.

17 февраля. Председатель Комитета Совета Федерации ФС РФ по делам СНГ Вадим Густов на пресс-конференции в РИА "Новости" сделал заявление о том, что референдум по Конституционному акту Союзного государства будет проведен не ранее начала 2004 г.

17 февраля. Ивана Жигон, популярная югославская драматическая актриса и общественный деятель, взяла интервью у президента Белоруссии Александра Лукашенко для телерадиокомпании "БК Телеком". Ивана Жигон задумала создать цикл передач о Белоруссии и ее жителях, который бы дал гражданам Сербии и Черногории представление о современной ситуации в республике.

Сама беседа двух известных всей Европе людей прошла  в теплой и непринужденной обстановке. Ивана Жигон затронула несколько животрепещущих тем: отношение главы белорусского государства к распаду Союзной Республики Югославия, к ситуации вокруг Ирака, к потенциальному формированию однополюсного мира. Ивана Жигон поинтересовалась и ролью белорусских женщин в республиканской политике, а в заключение вручила Лукашенко грамоту почетного члена Общества сербско-русской дружбы, председателем которого она является.

18 февраля. В Женеве состоялась встреча председателя постоянной комиссии Совета республики Национального собрания по экономике, бюджету и финансовым вопросам Татьяны Быковой с директором Департамента по присоединениям Всемирной торговой организации Арифом Хуссейном. В ходе беседы стороны обменялись мнениями о текущем раунде многосторонних торговых переговоров по присоединению Беларуси к ВТО и подготовке к четвертой министерской конференции ВТО в Мексике. Белорусскую сторону интересовали особенности присоединения новых стран к ВТО на данном этапе, возможности оказания им технической помощи.

Главное внимание было уделено вопросам присоединения к ВТО Республики Беларусь, оценке результатов состоявшегося в конце января 2003 г. четвертого заседания рабочей группы и вероятным срокам присоединения Республики Беларусь к Всемирной торговой организации. Хуссейн рекомендовал руководству Белоруссии значительно ускорить процесс вступления в ВТО, приведения законодательства республики в соответствие с правилами этой организации.

19 февраля. В Минске завершилась рабочая встреча представителей вооруженных сил Республики Беларусь и Войска Польского по вопросам оценки ситуации в Европейском регионе и новых угроз безопасности.

В ходе встречи были обсуждены проблемы развития военно-политической ситуации в Европе и планы развития двусторонних контактов на 2003-2004 гг.

19 февраля. Спикер нижней палаты российского парламента Геннадий Селезнев дал несколько комментариев о процессе подготовки проекта Конституционного акта СГ. Он, в частности, подчеркнул, что между российской и белорусской сторонами остается ряд принципиальных разногласий - об исключительной компетенции Союзного государства, о совместной компетенции входящих в него стран-участниц, об остающихся за ними полномочий. Не урегулированы, по мнению Селезнева, и разногласия по отношению к принципам формирования высших союзных органов, их прав и функций. Днем ранее руководитель Центральной избирательной комиссии РФ Александр Вешняков заявил о том, что скорее всего придется вносить такие поправки в действующий Договор 1999 г. о создании Союзного государства, которые позволят избежать потенциальной войны законов - союзных и национальных, поскольку сегодня отдельные  статьи этого документа фактически закладывают для этого основу.

19 февраля. Президент РБ принял с докладом председателя Брестского облисполкома Василия Долголева. Василий Долголев, в частности, проинформировал Александра Лукашенко о совместном белорусско-польском проекте сборки автобусов средней вместимости (на 26 - 28 мест).

20 февраля. Постоянный комитет Парламентской ассамблеи ОБСЕ принял решение о восстановлении полноправного членства Национального собрания Республики Беларусь в ПА ОБСЕ.

МИД Беларуси заявил по этому поводу, что приветствует решение европейских парламентариев и рассматривает восстановление статуса Национального собрания Беларуси как серьезный шаг вперед на пути активизации сотрудничества европейских структур с нашей страной.

Восстановление членства Парламента Беларуси в ПА ОБСЕ свидетельствует о поступательном развитии взаимопонимания и доверия между Республикой Беларусь и европейскими институтами.

23 февраля. Главы государств России, Белоруссии, Казахстана и Украины, приняли решение о новом этапе экономической интеграции и начале переговоров о мерах, необходимых для формирования единого экономического пространства. К сентябрю 2003 года планируется подготовить соглашение о создании Организации региональной интеграции и проведении согласованной экономической политики по ряду направлений, гармонизации соответствующих национальных законодательств и создании межгосударственной независимой Комиссии по торговле и тарифам.

Совместная группа по реализации решения в практику будет размещаться в Киеве, ее возглавит представитель Казахстана.

23 февраля. После торжеств в столице России по случаю Дня защитника Отечества и 85-летия Вооруженных Сил Российской Федерации на горнолыжном комплексе в Подмосковье состоялась встреча президентов России и Белоруссии.

В ходе беседы Владимир Путин обсудил с Александром Лукашенко вопросы сотрудничества в финансово-экономической сфере, а также затронул проблему подготовки проекта Конституционного акта Союзного государства.

24 февраля. В интервью газете «Белорусский рынок» президент компании «Итера» Игорь Макаров заявил, что в 2003 г. объем поставок этой компанией российского природного газа в Белоруссию достигнет 6,3 млрд. кубометров, а оплата поставок будет производиться исключительно в валюте. Более того, «Итера» намерена в ближайшие десять лет удвоить запланированный на этот год объем продаваемого в РБ газа, правда, только в случае, если белорусская сторона окажется платежеспособной. В прошлом году белорусские потребители не смогли оплатить в денежной форме все поставки газа «Итерой», как предусматривалось, - руководство компании было вынуждено почти 30% оплаты принять не в валюте, а в виде бартера, промышленными товарами и с задержкой их отгрузки до 4-х месяцев.

25 февраля. Президент РБ Александр Лукашенко направил послание руководству Кувейта - эмиру шейху Джаберу аль-Ахмеду аль-Джаберу аль-Сабаху и премьер-министру шейху Сааду аль-Абдалле аль-Салему аль-Сабаху. В нем выражено стремление Республики Беларусь к развитию взаимовыгодного сотрудничества с Государством Кувейт во всех сферах.

Глава белорусского государства выразил глубокое удовлетворение укреплением дружбы, расширением сотрудничества двух стран, а народу Кувейта пожелал мира и благополучия.

26 февраля. Министерство образования Российской Федерации внесло необходимые изменения в Правила приема в высшие учебные заведения, которые дают белорусам право получать высшее образование в России на одинаковых условиях с ее гражданами. Одинаковые права для абитуриентов двух стран были предусмотрены еще в Союзном договоре 1999 г., но ряд российских вузов предлагали белорусским гражданам только учебу на платной основе, лишали медалистов из РБ приоритета при поступлении.




Белоруссия и Организация региональной интеграции

Александр Фадеев

Московская встреча президентов России, Украины, Казахстана и Белоруссии 23 февраля завершилась декларированием решения глав этих государств о формировании в будущем единого экономического пространства. По крайней мере к сентябрю текущего года запланировано подготовить проект соглашения о создании такого пространства и переходе на согласованную экономическую политику на базе унификации национальных законодательств, регулирующих хозяйственную деятельность и внешнюю торговлю.

Если отбросить соображения, касающиеся желания использовать потенциал интеграционной темы Кремлем в контексте парламентской и президентской предвыборных кампаний в России, что, вероятно, присутствует в новой инициативе, то в любом случае нельзя не отметить важность и своевременность заявления «четырех». Программа создания Организации региональной интеграции в целом отвечает основным экономическим и политическим интересам ее членов, и каждый из них заинтересован в ее продвижении к намеченной цели – задействовании эффективных механизмов региональной структуры экономической консолидации.

Белоруссия, в частности, как и другие страны-участницы ОРИ стремится решить в ее рамках свои национальные проблемы с устойчивыми поставками дешевых энергоресурсов, сохранении доступа к сложившимся рынкам сбыта своих товаров, к использованию преимуществ открытых границ и единой транспортной сети. Глава Республики Беларусь Александр Лукашенко прямо и откровенно дал понять, что для его страны Организация региональной интеграции представляет интерес прежде всего с точки зрения защиты традиционных рынков сбыта и свободного перемещения белорусских товаров. Кроме того, как представляется, ОРИ приемлема для Минска как форма хозяйственного объединения, поскольку полностью оставляет за рамками взаимодействия четырех стран болезненные вопросы политического сближения, порождающие угрозу для полномочий властной элиты, а также не ставит на повестку дня введение единой валюты и все угрозы для государственной собственности, связанные с этой мерой.

Нет и условий для прямого экономического диктата более сильного в экономическом отношении партнера слабому. Неприемлемое, например, для Белоруссии предложение России по какому-нибудь вопросу внешней торговли и т.п. теперь можно будет купировать методом блокирования с другими странами-партнерами по Организации для его отвода. Ведь, в отличие, скажем, от Союзного государства, строить сотрудничество внутри ОРИ предстоит четырем, пусть и неравноправным с позиции экономических потенциалов участникам.

Россия, со своей стороны, получает шанс стать со временем региональным лидером, центром консолидации на пространстве бывшего союза республик – СССР. Помимо прочего, Россия весьма заинтересована в глубоких экономических преобразованиях в соседних странах, таких, прежде всего, как Украина и Белоруссия. Без масштабной трансформации в этих государствах национальных экономик не может возникнуть сама основа для осуществления в исторической перспективе согласованной экономической стратегии.

Есть, правда, определенные опасения, связанные с жизнеспособностью будущей Организации, главный штаб которой будет находится в Киеве и работать под председательством представителя Казахстана. В этом случае Россия как бы самоустраняется, не берет на себя функции лидера и, подчеркнем, ответственность за судьбу региональной интеграции. Возникает и закономерный вопрос – насколько «наднациональна» и независима от правительств четырех стран будет Комиссия ОРИ по торговле и тарифам, членами которой станут вице-премьеры? Кроме того, идея совместной экономической зоны, свободной от пограничных, таможенных и налоговых рогаток, не нова, не раз уже выдвигалась в прошлом, но на этапе продвижения к ее реализации всякий раз непреодолимым препятствием вставала невозможность унификации соответствующих законодательств потенциальных стран-участниц СЭЗ.

Очевидно, что для Украины, Белоруссии и Казахстана в построении экономических взаимосвязей с Россией единственно выгодной выступает интеграция в виде зоны свободной торговли. Об этом свидетельствует и само Заявление, в котором прямо говорится о преемственности этого документа по отношению к Соглашению 1994 г. о создании ЗСТ. Нет сомнений, что под любым флагом (теперь это – ОРИ) руководители правительств этих стран будут и дальше проталкивать процесс создания такой зоны. Для самой же России этот вариант абсолютно неприемлем: она в случае его реализации понесет значительные материальные потери, не получив взамен компенсирующих выгод. Украина, Белоруссия и Казахстан являются, помимо прочего, странами со слабыми, неконвертируемыми национальными валютами, низкой платежеспособностью, государствами с кризисным состоянием экономик, что уже объективно заставляет рассматривать их в качестве нежелательных партнеров России по зоне свободной торговли. Да и свою основную экспортную товарную группу – энергоресурсы – России гораздо выгоднее продавать богатым западным странам.

Конечно, заинтересованность российской стороны во многом объясняется географическим положением других стран-участниц ОРИ: Казахстан – это ворота Средней Азии, Украина и Белоруссия – это, помимо прочих важных аспектов, транспортный коридор в Центральную и Западную Европу. Однако неизвестно, насколько в будущем Белоруссия станет сотрудничать в этом направлении именно с Россией, похоже руководство РФ в этом случае несколько запаздывает со своими инициативами. На протяжении, например, почти шести лет рядом высших российских политиков, а позже и отдельными руководителями союзных структур российско-белорусского государства активно муссировалась идея о создании «межконтинентального» транспортного коридора через территорию Белоруссии и России с небывалой пропускной способностью. Но он так и не создан.

Однако белорусское правительство времени даром не теряло и предпочло сотрудничать по «коридорной» проблеме не с Россией, а в рамках организации Центрально-Европейской Инициативы. Плоды взаимодействия с Комитетом национальных координаторов ЦЕИ известны – в начале февраля этого года Минску удалось добиться участия в программе создания Панъевропейского (№ 5) коридора Триест-Любляна-Будапешт-Львов-Минск. За Белоруссию можно только порадоваться, но это весьма тревожный сигнал для Кремля, свидетельствующий об определенной тенденции, когда объединенная Европа выражает стремление прокладывать магистрали в восточную свою часть, но не дальше Украины и Белоруссии, оставляя Россию далеко на обочине общеевропейского процесса консолидации и укрепления внешнеторговых, хозяйственных связей.

Интересен и другой аспект. Экспортный поток белорусских товаров в прошлом году впервые был переориентирован, главным образом это коснулось внешней торговли с соседней Украиной, – поставки товаров из Белоруссии в эту страну сократились сразу почти на 36%(в ценовом выражении более, чем на 150 млн. долларов США.). Зафиксировано и сокращение вообще объема экспорта в страны Содружества на фоне отрицательного сальдо в торговле с ними в размере порядка 1 млрд. 800 млн. долл. Поскольку экспорт белорусской продукции в Россию в 2002 г. увеличился по официальным данным на 2,4%(всего РБ экспортировала в РФ продукции на сумму 4 млрд. 53,9 млн. долл.), то, Александр Лукашенко, говоря о сохранении и защите  традиционных рынков, что является, по его мнению, главной целью ОРИ, имел ввиду, скорее всего, использование механизмов внутри Организации для восстановления в полном объеме поставок белорусских товаров в Украину.

В любом случае России неизбежно предстоит искать новые институты интеграции на постсоветском и постсоциалистическом пространстве, позволяющие достаточно эффективно создавать единую экономическую матрицу, связывая воедино национальные интересы свои с интересами стран-партнеров и реализуя совместную политическую волю к такому международному сотрудничеству. Усилия по утверждению новых сценариев и структур интеграции, что вероятнее всего, будут предприниматься исходя из понимания того непреложного обстоятельства, что новые формы хозяйственного объединения не будут нацелены лишь исключительно на эксплуатацию экономического, энергоресурсного потенциала России во имя абстрактных региональных интересов таких межгосударственных организаций, на благо отдельных их членов при игнорировании принципа взаимной выгоды.  Россия, очевидно, будет выступать за такой законодательный порядок в рамках этих будущих межгосударственных экономических структур, который воспрепятствует известному стремлению слабых участников интеграционного процесса «навесить» свои долги и хозяйственные проблемы на более сильных, на государства-доноры лишь благодаря неким правам членства в подобного рода организациях экономической интеграции. По крайней мере пока нет оснований думать, что нынешнее политическое руководство Российской Федерации намерено поступиться национальными интересами ради региональных.

Что касается вопроса о включении в задачи ОРИ синхронизации усилий всех стран-участниц для одновременного вступления в ряды Всемирной торговой организации, то он, как представляется, является риторическим. России, возможно, удастся объединить и увязать по времени процесс вступления в ВТО с Казахстаном, однако ни с Белоруссией, ни тем более с Украиной такая тактика неприменима. Украина уже пошла по пути самостоятельного увязывания с ВТО параметров и сроков своего вступления в нее без оглядки на Россию, Белоруссия, несмотря на все ее уверения восточному соседу, движется в том же направлении и ускоренными темпами. Об этом свидетельствуют и последние переговоры с директором Департамента по присоединениям ВТО делегации верхней палаты белорусского парламента в Женеве буквально накануне московской встречи «четверки». Поэтому, как представляется, российское руководство, предложив создать Организацию региональной интеграции в качестве, прежде всего, института сдерживания и выравнивания позиций Украины и Белоруссии с российскими по отношению к вступлению в ВТО, такой поставленной цели не достигнет. Это, в свою очередь, сведет к минимуму перспективу долговременного существования самой Организации экономической интеграции.




Падение темпов интеграции определяет упадок белорусской экономики

С.А.Посохов, Сопредседатель белорусско-российского комитета «Союз»

Проблема объединения Белоруссии и России, в какой-то степени благодаря пробуксовкам в этом процессе, все более смещается на обочину внимания общества, на обочину общественного сознания и из животрепещущей темы, о которой говорилось, писалось, дискуссии велись активные, сегодня стала темой или проблемой, которая воспринимается обществом как некий рудимент прошлых лет, некий благородный дар прошлому. Вместе с тем, пробежав коротко историю нашего союзного строительства, мы хотели бы еще раз подчеркнуть, что это правильный путь, верное направление движения, в котором мы  некогда все участвовали, прежде всего президенты наших стран, на начальном этапе этого союзного строительства. Конечно, нещадно эксплуатировали эту ностальгическую, буквально даже магическую тягу наших народов к общему дому, к общему единству. И каждый из президентов реализовывал свою политическую цель. Александр Лукашенко, президент Республики Беларусь, и в предвыборной своей первой кампании, и в последующее время подчеркивал, что он строитель единого государства, он инициатор нового объединительного процесса. Но была у нас тогда надежда, что эта чисто эмоциональная социальная составляющая в результате повседневной кропотливой и, надо сказать, черновой работы превратится в процесс реального строительства, экономики, политического строительства. И несмотря на всевозможные политические спекуляции, надежды народов России и Беларуси об объединении будут реализовываться на практике.

Я в то время работал постоянным представителем в СНГ, в его органах, и когда совершал поездки по постсоветским государствам, то видел, с каким пристальнейшим вниманием элиты и народы, простые люди присматривались к Союзу Белоруссии и России, видя ядро, вокруг которого начнется возрождение Советского Союза или иной какой-то большой общности. И поэтому эти пробуксовки, задержки сегодня, конечно, воспринимаются с большой досадой, с разочарованием, и мы уже сегодня имеем новую ситуацию, при которой вера в определенной степени утрачена, а вместе с верой утрачена и надежда. И взгляды, и ощущения народов наших, и российского, и белорусского, обратились к своим внутренним проблемам, поскольку они оказались во многом разочаровавшимися в союзном строительстве.

Состояние белорусского государства, белорусских элит, положение белорусского общества сегодня все более убеждают в том, что это строительство необходимо лично для нас, необходимо для Беларуси.

Во-первых, хочу сказать, что несмотря на все торжественные рапорты, которые звучат и в печати, и по телевидению, и с высоких трибун, экономика Республики Беларусь попадает во все более сложное положение. И знаете, как и раньше, кто руководил партийными органами представляет, знает, что статотчет был тогда такой. Там цифры должны «бить друг с другом». И в этом смысле, если мы говорим, что на 4% прирост валового внутреннего продукта в Белоруссии произошел, то потребление энергии почему-то не возросло и составляет только 72%. Падение произошло. А грузооборот  всех видов транспорта - только 36%. Т.е. реально в физическом выражении, конечно, происходит сокращение и производства, а самое главное, очень печальная цифра в нашей экономике, 72% месячного произведенного продукта оседает на складах, не находит потребителя.

И еще одна очень страшная для нас белорусов цифра - 90% наших основных производственных фондов промышленности, я уж не говорю о сельском хозяйстве, находятся за пределами физического износа.

И такой пример. Недавно наш президент вручал награду одному из слесарей, 70 лет которому, который работал в оборонке. Это действительно уникальный мастер. Но, правда, те кадры, которые сопровождали эту процедуру с рабочего места этого слесаря, показали, что он работает в грязной телогрейке, в неотапливаемом цеху, производя аппаратуру для космической техники(!). Сегодня в Белоруссии не отапливаются производственные помещения, и работники ВПК, которые в нем работают, к сожалению, не могут давать того необходимого качества, которое давали раньше.

Важно подчеркнуть, что сокращается самый главный сектор нашей экономики, сборочный цех, лучшие производственные фонды. Это высокотехнологичное производство, и оно не воспринимает новое, прежде  всего информационные разработки, которые, кстати, создаются и белорусскими учеными. Поэтому положение в экономике вынуждает нас к более тесному сотрудничеству с более сильным и финансово, и технологически, и самое главное, с более емким рынком. В этом смысле взгляды наши сначала были обращены на Запад. Посидев в приемных и "Мерседеса", и "Вольво", и "Скании", наши руководители МАЗа все-таки поняли, что ключ к выживанию Минского автомобильного завода и минского всего автопрома, конечно, лежит на Востоке. Руководители нашего электронного промышленного блока, объехав, по существу, весь мир, поняли, что там они не найдут ни успехов, ни сферы приложения капитала. Был, например,  такой эпизод в нашей экономике, когда наш президент был с визитом в Южной Корее, и тогдашнее руководство Южной Кореи обещало выделить нам товарный кредит на 500 млн.долл. Руководители крупнейших южнокорейских электронных компаний побывали у нас, посмотрели наше производство, но кредит, по существу, так и не был нам выделен.

Мы, Белоруссия и Россия, как сиамские близнецы, вынуждены будем поднимать свои экономики вместе. Экономика заставит нас идти рука об руку, властно заставит, и тот, кто не услышит этот властный зов, будет сметен с политической арены, и я думаю, что чем раньше будет услышан этот зов нашими руководителями, прежде всего в Белоруссии, тем это будет лучше. Играть с экономикой, капризничать, превращать ее в какой-то повод для шуток или, наоборот, скандалов экономика не позволит никому. За это расплачиваются миллионы людей.

Вторая очень важная проблема, которая заставит нас идти на интеграцию, это политические процессы в Республике Беларусь. Нынешнее руководство Белоруссии отлично понимает, что процесс создания единого государства с Российской Федерацией - это самый главный козырь в обойме его идеологических предпочтений.  Утрата этого козыря автоматически лишает его узнаваемости, что уже сегодня в Белоруссии реально происходит. Вы знаете, журналисты как-то очень быстро воспринимают пожелания политического заказчика, и на белорусском телевидении, и в официозной прессе вдруг началась такая вакханалия антироссийской пропаганды, прямо в самом неприличном виде.

Я в свое время был на Украине, когда там была поднята волна в СМИ по проблеме Черноморского флота. Я вам должен сказать, что такой координированной и достигающей самых уязвимых сторон нашей души кампании, какая сегодня проводится в белорусских государственных СМИ, даже тогда на Украине не было. И это вызывает сначала общую сумятицу умов, а сегодня вызывает только полное отторжение. Отторжение тех, кто этим делом занимается. Уже договорились до того, что президента Путина, в связи с его августовскими инициативами, в белорусских высших инстанциях сравнили с Розенбергом. Но в "Советской Белоруссии" написали, что даже Розенберг не мог додуматься до такого. И так далее. Все это представляется в очень неприятном свете.

 И вместе с тем, имея в обойме очень судьбоносную несущую конструкцию, как союзное строительство, как дружба в Союзе, президент нашего государства А.Г.Лукашенко, подумывает о третьем сроке, реализовать который будет очень сложно. Сегодня страна наша, вступает в выборы в местные советы, и мы видим, что местные советы будут в этой связи вполне определенные. Они и так безвластные у нас, Страна плавно входит сегодня в эту кампанию по реализации третьего срока, по крайней мере мы это ощущаем. И трудно себе представить, чтобы в этой кампании о продлении полномочий главе государства, не зашел вопрос о форме этого будущего государства. Конечно важно как будет реализовываться план пролонгирования власти Лукашенко - через референдум, через иные какие-то законодательные акты, но трудно будет представить, что обойдется без четкого и ясного ответа на этот вопрос.

Конечно,  нужно будет ответить, какое государство мы строим. Будет ли и дальше такое административное руководство всем и вся одним человеком. Или это будет гражданское общество. И второй вопрос, что же будет с российско-белорусским союзом, объединением наших экономик. В каком направлении он будет двигаться. Без ответа на этот вопрос при самых изощренных технологиях убедительного количества голосов получить будет невозможно. И в этом смысле сегодня я полагаю, что у правящей группы, которая находится у власти в Республике Беларусь, нет ответа, как формулировать и какой дать ответ на этот вопрос.

 Я считаю, что наиболее жизненным из них является новое прочтение уже подписанного, ратифицированного и действующего Союзного договора. Лучше все-таки какая-то определенность, чем любая, тем более самая фантастическая неопределенность. Более того, те, кто сегодня хоронит или каким-то образом неуважительно отзывается об этом Договоре, они его не прочитали вообще-то, но если и прочли, то не вдумались. Это очень системный, объемный и, надо сказать, конкретный документ. Он предоставляет очень большие возможности для дальнейшего продвижения вперед, дает надежды на экономическое сближение. По поводу выполнения этого договора проведена огромная работа. Вместе с тем не выполнено несколько очень важных, на наш взгляд, основных позиций.

В этом смысле бюджет Союза, вокруг которого ломается столько копий, не только минимален. Во-первых, это не бюджет, и договором он не предусмотрен. Это смета. Бюджет - это самовозрастающая, автоматически формируемая в результате сложения доходов некая сумма. Бюджет Союзного государства у нас складывается из взносов. Но вместе с тем уже появился целый блок финансовых доходов, формируемый за счет союзной собственности. Следовательно, необходимо и расходы таким же образом утверждать, контролировать. Кто сегодня контролирует расходы? Расходы контролируют, с российской стороны, например, поручение получила Счетная палата, а с Белорусской стороны - Комитет государственного контроля. На самом деле расходы должен контролировать парламент Союзного государства. И в это смысле здесь разговоры, которые идут, что плохие союзные программы или хорошие союзные программы, он беспредметен. Потому что союзные программы очень хорошие. Более того, в свое время было принято и утверждено несколько самых новых высокотехнологичных программ, детально проработанных, обеспеченных ресурсно и разбитых по времени, в том числе в самых новейших отраслях науки и техники, в том числе информационной и высоких технологий. Не хватает некоей экономической или коммерческой составляющей. На кого это все работает, чей интерес реализуется в этих программах. И когда этот интерес реализуется чиновниками, вот тут немало начинает ходить слухов о том, что сегодня люди, которые работают в союзных органах, реализуют там личные интересы через эти статьи расходов российско-белорусских программ. Все должно быть прозрачно, у каждой программы  должен быть свой автор, свой ответственный заинтересованный элемент.

Еще об одной сфере экономики хотел бы сказать. Об энергетике. Вы знаете, в Белоруссии потребление энергии в суммарном перечислении составляет около 36 млрд.кВт. А мы имеем мощности 46 млрд.кВт по производству электроэнергии. Вопрос весь состоит в энергоносителях. Энергоносители, которые сегодня мы используем для производства энергии для нашей промышленности, мы получаем на 100% из Российской Федерации. И поэтому тот совместный топливный баланс, который разработан и в Российской Федерации, который мы получаем из России, он не сбалансирован с совместными производственными программами, совместными социальными программами. И этот дисбаланс, который возникает, сегодня является предметом самого ожесточенного закулисного, «подковерного» спора и торга. И когда российский президент говорит, что мы знаем потребности Белоруссии в энергии и мы готовы закрыть эти  объемы, но вопрос цены - это не вопрос президентов, это вопрос коммерческий. Действительно, - это вопрос коммерческий, но это вопрос и общественно значимый. И без проработки через парламенты, через плановые органы, через ответственных потребителей решить эту проблему невозможно.

Почему в Белоруссии сегодня централизованы расчеты за потребление энергии? Ведь это нонсенс. Субъекты хозяйствования, расходующие энергию, не платят тем, кто ее поставил. Они платят некий "общак", а потом из этого "общака" хотят - заплатят, хотят - не заплатят. И растворяется само представление, кто платит, кто не платит, сколько платит, когда платит и т.д. К этим делам присосалось такая масса людей, которые уже сегодня обладают таким потенциалом, который не позволит просто так разрубить этот очень серьезный узел. Вот здесь и нужна политическая воля. Когда президент России говорит, что это не мой вопрос, здесь, на наш взгляд, заключается очень серьезная ошибка. Это вопрос политической воли. Разрубить узел неплатежей между нашими странами, который удобно дает существовать очень многим людям.

Повелительная сила событий нас заставляет идти к Союзному государству, и в Белоруссии, я уверен, все больше и больше, потому что шагреневая кожа возможностей административного регулирования экономики, всех сторон государственной жизни все более и более сужается. Знаете, административный ресурс только тогда эффективен, когда он приводит в действие иные ресурсы: человеческие, финансовые, организационные, материальные. Поэтому в этом смысле ресурсы, которые вводят в действие волевые административные команды сегодня в Белоруссии, все более и более сужаются. Поэтому с большой тревогой белорусское общество смотрит на эти грандиозные стройки, которые вроде бы и нужны, но очень дорогостоящие, которые в Белоруссии начаты, кое-какие заканчиваются, кое-какие еще только находятся в стадии начальной. Хватит ли ресурсов их завершить? А будут ли они при завершении служить обществу? Все это вызывает большие опасения, поскольку нет обсуждения, общественной экспертизы проектов и т.д.

Я думаю, что наше белорусское общество должно выйти из спячки только совместно с российской стороной, потому что ни традиции государственности, ни традиции ответственности за свою судьбу, собственную историческую перспективу пока у белорусского народа еще нет. Поэтому его элита, помимо того, что она отдалена от процесса выработки и принятия решений, и сама-то не очень хочет нести ответственность за те или иные решения.

Конечно, в печати и в практике утвердилось такое ощущение, что в Белоруссии весьма легковесно относятся к неким договоренностям в области экономики с некоторыми российскими компаниями. И началось это, конечно, прежде всего с истории вокруг банка "Авангард", который с подачи Г.Н.Селезнева был согласен профинансировать очень серьезный проект реконструкции "Белшины", одного из самых крупных на постсоветском пространстве производителя очень широкого ассортимента шин. И как вы помните, по телевидению и президент Лукашенко, и Селезнев, и руководители банка "Авангард" очень оптимистично говорили об этом проекте. Проект был отвергнут в итоге, якобы, как объяснили потом, по экономической нецелесообразности для Белоруссии. Сегодня "Белшина" вообще по существу погребена, и 40% МАЗов, тракторов МТЗ и другие комплектуются шинами российскими  и других  иностранных компаний.

Вторая очень серьезная проблема, конечно, это "Белтрансгаз". "Белтрансгаз" - это вообще очень болезненная проблема, и вы знаете, что там было пакетное соглашение подписано между Россией и Белоруссией о том, что подача газа по внутрироссийским ценам, по ценам пятого тарифного пояса, обусловлена проблемой акционирования "Белтрансгаза". Сегодня мы слышим у нас в Белоруссии, что да, мы акционируем, но вот и "Рургаз", "Франсгаз" тоже проявляют интерес и т.д. И хотелось бы сказать, что тоже это вызывает очень большую настороженность и большие спекуляции вокруг этой проблемы. "Балтика", "Азот" гродненский открыты не только для российских компаний. Соблюдение предварительных договоренностей, конечно, мы считаем, что желает оставлять много лучшего.

И последний пример со "Славнефтью", с белорусским пакетом акций "Славнефти". Простые арифметические подсчеты показывают, что если даже в этой пропорции, в какой было продано, пакет, проданный белорусским государством,  по тем ценам, по которым был продан позднее  российский пакет, 16 млн.долл. недосчитывает. Т.е. мы продали с ущербом в 16 млн.долл. Я хочу сказать, что экономика - это сложный процесс, и доверие в этих отношениях стоит миллионы. И белорусская общественность очень обеспокоена тем, что установился климат недоверия в выполнении обязательств, принятых белорусской стороной в отношении экономических сделок. И это очень беспокоит. Поскольку если только это будет продолжаться, то возникнет хаос, или как вы говорите, управляемая анархия, при которой многие сделки будут оспорены в судах после тех или иных политических событий.

Поскольку экономика Белоруссии работает в отсутствие всякого правового поля, то каждую минуту перед субъектами хозяйствования возникают совершенно неожиданные, как удар хлыста, правила, спущенные «сверху». Более того, эти правила устанавливают сроки начала применения новаций - 3 месяца назад, от момента выхода того или иного документа. Поэтому это совершенно нервирует производителей, совершенно немотивированно, не дает возможности планирования самого краткого периода хозяйственной деятельности, подрывает деловую инициативу.

Вторая проблема - кадровая чехарда. Каждый руководитель будь то частного, будь то государственного предприятия, совершенно не чувствует себя частью хозяйственного субъекта, потому что он не знает, утром, когда придет он в рабочий кабинет, что он там застанет. Например, принесут бумагу о снятии с должности. Мне трудно давать правовую оценку, но я говорю об экономической. Например, снятие директора Минского тракторного завода, по оценкам, которые мы могли сделать на основе того, какой ущерб понесло предприятие и какие преференции были даны новому директору завода, стоило около 50 млн.долл.: списание, отсрочки выполнения контрактов, неустойки заказчикам и т.д.

Третий фактор - это произвольная свистопляска вокруг отпускных цен на продукцию. В результате установления неких цен, совершенно ниоткуда взявшихся, по существу, существует некий большой распределитель. На самом высоком уровне устанавливаются цены, задания кому продать, по какой цене, в какие сроки. Многие предприятия превратились просто в склады. Им говорят: этому отдай, этому отдай и т.д.

И четвертое. Неэкономическое ежедневное вмешательство огромного числа контролирующих органов, не обремененных никакой ответственностью за результаты своих проверок. Поэтому эта административная свистопляска, которую я описал, она лишает производителей почвы, а ведь это - одни из самых подготовленных представителей предпринимательского, директорского корпуса на пространстве СНГ, об этом свидетельствует факт, что многие снятые белорусские руководители находят себя в крупном бизнесе на Западе, в России, на Украине и весьма эффективно работают.

Поэтому говорить о каких-то разумных и каких-то логических категориях, о том, что происходит в белорусской экономике, просто не представляется возможным, потому что статистика лукава. Если, например, в начале срока нашего уважаемого президента 150 вагонов грузилось на Минском отделении железной дороги, то сегодня только 2. Вместе с тем там рост госстатистика указывает на 14%. И еще влияют, конечно, как пример внеэкономического перераспределения прибыли, различного рода поборы на цели помпезных сооружений, которые, конечно, желательно было бы иметь, и дворцы под крышей эти, спортивные и ледовые дворцы, библиотеки 60-этажные, но это совершеннейшим образом разоряет государство, это все вне бюджета, официальных налогов происходит. Это все происходит в результате внеэкономического изъятия прибавочного продукта, прибыли и т.д.

Еще об одном хочу сказать, о стабильности так называемой финансовой системы. Помните, в "Битве в пути", кажется, там был такой "План любой ценой". План любой ценой способен уничтожить любую экономику. В этом смысле любой ценой удержать в необходимом коридоре белорусский рубль ведет к тому же исходу. Если стабильность валюты или малая инфляция не подтверждается реальным экономическим ростом, это приводит к нездоровому усилению валюты, которое блокирует экспорт. Что и произошло. 72% месячного производства сегодня находится на складах, потому что продать это нельзя, и более того, съедаются те супервыгоднейшие условия, которые создали для белорусской экономики внутренние российские цены на энергоносители. И в этом смысле мы, например, потеряли эти полгода, когда установлены были эти льготные цены на энергоносители. Это для нас создавало колоссальные стартовые преимущества в конкуренции не только с российскими производителями, которых у нас не так много, потому что экономика формировалась таким образом, что дублирующих предприятий было немного, но и на Западе. Мы вследствие этих внеэкономических поборов, административного вмешательства, принуждения строить работу на внутренний рынок и т.д. конкурировали сами с собой.

Валюта должна девальвирована быть, для того, чтобы создать определенные позитивные условия для рассасывания опухоли в экспортной политике. Сдерживает развитие экономики и отсутствие инвестиций. У нас инвестиции происходят фрагментарные. Т.е. какая-нибудь фабрика за счет прибылей берет в лизинг и какую-то технологическую линию, частично модернизирует ее, правда, за счет, может быть, списанного старого оборудования. Но у нас оно достаточно новое. Но поскольку все время изменяются правила игры, инвестиции в основной капитал, средства производства, инновационный процесс внедрения новых технологий невозможен. Для белорусской экономики, которая на 82% открыта, т.е. мы 82% произведенного валового продукта продаем на внешних рынках, для нас инвестиционный процесс обновления образцов, новых потребительских качеств, реклама по раскручиванию новых образцов продукции - это наша жизненная необходимость. На это нет средств, потому что нет возможностей и самое главное, нет возможностей для переобучения персонала. Инновационные процессы идут медленно. Мы не можем внедрить сегодня самые элементарные разработки, которые уже есть в Республике Беларусь.

Поэтому белорусская экономика находится в стадии стагнации, вывода из строя - массового вывода основных производственных фондов, дисквалификации рабочей силы, потери конкурентности нашей продукции и потери, как следствие, рынков. Этот негативный процесс можно преодолеть, только создав стабильные экономические законы, которые будут выполняться. Говоря об этом, нельзя упускать из виду что из всех статей Договора о создании Союзного государства, чрезвычайно важными является положения о создании и полноценном функционировании Хозяйственного суда. Сегодня хозяйствующие субъекты между Белоруссией и Россией погрязли в разборках, кто у кого украл, кто виноват и т.д. Создание суда искусственно торпедируется, потому что через суды экономические сразу же будет ясно, кто кому должен, в каких объемах и что происходит в реальной экономике..

Еще я несколько слов хотел бы сказать о гражданском обществе. Конечно, как говорил Бисмарк, война - дело слишком серьезное, чтобы ее доверять одним генералам. Историческая перспектива, историческая политика - дело слишком серьезное, чтобы ее доверять только одной бюрократии. Но и попытки создать некую дымовую завесу, в которой ваш покорный слуга тоже с самыми искренними намерениями принимал участие, в виде Союзной общественной палаты, других союзных комитетов, конечно, цели своей не достигают. В этих органах не концентрируются независимые общественные силы. Это опять органы той же всесильной бюрократии, которая под вывеской теперь только уже общественных организаций занимается аллилуйщиной. Мы восхваляем своих гениальных руководителей, вы восхваляете своих. И общество при этом совершенно безмолвствует.

Мы ведь, когда создавали Общественную палату, в нее вошли 200 организаций, и я знаю, что вошло очень много знаковых, независимых, честных, порядочных фигур и с российской стороны, и с белорусской стороны. Под маркой финансирования, под маркой различных неудобств этих людей позже перестали просто приглашать на форумы, чтобы выслушать их независимое заключение, независимое мнение по той или иной  союзной проблеме. Поэтому я тоже поддерживаю предложение о том, что необходимо провести выборы в Союзный парламент, но выборы надо проводить по партийным спискам. Я вам скажу, что у нас беда в Белоруссии в  том, что общество совершенно не участвует ни в выработке решений, ни в их реализации, ни в экспертной оценке, ни в сопровождении. Что, собственно, и в России происходит в целом.

Более того, можно сделать вывод, что тут два как бы противоположных процесса. Если в Российской Федерации известные тоталитарные поползновения пытаются эту вольницу утихомирить каким-то образом, перевести в какое-то цивилизованное русло, то у нас попытки общественных сил, пассионарных лидеров, совершенно бескорыстных, вовлечь общественные институты, общественное мнение в обсуждение крупных проблем каких-то жизни белорусского общества напоминают стремление растормошить уже смертельно больного или очень сильно пьяного человека. Нам как раз  в Белоруссии нужен совершенно другой, новый импульс. Возможно необходимо приступить к формированию института гражданского общества. Поэтому мы видим путь, идя которым мы могли бы гальванизировать, как-то активизировать процессы создания гражданского общества в Белоруссии не в зависимости от того, надо это или не надо каким-то вождям, а в зависимости от того, найдем мы внутри себя интеллектуальный и материальный ресурс, чтобы этот процесс осуществлять. И мы надеемся, что наше объединение в этом смысле, интеллектуальное и организационное, да чего греха таить, и финансовое могло бы послужить этому благому делу, чтобы вовлечь в процесс строительства Союзного государства  общественные силы.

Что проблемы с третьим сроком президента Республики Беларусь. Чисто по субъективному ощущению, наш уважаемый президент, видимо, не допускает мысли о том, что он может в 2006 г. не участвовать в выборах. Более того, группа депутатов нашей Палаты представителей создала группу, которая инициирует внесение изменений в Конституцию о том, что может быть снято ограничение на третий срок полномочий главы государства и Александр Лукашенко сможет участвовать в очередных выборах. И мы полагаем, что проведена необходимая подготовка, с тем чтобы через референдум, или через иные какие-то механизмы, решить на практике пролонгирование срока президентства. Конечно, трудно говорить о том, как будут развиваться события на самом деле, каким конкретно образом они пойдут: под шумок референдумов о создании Соединенных Штатов Европы и под артиллерийскую канонаду думских и президентских выборов в Российской Федерации будет, возможно, назначен референдум и  об изменении Конституции в Республике Беларусь. Возможны и иные решения.

Если говорить о вероятности, насколько жизнен этот сценарий, во многом будет зависеть, конечно, от экономической ситуации. Но сколь усердно выпалывается политическое поле, то тут, я думаю, что как раз это будет не очень важно, поскольку убеждается общество, что то, что мы попали в изоляцию, ну и хорошо. А что другие ездят по зарубежью - что толку? И так далее. Поэтому третий срок, по мнению моих всех коллег, с кем мы контактируем, это серьезная заявка, и механизм, мы думаем, что будет вот такой.




Экономическое объединение необходимо, но пока не привлекательно

Р.С.Гринберг, Заместитель директора ИМЭПИ РАН, д.э.н.

 

Две вещи объединяют белорусскую и русскую экономику. Это примитивизация производства и деинтеллектуализация труда. Причем неизвестно, где этот процесс идет интенсивнее - в России или в Белоруссии. В Белоруссии он виден наиболее явно, потому что вся ее экономика была ориентирована на готовую продукцию. За 10 лет независимости Белоруссии это просто громаднейшее достижение этой страны, что она сохраняется, что ее экономика как-то продолжает работать. Несмотря на то, что белорусская экономика экзотическая, патерналистская, полукомандная, с централизованным ценообразованием и со страшным произволом управленческого аппарата. Причем, страшный произвол буквально во всем. В России такого положения просто не существует.

Но если в широком смысле посмотреть, то союз с Белоруссией необходим. Но надо сделать его привлекательным. Как его сделать привлекательным? Проблема ведь простая. И Белоруссия, и Россия находятся в очень тяжелом положении. Есть такие самодостаточные страны: Китай, Индия, Европейский союз. И в теории это доказано. Нельзя иметь единое экономическое пространство, на котором трудятся и живут меньше 300 млн. Т.е. государство обязательно должно быть либо большим, как Китай или Индия, либо маленьким, как Португалия, Бельгия, Люксембург, только тогда оно находится в едином экономическом пространстве. У нас тяжелейшее состояние в этом смысле. Мы все больше становимся объектами регионализации и глобализации. Объектами, а не субъектами.

Существует венгерский путь. Мы дружим 30 лет с венграми, с чехами, с поляками, с нашими бывшими партнерами по СЭВ. Они абсолютно спокойны. Когда я им говорю, как же вы теперь будете проводить экономическую политику, почему вы не переживаете, что у вас новое (уже западное) издание ограниченного суверенитета. Московские комиссары ушли, пришли брюссельские комиссары. Казалось бы, что радоваться-то? А они говорят, ты знаешь, это желанный для нас вариант. Мы все этого хотим. Потому что у нас мафия, у нас гражданское общество слабое. Мы надеемся на то, что как только мы туда включимся, институты развитого рынка, институты развитой плюралистической демократии начнут нам помогать. Вот и все причины.

 Мое представление, что интеллигенция Белоруссии, самая вменяемая, не националистическая, не ультралиберальная, начинает думать, что, наверное,  такая альтернатива имеет право на существование. Что мы можем предложить? Если Россия не будет проводить внятную структурную политику и не создавать свои собственные транснациональные корпорации вместе с Белоруссией (а времени очень мало осталось), то тогда придется смириться с тем, что Белоруссия будет членом Европейского союза, а Россия - непонятно где.

Я хотел бы коротко сказать о двух взглядах, которые главенствуют в российской политической элите относительно отношений России с Белоруссией. Оба, на мой взгляд, неверные. И скажу пару слов о верном.

Самый плохой вид обмана,  это самообман. Я думаю очень много мы  обманываем себя здесь по поводу того, что возможно в российско-белорусских отношениях с точки зрения  консолидации  этого пространства. Значит,  существует такая вот школа либерального идеологического либерализма, я бы сказал. О ней нужно говорить, потому что она присутствует в российской экономической политике. Она утверждает, что надо иметь дело с Западом, надо иметь дело с Европейским союзом. Белоруссия, это республика, которая мало реформирована. Но так случилось, что она находится на западе, мы должны как-то, что-то через нее продавать. Через 1,5 года почти 60% внешнеторгового оборота будет приходиться на Европейский союз, поэтому мы должны какие-то отношения поддерживать, но не больше.

Другой взгляд заключается в том, что вот президенты подписывают бумаги хорошие, но в элите существует безразличие, вялость, и в общем какое-то нежелание реализовывать эти бумаги.    Мне кажется, что этот взгляд тоже довольно-таки наивный, потому что те же люди писали те же блестящие документы, которые  подписали  президенты. Я хочу это подчеркнуть, те же. Президенты тоже об этом знают.

Я не буду говорить об искусственности Союзного государства, потому что все-таки трудно себе представить, что в Союзном государстве могут существовать три субъекта международного права, может быть это когда-нибудь и реализуется, но мне это трудно себе представить. Мы должны понять, что существуют какие-то зоны фактической солидарности России и Белоруссии, которые надо заполнять. Что я имею в виду? Во-первых, Россия большая. Можно предположить, что экономические проблемы Белоруссии будут обостряться, экономические проблемы России тоже очень острые. Россия находится на перепутье между выбором в пользу либо сырьевого пути развития, который, собственно говоря, доминирует очень мощно, либо попытаться что-то там наладить, какое-то технологическое развитие, причем в контексте сотрудничества с бывшими советскими республиками. И Белоруссия здесь абсолютно незаменимый партнер, но инициатива может исходить только от российского правительства, которое в моем представлении, этого делать не хочет. Для него важно наладить инвестиционный климат подходящий, и создать единое экономическое пространство с Белоруссией, как я понимаю. Это очень правильно, с моей точки зрения. А в  едином экономическом пространстве по определению выигрывает сильный.

Это более-менее реалистический вариант в наших отношениях. Может быть еще  есть какой-то шаг в реализации единого эмиссионного центра. Я, конечно, абсолютно не согласен с идеей существования двух эмиссионных центров, или единого эмиссионного центра, где бы на паритетных  началах денежная масса регулировалась двумя национальными банками. Это слишком  экзотично, чтобы быть правдой. Существует, конечно, уже на практике абсолютно бесспорное достижение Европейского союза, где во Франкфурте есть центральный европейский банк, и в самом этом факте нет никакого унижения ни для Франции, ни для ФРГ, ни для Италии, ни для Голландии. Он как бы какой-то не национальный. Это нормально, это можно принять. Я не представляю себе, чтобы был какой-то не национальный банк в России и Белоруссии. Это, конечно, только может быть Центральный банк России. Центральный банк России,  конечно же, будет осуществлять эмиссию, как это происходит, например, в Великобритании, где шотландцы имеют свою собственную валюту, но на самом деле ее печатают в Лондоне.

Что же может случиться, если все-таки не произойдет создание Союзного государства? Я думаю есть в общем-то такая опасность, я специально это слово подчеркиваю, опасность для России, если какое-то взаимодействие хозяйственное не будет налажено, я имею в виду абсолютно особое хозяйственное взаимодействие в интересах экономик России и Белоруссии. Тогда можно себе легко представить ситуацию, когда 10-миллионная Белоруссия, находясь под боком мощного европейского интеграционного блока, ЕС, поддастся искушению и в общем реальному желанию войти в него.  Национальные элиты привыкли к независимому существованию. У каждого есть свои поляки, немцы, у каждого есть свои представления о добре и зле, уже, как бы испуг вот такой внезапного получения независимости исчез. И почему бы не встать в очередь в Европейский союз? Я думаю, что у Белоруссии намного больше шансов стать полноправным членом Европейского союза, чем у Украины. Просто хотя бы потому, что Белоруссия в 5 раз меньше.

Белоруссия и Россия, с моей точки зрения, пришли к консенсусу, что они раздельно будут вступать в ВТО. Многие рассматривают это как поражение Союзного государства, реализации идеи единого российско-белорусского государства. В моем представлении это очень неплохо, потому что есть большой дефицит в наших торговых отношениях, вообще в экономических отношениях на постсоветском пространстве. Мы обещаем друг другу много чего хорошего, но всегда нарушаем, когда захочется.  Торговые войны, прекращение поставок газа - все это настолько нецивилизованно, но в любой момент это все делают, потом президенты встречаются, обнимаются, временно опять  включается газ. Это все настолько нецивилизованно, что я лично даже не вижу какого-то такого рычага, чтобы этого не было, как принятие норм и правил Всемирной торговой организации.




17-23.02. 2003. Белорусский рынок, № 6

ФПБ готовит третий президентский срок

Павлюк Быковский, Юрий Орехов

Занять президентский пост на третий срок? Александр Лукашенко 14 февраля заявил, что не исключает такую возможность, но обставил ее условиями. Эти условия как будто взялся обеспечить глава Федерации профсоюзов Беларуси.

А. Лукашенко, выступая перед студентами Белорусского государственного университета информатики и радиоэлектроники, сказал о предстоящих в 2006 г. президентских выборах, что будет действовать исключительно в рамках закона и Конституции "чтобы сохранить легитимность власти". При этом А. Лукашенко заявил, что "нигде не говорил о том, что будет баллотироваться на третий либо пятый срок". "В действительности все будет так, как вы решите. Нормы Конституции приняты народом, и ни Лукашенко, ни кто-нибудь другой не вправе ее изменить", - сказал глава государства.

Однако если кто-то понял слова А. Лукашенко как отказ от претензий на еще один президентский срок, то глава государства сразу же поспешил разочаровать этих "кого-то". "Если будут приняты определенные решения и мне будет что-то предложено, я буду думать", - сказал А. Лукашенко.

Кто должен принять эти решения и какие именно предложения и от кого намерен рассматривать, А. Лукашенко не сказал, но отметил, что "не надо думать, что молодежные, профсоюзные и другие структуры возьмутся инициировать этот вопрос".

Из сказанного государственное информагентство БЕЛТА сделало вывод, "что все будет зависеть не только от его (А. Лукашенко. - Ред.) личного желания, но и от того, как будет складываться ситуация в стране".

По действующей Конституции Беларуси, одно и то же лицо может быть президентом не более двух сроков. Возможность занять пост на третий срок первому президенту Беларуси намерен обеспечить председатель Федерации профсоюзов Беларуси Леонид Козик, заявивший 12 февраля, что возглавляемое им профсоюзное объединение может стать инициатором референдума об отмене конституционного запрета занимать пост президента более двух раз.

Это заявление Л. Козик сделал со ссылкой на международный опыт: "Я недавно был в Баку на съезде профсоюзов (Конфедерация профсоюзов Азербайджана. - Ред.), которые являются самым передовым отрядом в МКСП (Международная конфедерация свободных профсоюзов. - Ред.). На съезде так и сказали: передовой отряд. Знаете, что этот передовой отряд сделал? - выдвинул Гейдара Алиева на избрание президентом на следующий срок. Так почему один профсоюз может выдвинуть президента на еще один срок, а (...) почему я не могу? Придет пора, и я тоже выдвину нашего президента. Или проинициирую решение по третьему, пятому сроку. Какие вообще сроки? Надо вообще убрать все сроки, никаких сроков не должно быть. Что народ хочет, то народ делает: он избирает - 80% голосуют "за".

О возможности подобного развития ситуации "БР" писал еще в прошлом году. Осенью бывший председатель ФПБ Владимир Гончарик в интервью нашей газете прокомментировал заявление избранного на второй срок А. Лукашенко, что тот не исключает возможности баллотироваться на третий срок. Тогда В. Гончарик к вящему не- удовольствию нового руководства ФПБ сказал: "Я подозреваю, что вся эта риторика о возвращении законодательной инициативы ФПБ свидетельствует о том, что инициатором этого референдума будет именно ФПБ - так произошло в Таджикистане, Казахстане".

Возложение миссии официального инициатора конституционного референдума на крупнейшее профсоюзное объединение страны сразу же вызвало опровержения. Тем не менее озвученная схема продления властных полномочий А. Лукашенко продолжала обсуждаться в обществе до сих пор, но руководство ФПБ отказывалось признавать, что намерено что-то предпринимать в этом плане. Еще в минувшем месяце Л. Козик отрицал, что его инициатива о проведении конституционного референдума связана как-то с продлением президентства А. Лукашенко, и говорил лишь о наделении профсоюзов правом законодательной инициативы.



Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
Copyright ©1996-2018 Институт стран СНГ