Внимание! Вы находитесь на старой версии сайта "Материк". Перейти на новый сайт >>> www.materik.ru

 

 

Все темы Страны Новости Мнения Аналитика Телецикл Соотечественники
О проекте Поиск Голосования Вакансии Контакты
Rambler's Top100 Материк/Аналитика
Поиск по бюллетеням
Бюллетень №94(15.03.2004)
<< Список номеров
НА ПЕРВОЙ ПОЛОСЕ
В ЗЕРКАЛЕ СМИ
ВЕСТИ ИЗ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ДУМЫ
ПРОБЛЕМЫ ДИАСПОРЫ
Белоруссия
Украина
МОЛДАВИЯ И ПРИДНЕСТРОВЬЕ
Закавказье
СРЕДНЯЯ АЗИЯ И КАЗАХСТАН
ПРАВОВАЯ ИНФОРМАЦИЯ
Страны СНГ. Русские и русскоязычные в новом зарубежье.


Белорусский изоляционизм

Александр Фадеев

Отдельные политологи в России придерживаются мнения, что в предшествующие годы были созданы определенные условия для российско-белорусской интеграции. Были возможности создать единое государство с соседней Белоруссией, но они оказались упущенными. Однако нет абсолютно никаких убедительных свидетельств в пользу такого подхода, поскольку взаимодействие двух стран в сфере потенциальной интеграции так и не принесло за последние 8 лет значимых, реальных результатов на практике. Это во многом (но далеко не во всем) объясняется пребыванием на посту руководителя Белоруссии такого непредсказуемого и авторитарного политика, как Александр Лукашенко, чьи действия можно объяснить лишь исходя из некой парадигмы поведения, свойственной большинству диктаторов. Она достаточно проста и понятна – во внутренней и внешней политике изначально отвергаются все альтернативы, которые не гарантируют сохранение личных властных полномочий, не ведут к их укреплению и расширению.

Стратегический курс Белоруссии на 2004 год был прочерчен ее государственно-политическим руководством еще задолго до его начала. Главной задачей считается масштабная подготовка к операции по изменению действующей конституции республики с целью продления полномочий действующего президента – Александра Лукашенко. Для этого необходим позитивный социально-экономический фон, который позволит в той или иной форме опереться на общественную поддержку населения или хотя бы его значительной части. Сегодня же рейтинг главы белорусского государства не превышает 28%, что вызывает явную тревогу у чиновников президентской администрации. Поэтому в Минске полагали, что в этом году надо, прежде всего, уверить граждан в стремительном росте национальной экономики и провести кандидатов из «президентского» списка в Палату представителей.

Явные признаки «процветания» экономики и твердая, консолидированная поддержка президента депутатским корпусом, избранным всем народом, создавали бы базу для постановки вопроса о пролонгации президентских полномочий вплоть до пожизненных. Карты высшему белорусскому руководству спутали российские газовые экспортеры, которые в условиях отказа правительства РБ от своих собственных обещаний по интеграции экономик и валют двух стран, перестали поставлять природный газ по льготным ценам.

План по удлинению политической жизни президента Лукашенко стал рассыпаться прямо на глазах. Экономика Белоруссии находится в кризисном состоянии, республика не может покрыть долги за прошлые поставки российского газа (более 170 млн. долларов США), оплачивать импорт газа по факту. Белорусская промышленность является энергозатратной и почти вся работает на российском газе. Ситуация для Александра Лукашенко сложилась критическая, поскольку именно он, лично блокировал не только договор по созданию совместной с Россией газотранспортной компании, но и абсолютно все договоренности по введению единой денежной единицы на пространстве Союзного государства с 1 января 2005 г. Много лет Лукашенко уходит от подписания с Москвой договора о создании единой системы ПВО-ПРО, фактически сорвал выборы в союзный парламент. После таких политических метаморфоз, которые выглядят как банальный обман партнера по союзу, обратиться к российскому лидеру Владимиру Путину за помощью и поддержкой для Лукашенко стало невозможно. Оставалось только идти на открытый, вызывающий конфликт с Кремлем, что и проделал со свойственной ему демагогией белорусский президент. Поэтому прямой личный диалог на высшем уровне Москвой был отложен, достаточно долго ожидавшаяся встреча лидеров двух государств, которая предполагалась в феврале, не состоялась. Даже назначение нового руководителя союзного правительства произошло впервые по телефону.

Было бы заблуждением рассматривать такой шаг как просто эмоциональный всплеск главы государства, оберегающего свою экономику, интересы народа. За ним стоит вполне осознанное стремление белорусского президента «выжать» из возникшего конфликта максимум возможного. Ведь любой вызов внешней среды можно выставить как угрозу нации, в данном случае как признак не столько экономической экспансии, сколько пресловутой имперской политики новой России. Лучшего повода для консолидации белорусского общества и придумать трудно. Маленькая, бедная Беларусь в опасности, но начеку ее недремлющий президент, стойкий защитник национального суверенитета и простых людей. Кроме того, внешняя угроза объективно ведет к объявлению в Белоруссии исключительного положения, когда действие законодательства приостанавливается и подменяется указами президента, а репрессии и подавление оппозиционных настроений внутри страны оправдываются сложным внешнеполитическим положением.

Именно Лукашенко в последнее время внес в белорусско-российские отношения изрядную долю напряженности, предпринимая шаги по жесткому и напористому отстаиванию своей позиции в рамках интеграции, диктуемой почти исключительно непомерными личными амбициями и собственными представлениями о путях и методах утверждения авторитета в международных делах, особенно в диалоге с Кремлем. Для белорусского президента, как представляется, весь спектр взаимоотношений с Россией сводится к превращению их в поле борьбы для отстаивания своей непререкаемой позиции при полном игнорировании интересов российской стороны. Присутствует и открытая заинтересованность в использовании любых промахов и ошибок Москвы для ослабления влияния правящего класса России на российско-белорусские дела, которые белорусской элитой рассматриваются как область монопольной активности Минска. Отсюда не только развязанная с приходом к власти в России Владимира Путина кампания безудержной критики политики государственного руководства России в белорусских официозных СМИ, но и взятый с августа 2002 г. курс на почти открытую конфронтацию с Кремлем.

Заметное охлаждение отношений между сторонами в этом году привело к быстрой утрате даже тех слабых, начальных результатов интеграции, которые были достигнуты ранее по проблеме объединения валютных систем, создания единого экономического пространства и крупных совместных предприятий. Остается нерешенным главный вопрос – о формах объединения России и Белоруссии, что сегодня побуждает говорить уже не о промежуточности в политике сближения двух стран, а об её явном кризисе. Возникла серьезная опасность пересмотра Минском не только ранее добровольно взятых на себя конкретных обязательств по осуществлению отдельных программ совместно с Россией (которые были фактически дезавуированы за последний год), но и вообще отказа навсегда от идеи союзного государства.

Следует констатировать и тот факт, что личные отношения между президентом России Владимиром Путиным и его белорусским коллегой Александром Лукашенко так и не сложились. Лукашенко сегодня не скрывает своего неприязненного отношения к политике, проводимой в соседней России ее президентом. Отвергнув еще в 2002 г. все без исключения интеграционные предложения российского лидера, Александр Лукашенко затеял своеобразную политическую игру, целью которой было доказать белорусскому обществу неприемлемость путинских вариантов сближения двух государств и несвоевременность решения проблемы объединения Он фактически поставил под сомнение саму целесообразность интеграции с восточной соседкой республики. Президентским окружением ставилась и задача опровергнуть тезис о «незаменимости» России, о неизбежности для Белоруссии объединения с ней. Формально такая позиция объяснялась нежеланием Минска вести неравноправный диалог с Россией, которая якобы стремится к доминированию и осуществлению имперских планов поглощения Белоруссии, что явно угрожает национальным интересам и суверенитету республики.

В первые месяцы 2004 г. президентская администрация РБ задала антироссийскую направленность зависимым от нее средствам массовой информации. Использовалась и напряженность, возникшая в отношениях между Минском и Москвой вокруг цен на поставляемый в республику российский газ, для того, чтобы показать «истинное» лицо государственно-политического руководства России. Следующим шагом стала демонстрация второстепенности восточного вектора внешней политики Белоруссии. Объясняя такую смену внешнеполитического курса с восточного на западный, окружение Лукашенко и министерство иностранных дел РБ заявили о стремлении республики в первую очередь сближаться с Евросоюзом, вступить в ВТО и активизировать партнерство с НАТО. Эта вторая за период президентства Лукашенко попытка высшего эшелона управления республики обратить внимание Запада на желание Белоруссии интегрироваться с его межгосударственными, военно-политическими и торговыми институтами. Если оставить в стороне вопрос об искренности намерений Минска поступиться своей независимостью и отдать часть властных полномочий международным структурам Запада, то невольно можно заметить новые нюансы во внешнеполитической практике, заимствованные республиканским руководством у радикальной оппозиции. Во-первых, это тезис о том, что Белоруссия – неотъемлемая исторически часть Западной Европы, западной цивилизации. Во-вторых, что нынешняя Россия является не европейской державой, хотя к таковой ее еще можно было бы отнести, скажем, столетие назад.

Политика Москвы при Владимире Путине, с точки зрения Минска, приобрела черты имперской, угрожающей независимости республики, жизни, спокойствию и благополучию простых белорусов, за которых только и радеет президент Лукашенко. Раз это так, то задача главы белорусского государства как раз и состоит в том, чтобы энергично противостоять попыткам Кремля, который якобы просто исполняет волю российских олигархов, прибрать Белоруссию, ее национальное достояние к своим рукам. Поэтому культивируется мужественный образ Лукашенко, который как глава народного белорусского государства прекрасно разбирается в хитросплетениях и интригах московской державной политики, достойно противостоит им, не дает в обиду своих «мудрых» граждан. Одновременно президентская администрация РБ снова озаботилась обработкой лиц и групп политиков в России, способных оказывать влияние на окружение Владимира Путина, формировать в нужном Минску направлении общественное мнение в соседней стране. Не обошли при этом и Патриарха Московского и всея Руси Алексия II. По этому поводу Александр Лукашенко вспомнил и о Василии Долголеве, который в конце 90-х годов был полномочным представителем Лукашенко в органах Союза Беларуси и России, имел тесные контакты со многими высшими управленцами, российскими политиками и парламентариями. Он был извлечен из провинциального чиновного бытия в Брестской области, и Лукашенко объявил о намерении назначить его личным представителем президента Белоруссии в России.

Очевидно, что личному представителю главы республики в Москве придется взять на себя и нелегкую миссию по сглаживанию негативного воздействия на российский истеблишмент антипутинских выходок президента Белоруссии, которые Лукашенко позволил себе буквально накануне президентских выборов в России. Политическая недальновидность и наивность Минска, которые просматривались за этими неуклюжими попытками республиканской «горки» воздействовать на предвыборную ситуацию в России, могут дорого обойтись правящему классу Белоруссии. Однако было бы заблуждением считать, что белорусская элита в полном составе вдруг осознала, что за те политические «подножки», которые ставил Александр Лукашенко кандидату в президенты Российской Федерации Владимиру Путину накануне выборов, необходимо держать ответ, поскольку подобные действия обычно в мире большой политики не оставляют без внимания. Да, глава белорусского государства может и дальше утверждать, что в 2001 г. был избран абсолютно самостоятельно, без политической поддержки и без «копейки» из Москвы, когда Россией уже руководила президентская команда Путина. Любой непредвзятый политик знает, что это не так. Тогда какого цвета благодарность Александра Лукашенко и его окружения?

По крайней мере, вполне ясно, что президент и правительство Белоруссии не считают себя связанными какими-либо международными обязательствами, вытекающими из ее договоров с Россией. Предпочтение сейчас по отношению к России отдается такому политическому методу, как тягучая конфронтация, которая подменила все дипломатические попытки спокойно договориться с Москвой, идти на разумный компромисс. Искусственная эскалация российско-белорусского конфликта невыгодна обеим сторонам, но со стороны Минска присутствует явное желание нажить на обострении экономических взаимоотношений с соседней страной определенный политический капитал. Однако такой капитал будет иметь ценность только в масштабах Белоруссии, полностью изолированной от внешнего мира, и приносить дивиденды исключительно белорусскому президенту Александру Лукашенко.

Белоруссия за годы правления Лукашенко объективно превратилась в государство, где неограниченная власть президента и его личная воля ставятся выше конституции и законов, выше воли национального парламента и судебных решений. «Народничество» и популизм республиканского лидера, особая модель хозяйственного устройства пока не принесли белорусскому населению долгожданного процветания, не удалось создать и эффективное в социально-экономическом отношении «государство-народный дом». Сам собой напрашивается вывод о том, что белорусская верхушка просто не знает как управлять страной, не умеет организовывать правильное функционирование национальной экономики, разрабатывать внятные сценарии развития хозяйственного комплекса даже на среднесрочную перспективу. Решение самых острых и злободневных проблем из года в год откладывается. Самое опасное - это то, что никому неизвестно, что вообще хочет президент и узкая группка окружающих его высших чиновников, оказавшаяся по его воле у руля белорусского государства. Ждать в такой ситуации стабильности и подъема экономики нельзя.

Прогресс белорусского социума, национальной экономики РБ может оказаться под угрозой, если пути определения развития республики будут целиком и полностью в руках одного человека, избавленного от общественного контроля, который готов, как кажется, принести историческую судьбу белорусского народа в жертву собственным эгоистическим политическим интересам. Созданы предпосылки к ужесточению репрессий внутри страны. Этому объективно способствует существование недееспособного Национального собрания с ограниченными полномочиями, зависимость судебных инстанций от администрации, кадровый состав правительства республики, который в качественном отношении не отвечает уровню вставших сегодня перед Белоруссией задач. Ошибочным, не соответствующим национальным интересам следует признать внешнеполитический курс государственно-политического руководства Белоруссии, который объективно ведет к самоизоляции республики, может привести страну и к применению по отношению к ней санкций международного сообщества.


Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
Copyright ©1996-2018 Институт стран СНГ