Внимание! Вы находитесь на старой версии сайта "Материк". Перейти на новый сайт >>> www.materik.ru

 

 

Все темы Страны Новости Мнения Аналитика Телецикл Соотечественники
О проекте Поиск Голосования Вакансии Контакты
Rambler's Top100 Материк/Аналитика
Поиск по бюллетеням
Бюллетень №94(15.03.2004)
<< Список номеров
НА ПЕРВОЙ ПОЛОСЕ
В ЗЕРКАЛЕ СМИ
ВЕСТИ ИЗ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ДУМЫ
ПРОБЛЕМЫ ДИАСПОРЫ
Белоруссия
Украина
МОЛДАВИЯ И ПРИДНЕСТРОВЬЕ
Закавказье
СРЕДНЯЯ АЗИЯ И КАЗАХСТАН
ПРАВОВАЯ ИНФОРМАЦИЯ
Страны СНГ. Русские и русскоязычные в новом зарубежье.


Минск намеренно обостряет отношения с Кремлем

Андрей Суздальцев (Минск)

Начнем с самого актуального вопроса. Где контракт «Белтрансгаза» с «Газпромом»? Еще раньше мы выражали сомнение, что прогнозы белорусского эксперта Я. Романчука (контракт с "Газпромом" о поставках газа будет подписан до конца февраля, а также будет подписан и топливно-энергетический баланс) сбудутся. Не для того Минск так затягивал газовый «марафон», чтобы белорусский режим сдался за несколько часов газовой блокады. Поэтому приходится повторить: Словам белорусского президента «Пусть нас упрекнут, что мы не выстояли, поддались и так далее. Надо заключить договор на условиях Путина» верить нельзя. Будет продолжен танец вокруг «газового» кредита, условий создания СП, общего советского прошлого, «проделок» Кремля и «несгибаемой воли» белорусского президента.

Между тем, строго по утвержденному графику, завершился зимний политический сезон. Скоро в политическое поле, на свежий «зеленый» корм. Стоит и подвести некоторые итоги белорусской политической зимы, которая завершилась почти запланированным полновесным российско-белорусским скандалом. Если все слова, сказанные белорусским президентом, воспринимать, как истину в последней инстанции, то сейчас Белоруссия оказалась в одном ряду со странами, подвергшимися террористическим атакам. У республики появился свой «день террора». Вместо «11 сентября» будут отмечать «18 февраля». Истины ради, стоит отметить, что самолеты не пикировали на крышу офиса «Белая Русь» (основное звено в коммерческой империи Управления делами президента РБ), но зато белорусский народ получил своего персонального Усаму Бен-Ладена – Владимира Владимировича Путина. Итак, главный итог зимы 2003-2004 годов состоит в том, что сейчас белорусы знают, кто персонально виновен во всех проблемах «Процветающей Беларуси». Судя по всему, под знаком противостояния с В. Путиным и пройдет весенний политический сезон.

Обратимся к собственным прогнозам – прошлым и будущим. В декабре мы освещали некоторые наиболее острые проблемы, которые встали перед белорусским руководством в начале зимы. («Задание на зиму»). В первой половине декабря мы прогнозировали, что зима пройдет на фоне борьбы за белорусский транзит. Отмечалось, что белорусские власти бросят все силы для доказательства того, «что только Белоруссия является неким «мостом» между Востоком и Западом, что только через ее территорию Россия обязана возить и качать, а Белоруссия имеет право конфисковывать и отрезать от транзита любые лакомые кусочки». С одной стороны, на примере исторических прецедентов (Северная война – это война исключительно за транзит) прогнозировалось, что Россия предпримет максимум усилий для решения проблемы коммуникаций на Запад. С другой стороны, предполагалось, что за «право конфисковывать и откачивать» Минск будет воевать не считаясь ни с кем и ни с чем. События последних десяти дней этот прогноз подтвердили.

По поводу переговоров с «Газпромом» в «Задании на зиму» отмечалось, что «соглашение о поставках газа в республику на 2004 год необходимо срочно подписывать. Буквально через две недели “Газпром”, не имея на руках согласованных тарифов, будет иметь полное право полностью отключить страну от газоснабжения”. Действительно, ровно через две недели “Газпром” перестал поставлять газ в республику, передав столь почетное дело в руки независимых поставщиков. Автор этих строк ошибся, говоря в середине декабря, что для Белоруссии не исключен тариф и в 80 USD/ тыс. куб. м. Хотя, контракта о поставке газа как не было, так и нет. В декабре мы считали, что первое задание для белорусского президента – вернуть доверие директорского корпуса республики, который очень болезненно реагировал на перспективу получения новых тарифов на потребляемый газ. Частично глава белорусского государства эту задачу выполнил. Он смог снискать лавры у части директората бесконечным «газовым» переговорным марафоном, заодно укрепив имидж «лоббиста» белорусской индустрии. Кроме того, стоит согласиться белорусским экспертом с Л. Заико, который неоднократно отмечал, что промышленность страны переживет новые цены на углеводородное сырье. Более того, благодаря профессионально раскрученному скандалу вокруг газовой блокады, несколько поднялся рейтинг А. Лукашенко среди белорусского электората.

В начале зимы мы несколько преувеличивали степень озабоченности белорусского руководства решением экономических проблем с основным партнером на Востоке, в частности, ходом затянувшихся переговоров с российским правительством и «Газпромом». «Результатом бесконечной череды встреч стало рождение переговорного «Тяни - Толкая». Москве спешить некуда. Во всяком случае, до марта. Иная задачу стоит перед Минском. Ему уже к февралю необходимо «Тяни-Толкай» ликвидировать. Это второе задание на зиму». Все оказалось гораздо проще… В итоге, в феврале Минск «не моргнув глазом» возложил ответственность за провал зимних переговоров на российскую сторону и приступил к «несанкционированному отбору газа».

Автор этих строк до последней минуты был уверен, что у белорусского руководства хватит ума не повторять «украинский» путь. Сейчас, стоит самокритично признать, что это были наивные надежды. Мы не учли менталитет провинциальной белорусской номенклатуры, которая и стоит сейчас у власти в стране. Эти последние представители еще советской школы управленцев БССР воспитаны в иждивенческом формате: «Россия – дойная корова». Отсюда и привычка к безнаказанному воровству.

В начале зимы мы прогнозировали, что белорусский президент, взамен потери своих лоббистов на российском политическом поле, приступит к поиску выходов на новых, появившихся после думских выборов 7 декабря, политических лидеров России. «Проникнуть в пока «сырую» «Единую Россию», закрепиться там, сформировать там пролукашенковское лобби – важнейшая, третья задача для белорусского президента на эту зиму». Это была очень сложная проблема и она не была выполнена по ряду объективных причин. В России на А. Лукашенко объявили настоящую охоту и лоббисты белорусского лидера в российском политическом бомонде «ушли на дно». Открытые московские сторонники А. Лукашенко оказались в кругу насмешек и презрения. Это относится и к аппарату СГ и лично к П.П. Бородину. В этих тяжелых, «подпольных» условиях, частичного успеха добился посол А. Лукашенко в Москве господин Григорьев. То ли благодаря импозантной внешности, то ли иным своим качествам, но он смог наладить связи в российском медиа-сообществе, которые помогли белорусскому руководству в период газовой блокады «протолкнуть» на страницы некоторых московских изданий добротно сработанную апологетику. За этот «подвиг» посол Григорьев получил слова одобрения от главы белорусского государства.

Но основная работа так и не была сделана. Не удалось подобрать ключи к «Единой России». Судя по высказываниям одного из лидеров «Единой России» Александра Жукова («Зеркало» РТР, 21.02.04), позиции белорусского президента в среде российских парламентариев основной фракции ГосДумы нулевые. Ведь не опираться же на В. Жириновского. На него ни каких денег не хватит.

Зимой, на наш взгляд, должна была активизироваться работа по налаживанию связей с антироссийскими кругами Европы. Не исключались даже солидарные акции против «российского империализма». «Напрямую «наезжать» на Кремль стало опасно – в России началась президентская избирательная кампания с заранее известным результатом. А. Лукашенко решил «давить» косвенно, через иные широты и диагонали. В этом он видит свою четвертую задачу на зиму». Во время газовой блокады этот прогноз подтвердился. Однако автор этих строк не учел юношеский задор, с которым белорусский президент бросится в открытый бой с Кремлем. Судя по всему, его ободрили вести из среды московского политического и околополитического бомонда, который к личности второго российского президента относится большей частью неодобрительно. Причем не только непосредственно к В. Путину, но и к людям из его окружения – С. Иванову, Г. Грефу и т.д. Но это отдельная тема, косвенно связанная с теми проблемами, которые предстоит решить белорусской власти за март – май текущего года.

К сожалению, большинство белорусских проблем внутреннего социально-экономического характера непосредственно связаны с успехами/неудачами на внешней арене. Это усугублено еще тем, что извращенная логика развития молодого белорусского государства привела к тому, что решение судьбоносных задач его существования оказалось в рамках восточного вектора внешней политики. Зависимость судьбы суверенного государства Республика Беларусь от решений в Москве беспрецедентна в европейской истории. Так что невольно концентрировать внимание приходится на основных проблемах, которые объективно выводят нас на аспекты белорусско-российских отношений.

Итак, что ждет страну в ближайшие девяносто суток? Судя по тому антибелорусскому потенциалу, с которым подошла российская элита ко второму сроку своего лидера, то впервые за несколько лет можно более-менее определенно утверждать – официальный Минск ждет полномасштабная политической война с Востока. Давление будет направлено на уничтожение правящего режима. Как говорят в Москве и Вашингтоне: «Достали…».

Для политической войны созрели все условия. Белоруссия неуклонно сползает в первую «грузинскую» стадию, в которой оказалась южная виноградная республика перед «революцией роз». Не отклоняясь в поиски прямых или косвенных аналогий с грузинским декабрьским переворотом, тем не менее, можно утверждать, что первая фаза падения режима Э. Шеварднадзе началась вместе с осознанием всеми внешнеполитическими партнерами Тбилиси абсолютной недоговороспособности грузинского руководства. Не зря новый грузинский президент во время своего первого визита в Москву несколько раз повторил: «Я договороспособен. Со мной можно иметь дело…»

Это ключевой момент. Ведь и на Ирак напали потому, что договориться с Саддамом Хусейном было невозможно. Для примера, с ливийским клоуном в цветном расшитом кителе с сотней наград договориться удалось и перед ним, организатором настоящих (!) террористических актов открыли дверь в цивилизованный мир. В сегодняшнем мире мало твердить, что «мы (США, Россия, ЕС и т.д.) уважаем выбор (белорусского, грузинского, туркменского, корейского и т.д.) народов». Необходимо, чтобы этот «выбор» вел себя по «правилам» - договаривался и выполнял договоренное.

У каждой палки два конца. Демонстративное многомесячное изматывание российского партнера на «газовых» и «валютных» переговорах возможно, что и принесло белорусскому правящему режиму определенные очки внутри страны, но в Кремле на белорусском президенте окончательно поставили крест – «недоговороспособен».

Москва, естественно, сделает выводы из газовой блокады 18 февраля. Акция обошлась в 12 млн. USD (включая штрафы за прерывание поставки). Это чистые убытки, так как одним ударом свалить Минск не удалось. Режим традиционной демагогией смог профессионально защитить себя, сплотить вокруг «трона» часть народной поддержки, включая и некоторых представителей оппозиции. Следовательно, будут применены дополнительные меры.

Белоруссия будет лишена российского дипломатического «зонтика», помимо транзита газа будет поднят вопрос о безопасности транзита по автострадам и железным дорогам, сократится сотрудничество в ВПК. Следом будут подготовлены вопросы о трудовой миграции из Белоруссии, таможенной границе, перевооружении белорусской армии, собственности РБ на территории России.

Не исключено усиление активности РФ на внутреннем белорусском политическом поле. Возможно, что здесь появятся даже российские ресурсные центры. Опыт решения «казуса Шеварднадзе» говорит о том, что в условиях тотальной экономической зависимости страны от соседней державы, личность будущего лидера страны не является принципиальным вопросом. Тот же Саакашвили не скрывает особую роль Вашингтона в «революции роз», но США далеко, а электроэнергия и газ за Кавказским хребтом. Так что в ближайшие годы российским базам в Грузии ничего не угрожает, как ничего не угрожает и россиянам на арендованных у Белоруссии военных объектах.

Нас должно волновать другое. Что может помешать Москве использовать эти рычаги против «белорусского тромба»? Фактически, порукой белорусскому президенту может быть только традиционная московская безалаберность и привычка не доводить дело до конца. Учитывая российскую ведомственную разобщенность, вариант, что дело будет остановлено на половине пути, вероятен. Минск, между прочим, на это очень надеется.

Белорусский режим информирован о том, что против него идет операция на подавление. Учитывая то, что потенциал белорусского президента наиболее активен в период скандалов, то Минск сам пошел на обострение ситуации 19 февраля. На что он рассчитывал? Государственные аналитики надеялись на то, что сработает фактор приверженности части российского электората к интеграционной идее – тезис, который долгие годы разделяла и оппозиционная аналитика. Это была ошибка. Причем, если эту ошибку долгие годы совершали оппоненты власти, то сама власть продемонстрировала, что не умеет учиться на ошибках других. Отсюда и лозунги: «Кремль действует вопреки устремлениям миллионов россиян», «белорусский президент защитник интересов белорусов и россиян» и т.д. Этими лозунгами, в совокупности с «террористической атакой» и «проделками Москвы», газовый кризис и был переведен в политическую плоскость, так как такого рода заявления продемонстрировали, что между странами не внешнеэкономические или даже внешнеполитические противоречия, а имеет место вторжение на внутрироссийское политическое поле с идеологией, противостоящей Кремлю.

Действительно, когда Белоруссия сталкиваемся с квотами и ограничениями для белорусских товаров на рынках Западной Европы, то Минск ведь не начинает кричать, что белорусский президент выступает за интересы простых французов, немцев и прочих англичан. Так что главная задача у Минска на весну - атака на Владимира Путина.

Из каких тезисов будет сформирован белорусский антипутинский натиск? Их немного, они во многом спорны, но других в запасе у Минска нет.

Во-первых, Кремль будет обвинен в недальновидности, в пренебрежении выгодами интеграции с «единственным верным союзником», что в итоге окажет негативное экономическое и политическое воздействие на РФ, подорвет ее внешнеполитический имидж;

Во-вторых, В. Путину «инкриминируют» сдачу власти в стране российским естественным монополиям, которые проводят внешнюю политику России вместо российского МИДа;

В-третьих, Второй российский президент будет обвинен в несамостоятельности и подконтрольности Вашингтону, содействует приходу блока НАТО на российские границы;

В-четвертых, будут продолжены попытки доказать, что Белоруссия оказалась последним форпостом Запада (!) против Москвы, которая сама заинтересована в обострении противоречий со странами Европы и структурами ЕС.

В принципе, по вышеперечисленным направлениям антипутинская кампания уже идет полным ходом. Весной Минск будет стремиться опередить Москву в масштабах и формах информационной войны. Терять ему нечего. Еще на октябрьском заседании Высшего ГосСовета СГ России и Белоруссии В. Путин вполне доступным языком порекомендовал белорусскому лидеру по примеру Б.Н. Ельцина ускорить поиск политического преемника. Такое в Минске не прощают. Между прочим, с октября 2003 года белорусский президент уже не вспоминал о Конституционном Акте, заодно с СП на базе «Белтрансгаза» канул в Лету проект введения в денежное обращение в РБ российского рубля и т.д.

Сможет ли белорусское руководство устоять в ходе прогнозируемого весеннего «обострения» отношений между «союзниками». Объективным преимуществ у Минска мало, если они вообще есть. Не стоит сбрасывать со счетов волю белорусского президента. Но здесь стоит отметить один немаловажный момент.

Глава белорусского государства свято верит в свою избранность, в личную удачу, в «чудо», которое обязательно ему поможет в самый критичный момент. В этом он видит корень своих политических успехов - оказался в Верховном Совете, возглавил антикоррупционный комитет, пришел к власти, проскочил в 1996 году уже захлопывающийся капкан импичмента. Вспомним примеры недавних лет и месяцев.

В октябре 2002 года бравые белорусские спецслужбы перехватили в минском аэропорту Бориса Немцова – сопредседателя Союза правых сил и лидера фракции правых в ГосДуме. Кремль нахмурил брови и на пороге российско-белоруских отношений замаячил полномасштабный скандал. Но в очередной раз белорусским властям помогло несчастье в России. Чеченские боевики захватили концертный зал на Дубровке. Про Минск все забыли. Год до этого внимание мировой общественности мгновенно переключилось с оценки итогов президентских выборов 2001 года на террористическую атаку, которой подверглись Нью-Йорк и Вашингтон. И здесь горе помогло. Про Минск никто не вспоминал несколько месяцев.

24 февраля 2004 года, в обстановке газового кризиса между Россией и Белоруссией, в Москве разразился правительственный кризис. Номенклатурная Москва замерла в ожидании появления новой, теперь уже всем ясно, что реформистской, команды российского президента. Про Минск снова все забыли, кроме самого Минска, который этого или любого подобного события напряженно ждал. Смена кабинета в Москве оказалась подарком судьбы.

Государственная пропагандистская машина мгновенно вошла в резонанс с почти единодушным народным мнением – Михаил Касьянов наказан за отключение от газовой поставки «стратегического союзника». Но тут на политический подиум вышла руководитель президентской пресс-службы и объявила, что «решение о газовой блокаде целого народа в двадцатиградусный мороз могло быть принято только лично президентом Российской Федерации». Так что враг известен, цель определена, за работу товарищи…

27 февраля на состоявшейся в бывшей столице Казахстана встрече Виктора Христенко и с премьером РБ Сергеем Сидорским в руки российского вице-премьера было передано письмо для высшего руководства России. Что в этом документе – перечень обид, ультиматум, или, что совершенно невероятно, извинения за обвинения Москвы в «терроризме»? Мы этого не знаем. О содержании письма расскажут грядущие события.


Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
Copyright ©1996-2018 Институт стран СНГ