Внимание! Вы находитесь на старой версии сайта "Материк". Перейти на новый сайт >>> www.materik.ru

 

 

Все темы Страны Новости Мнения Аналитика Телецикл Соотечественники
О проекте Поиск Голосования Вакансии Контакты
Rambler's Top100 Материк/Аналитика
Поиск по бюллетеням
Бюллетень №94(15.03.2004)
<< Список номеров
НА ПЕРВОЙ ПОЛОСЕ
В ЗЕРКАЛЕ СМИ
ВЕСТИ ИЗ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ДУМЫ
ПРОБЛЕМЫ ДИАСПОРЫ
Белоруссия
Украина
МОЛДАВИЯ И ПРИДНЕСТРОВЬЕ
Закавказье
СРЕДНЯЯ АЗИЯ И КАЗАХСТАН
ПРАВОВАЯ ИНФОРМАЦИЯ
Страны СНГ. Русские и русскоязычные в новом зарубежье.


Военная реформа в Казахстане: основные перспективные направления

Грозин А.В.

Существующие объективные данные о реальном состоянии обороноспособности Казахстана, уровне боевой готовности и боеспособности армии и иных воинских подразделений силовых структур РК позволяют, даже не проводя глубокого инспектирования, дать некоторые оценки по наиболее важным вопросам:

1. Воинская профессия в казахстанском обществе перестала быть престижной. По данным опросов Казахстанской ассоциации социологов и политологов (АСиП), жители республики к военной службе в основной своей массе относятся негативно. Даже в случае возникновения военных действий в непосредственной близости от государственных границ морально поддержать всеобщую мобилизацию готово лишь 24 % опрошенных. А 18 % респондентов заявили, что их это не касается.[1]

В республике давно прямо говорят: казахстанская армия стала армией рабочих и крестьян. И это относится не только к солдатам срочной службы. Офицерский корпус также формируется на основе выходцев из этих социальных слоев. Первоочередная задача государства - восстановление престижа военной профессии, создание условий формирования офицерского корпуса из всех социальных слоев общества, в том числе из ее элиты. Ключевым вопросом является изменение в подходе к определению уровня оплаты воинского труда. Если служба командира крупного воинского подразделения, оценивается государством на уровне уборщицы в коммерческом банке, то и отдачу от такой службы государство получает адекватную. Следствием этого является низкая укомплектованность офицерским составом соединений и частей ВС, ВВ, пограничников, особенно на первичных должностях. Низкий уровень профессиональной подготовки офицеров ведет к тяжелым, невосполнимым потерям в боевой обстановке;

2. Организационная структура ВС, подразделений МВД и КНБ в ходе многочисленных реформ подверглась значительным переменам. Однако прошедшие изменения свелись только к количественному сокращению Вооруженных сил и не послужили качественному наращиванию их боевой мощи. Вопрос численного состава ВС продолжает оставаться острой проблемой. В настоящее время численность армии доведена почти до 40 тыс. чел., однако при этом реально не учитывается громадная площадь территории Казахстана - 2.724.900 кв.км. (по площади РК занимает 9-е место в мире, второе место по территории среди государств СНГ) [2] и протяженность государственной границы. При средней плотности населения: 5,5 чел. на 1 кв.км., в Казахстане сейчас имеется не более 0,05 вооруженных защитников (включая весь состав МВД и КНБ). Для сравнения: в РФ этот показатель – около 70 военнослужащих, в Соединенных Штатах около 180, а в КНР - около 450. Даже этот пример показывает, что вопрос численности Вооруженных Сил для Казахстана остается проблемным вопросом и требует дополнительного изучения и оценки;

3. Боевая подготовка войск и других вооруженных подразделений практически утратила свое значение как основной вид повседневной деятельности ВС и иных силовых структур. Это связано со многими проблемами укомплектованности офицерами, личным составом, отсутствием достаточной учебной базы и финансирования этого вида деятельности. Ярким примером может служить практический налет часов у летчиков всех родов авиации. Если в Советском Союзе она составляла более 200 часов в год (а в США она и сейчас не ниже 180 часов), то в казахстанской авиации в настоящее время средний налет у летчиков не превышает 30-35 часов

Та же ситуация наблюдается, кстати, и в армиях других постсоветских ННГ. В течение последних 8-9 лет в ВС не проведено ни одного дивизионного тактического учения, а проводились лишь единичные полковые тактические учения с боевой стрельбой. В боевой подготовке нарастает примитивизм, утрата наработанных ранее методик;

4. Значительное старение боевой техники и вооружения соединений и частей армии и сил флота резко снижает оборонный потенциал страны. Если к 1991 г. в Советской Армии и ВМФ новые образцы вооружения и боевой техники составляли более 60%, то к настоящему времени этот уровень упал в казахстанской армии до 20-25%, и при существующем положении дел к 2007 г. в Казахстане будет иметься в войсках не более 5-7% современной боевой техники и вооружений. За этим отставанием последует качественный регресс, при котором ВС РК будут не способны обеспечить обороноспособность государства. Недостаточное финансирование содержания и обслуживания боевой техники и вооружения приводят к массовому разукомплектованию техники, стоящей на хранении, и выводу ее из строя. Раньше установленных сроков эксплуатации списываются дорогостоящие самолеты и средства ПВО, которые при условиях грамотного и бережного технического обслуживания и эксплуатации могли бы еще многие годы обеспечивать обороноспособность государства;

5. Труднейшим остается вопрос тылового и специально-технического обеспечения воинских подразделений силовых структур РК. Существующая система тылового обеспечения не справляется должным образом с удовлетворением потребности войск. На плечах ВС, ВВ и пограничников, тяжелым с бременем продолжают лежать не свойственные им задачи строительства и расквартирования войск, которые съедают большую часть финансирования армии и отрывают командиров и начальников всех степеней от основных обязанностей.

Можно привести еще много примеров болевых точек реального состояния боевой готовности и уровня боевой выучки казахстанских войск и сил других структур, обеспечивающих национальную безопасность государства, но и приведенных примеров достаточно для понимания того, что реформы силовых структур идут не должным образом, а обороноспособность государства продолжает падать.

Главной проблемой Казахстана, по нашему мнению, является его чрезмерная уязвимость для внешних воздействий. При этом, наиболее серьезными возможностями воздействия на РК по прежнему располагает Россия, а в последние годы – и Соединенные Штаты Америки.

Поэтому так сложны и ответственны решения, связанные с реформой силовых структур и поддержанием оборонной мощи государства на должном уровне.

При этом методологической ошибкой предыдущего периода (1991-2000 гг.) в вопросах реформирования обороноспособности страны являлось то, что первые лица государства перекладывали руководство реформированием обороноспособности государства на МО, МВД и КНБ. Военное ведомство и силовые структуры могут быть только составной частью военной реформы государства, а во главе ее должен стоять Президент Республики Казахстан.

Активизировавшийся после президентского Указа от 14 мая 2003 г процесс военной реформа, по нашему мнению, должен быть гораздо масштабнее, чем это мыслится казахстанскому военно-политическому руководству сейчас. Необходим комплексный подход к реформе силовых структур и, армии, в первую очередь, включающий в себя в качестве основных частей следующие составные элементы:

- военную составляющую во внутренней и внешней политике;

- военную составляющую в экономике государства (и не только оборонно-промышленный комплекс, а практически все области экономики, связанные с обороной);

- военную составляющую фундаментальной и прикладной науки;

- военную составляющую в образовании (по всем направлениям подготовки военных специалистов);

- военную реформу силовых структур государства.

Суть реформы Вооруженных Сил Республики Казахстан состоит, по нашему мнению, в том, чтобы при огромной территории и протяженности границ определить приоритеты военного строительства и распределить средства грамотно и экономно, превратить армию в мобильную и хорошо подготовленную силу.

Необходимо пересмотреть подходы к финансированию военной реформы и содержанию ВС - военная реформа государства должна финансироваться самостоятельной статьей бюджета страны. В то же время ясно, что финансирования армии в пределах 1% от ВВП недостаточно. Достаточно сказать, что сейчас на содержание (включая питание и обучение) одного рядового в РК полагается 172 тенге (около 1.1 доллара США) в сутки[3] – сумма совершенно недостаточная для эффективной подготовки современного военнослужащего.

Реальное реформирование Вооруженных Сил требует радикально новых подходов к ее организационному устройству и принятию на вооружение новых эффективных образцов боевой техники, оружия. В качестве основного критерия реформирования воинских подразделений силовых структур должны стать возможности государства по их осуществлению, с целью получения максимального боевого эффекта при минимальных затратах на подготовку и боевое применение войск и сил ВС, МВД и КНБ. Наибольшего внимания, по нашему мнению, заслуживает реформа Вооруженных Сил РК.

Казахстанское военно-политическое руководство в последнее время начало демонстрировать понимание того, что при реформировании Сил общего назначения необходимо отказаться от ставшей анахронизмом системы военных округов (до конца 2002 г. войска усиленно подгоняли под окружную систему). Основой построения Вооруженных Сил, по замыслам военно-политического руководства РК, должны стать оперативные командования на соответствующих территориальных направлениях.

В мае 2003 г. Указом Н.Назарбаева была утверждена новая структура Вооруженных Сил РК, состоящая, в частности, из высшего военно-политического органа руководства ВС - Верховное Главное командование (Ставка Верховного Главного командования), осуществляющее общее руководство всей деятельностью ВС в военное время и управление ими через новый стратегический орган управления - Комитет начальников штабов (КНШ).

Органы управления – стратегические – Минобороны (центральный исполнительный орган) и Комитет начальников штабов (ведомство). Оперативно-стратегические – управления главнокомандующих видами ВС и командующих родами войск ВС, оперативно-территориальные – управления региональных командований; оперативно-тактические – управления начальников родов войск видов ВС; тактические – управления соединений и воинских частей, местные – департаменты областей (управления и отделы районов и городов) делам обороны.[4]

Кроме того, президент Казахстана поручил правительству обеспечить образование органов управления, Военно-Морских сил и создание необходимой инфраструктуры ВМС в соответствии с Госпрограммой военного строительства в РК на период до 2205 г., утвержденной президентским указом от 7 июля 2000 г. № 418 сс. Кроме того, правительству было поручено разработать проекты законов РК \"Об обороне и Вооруженных Сила\" и \"О воинской обязанности военной службе\" и до 15 декабря 2003 г. внести их на рассмотрение Мажилиса Парламента, а также внести предложения по лимиту штатной численности ВС РК на период 2004-2005 годы.

Основной целью президентского Указа стало намерение реформировать Вооруженные Силы путем перехода к трехвидовой структуре, исходя из сфер применения: Сухопутные войска, Силы воздушной обороны, Военно-морские силы. Для повышения эффективности применения Мобильных сил, на их основе решено образовать принципиально новый род войск - Аэромобильные войска.[5] Кстати, большинству казахстанских офицеров до сих пор не ясно, что будет из себя представлять и какие задачи решать этот новый род войск.[6]

Сейчас в республике перестраивают четыре ВО республики в четыре, совпадающих с округами территориально, региональных командования:

1) \"Астана\" - Акмолинская, Карагандинская, Костанайская и Северо-Казахстанская области;

2) \"Восток\" - Восточно-Казахстанская и Павлодарская области;

3) \"Запад\" - Актюбинская, Атырауская, Западно-Казахстанская и Мангистауская области;

4) \"Юг\" - Алматинская, Жамбылская, Кызылординская и Южно-Казахстанская области.[7]

Результатом всех этих изменений, по мнению вроенно-политического руководства РК, должно стать качественное улучшение управления войсками, координация их применения с учетом мирового опыта в сфере военного строительства.

Конкретное содержание предстоящих изменений структуры ВС в связи с военной реформой-2004 пока не известно.

Способность ВС РК в своем нынешнем составе и состоянии выполнить возложенные на них задачи по обеспечению обороноспособности государства является вопросом со многими переменными. Ответить на него однозначно в настоящее время сложно. Дело состоит не в том, что нет критериев, по которым нужно оценивать состояние казахстанских ВС и других структур безопасности, уровень их реальной боевой готовности и боеспособности. Критерии есть, но дело в том, что в системе силовых структур государства отсутствует система обратной связи между Верховным Главнокомандующим и ВС, которая способна дать реальную картину состояния обороноспособности государства. Обязанности, возложенные Конституцией РК на Совет безопасности (СБ), в настоящее время реально не осуществимы, так как нет органа, способного компетентно, на основании установленных критериев, оценить состояние обороноспособности страны.

В Советском Союзе данные функции выполнялись Главной Инспекцией Вооруженных сил, которая, хотя формально и числилась в составе Министерства Обороны, на самом деле замыкалась на ЦК КПСС и давала объективную картину реального состояния войск и уровня обороноспособности государства. В настоящее время сложилась неоправданная практика, когда Министерство обороны, Министерство внутренних дел и, особенно, Комитет национальной безопасности Казахстана сами себе дают оценки по важнейшему для жизни государства вопросу: способны ли они защитить страну от внешней агрессии и внутренних угроз или нет, соответствуют они современным требованиям или нет? Какими бы принципиальными ни были руководители силовых структур, объективную оценку получить сложно. Для реальной и объективной оценки нужен независимый орган, способный представить Верховному Главнокомандующему реальную картину состояния обороноспособности государства. В то же время Конституция РК, предусмотрев Совет безопасности, создала необходимые юридические основы для формирования при нем органа, в обязанности которого входил бы надзор за состоянием обороноспособности страны, армии, полиции и спецлужб, определение уровня их реальной боеготовности и боеспособности, соответствия их задачам обороны государства в современных условиях. На основании результатов проверок, контроля и оценок данный орган должен готовить доклады по этим вопросам Верховному Главнокомандующему с предложениями по улучшению состояния обороноспособности государства. К сожалению, наблюдается тенденция, при которой СБ РК долгое время демонстрирует слабую заинтересованность глубоко вникать в сложные проблемы казахстанских силовых структур, брать на себя ответственность по их реформированию.

Именно СБ РК должен был стать надведомственным органом, ориентированным на снятие многочисленных противоречий (в первую очередь, по поводу финансирования, распределения иных ресурсов, определение рамок решаемых задач и ответственности и т.д.). Этого, к сожалению, не произошло до сих пор. Достаточно сказать, что даже в численном плане КНБ и МВД в Совете безопасности превосходят представителей армии. Ясно, что от практики непропорционального представительства также нужно уходить, иначе рассчитывать на эффективность работы силовых структур невозможно.

Роль авиации в войнах возрастала на протяжении всего ХХ века, и начало ХХI свидетельствует о дальнейшем развитии данной тенденции. Для Казахстана с его огромной территорией и слабой транспортной и информационной инфраструктурой именно роль авиационного компонента в структуре системы национальной обороны особенно важна. При этом обилием других военных ресурсов страна не располагает, поэтому именно Силы воздушной обороны, а не «очередное» строительство ВМФ должны обладать приоритетным вниманием военно-политического руководства РК.

Взятый военно-политическим руководством Казахстана курс на переход к трехвидовой структуре вооруженных сил (сухопутные войска, силы воздушной обороны, военно-морские силы) и системе региональных командований (РК) на стратегических направлениях можно оценить как стратегически верный и перспективный. По нашему мнению, следовало бы включить в данные командования не только соединения и части, территориально размещенные на данных направлениях, но и соединения и части всех силовых структур государства, размещенные на этих территориях.

Кроме того, единая система противовоздушной обороны на стратегических направлениях должна находиться в непосредственном подчинении соответствующих главнокомандующих. Создание единой системы стратегического оперативного командования значительно упростит и повысит эффективность всей системы управления войсками, приведет к значительному экономическому эффекту.

Кардинальному реформированию в этой связи должна подвергнуться и система тылового и всех видов материально-технического обеспечения. Существующая в настоящее время в Казахстане система обеспечения громоздка и неэффективна, ведет к неоправданным материальным затратам и потерям. Для устранения этого несоответствия требуется создать единую систему тылового обеспечения, привязанную к территориям по стратегическим оперативным командованиям. Это позволит упростить систему подачи материальных ресурсов в войска и иные силовые подразделения как в мирное, так и в военное время, значительно сократит административный аппарат тыловых соединений и частей, приведет к экономии материальных и финансовых затрат. В самом составе и построении войск на стратегических направлениях необходимо иметь:

- соединения и части первого эшелона, способные к немедленному выполнению возложенных на них оборонительных задач;

- соединения и части второго эшелона, способные выполнять задачи после доукомплектования личным составом и материальными ресурсами;

- соединения и части третьего эшелона, мобилизуемые и формируемые после объявления всеобщей мобилизации.

Состав и построение соединений и частей первого эшелона стратегического оперативного командования необходимо определять конкретно для каждого направления. Однако принцип их размещения должен учитывать возможности маневра на широком фронте стратегического направления. Для этих целей в составе направлений целесообразно иметь средства мобильности, обеспечивающие переброску на требуемое направление не менее 50% состава войск первого эшелона в кратчайшие сроки. Такими средствами могут быть корпуса военно-транспортной авиации, входящие в состав аэромобильных сил. В повседневной жизни эти подразделения должны привлекаться для решения важных народно-хозяйственных задач. Наличие широкой сети тыловых баз и пунктов хранения материальных ресурсов по всей территории стратегического оперативного командования позволит в короткие сроки и с высокой эффективностью решать задачи обороны на любом из конкретных направлений.


Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
Copyright ©1996-2018 Институт стран СНГ