Внимание! Вы находитесь на старой версии сайта "Материк". Перейти на новый сайт >>> www.materik.ru

 

 

Все темы Страны Новости Мнения Аналитика Телецикл Соотечественники
О проекте Поиск Голосования Вакансии Контакты
Rambler's Top100 Материк/Аналитика
Поиск по бюллетеням
Бюллетень №98(15.05.2004)
<< Список номеров
НА ПЕРВОЙ ПОЛОСЕ
В ЗЕРКАЛЕ СМИ
ФОРУМ
ПРОБЛЕМЫ ДИАСПОРЫ
БЕЛОРУССИЯ
УКРАИНА
МОЛДАВИЯ И ПРИДНЕСТРОВЬЕ
ЗАКАВКАЗЬЕ
СРЕДНЯЯ АЗИЯ И КАЗАХСТАН
ПРАВОВАЯ ИНФОРМАЦИЯ
Страны СНГ. Русские и русскоязычные в новом зарубежье.

В ЗЕРКАЛЕ СМИ



Росбалт,
5 мая 2004

Кризис в Аджарии: комментарии российских экспертов

В ближайшее время должен решиться вопрос о том, останется ли у власти в Аджарии Аслан Абашидзе и на каких условиях он может оставить свой пост. Об этом говорят сторонники оппозиционного лидеру республики Аслану Абашидзе движения «Наша Аджария». Ждут развязки и те, кто намерен противостоять попыткам смены аджарского режима. Как будут развиваться события, и к каким последствиям, с точки зрения российских национальных интересов в Закавказье, они приведут? Своими прогнозами поделились с нами известные эксперты в этой области.

Член совета Ассоциации политических экспертов и консультантов Владимир Горюнов рассказал в интервью «Росбалту» о трех возможных сценариях развития событий. Первый и самый реалистичный из них — скорая насильственная смена власти в Аджарии с триумфальным въездом в Батуми Михаила Саакашвили. Второй — восстановление полного контроля Аслана Абашидзе над республикой, а третий — развязывание между местными и центральными властями вооруженного конфликта. «Договориться о том, чтобы аджарский лидер остался на посту до окончания срока своих полномочий, ему не удастся, поскольку Тбилиси это не нужно», — уверен Владимир Горюнов.

Такой исход, считает политолог, был полностью предсказуем с момента, когда Абашидзе, после декларации резкого неприятия государственного переворота, все-таки пошел на диалог с новой тбилисской властью и проведение на территории автономии президентских выборов. «Этот процесс можно было затормозить как минимум до окончания срока его полномочий при условии ведения грамотной информационной стратегии внутри и вовне автономии и применения жестких мер против внутренней оппозиции, — полагает Владимир Горюнов. — Кардинально изменить ситуацию могло только продолжение политики жесткого неприятия ноябрьских событий и прерывания всяких контактов с Тбилиси». Путь компромисса, напомнил член совета АСПЭК, особенно когда он в принципе не возможен, мог привести и привел аджарского лидера лишь к односторонней сдаче позиций.

«Если Россия не будет активно влиять на происходящее в Аджарии, Аслан Абашидзе обречен, — констатировал «Росбалту» депутат Государственной думы Виктор Алкснис, побывавший в Аджарии в дни мартовского кризиса, когда главе автономии удалось избежать силового сценария. — Если же она вмешается — а для этого есть все основания, и юридические, и исторические — все будет нормально. Москве достаточно начать с Турцией консультации о гарантиях аджарской автономии в рамках, определенных Карским и Московским договорами — одно это уже подействовало бы на Саакашвили как холодный душ». По мнению депутата, для этого у руководства РФ нет политической воли.

С такой оценкой согласны все опрошенные эксперты. Смена власти в автономии, по мнению директора Института стран СНГ Константина Затулина, ставит под вопрос саму перспективу сохранения Грузии как единого государства в границах Грузинской ССР. «Возможное кровопролитие в Аджарии нанесет тяжелый удар по планам восстановления территориальной целостности страны, — подчеркнул он. — Для регионов Грузии, в которых заметны сепаратистские тенденции, например, Мингрелии, а также де-факто независимых Абхазии и Южной Осетии, такое развитие событий будет означать, что тбилисский режим глух к идеям федерализма, уважению прав автономий, не понимает особенностей грузинского государства, никогда ранее не существовавшего в его нынешних границах, готов переступить через его своеобразие». Это не говоря уж об огромном экономическом ущербе и срыве курортного сезона, заметил Константин Затулин.

«В случае отстранения от власти Аслана Абашидзе Россия лишится одного из последних своих союзников в политической элите Грузии, — говорит Владимир Горюнов. — Это ставит под вопрос дальнейшее существование в Аджарии 12-й российской военной базы, которая наверняка очень скоро будет выведена из Грузии. Свержение Абашидзе означает усиление позиций националистически ориентированного, прозападного г-на Саакашвили. Демонстрируемое Москвой фактическое безучастие утверждает президента Грузии в мысли о правильности своих действий, открывает ему путь для попытки восстановления территориальной целостности страны — «возвращения» Абхазии и Южной Осетии — силовым путем, что вряд ли произойдет столь же «малой кровью», как и в Аджарии, и серьезно дестабилизирует обстановку на кавказских границах России. Российское внешнеполитическое ведомство, похоже, не понимает, что чрезмерная забота о территориальной целостности Грузии ставит под угрозу территориальную целостность России».

«Пули не спрашивают, куда им лететь, — комментирует ситуацию вокруг батумской базы Константин Затулин. — Во время событий в Абхазии российские военные не принимали участие в боевых действиях на стороне Сухуми, но ситуация складывалась так, что им пришлось защищать себя и свои семьи». В отношениях с Россией, отметил директор Института стран СНГ, Михаил Саакашвили избрал тактику, которая кажется ему беспроигрышной: выказывать внешнее уважение и говорить российскому руководству приятные слова. «Однако нам важны не столько его улыбки, сколько мир в регионе и гарантии того, что нестабильность не будет распространяться дальше», — говорит Константин Затулин.

«Смена власти в Батуми означает потерю последнего российского плацдарма в Закавказье, — считает Виктор Алкснис. — К власти на всей территории Грузии придут проамериканские силы, что станет очередным геополитическим поражением России. Ошибки и просчеты имеются, конечно, и у Аслана Абашидзе, но если выбирать между ним и Михаилом Саакашвили, в интересах России — поддержать аджарского лидера. К сожалению, в Москве, похоже, забыли о национальных интересах России в этом регионе».

«В митинге оппозиции участвует лишь около десяти процентов идейных сторонников Саакашвили, — сообщил «Росбалту» из Батуми офицер местной спецслужбы, в марте стоявший на Чолоки и остающийся верным Аслану Абашидзе. — Остальные — быдло, обыватели, большинство которых присоединились к собравшимся у здания университета от нечего делать, от большого количества свободного времени. Эти люди не отдают себе отчет, что произойдет в случае смены власти в Аджарии, не понимают, что вскоре они будут жить, как и вся остальная Грузия. И как сегодня они кричат: «Миша! Миша!», так завтра начнут требовать возвращения Аслана Абашидзе, только будет поздно».

«К сожалению, то, что мы наблюдаем сейчас — иллюзии не разбирающегося в происходящем населения, еще склонного верить голословным утверждениям тбилисской власти, — согласен с офицером Владимир Горюнов. — Однако в скором времени, когда жизнь в Аджарии станет гораздо хуже, они поймут, как жестоко ошибались». «Одна из трагедий Аслана Абашидзе в том, что на его примере лишний раз подтверждается известное утверждение: ни одно доброе дело не остается безнаказанным, — говорит Виктор Алкснис. — Несколько лет он строил для аджарской молодежи современный университет, который сейчас стал центром оппозиционных настроений. И если бы он этого не делал и сотни девушек и юношей не имели бы возможности получить высшее образование, возможно, не было бы и сегодняшних волнений...»

Итак, смена власти в Аджарии, считают наши эксперты, означает резкое сокращение российского влияния в регионе. «За месяц до начала войны в Ираке я сидел на берегу Тигра и думал, что нахожусь в этой стране в последний раз, — рассказал напоследок Виктор Алкснис. — Когда полтора месяца назад мы были в Батуми, меня посетило такое же предчувствие. Во всяком случае, что касается ближайших лет...»

Яна Амелина, ИА «Росбалт». Москва




Газета.ру,
6 апреля 2004

"Абашидзе по доброй воле не уйдет"

Отставка Аслана Абашидзе нанесет ущерб России, считает депутат Госдумы, директор Института стран СНГ Константин Затулин. В интервью обозревателю ГАЗЕТЫ Рустему Фаляхову он сказал, что лидер Аджарии не уйдет добровольно хотя бы потому, что его род возглавляет Аджарию уже несколько столетий.

- Почему обострился конфликт Грузии с Аджарией?

- Все лидеры Грузии - Гамсахурдиа, Шеварднадзе, а теперь и Саакашвили - проводили в жизнь идею построения унитарного государства на территории бывшей Грузинской ССР. Государства, которое стало бы Грузией для грузин. Между тем Аджарская автономия, в отличие от Южноосетинской или Абхазской, возникла как следствие международных договоренностей. В 1921 году Турция и Советская Россия договорились по поводу Аджарии. Турция вывела из Батуми свои войска, обусловив гарантии сохранения автономии для Аджарии.

- Что предлагает Саакашвили Аджарии? Раствориться в единой и неделимой Грузии?

- Он предлагает автономию, какая существовала во времена СССР. Формальную, бесправную, не учитывающую местные интересы. Вся автономия Аджарии, по мнению Саакашвили, должна умещаться в кармане у Тбилиси. Никакого реального политического проекта относительно Аджарии у Саакашвили нет, одна революционная фразеология.

- Если у Саакашвили получится прибрать к рукам Аджарию, как это повлияет на непростые отношения Грузии с Абхазией и Южной Осетией?

- Ясно, что сейчас на кону стоит участь всей Грузии. Или Саакашвили одержит победу, и тогда он закрутит гайки и в других регионах, попытается пересмотреть статус-кво Абхазии и Южной Осетии, или ему придется идти на уступки и создавать федеративное государство.

- Саакашвили может начать военные действия против Аджарии?

- Он давно бы это сделал, но боится реакции России, США, Турции. Эти страны несколько раз публично предупредили Саакашвили о недопустимости военных действий.

- Сможет ли Аджария противостоять военному натиску Грузии?

- Я бы не переоценивал военные возможности Аджарии. Но обороняться, как известно, легче, чем наступать. Нужен перевес сил для нападения. К тому же неизвестно, будут ли воодушевлены солдаты и офицеры грузинской армии перспективами вести гражданскую войну.

- В каком варианте событий заинтересована Россия?

- Если Абашидзе будет свергнут, интересы России определенно пострадают, ведь он одобряет присутствие российских военных на территории Аджарии. Абашидзе налаживал связи с регионами России, он сдерживает антироссийские настроения правящей элиты Грузии.

- А что потеряет Грузия, если ей не удастся восстановить свой контроль над Аджарией?

- Там есть за что бороться! Батуми - транзитный порт по перевозке нефти. Во времена Шеварднадзе, для того чтобы ослабить Аджарию, в Грузии развивали другие транзитные терминалы - в Супсе и Поти. Тем не менее Батуми остается важнейшим транзитным пунктом на грузино-турецкой границе.

- Россия может повлиять на развитие конфликта, его урегулирование?

- Россия должна настаивать на мирном решении конфликта и все делать для предотвращения экспорта "революции роз" из Грузии. Но не путем отказа Абашидзе от власти. Россия не может позволить вертеть собой. Хотя такие попытки Саакашвили уже предпринимает. Он везде говорит, что Россия на его стороне и чуть ли не все ведущие политики России просят Абашидзе уйти в отставку. Это обман. Я даже слышал разговоры о том, что мэр Москвы Юрий Лужков поедет в Аджарию уговаривать Абашидзе об отставке. Это неправда. Я говорю это как советник мэра.

- И все же, может ли Абашидзе добровольно уйти в отставку?

- Саакашвили фактически борется против рода Абашидзе, который уже несколько столетий возглавляет Аджарию. Он перевел конфликт с Аджарией в персональную плоскость. И трудно представить, чтобы дело закончилось компромиссом. Абашидзе, думаю, не верит ни в какие гарантии и по доброй воле не уйдет. Трудно его за это осуждать. Ведь гарантии безопасности Саакашвили в отношении Шеварднадзе фактически не действуют.




RBCdaily,
6 мая 2004

Абашидзе улетел в Москву. Россия постаралась помочь аджарскому лидеру избежать силового сценария

Антон Попов

В ночь со среды на четверг на постсоветском пространстве произошла еще одна «бархатная революция» - противостояние в столице Аджарии, Батуми, завершилось победой официальных властей Грузии. По словам грузинского премьера Зураба Жвания, выступившего перед митингующими противниками режима Аслана Абашидзе, глава Аджарии подал в отставку. Позднее грузинское телевидение собщило, что после переговоров со спешно прибывшего в регион в качестве посредника секретарем Совбеза РФ Игорем Ивановым г-н Абашидзе и его сын Георгий, до этого являвшийся мэром Батуми, вылетели в Москву. Президент Грузии Михаил Саакашвили уже сердечно поздравил грузинский народ с «днем победы» 6 мая – «завтра начинается новый день в истории Грузии». По мнению экспертов, Москву тоже можно поздравить. Хотя г-н Саакашвили явно не «подарок», и его прозападные симпатии еще могут стать причиной многих проблем для России на Кавказе, силовое разрешение противостояния в Батуми было крайне невыгодно Кремлю, так как опасность вовлечения в конфликт на стороне Аслана Абашидзе была весьма высока. Теперь Москве, говорят наблюдатели, надо переходить от тактики поддержки грузинских сепаратистов к продуманному экономическому давлению на Грузию.

Информация об обстановке в Батуми, поступавшая в течение вчерашнего дня, была весьма противоречивой, и наблюдатели не были склонны полностью доверять ей, тем более что главным ее источником оставался Тбилиси. Тем не менее сценарий, по которому действовали центральные грузинские власти, уже давно стал очевидным. «Это очередная имитация народной революции, – сказал RBC daily эксперт Института социальных систем МГУ Александр Чечевишников. – На площади в Батуми могут дежурить максимум две тысячи человек, в Тбилиси рапортуют о пяти тысячах, оттуда сообщают о 25–30 тысячах – в результате в Вашингтоне уже говорят о том, что весь грузинский народ «как один» поднялся против режима Абашидзе». Проблема в том, что противопоставить такого рода манипуляциям – особенно в информационном плане – практически нечего, отмечает он. Информационная инфраструктура в Аджарии совершенно неразвита: никто не слушает Батуми, зато все слушают Тбилиси. Имея в своих руках основные рычаги контроля над информационным полем, Тбилиси давил на Аджарию. По мнению наблюдателей, это создавало хорошую возможность для провокаций с грузинской стороны – как физических, так и «виртуальных». Неудивительно, что вчера грузинские СМИ не раз сообщали о неких столкновениях с применением оружия, якобы имевших место между сторонниками Абашидзе и оппозиционерами.

«Такой сценарий мы много раз наблюдали в других странах, – сказал RBC daily первый заместитель Института стран СНГ Владимир Романенко. – Внезапно появляется недовольная часть населения, оппозиция, которая идет шумно митинговать. Оппозицию якобы поддерживают народные массы, а в их рядах идут спецслужбы, которые доводят ситуацию либо до столкновений, либо до ухода противной стороны с политической арены другими способами». По словам экспертов, наряду с бархатной революцией в Тбилиси готовили и силовой вариант, который автоматически означал поражение Абашидзе, в первую очередь имиджевое. Именно поэтому оппозиция не предъявляла никаких конструктивных требований, а лишь «вызывала огонь на себя». «В случае малейшего применения силы оппозиция продемонстрировала бы всему миру убитых и раненых, – отмечает Александр Чечевишников. – Между тем применивший силу режим автоматически теряет легитимность, объявляется «исчадием ада», и против него все средства хороши».

Правда, последствия силового сценария, по мнению наблюдателей, привели бы к еще более серьезному экономическому и политическому кризису во всей Грузии. «Если в Грузии начались бы военные столкновения, то все придет в состояние разрухи – так же, как в Абхазии, – говорит Владимир Романенко. – Учитывая огромное количество оружия на руках у населения, последствия такого конфликта вообще малопредсказуемы». Кроме того, по мнению г-на Романенко, существует реальная опасность втягивания в конфликт сил, расположенных на российской базе в Батуми. «Не стоит забывать, что 72% военных на российскойбазе в Батуми – это местные жители, – говорит он. – И как они себя повели бы в случае силового сценария – сложно прогнозировать. Тогда Россия могла бы против своей воли оказаться втянутой в конфликт, а для нее недопустимо быть скомпрометированной таким образом». Неудивительно, что российские власти постарались сделать все, чтобы не допустить подобного сценария. В среду в Тбилиси вылетел секретарь Совбеза Игорь Иванов, а Кремль официально подтвердил, что Владимир Путин дважды за день имел телефонные беседы с Михаилом Саакашвили. Судя по всему, именно предоставленные Кремлем г-ну Абашидзе гарантии сыграли в итоге главную роль в бархатной революции.

По словам экспертов, политика России в отношении Грузии скорее должна строиться не на поддержке сепаратистов, а на демонстрации экономической зависимости республики от Москвы. «Главный рычаг – это экономическое состояние Грузии», – говорит Владимир Романенко. По его мнению, грузинская экономика очень сильно зависит от России. Так, вывоз капитала из России в Грузию составляет, по некоторым оценкам, до 1,5 млрд долларов в год, в то время как помощь США составляет 150 млн долларов в год. Газ в Грузию поставляется по низкой цене – 50 долларов за тысячу кубометров, отмечает г-н Романенко, электроэнергетика де-юре контролируется российскими структурами, хотя при этом никакие условия грузинской стороне не диктуются. «Я бы не стал отождествлять интересы России с интересами Абашидзе, – говорит Александр Чечевишников. – Мы сами дали основания думать,что это одно и то же, и в результате мы стали в известной степени заложниками ситуации».

Отдел политики




Интерфакс,
6 мая 2004

Отставка лидера Аджарии не приведет к обострению ситуации в Абхазии и Южной Осетии, считает Затулин

Отставка лидера Абхазии не повлечет за собой аналогичных событий в других грузинских автономиях - Абхазии и Южной Осетии, считает директор Института стран СНГ Константин Затулин.

"Вряд ли могут быть прямые соответствия между событиями в Аджарии и ситуацией в грузино-абхазском и грузино-осетинском конфликтах", - сказал К.Затулин в четверг в интервью "Интерфаксу". При этом он напомнил, что, в отличие от Абхазии и Осетии, Аджария не декларировала свое отделение от Грузии и не вела вооруженных действий в ответ на введение грузинских войск на свою территорию.

"Эти автономии давно уже не признают себя грузинскими, не вмешиваются в дела Грузии и будут отстаивать свое право на самостоятельность в случае, если Тбилиси попробуют решить этот вопрос сходным образом", - полагает К.Затулин.

Он также напомнил, что "в случае с Абхазией и Осетией пролилась кровь, и память об этом и сегодня жива и в Абхазии, и в Осетии, да и в самой Грузии". Это, по мнению политолога, также свидетельствует в пользу того, что "Тбилиси не применит свой аджарский опыт в других регионах страны".

Кроме того, добавил К.Затулин, "давление на Абхазию или Осетию неминуемо приводит Грузию к очень серьезному столкновению с Россией, потому что и в том, и в другом случае там не просто находятся российские военные, как в Абхазии, но там находятся наши миротворцы, которые как раз и не должны допускать какого-либо насилия в зоне конфликта".

Подводя итог, политолог высказал мнение, что ситуация вокруг Абхазии и Осетии не может решаться подобным путем. "Если же такая попытка будет предпринята, то это станет нарушением договоренностей, достигнутых между Россией и Грузией, и крайней авантюрой", - подчеркнул К.Затулин.




Радиостанция "Маяк",
6 мая 2004

В Аджарии закончилось противостояние местных властей и официального Тбилиси

Ведущий Бейлин Борис.

Ведущий: Аджарский лев покинул Батуми. На рассвете Аслан Абашидзе прилетел в Москву на самолете секретаря Совета безопасности Игоря Иванова. Дело в том, что ночью на улицах города началась массированная стрельба, и стали поступать сообщения о том, что к Батуми выдвигаются силы грузинского спецназа. В этой ситуации Абашидзе предпочел покинуть родину. Вместо него в Аджарию тут же приехал президент Грузии Михаил Саакашвили. Он ввел в автономии прямое президентское правление, и публично объявил о том, что эпоха Абашидзе, длившаяся более 10 лет, окончена.

Михаил Саакашвили: Грузины, Аслан убежал, Аджария свободна. Я поздравляю всех с этой большой победой, поздравляю с началом объединения Грузии. То, о чем мы говорили, Грузия должна объединиться, Грузия должна стать на ноги, Грузия будет единой. Сегодня для этого сделан главный и очень значительный шаг. Я хочу поздравить всех, кто стоит на улицах Батуми, тех, кто в последние месяцы вместе с нами работал над тем, чтобы Аджария была свободной.

Ведущий: Торжество победителей сопровождалось выносом из здания Верховного совета кресла Аслана Абашидзе с последующим публичным его сожжением у памятника деду бывшего руководителя автономии. Остальные вещи из кабинета Абашидзе разошлись на сувениры. Смена власти в Аджарии произошла без кровопролития. Таким образом, экспорт революции роз из Тбилиси в Батуми можно считать состоявшимся. Как передает корреспондент ИТАР-ТАСС Тенгиз Пачкория, местные жители встретили известие об отставке Абашидзе с восторгом. И сейчас ситуация в автономии полностью контролируется грузинскими властями.

Корр.: Сегодняшний день праздничным в Аджарии никто, конечно, не объявлял. Однако, на работу вышло от силы 10% горожан. Подавляющее большинство населения города участвует в уличных шествиях, люди поют, танцуют и по их словам просто дышат воздухом свободы. Особенно многолюдно в центре Батуми у здания бывшей резиденции Аслана Абашидзе. Там на площади около 5 тысяч человек ожидали выхода к ним прибывшего в Батуми Михаила Саакашвили. Охране президента Грузии пришлось пережить трудные минуты, так как женщины и дети пытались расцеловать Саакашвили, а мужчины пожать ему руку. Тем временем, находящиеся в Батуми члены правительства Грузии занимаются решением текущих социально-экономических проблем. Сотрудники Министерства Госбезопасности всю ночь и сегодня занимаются работами по разминированию территории батумского нефтетерминала, которые был заминирован несколько дней назад по указанию властей автономной республики. Заместитель министра Госбезопасности Грузии Гиги Угулава заявил, что надеется на то, что эти работы по разминированию будут завершены в ближайшие сутки. Министр внутренних дел Грузии Георгий Барамидзе и генеральный прокурор Ираклий Окруашвили лично участвуют в процессе разоружения членов незаконных формирований. Накануне около 200 человек, жителей Аджарии, сдали огнестрельное оружие. Сегодня в Батуми и прилегающих районах сотрудники правоохранительных органов обнаружили 8 складов с оружием. На этих складах находились как автоматы, гранаты, так и взрывчатые вещества, тротил. Кому принадлежали эти склады, пока не сообщается. Тем временем, премьер-министр страны Зураб Жвания пообещал, что те, кто в течение недели добровольно сдаст оружие, не будут привлекаться к ответственности. По словам премьер-министра, будут приняты самые строгие меры по предотвращению фактов мародерства, насилия, присвоения имущества, которое оставил в Аджарии Аслан Абашидзе. Это имущество имеет одного хозяина, население автономной республики. И оно будет использовано для их благополучия, утверждал премьер-министр страны.

Ведущий: Как известно, президент Саакашвили еще накануне дал гарантии неприкосновенности Аслану Абашидзе. Но они, видимо, не распространяются на его окружение. В Батуми начались первые аресты, сотрудники Госбезопасности Грузии задержали бывшего командира батумской бригады Министерства обороны, генерал-майора Романа Думбадзе. Его обвиняют в измене родине. Думбадзе арестовали около его дома. По другим данным, он сам сдался властям. Уголовное дело против генерала было возбуждено еще до начала обострения отношений между Тбилиси и Батуми. В начале апреля он был освобожден от должности, однако тут же заявил, что подчиняется только главе Аджарии Аслану Абашидзе, а не центральным властям Грузии. Тем временем, Михаил Саакашвили не скрывает того, что Аджария - это только первый шаг в деле восстановления единства страны. Сможет ли повториться батумский вариант в Сухуми или в Цхинвале. И есть ли у Тбилиси шанс бескровно установить контроль теперь уже над Абхазией и Южной Осетией. Об этом в материале Федора Макарова.

Корр.: Экспорт Тбилисской революции роз в Аджарию, и смена власти в автономии - это только начало объединения Грузии. На очереди, следующие самоотделившиеся территории: Абхазия и Южная Осетия, заявил президент Михаил Саакашвили.

Михаил Саакашвили: Мы должны начать переговоры с Абхазией и Южной Осетией, начать серьезные мирные переговоры о воссоединении страны, все вопросы нерешенные были решены. Мы в Аджарии склонны действовать мирно, но действовать настойчиво.

Корр.: Что касается Абхазии, то Михаилу Саакашвили уже ответил министр иностранных дел непризнанной республики Сергей Шамба, который назвал заявление президента Грузии заносчивыми. В Сухуми полностью исключают возможность повторения в Абхазии аджарского сценария. Глава абхазского МИДа сказал, что на переговорах речь может идти только о фактическом признании Грузией независимости Абхазии.

Сергей Шамба: Что касается всяких заявлений некоторых грузинских лидеров о том, что теперь на очереди Абхазия, ну, вы знаете, за последние 10 лет в Абхазии трижды грузинское руководство пыталось навести порядок железной рукой, и вторгалась на территорию Абхазии грузинская армия в 92 году. Были, значит, события 98-го года в Гальском районе, когда была попытка также решить проблему вооруженным путем. И все эти попытки кончились полным крахом для грузинского руководства. Мы можем говорить с Грузией о любых проблемах, которые существуют между нами. Но наши отношения должны строиться на равноправной основе - на основе взаимного признания.

Корр.: Российские политики также предостерегают грузинское руководство от эйфории. Проблема Абхазии не может решаться таким путем, как в Аджарии, убежден спикер Совета Федерации Сергей Миронов.

Сергей Миронов: Самое главное, что сейчас в наших отношениях с Грузией появился мощный позитивный импульс. И хотелось бы, чтобы и грузинская сторона, и наша дипломатия эффективно использовали этот импульс. В тоже время необходимо отметить, что сценарий, по которому произошла отставка Абашидзе в Аджарии, думаю, не приемлем ни для Абхазии, ни для Южной Осетии.

Корр.: Директор Института стран СНГ Константин Затулин предвидит взрыв энтузиазма в Тбилиси, который может привести к серьезным последствиям.

Константин Затулин: По форме Аджарская автономия будет продолжать существовать, но по существу никакой автономии от Тбилиси не будет. И к чему это приведет в долгосрочной перспективе, я сказать не могу. Одно ясно, что это уже сейчас может привести к взрыву энтузиазма и попыткам отрицать всякое национальное своеобразие в других регионах Грузии. Кстати говоря, не только в Абхазии и Осетии, которые фактически утрачены для тбилисского контроля, но и скажем, в Джавахетии(?), расположенной рядом с Аджарией и населенной преимущественно армянским населением.

Корр.: Давление на Абхазию или Осетию неминуемо приведет Грузию к очень серьезным осложнениям в отношениях с Россией и США, отмечает директор Института стратегических оценок Сергей Ознобичев.

Сергей Ознобичев: Саакашвили достаточно цивилизованный молодой политик, который может просчитывать долгосрочные по последствиям поступков. С Абхазией дело будет обстоять гораздо сложнее, чем с Аджарией. Может быть любая риторика, но мне представляется, что действия будут вестись в рамках мирного пути урегулирования этой проблемы. Перейдя к силовому решению, он сразу же самым серьезным образом затруднит свои контакты и взаимодействия с Вашингтоном, что для него является одним из важнейших направлений внешней политики. И, наверное, также очень серьезно затруднит, если не полностью перекроет все отношения с Москвой. Поскольку мы прекрасно знаем, насколько велики симпатии в России, в том числе и традиционные, и политические, заявленные неоднократно к Абхазии.

Корр.: Вернутся Абхазия и Осетия в Грузию или нет, но стратегическая цель России, подчеркивают эксперты, иметь рядом стабильное и дружественное государство, которое бы не создавало нам проблем.

Ведущий: Грузинская тема будет продолжена сразу после окончания нашей программы. Вы сможете услышать интервью с главой думского комитета по делам СНГ Андреем Кокошиным.

 




06.-5.2004 г., Русский журнал

В Аджарию с любовью

Беседовал Максим Момот

По словам грузинского премьера Зураба Жвания, центральные власти пришли в Аджарию "для любви". Неожиданно быстрое и радикальное решение аджарской проблемы новым президентом Грузии, до конца непонятная роль российской дипломатии в этом процессе, а также перспективы двух других сепаратистских анклавов - Абхазии и Южной Осетии - находятся сегодня в центре внимания экспертов.

"Абашидзе совершил ту же ошибку, что и Горбачев, - отказался вовремя уйти в отставку и провести выборы для легитимации своей власти, - отметил в комментарии РЖ Владимир Жарихин, заместитель директора Института стран СНГ. - Горбачев не пошел на всенародные выборы президента СССР, его избирал Верховный Совет, поэтому в легитимности он уступал Ельцину". Неспособность бывшего президента Шеварднадзе решить Аджарскую проблему эксперт объясняет все тем же недостатком легитимности в конце его правления. В начале же своего президентства Шеварднадзе, по всей видимости, был рад и тому, что было.

В качестве приоритета для России в сложившейся ситуации вокруг Аджарии Владимир Жарихин называет сохранение стабильности в данном регионе Закавказья. "Стабильность там благоприятно сказывается на урегулировании в Чечне, Грузия не должна стать тыловой базой чеченского сепаратизма, - поясняет эксперт. - Это посчитали более важным, чем усиление позиций ставленника США Саакашвили".

Положение в двух других мятежных провинциях Грузии - Абхазии и Южной Осетии - менее благоприятно для их реинтеграции по аджарскому сценарию. "Саакашвили прав, когда говорит, что в Аджарии живут грузины, исламский фактор там не работает, - считает Владимир Жарихин. - Осетины - другой народ, православный, он связан с Северной Осетией, хотя их и разделяет горный хребет". В Абхазии живут абхазцы, также имеющие с Грузией не много общего. "Мы мало знаем о самочувствии абхазского общества и его отношении к абхазским властям, - говорит собеседник РЖ. - Оппозиция там – это ветераны войны 1993 года, которые настроены к Тбилиси еще более непримиримо. Сегодня Сухуми по крайней мере идёт на переговоры".

Россия будет препятствовать силовому решению абхазской проблемы. "Российские войска находятся на линии разделения сторон по миротворческому мандату СНГ, - подчеркивает Владимир Жарихин. - Чтобы силовым образом решить проблему, Грузии придется вступить с ними в контакт". Впрочем, еще при Шеварднадзе было достигнуто соглашение, согласно которому мандат миротворческого контингента СНГ не продлевается, а ликвидируется по просьбе одной из сторон. Индикатором намерений Тбилиси по отношению к Абхазии станет обращение к России с такой просьбой.

"Здесь совпали два фактора. Во-первых, высокая легитимность новой грузинской власти, рациональное желание Саакашвили в период медового месяца президентства показать зримый успех, - говорит Борис Макаренко, первый заместитель генерального директора "Центра политических технологий", оценивая последние события в Грузии. - Во-вторых, разложился сам режим Абашидзе". Насилия при этом удалось избежать во многом благодаря позиции России, для которой подобный вариант развития событий был неприемлем, она не хотела быть втянутой в конфликт. Абашидзе, видимо, не доверяет гарантиям безопасности со стороны Тбилиси и потому предпочел вылететь в Москву вместе с Игорем Ивановым. "Иванов превращается в вестника смерти для грузинских режимов", - подчеркивает Борис Макаренко. После беседы с ним в отставку ушел и Шеварднадзе.

Однако Аджария – самая лёгкая проблема. По мнению эксперта, "это была фронда, а не откол". Автономия не заявляла о выходе из состава Грузии, не было беженцев. В Абхазии же местное население не желает возврата грузинских беженцев - придется отдавать имущество. "О мирном присоединении Абхазии и Южной Осетии не может быть и речи, - считает Борис Макаренко, - военный конфликт для России здесь ещё более неприемлем". Даже с самим Абашидзе не всё ещё ясно. "Если грузинские власти, устанавливая контроль над Аджарией, перегнут палку, то для местной элиты может оказаться востребованным Абашидзе или его сын", - говорит эксперт.

"Мы живём в эпоху тайной дипломатии, существуют определённые договорённости, не зря президент Путин часто разговаривает с президентом Бушем, их разговоры носят вполне конкретный характер, - считает Сергей Ознобищев, начальник Организационно-аналитического управления РАН, директор Института стратегических оценок. - Вопрос в том, в какие сроки и по каким сценариям будет проходить дальнейшее объединение Грузии". Ведь в Абхазии, например, ситуация сложнее, симпатии России на её стороне, имеет значение тот политический капитал, который Россия вложила в Абхазию. Однако важнейшая задача России, на взгляд эксперта, - иметь на своих границах успешно развивающееся, управляемое, дружественное государство, каким Грузия при Саакашвили имеет шанс стать. Более централизованный способ принятия решений в постельцинской России также благоприятствует проведению эффективной политики в этом направлении.

Модест Колеров, главный редактор ИА Regnum, в интервью РЖ отметил, что роль России в решении аджарской проблемы фактически сводилась к роли врача, который фиксирует течение болезни. Российский МИД мог предотвратить лишь осуществление наиболее кровавого сценария. Россия способствовала мирному решению проблемы, поскольку долгосрочная сепаратистская политика Аджарии угрожала интересам союзника России - Армении. Она зависит от грузинского транзита, так как со стороны Турции и Азербайджана республика блокирована.




Московский комсомолец,
7 апреля 2004

Сшибленный нефтью. Зачем Вашингтон убрал лидера Аджарии

В то время как в Ираке Вашингтон “увязает” все глубже, на Кавказе ему удалось одержать очередной геополитический триумф. Только так можно трактовать победу американского ставленника Саакашвили над близким к России Абашидзе. Более того, с помощью побед в Батуми янки пытаются компенсировать свои неудачи в Багдаде. При всей несхожести между Ираком и Аджарией есть нечто общее. И там, и там идет масштабная война за контроль над нефтью.

Один из самых значимых экономических проектов Америки в бывшем СССР — нефтепровод Баку—Джейхан — заканчивается на Черноморском побережье, в грузинском местечке Супса. Отсюда до административной границы с Аджарией рукой подать — всего несколько десятков километров. Именно это обстоятельство, видимо, и решило судьбу Аслана Абашидзе.

Вот уже на протяжении 30 лет одной из главных целей американской политики является завоевание энергетической независимости от арабского мира. В 1973 году, во время очередной арабо-израильской войны, Вашингтон, как всегда, поддержал еврейское государство. В ответ арабы ввели нефтяное эмбарго против “союзников сионистов”. Для Америки эффект оказался чудовищным. Страну охватила паника. Толпы взбешенных янки начали осаждать бензоколонки. В течение некоторого времени Америке пришлось жить в условиях знакомого советским гражданам страшного бензинового дефицита.

С тех пор сменяющие друг друга штатовские президенты разными способами пытаются добиться, чтобы подобное никогда больше не повторилось. Именно поэтому в 80-х годах Америка всячески подливала масла в огонь ирано-иракской войны. Именно поэтому в 1990 году США без колебаний пошли войной на Саддама Хусейна, вторгшегося в сказочно богатый нефтью эмират Кувейт. Наконец, именно поэтому в 2003 году Буш решил взять Ирак под свой прямой контроль.

Сегодня стало окончательно ясно, что американская стратегия в Ираке провалилась. Ни о какой гарантии бесперебойных поставок “черного золота” из этого региона не может быть и речи. А значит, вопрос нахождения альтернативных источников нефти стал для Вашингтона жизненно важным. А как известно, после арабского мира самые лакомые нефтяные месторождения расположены в зоне Каспийского моря.

То обстоятельство, что рядом со стратегическим нефтепроводом находятся владения российского союзника Абашидзе, стало для Америки абсолютно нетерпимым. Можно предположить, что Вашингтон выставил Москве ультиматум: откажитесь от Абашидзе, или мы за себя не отвечаем! В этих условиях у Москвы не было иного выбора, кроме как капитулировать. Конечно, России в знак благодарности за ее “хорошее поведение” наверняка пообещали несколько “пряников”. Но это не меняет общей картины. Грузия медленно, но верно переходит под американский контроль.

АБАШИДЗЕ СКРЫЛСЯ У МЭРА

Вчера полдня журналисты всех СМИ искали Аслана Абашидзе. Следы аджарского лидера потерялись сразу по прилете в Москву: где он находится, не знали ни в МИДе, ни в Совбезе, ни в посольстве Грузии.

Как удалось выяснить “МК”, первую ночь в изгнании Абашидзе провел в обществе своего ближайшего друга Юрия Лужкова.

Глубокой ночью московский градоначальник приехал встречать самолет секретаря Совбеза Игоря Иванова, на котором прилетела семья Абашидзе, в аэропорт, усадил главу клана в свой лимузин и повез в собственную загородную резиденцию в Молодёново. (Остальных членов семьи по распоряжению Лужкова разместили в гостинице.) О чем говорили друзья — неизвестно, но, по словам пресс-секретаря мэра Сергея Цоя, “Лужков не намерен прерывать своих отношений с Абашидзе”.

“Они называют друг друга братьями — неужели вы думаете, что мэр может бросить друга и брата в беде? Такого никогда не было и не будет”, — подчеркнул Цой. Однако он отказался отвечать на вопрос о том, может ли Абашидзе претендовать на какой-либо пост в структуре столичной власти: “Это прерогатива мэра. Я могу только комментировать уже принятые им решения”. Анонимные источники из окружения градоначальника считают такой вариант “трудоустройства” аджарского лидера вполне возможным: “Трудно себе представить Абашидзе в строительном комплексе или в комплексе городского хозяйства, но ведь под него можно создать отдельную структуру, “отщипнув” часть полномочий у других членов правительства”. Впрочем, это только предположения. Скорее всего гордый Аслан сам не захочет “трудоустраиваться”, по достоинству оценив преимущества статуса “гонимого миром странника”.

В отличие от чиновников, московских бизнесменов куда больше волнует судьба не самого Абашидзе, а бизнеса, в который они с его подачи вложили немалые средства. Кто и как будет защищать в Батуми интересы столичных компаний, прежде всего строительных, пока непонятно. Президент Грузии Михаил Саакашвили заявил, что все принадлежит аджарскому народу. Московские бизнесмены опасаются, что популистские заявления закончатся либо откровенным мародерством, либо национализацией в пользу грузинского бюджета.

“АСЛАН БЕЖАЛ. АДЖАРИЯ СВОБОДНА.” Президенту Грузии помог Святой Георгий?

“Аслан бежал. Аджария свободна”, — президент Грузии Михаил Саакашвили вышел в телеэфир с радостной новостью в половине третьего ночи. Это сообщение в Тбилиси и Батуми было встречено красочным фейерверком. Спецсамолет с главой Совбеза РФ и Асланом Абашидзе приближался к Москве. А Саакашвили в это время держал курс на Батуми, где его уже дожидались соратники — Михаил Жвания и Нино Бурджанадзе. На счету этой троицы была уже вторая удачная “революция роз”...

В Тбилиси поняли, что дело близится к развязке, когда Путин дал добро на приезд в Аджарию председателя Совбеза. В Грузии существует поверье: если к нам едет Игорь Иванов — значит, проблема решится миром и... отставкой. Так было в ноябре прошлого года, так случилось и сейчас. Было и еще одно совпадение: символично, что и ноябрьская отставка, и нынешняя случились в день почитаемого в Грузии религиозного праздника Гиоргоба (в Грузии день Святого Георгия отмечается два раза в году: 6 мая и 23 ноября. — Д.Д.).

Аджария между тем стала мирно “объединяться” с Грузией. Для начала в республику вошли подразделения внутренних войск МВД. Они занялись разминированием объектов и сбором оружия у населения. К утру четверга удалось восстановить железную дорогу. И по ней, возвещая начало новой жизни, двинулся эшелон с нефтью. А Михаил Саакашвили, прибывший в Батуми, по-хозяйски вошел во Дворец главы Аджарии и из окна кабинета Абашидзе приветствовал толпу словами: “Дальше будет Абхазия!”...

ОБМЕН НА СТЕКЛЯННЫЕ БУСЫ. Россия снова “сдала” Кавказ

Когда пришло известие, что секретарь Совбеза Игорь Иванов вылетел в Батуми, стало понятно, чем закончится кризис в Аджарии. Но надо ли было вмешиваться России во внутригрузинскую свару? Тем более что многие грузины, страдающие по отношению к русским “комплексом малой нации”, склонны винить “руку Москвы” во всех своих несчастьях...

На самом деле Москва уже давно утратила рычаги влияния на ситуацию в Грузии. Она уже не может, в отличие от США, провести там к власти “своего человека”. Так, может, лучше было бы просто отойти в сторону, а не таскать горячие каштаны из огня во имя чужих интересов? Абашидзе при всех его недостатках был одним из последних в Грузии друзей России. Разумеется, он был авторитарным правителем, но именно эта его авторитарность спасла Аджарию. По всей Грузии бушевала гражданская война, убивали людей, военизированные формирования разграбили сначала Абхазию, а потом и Мегрелию. Аджария избежала подобной участи только потому, что Абашидзе вовремя закрыл границы. В автономии, в отличие от остальной Грузии, вовремя выдавали зарплату, пенсию и беженское пособие. Аджарцы жалуются сейчас на тяжелую жизнь, но все это время они жили существенно лучше, чем жители других регионов Грузии. И дело здесь вовсе не в том, что автономия расположена на морском побережье. Посмотрите на портовый город Поти, на курортные местечки Мегрелии — нищета там ужасающая.

В телевизионных репортажах из Аджарии мелькнули символические кадры: демонстранты, требующие отставки Абашидзе, размахивают не только грузинскими, но и американскими флагами. И плакаты на английском языке: “Aslan, go away” — видимо, для западных репортеров. Картинка, красноречиво свидетельствующая о том, в чьих интересах и на чьи деньги делалась аджарская революция. Ситуация, в которую Абашидзе был поставлен не столько своим собственным населением, сколько получателями западных грантов из Тбилиси, была сложной, но он готовился к сопротивлению. И тут под заунывные заклинания околокремлевских политологов “лишь бы не было войны” примчался “голубь мира” — Игорь Иванов. Такое впечатление, что в Кремле чрезвычайно озабочены, как бы не было войны в Грузии. Похоже, что это волнует тамошних обитателей намного больше, чем война, уже много лет идущая на российской территории. И не без помощи грузинских друзей Игоря Иванова.

Михаил Саакашвили — еще менее самостоятельная фигура, чем его предшественник Шеварднадзе. Тот тоже был американским ставленником, но в отличие от нынешнего президента прошел большой жизненный путь еще до того, как возглавил Грузию, имел определенный вес и имидж в мировой политике, что позволяло ему сохранять некоторую свободу маневра. Именно это в конце концов перестало устраивать его покровителей. У Саакашвили не только обученная американцами охрана, он и сам шагу не ступит без рекомендаций американских советников. Кстати, американцы и посоветовали ему уступить России в малом — в чеченском вопросе, чтобы в ответ получить стратегические уступки по базам, по Аджарии, Абхазии и Южной Осетии. Выданные Саакашвили чеченские боевики и стали теми стеклянными бусами, которыми в очередной раз потрясли перед носом у Кремля, а в обмен получили сдачу российских стратегических интересов на Кавказе.

Кое-кто в Москве считает Саакашвили большим другом России. Наверное, потому, что его дядя служил в системе российского МИД, вроде как свой. В Москве Саакашвили говорит приятные вещи, а в Грузии — совсем иное. Даже во время аджарского кризиса он активно играл на распространенной в Грузии русофобии, утверждая, что военными формированиями Аджарии командует российский генерал Неткачев (на самом деле, по нашей информации, Неткачев действительно какое-то время был в Батуми, но уехал оттуда за несколько месяцев до событий). В начале аджарского кризиса 15 марта Саакашвили выступил с речью, в которой утверждал, например, что населению раздают автоматы, “привезенные из России”, что “в Какути зафиксировано 15 военных машин типа “Урал”, которые полностью заполнены говорящей по-русски, укомплектованной не местными группой, которая вооружена до зубов”. То есть активно разжигал антироссийскую истерию.

Кстати, Аджария ведь была передана Грузии по Карсскому договору на условиях, что Россия и Турция являются гарантами ее автономного статуса и имеют право на вмешательство в том случае, если ему что-то угрожает. Вряд ли введение прямого президентского правления в Аджарии соответствует статусу автономии.

ДРУГОЙ ВЗГЛЯД

 Андрей КОКОШИН, глава Комитета Госдумы по делам СНГ:

 — К ситуации в Аджарии необходимо относиться в более широком региональном и глобальном контексте.

Наша исполнительная власть, Государственная дума всегда обращала внимание Тбилиси на то, что проблема ни в коем случае не должна решаться с применением военной силы. В том числе и потому, что здесь, в Аджарии, огромную роль играет мусульманский фактор.

 Ее территория граничит с Турцией. Турция сейчас официально светское государство, но там в последнее время растет влияние радикальных исламистов. И развитие ситуации по силовому варианту могло бы привести к резкой дестабилизации в регионе и появлению в Аджарии вооруженных радикальных исламистов.

Аджария могла бы послужить детонатором радикализации мусульман во всей Грузии, на всем Южном Кавказе. Это стало бы для России, для нашего стратегического союзника Армении, для дружественного Азербайджана и всего мирового сообщества большой проблемой.

В том, чтобы этого не произошло, и состоял главный интерес России.

КУДА “РАСШИРИТСЯ” СААКАШВИЛИ?

Член Комитета Госдумы по делам СНГ, директор Института стран СНГ Константин ЗАТУЛИН.

Михаил Саакашвили, празднуя аджарскую победу, сообщил, что это “только начало объединительного процесса Грузии”. Значит ли это, что следующими объектами “революций” станут Абхазия и Южная Осетия? С таким вопросом мы обратились к нашему эксперту.

— Действительно, сам Саакашвили, а особенно его сторонники, рассматривают ситуацию с Аджарией как “тестовую”. Однако это вовсе не означает, что Южная Осетия и Абхазия считают, будто они на очереди.

Я разговаривал со многими абхазскими деятелями, и они в ответ приводят одну притчу: “В квартале, где жил известный “авторитет”, убили нищего попрошайку. Но это не значит, что следующей жертвой станет “авторитет”. Все-таки у Аджарии есть одно существенное отличие от Абхазии и Северной Осетии. В этой республике люди вовсе не готовы были идти до конца. И в Абхазии, и в Южной Осетии присутствует немаловажный национальный фактор. Это по сути национальные автономии, готовые сражаться за свою самостоятельность. В Аджарии же местное население считает себя грузинами. Есть и еще одно обстоятельство. За Абхазией прямым образом сейчас стоит Россия. Там очень много российских граждан. И прямое военное вторжение туда осуществить будет проблематично.




Газета.ру,
7 апреля 2004

"Произошел размен: безопасность за долгосрочное политическое влияние"

Россия и США решили действовать в Закавказье по той же схеме, что и в Средней Азии. Об этом в интервью корреспонденту Денису Ермакову заявил заместитель директора Института стран СНГ Владимир Жарихин.

- Чем руководствовалась Россия, идя навстречу Грузии, принимая решение о вывозе из Аджарии Аслана Абашидзе?

- В сложившейся ситуации Москве надо было выбирать между стабильностью в Грузии, пусть даже и с проамериканским президентом во главе, но который будет способствовать, в том числе и урегулированию чеченского конфликта. И Грузией нестабильной, когда центральная власть слаба, что значит использование Грузии в качестве некой тыловой базы чеченских сепаратистов. С другой стороны некие отдаленные последствия для России в связи с усилением проамериканского президента Грузии тоже есть. Но здесь был выбор между двух зол. Москва до последнего сохраняла нейтралитет и смотрела, в какую сторону пойдет ситуация. Она пошла в сторону Саакашвили. Виной этому являются и реальные ошибки Абашидзе. Москва опасалась спровоцировать вооруженный конфликт и нестабильность в Закавказье.

- Другого выхода не было?

- У России на всем пространстве СНГ не так много политических ресурсов и серьезных механизмов влияния. Нет пророссийской политической элиты, в том числе в Грузии. Она не формировалась, не создавалось центров притяжения, в виде тех же самых фондов. Как Фонд Сороса - центр формирования проамериканской политической элиты в Грузии.

- В чем причина ухода Абашидзе?

- Абашидзе нужно было, когда шли выборы президента Грузии провести у себя досрочные выборы и таким образом лигитимизироваться по отношению к Саакашвили. А в результате получилось, что Саакашвили оказался значительно более легитимен, причем и для значительной части населения Аджарии.

- Абашидзе сдерживал антироссийские настроения правящей элиты Грузии? И если да, то было ли это определенным рычагом давления России на Грузию.

- Да, было. Но этот рычаг сгнил и начал разваливаться.

- Насколько велика роль Москвы в том, что конфликт разрешился именно таким образом? Пошел ли бы Абашидзе до конца, если бы Москва не договорилась с Саакашвили?

- Результат был бы все равно тот же. Но было бы значительно больше жертв и главное - развитие нестабильности в Закавказье, что Москве невыгодно.

- Получается, Путин пошел по такому же пути как и в Средней Азии. С одной стороны, с геополитической точки зрения, Россия уступила американцам, с другой - попыталась обезопасить себя от террористов.

- Да, произошел размен: безопасность за долгосрочное политическое влияние. И сейчас приходится действовать как в шахматах - играть на выигрыш уже не возможно, приходится играть на ничью. Потому что ресурсов нет.

- Какие-нибудь уступки со стороны Грузии будут?

- За последний месяц ни одного слова по поводу вывода российских баз Саакашвили, Жвания и Бурджанадзе не произнесли. Это уже показатель.




RBCdaily,
12 мая 2004

Латвия будет говорить по-русски

Анна Попова

Русскоязычное население Латвии отстаивает свои права на европейский манер, устраивая протестные акции. Евросоюз уже обратил на них внимание и, скорее всего, порекомендует местным властям сменить курс

Воодушевленные прошедшими в начале мая акциями протеста против ассимиляционной политики властей Латвии сторонники сохранения школьного образования на русском языке намерены провести летом целый ряд подобных мероприятий. В частности, Штаб защиты русских школ собирается во время школьных каникул устраивать пикеты у посольств Латвии в странах Евросоюза. Подобные акции также будут устроены в День защиты детей, 1 июня, и в день выборов в Европарламент – 12 июня. Кроме того, 2 сентября в Латвии пройдет всеобщая школьная забастовка. По мнению организаций, представляющих интересы русскоязычного населения, несмотря на явный политический подтекст подобных митингов, они довольно результативны. Первые такие акции не остались незамеченными в Евросоюзе. Вероятно, последующие приведут к тому, что в Латвии все же будет ратифицирована Всеобщая конвенция о защите национальных меньшинств, а местным властям придется пересмотреть свою политику в отношении русскоязычного населения.

Сейчас, по данным Института стран СНГ, для 36% населения Латвии (в ней проживает 2 млн 400 тыс. человек) русский язык – родной. Из них 29% – этнические русские, а еще 7% составляет русскоязычное население страны. Образование на русском языке получают около 30% детей (около 96 тысяч). В феврале этого года президент Латвии Вайра Вике-Фрейберга, несмотря на многочисленные акции протеста со стороны русскоязычного населения, пописала принятые сеймом изменения в законе «Об образовании». Согласно этим поправкам, с 1 сентября в старших классах средних школ нацменьшинств (к ним относятся и русские) 60% предметов будут преподаваться только на латышском языке. Подписание этих норм сопровождалось митингом, в котором участвовало свыше 10 тыс. школьников, родителей и учителей, однако тогда это выступление ни к чему не привело. Спустя несколько месяцев русскоязычное население Латвии предприняло новую попытку обратить внимание на эту проблему. 1 мая в ряде латвийских городов прошли массовые акции протеста защитников русских школ. Только в Риге такая акция собрала возле монумента советским воинам от 40 до 65 тысяч человек. Ее участники требовали «прекратить репрессии против защитников русских школ».

Аналогичные мероприятия должны состояться в ближайшее время – 27 и 31 мая, а затем 1 и 12 июня. Но уже сейчас понятно, что акции русскоязычного населения привели к определенным результатам. Так, 1 мая, когда Латвия стала полноправным членом ЕС, председатель Европарламента Пат Кокс заявил, что власти Евросоюза будут содействовать упрощению процедур получения гражданства Латвии для русскоязычного населения, что, по его мнению, до сих пор остается «весьма чувствительным вопросом». Обратили внимание на митинги и российские специалисты. «Ситуация в Латвии показывает, как просыпается гражданское общество, – сказала RBC daily завотделом диаспор Института стран СНГ Александра Докучаева. – Даже дети отстаивают сейчас свои права. То, что в Риге 1 мая собралось до 60 тысяч человек, показывает, что это колоссальное общественное движение. И, что характерно, такие акции все чаще отзываются критикой в адрес латышских властей от Евросоюза. Опыт показывает, что в данной ситуации либо люди будут услышаны, либо Латвии порекомендуют сменить курс в отношении русскоязычного населения».

По мнению г-жи Докучаевой, протестные акции не пройдут незамеченными для Евросоюза еще и потому, что подобная практика, когда люди высказывают свое мнение публично, в Европе давно стала привычной. Однако многое зависит от того, какой тон будет взят на предстоящих акциях. «Если акции будут агрессивными, то они лишь нанесут вред русскоязычному населению, – сказал RBC daily председатель Латвийской ассоциации школ с обучением на русском языке (ЛАШОР) Игорь Пименов. – Да, необходимо лоббировать спрос на обучение на русском языке, но в то же время решать проблемы и латышей. А нежелание решать все эти вопросы в комплексе наносит только вред сторонникам сохранения русского языка в образовательной системе». Как считает г н Пименов,сейчас в Латвии идет самая настоящая национальная революция, и движущей ее силой остается ксенофобия. «За годы советской власти позиции латышского языка сильно пошатнулись, и латыши вовсе не уверены в его будущем, – считает Игорь Пименов. – Поэтому для демократизации спроса на образование на русском языке нам необходимо решать проблемы не протестно, что как раз восстанавливает часть населения страны против него, а комплексно, соблюдая и латышские интересы».

Однако сегодня ситуация складывается таким образом, что смену тона акций протеста исключать нельзя. «Да, после акции 1 мая были предприняты попытки сменить стиль разговора, – прокомментировала RBC daily директор частной гимназии «Максима» Ольга Исакова. – Очевидно, что путь демократического выражения своей позиции приносит свои плоды. Когда же ее стараются не замечать, это ведет к радикализации выступлений, что опасно, в том числе и для детей». Кстати, именно для них эта ситуация особенно тяжела. С известной долей юношеского максимализма они отстаивают сейчас свои интересы, проводят различные акции (например, школьники мыли окна в министерстве образования Латвии, чтобы чиновники увидели, каково им приходится). Но, если ситуация не изменится, это может либо вызвать депрессию, либо привести к более жестким выступлениям. «Мы, возможно, не понимаем, что всколыхнули, – считает г-жа Исакова. – Ведь речь идет не только о праве обучаться на родном языке, но и о том, что ожидания большой группы населения не оправдались. И латвийские власти ситуацию недооценивают». В нежелании прислушаться к русскоязычному населению собеседница RBC daily видит, прежде всего, недальновидность политики латвийских властей. «Государство противопоставляет себя молодежи, – считает она. – А ведь это плохо, когда молодежь недовольна той страной, в которой живет. Думаю, ситуацию сможет изменить только добрая воля, но проявить ее пока никто не в состоянии».

Очевидно, что тем самым выразителем доброй воли может стать Европарламент, от которого ждут содействия русскоязычному населению Латвии. Собеседники RBC daily также выразили надежду, что он сможет оказать содействие и в ратификации Латвией Всеобщей конвенции о защите национальных меньшинств. До сих пор страна не принимала ее, и буквально на днях отклонила проект объединения «За права человека в единой Латвии» («ЗаПЧЕЛ») по ее ратификации. «Предложение «ЗаПЧЕЛ» принять Конвенцию – далеко не первое и не последнее, – рассказал RBC daily Игорь Пименов. – Безусловно, ее надо принять в Латвии, и рано или поздно это случится. Но вот когда? Принятие такого документа накануне выборов в Европарламент может дестабилизировать авторитет националистических латышских партий. Кроме того, не стоит забывать, что она может лишь создать благоприятные условия для нацменьшинств, но не гарантирует обучения на их родном языке». Однако Александра Докучаева считает, что в скором времени это случится. «После выборов в Европарламент международное давление заставит Латвию считаться с принятыми в Европе нормами, и конвенция будет принята», – считает она.




№20 (547) газета «Завтра»,
12 мая 2004

Долгое эхо развала

Константин Затулин, директор Института стран СНГ отвечает на вопросы корреспондента газеты Андрея Куприянова

Корреспондент. Константин Федорович, как бы вы описали нынешнее положение России в СНГ в контексте последних событий?

 Константин Затулин. Положение России на постсоветском пространстве остается определяющим, поскольку никакие события на периферии СНГ, если говорить именно о пространстве бывшего Советского Союза, не могут повлиять на разность потенциалов бывших союзных республик. Среди них Россия— это единственное государство, которое может опираться на собственные силы и соответственно может претендовать на роль великой державы. С другой стороны, если мы будем рассматривать происходящее на этом пространстве исключительно через призму отношений между входящими в СНГ государствами, то мы не разберемся в том, что же на самом деле происходит и почему. Так как давно в фигуральном смысле слова членами СНГ стали Соединенные Штаты, государства Запада и другие страны, соседствующие с территорией Содружества. Их влияние несомненно. Американцы, не стесняясь, называют те или иные регионы бывшего Советского Союза, скажем, Центральную Азию или бассейн Каспийского моря, зоной своих жизненных интересов. Очевидно, что внутри СНГ продолжается размежевание на те государства, которые намерены строить свое будущее, опираясь на Россию и в союзе с ней, и на те, которые, не обладая собственным потенциалом и возможностями, рассчитывают на поддержку извне, на поддержку мировых центров силы, а сегодня таким центром силы, безусловно, являются США. В этом корень происходящего и в Грузии, и в Молдове, и приближающегося выборного противостояния на Украине. Во многих государствах национальная элита, оказавшаяся у власти после распада Советского Союза, пытается избавиться от того, что они считают остаточным влиянием России: русской культуры, русского языка. И, прибегая к этому, практически теряют свою самостоятельность, входя, или желая войти, в организации типа НАТО, становясь претендентами на вступление в Европейский Союз.

Корр. Как скажется приближение НАТО к нашим границам на влияние России в постсоветском ареале? Ведь бельгийские истребители уже практически в нашем воздушном пространстве.

К.З. Во времена "холодной войны" истребители, бомбардировщики и разведчики над нашей территорией не переводились, вплоть до случая с Пауэрсом, а что касается подводных сил, то они, как теперь выясняется, вели в холодных глубинах никому не известную войну, несли при этом потери и наносили урон. То есть то, что сейчас бельгийские истребители появились на аэродромах прибалтийских государств, присоединившихся к НАТО, — это не повод для паники. Это повод для беспокойства и должных выводов. Но Россия, как мне кажется, прежде в истории отличалась тем, что она находила силы для сопротивления сложившимся, казалось бы, безвыходным обстоятельствам. Это и есть национальное качество: сопротивляться тогда, когда это всем кажется бесполезным. У нас ситуация далеко еще не такова. Я категорически выступаю против расширения НАТО на Восток. Собственно говоря, я не вижу, в чем я здесь расхожусь с официальной точкой зрения и с точкой зрения оппозиции. Только что в Государственной думе группа депутатов предложила создать межфракционное объединение "АнтиНАТО", и в этом объединении присутствовали депутаты совершенно разных партий. При всем при этом хочу заметить, что само по себе расширение Европейского Союза и НАТО — это процесс, который заложен не сегодня. Сегодня мы пожинаем плоды ошибок и даже преступлений, допущенных прежде всего нашим руководством во времена Горбачева и Ельцина. Другое дело, не хотелось, чтобы опыт наших предыдущих ошибок нами не анализировался и не предостерегал нас от новых ошибок. То, что Литва, Латвия и Эстония вступят в НАТО и Европейский Союз, было очевидно уже несколько лет назад. У России было время для того, чтобы жестко поставить вопрос о положении русского и русскоязычного населения в этих странах. Мы делали это вяло, а всякую попытку занять более жесткую и осмысленную позицию душили своими собственными руками. Это делалось, как говорят, из лучших побуждений, из желания продемонстрировать свою цивилизованность, из желания не портить отношений с кем-то на Западе. В результате мы затянули дело настолько, что когда не хватает уже ни времени, ни возможностей, мы готовы согласиться на самые минимальные записи в совместных декларациях вроде той, которая появилась по итогам переговоров с Европейским Союзом. Конечно, если бы мы вели более целенаправленную, более предприимчивую внешнюю политику и сообразовывали свои политические шаги с экономическими, то результат бы был совершенно иной. Если бы мы сделали так называемую "третью корзину", гуманитарные вопросы, права человека, то на самом деле принцип нашего отношения со странами СНГ и Прибалтики был бы совершенно иной. Мы этого не делаем, потому как люди "совестливые" и помним, что сами в этом вопросе не идеальны, и у нас есть свои собственные проблемы в Чечне и т.д. Но помилуйте, если у Соединенных Штатов и Европы есть свои собственные проблемы: у Великобритании — в Северной Ирландии, у США — по всему свету, это их нисколько не останавливает. Во всех случаях, когда это необходимо, они могут громче других говорить о правах человека и вмешиваться во внутреннюю жизнь других государств под предлогом и в связи с необходимостью защищать эти права. Мы же "стесняемся". Эта наша стеснительность наносит нам очень серьезный ущерб.

Сейчас у нас возникает сходная ситуация в связи с заявленным желанием Украины, Грузии членствовать в НАТО. Все это время Россия пытается убедить украинскую элиту путем уступок, путем какой-то лести, поблажек в том, что союз с Россией Украине более выгоден, чем ориентация на Запад. Украина с удовольствием выслушивает все это, еще лучше, если получает от нас и поддержку , когда дело касается легитимности существующей власти, получает экономические преференции, когда дело касается отсрочки или списания долгов, или поощрения каких-либо украинских товаров на российском рынке. И при этом нисколько не ставит под сомнение свою новоявленную евроатлантическую солидарность. Только что мы ратифицировали целый пакет договоренностей с Украиной, думая, что он создает для России новую ситуацию в преддверии выборов на Украине. Мне кажется, что мы в этом случае исходим из ложного анализа, потому что судьба выборов на Украине уже в значительной степени предрешена, и предрешена не в нашу пользу. Те уступки и те шаги навстречу, которые мы делаем, получается, пойдут на пользу и принесут выгоду тем силам, которые придут к власти на Украине. Им не нужно будет с нами церемониться, не нужно будет учитывать наши интересы, поскольку мы на предшествующем этапе все свои козыри в отношениях с Украиной пожертвовали в пользу гиблого дела правящей сегодня на Украине власти, вместо того, чтобы то время, которое на самом деле является единственным безвозвратным ресурсом, потратить на поддержку пророссийских сил, помочь их консолидации, осовременить их, сделать их участниками борьбы за действительное политическое влияние на Украине.

Корр. Каков дальнейший сценарий развития ситуации в Аджарии и в Грузии?

К.З. Ситуация по форме удовлетворительна, так как призывы не допустить кровопролития, вооруженного конфликта оказались услышаны. Но вот с содержательной точки зрения никакого удовлетворения у России исходом дела в Аджарии не должно быть. Аслан Абашидзе был одним из немногих политических деятелей Грузии, выступавших за развитие отношений с Россией. Можно сказать, что в этом вопросе он преследовал свой интерес, свою собственную выгоду, экономическую, инвестиционную, политическую— какую угодно, но по-другому в мире и не бывает, и упрекать в этом Абашидзе, чем занимаются периодически наши средства массовой информации, довольно странно. Абашидзе потерпел поражение, и Россию это не должно радовать. Я читал некоторые отклики, и довольно много благоглупостей сказано, в том числе многими моими коллегами по Госдуме, делающими вид, что все идет по плану.

В Аджарии, так же, как до этого в Грузии, совершен переворот. Это главная оценка происшедшего. Господин Саакашвили пришел к власти путем узурпации, и только потом эту власть узаконил проведением в обстановке эйфории и истерии сначала президентских, а потом и парламентских выборов. Посмотрите, сколько восторгов по этому поводу, в том числе и от "чемпиона по демократии" — США. Они явно показывают заинтересованность в этом политике и таком исходе дела. Точно так же законно избранный глава аджарской автономии свергнут в результате спецоперации, проведенной спецслужбами Грузии и Бог знает, каких еще сил. И все это время максимум, что мы публично могли выдавить из себя, — призыв к тому, чтобы не свершалось кровопролития! Я бы понял, если бы соединенными усилиями, в силу создавшегося положения, были бы назначены досрочные выборы в Аджарии для подтверждения легитимности или нелегитимности существующей там власти. По этому пути, к сожалению, не пошли ни Аслан Абашидзе, ни Михаил Саакашвили. Такой выход Тбилиси не устраивал, и они предпочли метод запугивания и давления. А самое главное, чем чревата эта ситуация, что нынешние власти Грузии, опять же в обстановке самовозбуждения, способны предпринять подобные шаги в отношении других автономий, которые практически вышли из состава Грузии. Хотя Россия и мировое сообщество это не признает, всем ясно, что сегодня Грузия не может претендовать на власть в Абхазии и Южной Осетии без вооруженного конфликта. А по доброй воле эти территории обратно в Грузию не пойдут. В сегодняшней ситуации необходимо в жесткой форме пресекать всякие попытки экстраполяции так называемого "Аджарского опыта" в Осетии или Абхазии. Да, глубинная причина конфликта одна и та же: правительство Грузии осуществляет с 1991 года порочный план создания унитарного государства "Грузии для грузин". Но Грузия, в отличие, скажем, от Армении, никогда не была мононациональным государством. Фактически эта территория была квазигосударственным образованием только в Cоветском Союзе, во времена Грузинской ССР. Никто всерьез не спрашивал тогда воли абхазского или осетинского народа. Но пока существовала советская власть, проблема не выходила на первый план. Хотя каждые десять лет в Абхазии проходили волнения против руководства из Тбилиси. С тех пор, как Советский Союз "ушел", вылезли все национальные противоречия. Каков бы должен быть путь политического деятеля, который понимает, что Грузия — сложносочиненное государство, которое только проходит тест на выживание, на право быть независимым? Он должен был быть в предложении реальной автономии, реального федерализма. Но что при улыбчивом господине Саакашвили и хмуром господине Гамсахурдиа реализуется один и тот же курс — превращение Грузии в унитарное государство. Этот путь ничего хорошего Грузии и грузинскому народу не сулит, потому что Грузия не сможет самостоятельно выдерживать этот курс. Значит, Грузия практически попадает в долгосрочную кабалу к Западу и рвется, стремится в НАТО, ЕС и Бог еще знает куда. Сегодняшняя обстановка в Аджарии может послужить печальным событием и катализатором нового обострения в других регионах Грузии, которые тоже, при всем уважении к центральному правительству, имеют свои собственные интересы и виды на самоуправление. Это не Абхазия или Южная Осетия, которые вообще не считают себя участниками внутригрузинского процесса. Я говорю о Мингрелии, о Джавахетии, обо всех территориях, которые населены не только грузинами и даже не столько грузинами.

Корр. Не потеряет ли Россия окончательно свое влияние на постсоветском пространстве?

К.З. Все то, что сейчас происходит, является просто всходами того посева, который был осуществлен 10-15 лет назад. Вначале многие из нас не поняли, что произошло, а многие не поняли и до сих пор, и вот сейчас только начинаем понимать, что мы оказались в ситуации, в которой не жили несколько сотен лет. Насколько нынешние границы России гарантируют ее безопасность, насколько гарантирует ее свободное экономическое развитие? Я призываю быть в этом отношении хладнокровными. Никакой анализ не может выдержать напора эмоций. Мы находились в кольце врагов в 20-е-30-е годы и, как вы знаете, вышли из этой истории с высоко поднятой головой в 1945-м. Это не первая в истории России ситуация, когда в связи с какими-то внешнеполитическими обстоятельствами Россия в полном объеме не обладает возможностями принятия решений. Надо обратить внимание на то, какие у нас существуют резервы возможностей. Мы должны правильно оценить тот факт, что нашими союзниками прежде всего являются народы, а нашими противниками — политические элиты. Они — единственные, кто что-то получил в результате раздела Советского Союза. Получили возможность править, получать выгоды, в конце концов грабить, приватизировать собственные народы. И, естественно, они держатся за эти свои завоевания. Народы, в большинстве случаев, мало что получили. Отсюда должна быть совершенно иная логика внешнеполитических действий России и внешнеполитической пропаганды. Если нашими союзниками являются народы, то надо находить прямые пути апелляции к ним при минимальном посредничестве политических элит. Мы же предпочитаем встречи с президентами "без галстуков", вместо того, чтобы заниматься черновой работой и создавать народные движения в поддержку России и в интересах союза с ней.

Есть проблема двадцати миллионов русских на территории бывшего СССР. Но сегодня проблему раздробили на целый ряд направлений, передали самым разным нянькам, а у семи нянек дитя без глаза. Правительственная комиссия по делам соотечественников при реорганизации правительства приказала долго жить. Ее теперь заменит межведомственный комитет при МИДе. Статус проблемы снижается. Раньше в МИДе проблемами соотечественников занимался первый заместитель министра, то теперь, по-видимому, так уже не будет. Если раньше в Госдуме существовал совет соотечественников, то теперь Госдума несколько месяцев тянет с решением этого вопроса. Необходимо дать трибуну в российском парламенте нашим соотечественникам. Декларируем: "Мы ждем вас в России", а на практике приезжающие сюда соотечественники мыкаются и пополняют армию безработных, проституток и воров. Миграция — единственный источник человеческого пополнения России, сегодня оказалась в ведении правоохранительных органов. А правоохранительные органы проверяют документы, а не создают условия для приезда сюда русских, скажем, из Туркмении или Центральной Азии, где им вообще сейчас нечего делать.

Есть кое-какие обнадеживающие симптомы, есть у меня удовлетворение от встречи с новым министром иностранных дел Сергеем Лавровым. Мне кажется, что он намерен действовать активно. И президент верно оценил необходимость активизации России. Но, к сожалению, до реализации слов президента еще далеко, и на практике этот курс плохо выдерживается. Президент правильно сделал, когда вступил в борьбу за влияние на Украине, когда протянул руку действующей власти. Но затем оказалось так, что более слабая украинская власть смогла, что называется, взять в заложники российских представителей. Украина поступает так, как она считает нужным и возможным, нигде не подчиняя свои интересы интересам Российской Федерации. Опирается в своей двуличной политике на Запад, а мы не ставим жесткий вопрос об исполнении обязательств и о доверительных отношениях. Мы не извлекаем из этого стратегически верного решения тех выгод и тех преимуществ, которые должны были бы извлечь. И так, увы, по целому ряду направлений.

 




RBCdaly,
14 мая 2004

На Кавказе будет новая война

Михаил Чернов

Сдача Россией Аджарии привела к изменению баланса сил в Закавказье. Азербайджан собирается жестко поставить вопрос о возвращении Нагорного Карабаха. Дестабилизацией ситуации в регионе для наращивания военного присутствия могут воспользоваться США

Азербайджан не смирится с «оккупацией» своих земель и обязательно добьется их «освобождения». С соответствующим заявлением выступил президент Азербайджана Ильхам Алиев. «Азербайджанская армия сильна, ей по силам решить любые стоящие перед ней задачи», – сказал президент, выступая перед военнослужащими на церемонии открытия новой воинской части в Нахичевани. По словам г-на Алиева, такой вариант развития событий возможен, если нагорно-карабахский конфликт не удастся урегулировать путем переговоров. По всей видимости, президента Азербайджана воодушевил пример его грузинского коллеги Михаила Саакашвили, который с неожиданной легкостью овладел мятежной Аджарией. Кроме того, по мнению экспертов, после «сдачи» Аджарской автономии позиции России в Кавказском регионе заметно ослабли. Между тем очевидно, что Нагорный Карабах – это не Аджария. Армия Нагорно-Карабахской республики (НКР) – самая боеспособная в регионе, и попытка «восстановления территориальной целостности», чреватая тяжелым военным поражением Баку, как считают эксперты, может серьезно осложнить внутриполитическое положение в Азербайджане.

Заявление президента Азербайджана Ильхама Алиева о готовности «восстановить территориальную целостность» и вернуть населенный армянами Нагорный Карабах в состав республики – далеко не первое «воинственное» высказывание нового президента Азербайджана. Как правило, такие речи предназначались исключительно для внутреннего пользования. «Это стандартные заявления, которые учитывают настроения населения. Урегулирование конфликта затягивается и пути его разрешения пока не просматриваются», – сказал RBC daily заместитель директора Института стран СНГ Владимир Жарихин. Ильхам Алиев пока не сумел завоевать столь же высокий авторитет, которым пользовался его отец, бывший президент страны Гейдар Алиев. Жесткие высказывания приносят Ильхаму дополнительные политические очки и повышают его популярность среди населения республики.

Однако в текущем политическом контексте «традиционное»для президента Алиева заявление воспринимается совершенно по-иному. Причина тому – восстановление в начале мая контроля официального Тбилиси над Аджарской автономией. Та виртуозность, с которой президент Грузии Михаил Саакашвили наращивал военно-политическое давление на прежние аджарские власти, и та легкость, с которой Россия в последний момент оставила своего неформального союзника, вероятно, внушили азербайджанскому лидеру надежду на возможность скорого восстановления «территориальной целостности страны». «Наш народ может в любой момент восстановить территориальную целостность страны. Международное право также дает нам для этого основание. Укрепление азербайджанской экономики позволяет повышать расходы на повышение боеспособности национальной армии», – заявил г-н Алиев в Нахичевани. Примечательно, что высказывания азербайджанского президента прозвучали как раз накануне официального визита в Москву президента Армении Роберта Кочаряна. По всей видимости, г-н Алиев решил проверить реакцию России. Очевидно, что в Москве президент России Владимир Путин и его армянский коллега будут обсуждать перспективы нагорно-карабахского урегулирования.

Между тем очевидно, что «вчистую» аджарский сценарий в Нагорном Карабахе не пройдет. Во-первых, Россия не играет для НКР той роли, которую играла для Аджарии, являясь фактически единственным гарантом безопасности автономии. Во-вторых, и это главное, военный потенциал и боевая выучка азербайджанской армии и армии Нагорного Карабаха (за карабахцами стоит и мощная армянская армия) несопоставимы. Армия НКР – самая боеспособная армия региона, в то время как вооруженные силы Азербайджана до сих пор находятся в плачевном состоянии. «За последние 10 лет коренных изменений в азербайджанской армии и повышения ее боеспособности не произошло. Карабахская армия же, напротив, отличается отменной выучкой и боеспособностью», – сказал RBC daily директор базирующегося в Швеции Центра стратегических исследований «Центральная Азия и Кавказ» Мурад Эсенов. По его мнению, Азербайджан в нынешнем положении не рискнет начать войну против Нагорного Карабаха и Армении.

Несколько иного мнения придерживается член ученого совета Института национальной стратегии и заместитель главного редактора газеты «Спецназ России» Армен Асриян, который не исключает, что г-н Алиев не ограничится одними лишь жесткими заявлениями. «Если не будет жесткого давления со стороны внешних сил, Алиев вполне может начать войну. По моему несколько предвзятому мнению, война эта для Азербайджана будет заведомо проигрышной, хотя азербайджанцы, возможно, верят в свою победу, – сказал RBC daily г-н Асриян. – Армяне относятся к азербайджанской армии примерно как израильтяне к арабским армиям: "Противник накопил новые танки и технику – почему бы их не пожечь?"». По его мнению, карабахская армия вполне может выйти на берега реки Куры и занять более выгодные по сравнению с нынешними стратегические позиции, установив новые временные границы.

Военное поражение или даже просто неудачи на фронтах будут иметь драматические последствия для режима Ильхама Алиева и стабильности в республике. В стране с богатыми традициями военных переворотов сразу встанет вопрос о смене лидера. «В случае поражения Алиеву долго не продержаться», – сказал RBC daily эксперт петербургской исследовательской группы «Конструирование будущего» Сергей Переслегин. Понятно, что в столь важном с военно-стратегической (контроль над Каспийским регионом) и геоэкономической (месторождения нефти и предполагаемая нефтетранспортная артерия Баку – Джейхан) точки зрения деле сразу встанет вопрос о направлении миротворческих сил. В нынешних условиях это будут явно не российские войска. «После сдачи Аджарии влияние России в регионе заметно ослабло», – констатирует г-н Переслегин. По мнению Армена Асрияна, в роли «разводящих» в случае хаоса в Азербайджане могут выступить силы НАТО. Республика, по словам г-на Переслегина, «является скорее зоной влияния США». Американские военные неоднократно заявляли о готовности разместить свои военные базы на Апшеронском полуострове. Необходимость «миротворческого» присутствия станет прекрасным поводом для такого развития событий.



Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
Copyright ©1996-2020 Институт стран СНГ