Внимание! Вы находитесь на старой версии сайта "Материк". Перейти на новый сайт >>> www.materik.ru

 

 

Все темы Страны Новости Мнения Аналитика Телецикл Соотечественники
О проекте Поиск Голосования Вакансии Контакты
Rambler's Top100 Материк/Аналитика
Поиск по бюллетеням
Бюллетень №98(15.05.2004)
<< Список номеров
НА ПЕРВОЙ ПОЛОСЕ
В ЗЕРКАЛЕ СМИ
ФОРУМ
ПРОБЛЕМЫ ДИАСПОРЫ
БЕЛОРУССИЯ
УКРАИНА
МОЛДАВИЯ И ПРИДНЕСТРОВЬЕ
ЗАКАВКАЗЬЕ
СРЕДНЯЯ АЗИЯ И КАЗАХСТАН
ПРАВОВАЯ ИНФОРМАЦИЯ
Страны СНГ. Русские и русскоязычные в новом зарубежье.


EurasiaNet,
30 апреля 2004

Пронизанная коррупцией узбекская система образования вызывает разочарование молодежи

Эсмер Исламов

Пораженная коррупцией система образования в Узбекистане является источником широко распространенного чувства разочарования, которое испытывает узбекская молодежь. Постоянное сокращение объемов государственного финансирования все больше затрудняет доступ к высшему образованию. А многие из тех, кто все же может себе позволить оплачивать относительно дорогостоящее обучение, жалуются потом на невозможность найти интересную работу.

Все чаще высшее образование оказывается доступным только для детей экономической и политической элиты. Плата за обучение составляет от 200 до 800 долларов за учебный год. И хотя по международным стандартам эти цены могут показаться низкими, в стране, средние доходы граждан которой составляют 1 доллар в день, стоимость образования для большинства населения становится слишком высокой.

Сегодня дотации государства университетам покрывают только 38 процентов всех затрачиваемых на обучение студентов средств. Банковские кредиты, предлагаемые для компенсации дефицита государственного финансирования, не пользуются популярностью у студентов, поскольку кредитные ставки по ним достигают 20 процентов. В результате прием студентов в университеты в период после 1991 г. значительно сократился. Согласно докладу Всемирного банка от 2003 г., посвященного Узбекистану, прием студентов снизился с 14 процентов (от всего количества потенциальных абитуриентов) в 1991-1992 гг. до 6,4 процентов в 2001-2002 гг.

"Даже те студенты, которые пользуются финансовой поддержкой родителей, сталкиваются с серьезными трудностями, [связанными с платой за обучение]", – говорит одна узбекская женщина, дочь которой учится в Национальном университете Узбекистана. "По этой причине многие студенты, даже самые талантливые, часто вынуждены бросать [учебу]. Они не в состоянии платить такие большие деньги за обучение".

Изменение ситуации в сфере образованием больнее всего ударило по женщинам. Многие узбеки придерживаются традиционных взглядов, согласно которым для женщины гораздо важнее удачное замужество, а не хорошее образование и карьера. Один из жителей Ташкента говорит: "Муж моей дочери будет настаивать, чтобы она сидела дома и смотрела за детьми. К чему тратить столько денег на образование?"

Сокращение государственной поддержки сказывается не только на численности студентов, но и на качестве образования. Месячные оклады профессоров сравнительно невелики, составляя примерно 50 долларов, что заставляет многих опытных преподавателей уходить из сферы образования и искать более высокооплачиваемую работу.

В дополнение к этому многие учреждения высшего образования страдают от недостатка оборудования и учебников на узбекском языке. Редкостью остаются подключенные к интернету компьютеры. Например, в Ташкентском медицинском институте педиатрии имеется всего 12 подключенных к интернету компьютеров на более чем 1000 студентов. Студенты жалуются также на то, что обучение зачастую сводится к заучиванию наизусть учебников. Обсуждения и критика на семинарах не приветствуются.

Широко распространена коррупция, одной из причин которой является низкий уровень оплаты труда преподавателей. Абитуриенты иногда платят несколько тысяч долларов, чтобы попасть в престижные университеты и институты Узбекистана. После зачисления студенты нередко обнаруживают, что хорошие отметки стоят денег. А для тех, кто не хочет ходить на занятия, взятка дает право на свободное посещение.

"[Студенты] могут заплатить за каждое занятие отдельно или сразу за все занятия в начале каждого семестра", – говорит Ольга, студентка Ташкентского финансового института. "Те, кто хочет купить хорошую отметку, просто дают взятку через человека, обычно из числа студентов, который является посредником между преподавателями и нами... Эти люди ходят по коридорам в институте со списками студентов, которые дали взятки, где указано, сколько они заплатили и какие отметки хотят получить".

Для многих преподавателей взятки служат прибавкой к официальной зарплате. Увольняют за взятки редко, и то исключительно из-за внутренних разногласий или в результате рейдов полиции, которой необходимо выполнять месячные нормы [раскрываемости преступлений]. Даже самые способные студенты обнаруживают, что не могут сдать экзамен, не заплатив взятки.

Один из недавних выпускников Университета мировых языков, ныне младший менеджер иностранной компании, до сих пор с горечью вспоминает годы, проведенные в университете. "Мы должны были помалкивать и делать то, что говорили [профессора]. Они делали все, чтобы убить в нас инициативу. Все, что от нас требовалось, это соблюдать дисциплину и выучивать наизусть старые учебники или произведения [президента Ислама] Каримова", – говорит Дмитрий, который, как и все студенты, с которыми мы беседовали, не захотел назвать свою фамилию, опасаясь преследований властей. Из более чем 120 студентов, вместе с которыми он окончил университет, лишь немногие смогли найти хорошую работу, сказал Дмитрий.

Учитывая, что примерно 60 процентов из 26-миллионного населения Узбекистана составляют молодые люди до 25 лет, неспособность государства создать условия для получения образование и повысить его качество может оказать дестабилизирующее воздействие на развитие Узбекистана.

Азиатский банк развития выделил Узбекистану в 2002-2004 гг. 100 млн долларов на структурные реформы в системе образования. Однако узбекские власти явно не заинтересованы в решении этих вопросов. В существующем плане реформы образования ставятся неопределенные задачи, связанные с публикацией новых учебников и разработкой новых учебных программ. В то же время власти не выражают никакого желания отказываться от государственной монополии на образование и не регистрируют частные высшие учебные заведения.

Значительную поддержку проектам образовательного характера оказывал сектор неправительственных организаций. Однако с конца 2003 г. узбекское правительство начало относиться со все большим подозрением к деятельности НПО, что поставило под вопрос дальнейшее финансирование ими образовательных проектов. В последние несколько месяцев власти требуют от НПО перерегистрации. В середине апреля крупнейший спонсор узбекского образования, Институт "Открытое общество" – Узбекистан, получил уведомление о том, что он не будет перерегистрирован. По сути дела, это означает прекращение его деятельности.

EurasiaNet выпускается в рамках Института "Открытое общество" (Нью-Йорк).

Эсмер Исламов – псевдоним журналиста, специализирующегося на освещении политической жизни Узбекистана.


Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
Copyright ©1996-2020 Институт стран СНГ