Внимание! Вы находитесь на старой версии сайта "Материк". Перейти на новый сайт >>> www.materik.ru

 

 

Все темы Страны Новости Мнения Аналитика Телецикл Соотечественники
О проекте Поиск Голосования Вакансии Контакты
Rambler's Top100 Материк/Аналитика
Поиск по бюллетеням
Бюллетень №112(01.12.2004)
<< Список номеров
В ЗЕРКАЛЕ СМИ
ВЕСТИ ИЗ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ДУМЫ
ПРОБЛЕМЫ ДИАСПОРЫ
БЕЛОРУССИЯ
УКРАИНА
МОЛДАВИЯ И ПРИДНЕСТРОВЬЕ
ЗАКАВКАЗЬЕ
СРЕДНЯЯ АЗИЯ И КАЗАХСТАН
ПРАВОВАЯ ИНФОРМАЦИЯ
Страны СНГ. Русские и русскоязычные в новом зарубежье.


В Казахстане нарушен баланс сил внутри политической элиты

29.11.2004. Независимая газета

Досым Сатпаев

Прошло два месяца после окончания парламентских выборов в Казахстане, но политическая атмосфера в стране до сих пор наэлектризована. Выборы, к сожалению, не решили главной задачи и не создали основы для консолидации элиты и общества. Наоборот, линия разлома стала увеличиваться не только между властью и разношерстной оппозицией, но и внутри политической элиты, которая теряет свою монолитность.

Неожиданный демарш теперь уже бывшего спикера нижней палаты парламента и одного из лидеров победившей на выборах пропрезидентской партии «Отан» Жармахана Туякбая, обвинившего власти в фальсификации результатов выборов, является лишь очередным звеном в цепи событий, которые начались в 2001 году. Тогда экономические интересы части политической и бизнес-элиты Казахстана столкнулись с интересами одного из членов семьи президента. В результате в стране материализовались новые публичные политики и политические партии. Вряд ли акция Туякбая связана с борьбой за демократические ценности, о чем поспешили заявить некоторые оппозиционеры. Скорее всего это следствие серьезного конфликта с руководителем администрации президента Имангали Тасмагамбетовым, усиление которого сейчас настораживает многих в политической элите Казахстана. До него аналогичную траекторию проделали бывший «член президентской команды» Заманбек Нуркадилов и нынешние руководители демократической партии «Ак жол». А еще раньше премьер-министр Акежан Кажегельдин, открывший страницу «великого исхода из-под президентской власти», чтобы играть против самой власти. В отличие от Кажегельдина против Туякбая, видимо, не будут применяться силовые меры, как это не было сделано в свое время и по отношению к Заманбеку Нуркадилову. Это слишком информированные люди, и для президента важно держать их в поле зрения, не провоцируя на возможное объединение с оппозицией.

Но главное то, что президент Назарбаев постепенно теряет роль арбитра внутри элитных отношений. Корпоративная политическая система, которую он в течение тринадцати лет выстраивал вокруг себя, становится все более сложным организмом, состоящим из многих амбициозных «теневых игроков», все активнее заявляющих о своих правах на экономическую и политическую свободу действий. При этом они боятся нового передела собственности, который в любом случае начнется после ухода Назарбаева. Но это еще полбеды. Самым опасным для президента является ослабление его контроля за элитой, которое приводит к сбою традиционного механизма согласования интересов между многочисленными конкурирующими группировками. Это, кстати, было еще одной причиной выхода Туякбая на общественную политическую сцену. Вряд ли он мог позволить себе такой шаг после парламентских или президентских выборов 1999 года, когда позиции Назарбаева были более прочными.

Наиболее крупные политические партии в Казахстане представляют собой симбиоз финансово-промышленных групп и политической элиты, которые борются за влияние на президента. Победу партии власти «Отан» можно рассматривать как победу нескольких влиятельных групп влияния плюс региональной элиты. К числу «победителей», в частности, относят тандем главы администрации президента Имангали Тасмагамбетова и «Евразийской группы» Александра Машкевича, стоящих за спиной «Отана» и Гражданской партии. К проигравшим причисляют «Ак жол» и стоящую за ней группу «Казкоммерцбанка», а также Даригу Назарбаеву с ее проектом «Асар». При таком раскладе вызывает удивление разрастание конфликта между одним из сопредседателей «Ак жола» Алтынбеком Сарсенбаевым и Даригой Назарбаевой по поводу медиахолдинга, контролируемого дочерью президента. Судя по всему, от этого конфликта больше всех выиграет дуэт Тасмагамбетов–Машкевич, который уже нанес несколько информационных ударов по «Казкоммерцбанку» в период избирательной кампании. Другое дело, насколько прочным будет этот дуэт. Он уже вызывает жесткое противодействие со стороны других групп влияния, которые все больше начинают задумываться о будущем политической системы после Назарбаева. Эта мысль заботит как «старых президентских гвардейцев» в лице Нуртая Абыкаева, Ахметжана Есимова или Сарыбая Калмурзаева, так и «молодежь» из числа членов семьи президента в лице Тимура Кулибаева и Рахата Алиева, занявших пока выжидательную позицию.

Что касается самого президента, то он уже предпринял ряд контрмер. Для начала парламент нового созыва, чья легитимность в течение целого месяца ставилась под сомнение не только оппозицией, но и представителями политической элиты, приступил к работе раньше намеченного срока. Для президента политическая пауза после выборов слишком затянулась. Стали говорить о неуверенности и даже растерянности главы государства. Именно поэтому Назарбаев не стал ждать 1 декабря, когда новый парламент должен был приступить к работе. К тому же его торопили последние события, связанные с инициированием «Ак жолом» референдума о непризнании итогов парламентских выборов. Для этого понадобилось срочно внести изменения в Закон «О референдуме», которые предполагают государственную регистрацию инициативной группы по его проведению.

Президенту нужен лояльный и предсказуемый парламент. В глаза бросается чрезмерная агрессивность власти в формировании пропрезидентского большинства в парламенте. Это говорит о желании президента использовать парламент в реализации своих законодательных инициатив, которые могут быть связаны с досрочными президентскими выборами и изменениями Конституции. Назначение нового спикера нижней палаты Урала Мухамеджанова, до этого занимавшего пост госинспектора управления организационно-контрольной работы и кадровой политики администрации президента, – лишнее тому доказательство.

Параллельно президент начал вести работу по восстановлению внутреннего баланса среди элиты. Так, он уже сделал недвусмысленный намек абсолютно всем «теневым игрокам». На открытии первой сессии парламента третьего созыва президент упомянул о «десяти мегахолдингах», которые контролируют 80% всего ВВП Казахстана и мешают транспарентности и конкурентности на внутреннем рынке. При этом некоторые из них, по словам президента, рвутся к власти. Президент подчеркнуто назвал их «олигархами», намеренно закладывая в это слово негативный смысл. Хотя все эти «олигархи» были взращены самим президентом и давно уже стали частью корпоративной политической системы страны, данное заявление можно рассматривать как предупреждение тем, кто начинает переходить границу дозволенного и нарушает правила игры. Не исключено, что Назарбаев будет использовать «борьбу с олигархами» как одну из своих предвыборных фишек. Так, президент уже выступил с речью, очень напоминающей предвыборную программу.

С другой стороны, в Казахстане ускорился процесс давления на иностранных инвесторов в пользу местной бизнес-элиты, которая давно хочет получить доступ к нефтегазовому пирогу, вокруг которого долгое время хозяйничали иностранные инвесторы. Пару лет назад был принят Закон «Об инвестициях», отменивший 6-ю статью старого Закона «Об иностранных инвестициях», согласно которой государство брало на себя обязательства не предпринимать действий, которые ухудшали бы положения инвесторов. Новый закон уравнял права иностранных и местных инвесторов. Логическим завершением этого процесса стало недавнее одобрение изменений и дополнений в законодательные акты по вопросам недропользования. Теперь государство, то есть «КазМунайГаз», официально имеет преимущество на выкуп доли в проекте у инвесторов, решивших ее продать. Ясно, что эти изменения связаны с текущей конъюнктурой и должны помочь правительству в переговорах с компанией British Gas о доле в Северо-Каспийском нефтяном проекте. В то же время все это можно рассматривать как прямую поддержку тех же «олигархов». Как считают некоторые политологи, в связи с переизбытком свободного, но в большинстве своем «теневого капитала», казахстанская элита лихорадочно ищет новые сферы – и не только там, где уже работают иностранные инвесторы, но и в соседних Киргизии и России.

У президента есть еще один проверенный способ поддержания контроля над элитой – это новые кадровые перестановки. Многих интересует вопрос о перспективах Тасмагамбетова, у которого есть шанс остаться главой администрации президента, а следовательно, курировать избирательный штаб во время президентских выборов, либо временно переместиться на другую должность, что поможет снизить накал критики со стороны оппозиции, которую уже трудно игнорировать. При этом не стоит переоценивать непотопляемость самого Тасмагамбетова, от которого президент всегда сможет избавиться, если увидит в нем реальную угрозу межэлитной стабильности, как это было в случае с зятем президента Рахатом Алиевым. Что касается самих перестановок, то в любом случае будет тасоваться старая кадровая колода, если, конечно, не произойдет сюрприза и кто-либо из партии «Ак жол» не вернется в правительство. Судя по той непонятной паузе, которую держал «Ак жол» даже во время демарша Туякбая, переговоры об этом все-таки велись. Вряд ли оппозицию устроит работа в рамках новой национальной комиссии по вопросам демократизации и гражданскому обществу при президенте Казахстана.

Что касается объединения оппозиции, то перспективы такой коалиции примерно 50 на 50. Сейчас вроде идут переговоры между тремя оппозиционными партиями по поводу единого кандидата. Но проблема в том, что у разных оппозиционных сил разные политические цели. Если лидеры «Ак жола» пытаются торговаться с властью и все еще могут пойти на политическую сделку, то ДВК и КПК более радикально настроены. Их объединяет то, что после парламентских и до президентских выборов они будут находиться в состоянии политического выживания. Оппозиции надо быть готовой к тому, что президент постарается внести существенные изменения в партийную систему Казахстана. Как сказал Назарбаев, опыт многих стран, относящихся к «третьему эшелону модернизации» (а это большинство молодых демократий в Азии), показывает, что их рывок с периферии мирового развития был обеспечен доминированием определенной политической партии. Парламентские выборы четко показали партию, которая будет стоять в центре партийной системы страны. При таком сценарии оппозиции не остается ничего другого, как реально объединяться.


Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
Copyright ©1996-2018 Институт стран СНГ