Внимание! Вы находитесь на старой версии сайта "Материк". Перейти на новый сайт >>> www.materik.ru

 

 

Все темы Страны Новости Мнения Аналитика Телецикл Соотечественники
О проекте Поиск Голосования Вакансии Контакты
Rambler's Top100 Материк/Аналитика
Поиск по бюллетеням
Бюллетень №166(01.04.2007)
<< Список номеров
В ЗЕРКАЛЕ СМИ
ЖИЗНЬ ДИАСПОРЫ
ПРОГРАММА ПЕРЕСЕЛЕНИЯ СООТЕЧЕСТВЕННИКОВ
БЕЛОРУССИЯ
УКРАИНА
МОЛДАВИЯ И ПРИДНЕСТРОВЬЕ
ЗАКАВКАЗЬЕ
СРЕДНЯЯ АЗИЯ И КАЗАХСТАН
Страны СНГ. Русские и русскоязычные в новом зарубежье.


К.Ф. Затулин в программе «Диалог в прямом эфире»

07.03.2007.Телеканал «Экран-5»

Ведущий: Здравствуйте. Это диалог в прямом эфире, и сегодня в нашей студии в диалоге с вами будет участвовать депутат Государственной Думы РФ Константин Федорович Затулин. Здравствуйте, Константин Федорович!

К. Затулин: Здравствуйте.

Ведущий: Поскольку это все же диалог, значит, мы ждем ваших вопросов. Можете задать вопросы по тем темам, которые мы будем поднимать, и по тем вопросам, которые вас волнуют. Константин Федорович, давайте начнем вот с чего. Я знаю, что у Вас много направлений работы в Вашей депутатской деятельности, в Государственной Думе.

К. Затулин: Давайте начнем с того, что поздравим наших телезрителей. Все-таки не так часто удается выступить перед вами, и как раз накануне 8 Марта такой подарок мне, во всяком случае, сделала телекомпания «Экран-5». Поэтому уважаемых женщин, замечательных, прекрасных хочу поздравить с наступающим главным мужским праздником – Днем солидарности с трудящимися женщинами (именно так он когда-то назывался – День международной солидарности с трудящимися женщинами всех стран, то есть из контекста ясно, что это не чисто женский праздник, это праздник мужчин, которые солидаризуются с трудящимися женщинами). Но за последние годы, конечно, мы перестали быть такими одинокими. Мы, мужчины, когда дело касается курения, тяжелых профессий или даже каких-то излишеств (к сожалению, эти явления распространены не только среди мужчин, но теперь и среди женщин), но любим-то мы вас не за то, что вы стали на нас немножко похожи в наших пороках, а за то, что вы, напротив, заставляете нас казаться лучше. Поэтому всего вам самого наилучшего, живите долго и счастливо - с нами, мужчинами, вы не пропадете, хотя горя, конечно, хлебнете.

Ведущий: Спасибо. Я думаю, что женщины Вас услышали. Спасибо большое. Но, так или иначе, все же хотелось бы немного поговорить о депутатской работе. Я повторюсь. Конечно, направлений в Вашей работе много, помимо этого, напомню, Константин Федорович возглавляет Институт стран СНГ, и это тоже большой фронт работы – не депутатской, но, тем не менее, очень большой и очень серьезной. Это переплетается – одна работа с другой. Если можно, основные направления, которые сегодня Вы осуществляете в Государственной Думе.

К. Затулин: Прежде всего, я остаюсь депутатом от Орехово-Борисовского избирательного округа. Так получилось, что на нашем составе Государственной Думы заканчивается практика избрания депутатов по округам, так что не будем загадывать – последний ли я в истории депутат от Орехово-Борисовского избирательного округа в Государственной Думе. Может быть, в будущем созреет иная ситуация, придут новые политические поколения, и опыт этот или похожий на него по составу будет восстановлен, но факт остается фактом. В этом году выборы, и больше избиратели не будут выбирать в округах своих депутатов, будут голосовать за партийные списки. У нас будет чисто пропорциональная система. Я (надеюсь, что помните) выступал против этого. Я считаю, что это ошибка, хотя, может быть, и не фатальная ошибка, у нее есть, как всегда, свои оправдания. У пропорциональной системы есть свои сильные стороны. Давно пора, как говорят, поставить на ноги партийную систему, чтобы происходила серьезная ответственная политическая работа, чтобы люди знали, не чем просто один депутат отличается от другого, а чем отличается та группа, к которой он примыкает по своим взглядам, куда она собирается вести Россию. Когда все эти аргументы были приведены, предлагали нам перейти на новую систему, и, тем не менее, мне искренне жаль, что избирательный округ, Орехово-Борисовский, как и другие округа в России, он уходит в историю. Тем не менее, до окончания срока полномочий в декабре этого года я остаюсь депутатом в округе, я не намерен забывать об округе и в будущем, я надеюсь. Но то, что касается моих прямых обязанностей - это обязанности представлять избирателей именно моего избирательного округа в Государственной Думе, интересоваться их проблемами. Я пытаюсь это делать, хотя, как Вы верно заметили, есть еще другая повестка дня, в том числе и международная, связанная с моим членством в Комитете по делам СНГ и связям с соотечественниками, связанная с моим общим профилем как специалиста, с той линией или с тем путем, на которые я в свое время вступил, связанный с защитой интересов русский, русскоязычных, с защитой интересов России, особенно в Ближнем зарубежье. Вот этим я действительно занимаюсь, в том числе и в Государственной Думе. Что касается основной моей работы как депутата, избранного в округе, то у нас развернута система наших приемных, помощников депутата. Я провожу приемы периодически. Естественно, у меня большая переписка, попытка ходатайствовать по тем или иным случаям, когда ко мне обращаются избиратели, а таких обращений очень много, мы в предыдущих эфирах анализировали. Так, чтобы не повторяться, хочу сказать, что проблемы остаются прежними – это жилищные проблемы, это транспортные проблемы, которые только выросли, к сожалению. Подводя какие-то промежуточные итоги своему участию в работе в нынешней Думе, я хочу сказать, что, конечно, далеко не все проблемы, которые мне хотелось решить, мне удалось решить, но в сравнении с предыдущими составами, с предыдущими Думами вообще, решать проблемы индивидуально, ради округа стало значительно сложнее. Потому что теперь все больше полномочий в определении расходования бюджетных средств получает правительство, в том числе и благодаря процедуре, которая у нас принята. Сейчас мы переходим уже не на ежегодный, а на трехлетний бюджет, так называемый среднесрочный. Честно говоря, я не знаю, почему он так странно называется, но суть заключается в том, что мы утверждаем основные бюджетные параметры уже не на год, а на три сразу. И, конечно же, в прошлом, за эти годы в Государственной Думе мне приходилось отстаивать интересы Москвы, и здесь кое-какие результаты есть, но адресно отстоять интересы Южного округа далеко не всегда получалось. Я, например, считаю, что одним из основных недостатков нашей работы было то, что мы так и не пробили серьезных решений по транспортным развязкам, по открытию метро. Деньги на московское метро привлекли, особенно в связи со взрывами, на усиление безопасности в метро, на обновление всей системы охраны жизни в метрополитене. Даже добились определенного финансирования, но у московского метро есть стратегическое направление развития. За все это время удалось кое-что сделать на других направлениях метрополитена, а наши направления в Южном округе, к сожалению, оказались отодвинуты на позднее время. Я надеюсь, что в будущем я ли или кто-то другой продолжит эту работу, но, конечно, эта работа вряд ли возможна без поддержки со стороны Правительства Москвы, префектуры Южного округа и т.д. Только соединенными усилиями мы здесь можем чего-то достичь всерьез.  Нам не удалось в Государственной Думе, к сожалению, не только в Москве, но и, шире говоря, по России, сдвинуть с места на сегодняшний день промышленную политику. В Москве у нас относительно благополучное положение с производством, потому что Правительство Москвы традиционно этому уделяет большое значение, у него особый взгляд на это. Что касается Правительства России, то у него преобладает бухгалтерский, макроэкономический подход. Сейчас Министерство экономики занимается погоней за сочинской Олимпиадой, и в то же самое время у нас гибнут производства, у нас не строятся дороги, стабилизационный фонд все накапливается и накапливается. Уже ото всюду и извне нашей страны говорят, ну когда начнете тратить-то, когда начнете расходовать? Вы знаете, я часто занимаюсь делами, связанными с Украиной. Там сейчас к власти пришло правительство, которое можно назвать пророссийским правительством, – правительство Януковича. Я часто слышу от коллег из украинского правительства, что они недоумевают, почему мы не строим, например, магистрали, почему не занимаемся активно освоением территорий. И я на этот вопрос тоже, к сожалению, не могу ответить. Я думаю, что это вопрос, который действительно стоит очень многого. И, наконец, последний вопрос. Сейчас в эти дни завершается XI Всемирный Русский Собор. Я тоже был его участником. Он был посвящен проблеме «бедность – богатство». Мы, как вы знаете, только что в Государственной Думе в партии «Единая Россия» поставили вопрос уже в очередной раз по ответственности ряда министров, прежде всего, министра Зурабова, за провалы в социальной политике. Сегодня провалы в социальной политике и растущий разрыв между бедностью и богатством в нашей стране, особенно за пределами Москвы, стал уже неимоверно серьезной проблемой. Вот этим всерьез, к сожалению, мы не занимаемся. Какая-то попытка компенсаций, эти вот национальные проекты, которыми занимается первый вице-премьер Медведев, это важно, но, на мой взгляд, это больше похоже на отступное, чем на системную работу. Это тоже еще одно направление, которое не всегда удается, даже силами фракции и всей Государственной Думы, переломить, потому что это все, в основном, прерогативы исполнительной власти и Правительства. В Правительстве же сложилась группа либеральных министров, которые как раз занимаются экономикой и промышленностью: это Греф, Кудрин, Христенко. Они держатся за избранный ими курс, доказывают, что в результате того курса, которым Правительство шло, фактически достигнуты определенные успехи, а когда мы говорим о том, что природа этих успехов - это нефтяной и газовый экспорт и, фактически все на это отвечают, что «от добра добра не ищут». Я откровенно сказал о том, что меня беспокоит, если говорить о внутренней политике, а если говорить о внешней политике, я могу говорить гораздо больше, потому что я ею занимаюсь уже непосредственно.

Ведущий: Все-таки внешнюю политику мы сегодня упомянули – Украину, упомянем и Грузию. Как известно, и Украина, и Грузия заявили о своем намерении вступить в НАТО, несмотря на то, что не пророссийское, но другое, ближе понимание нынешнего правительства украинского, направленность такая все же ближе к России.

К. Затулин: Это не совсем точно. Существует разница в отношении к НАТО в Грузии и на Украине. В Грузии курс в НАТО на сегодняшний день стал чем-то вроде чуда, которое ожидают и не только Правительство Грузии, которое откровенно агитирует за вступление в НАТО. Михаил Саакашвили связывает все будущее Грузии именно с тем, чтобы оторваться от сегодняшней своей географии, и приобщиться к Северо-Атлантическому альянсу, и это проникло в массы населения, этому способствовали какие-то ухудшения и обострения российско-грузинских отношений, а самое главное, что население Грузии заразили идеей восстановления территориальной целостности, выставляя эту идею как главную. В Грузии ищут союзников. Поскольку Россия не готова выдать Абхазию и Южную Осетию на растерзание, то сразу Россия оказывается в перспективе противником, и ищут его конкурента с тем, чтобы опереться на конкурента, а желательно руками конкурента решить эту проблему. Так возникает влечение Грузии к НАТО, на пути к которому отсутствующая территориальная целостность Грузии. Что касается Украины, то на Украине вроде бы на сегодняшний день внешне никаких территориальных проблем нет. Украина – целостное государство, хотя внутренне она не едина как раз по вопросу о вступлении в НАТО. И она не едина не только территориально внутренне – Восток против и Юг против, Крым против, а Запад, скажем – за, но она с момента выборов, которые прошли год назад (как раз в марте месяце, 26 марта, состоялись выборы в парламент Украины, к власти вернулся Янукович), после долгого периода вызревания коалиции большинства, перехода Мороза из социалистов на сторону Януковича и коммунистов, сложилась коалиция, которая сегодня борется за власть с президентом Виктором Ющенко. А Виктор Ющенко и поддерживающие его «оранжевые» (сейчас они объединились вместе с Юлией Тимошенко) всячески пытаются этому противостоять. Так вот, Тимошенко и Ющенко и стоящие за ними сегодня явно не самые популярные на Украине люди. Они тянут Украину в НАТО, в том числе в расчете на то, что как только Украина окажется втянутой в НАТО, им удастся под натовским зонтиком справиться с оппозицией, подавить ее, в том числе национальную оппозицию, скажем, тех, кто требует русского языка в качестве государственного и т.д. А им противостоит нынешнее правительство и большинство в парламенте. Они совершенно не делают никакого на сегодняшний день секрета в том, что они не хотят в НАТО. Просто тут есть нюансы: если коммунисты категорически отвергают всякую идею вхождения в НАТО, то социалисты и Партия регионов для видимости, чтобы не разрывать отношения с Западом, говорят о том, что сейчас мы этот вопрос решать не собираемся. А в будущем – посмотрим. И все время демонстрируют результаты опросов, по которым, конечно, большинство населения Украины не рвется в НАТО. Вдобавок ко всему сторонники вступления в НАТО на Украине допускают подмену понятия. Оно очень нехитрое. Когда говорят о НАТО, рассказывают, главным образом, не о том, что делает этот блок и что он из себя представляет, какие задачи решает. Он же решает военные задачи. А рассказывают о том, как хорошо жить в странах, которые входят в НАТО. Например, даже не обращают внимания на то, что самые благополучные страны в Европе – это Швеция, Швейцария, Австрия - они в НАТО не членствуют и не собираются в него входить и живут очень хорошо. Так вот, есть разница между уровнем жизни и задачами, которые выполняет этот блок. Ясно, что Украина в этом блоке была бы просто пушечным мясом, это, в общем, многие на Украине понимают. Конечно же, вступление Украины в НАТО означает культурно-цивилизационный разрыв между украинским и русским народом, очень серьезные внутренние проблемы, поэтому сказать однозначно, что Украина так же, как Грузия, стремится в НАТО, этого сказать нельзя. Опросы показывают, что грузинское население сегодня в массе своей готово на что угодно. Организация стран юга и востока Азии присоединится, если там пообещают поддержку возвращения Абхазии и Осетии. Поэтому она готова сегодня вступить в НАТО, забывая о том, какова история отношений между нашими народами, что в свое время грузинский народ, как и другие народы Кавказа, христианский народ, был спасен от фактического исчезновения приходом России на Кавказ. Они обо всем этом давно уже забыли. На Украине ситуация еще не столь однозначна, и как раз наши усилия сводятся к тому, чтобы затормозить и повернуть вспять прозападный тренд Украины. Нам многое вместе с нашими украинскими союзниками удалось сделать год назад на парламентских выборах.

Ведущий: Еще один вопрос. Он связан с НАТО, с американской агрессивной позицией, политикой. Речь идет о том, что возможно размещение американских систем противоракетной обороны в Польше и в Чехии. На сколько это возможно? Ваши комментарии.

К. Затулин: Оно не только возможно. Я думаю, что те, кто следят за всем происходящим внимательно, обратили внимание на то, что и в Польше, и в Чехии правящие на сегодняшний день политические силы, правительства этих стран выступают в поддержку размещения американских ПРО. Они «взяли под козырек», причем само это решение оказалось неожиданностью для очень многих в самом НАТО (кстати, к вопросу о том, что из себя представляет этот союз). Американцы проводят свою линию, невзирая на какие-то формальные институты согласования, взаимные цели и все остальное. Они в данном случае используют фактор русофобии, который очень силен в Польше и до некоторой степени присутствует и в Чехии, зависимости этих стран от Америки с точки зрения помощи, поддержки. В конце концов, и в НАТО, и в Европейском союзе и Польша, и Чехия оказались в значительной степени благодаря Америке. Они теперь вынуждены платить по векселям. Надо заметить, что и в Польше, и в Чехии в связи с этим отмечены появления первой оппозиции. Она есть на общественном уровне, но, к сожалению, как всегда бывает или как часто бывает, оппозиция этот вопрос не решает. И сейчас идут очень серьезные обсуждения этого вопроса. Американцы пытаются зомбировать общественное мнение, представить все это как дело решенное, в том числе и для нас. Естественно, мы вынуждены отвечать, и в силу этого возникает рост напряженности с обеих сторон – и с нашей стороны, и со стороны американцев. Надо заметить, что размещение американских ПРО не всем нравится в Западной Европе, в той самой старой Западной Европе, которая имеет свой взгляд на вещи. Они понимают, что ее начинают потихоньку втягивать через страны Восточной Европы в новую конфронтацию. Конечно, американцы постарались тут же задействовать своих сателлитов, объявив уже не только о размещении ПРО в Польше и в Чехии, но совсем недавно американский генерал Оберинг заявил о том, что в 2011 году они установят ПРО на Кавказе, не конкретизировав, правда, в какой из стран Кавказа, очевидно, в Грузии. Также это стало предметом для очень серьезных споров внутри Украины, потому что на Украине Министерство иностранных дел подчиняется президенту. На сегодняшний день усилиями правительства Януковича отправлен в отставку министр иностранных дел Тарасюк, но вместо него предлагают такого же – по фамилии Огрызко. Знаете, не даром говорят, что у нас, славян, зря фамилии не даются. Огрызко уже однажды был провален при голосовании в Верховной Раде. Сейчас его президент вновь настырно предлагает. Это как раз исполнители прозападной политической воли, и они, вопреки мнению населения Украины, фактически за спиной у этого населения, дают понять, что они не против размещения ПРО в Польше и в Чехии. Поэтому сейчас эта борьба обостряется, и какой-то момент истины в этих опросах назревает. Естественно, с нашей стороны (наверное, это отметили наши телезрители) был целый ряд заявлений, в т.ч. Командующего ракетными войсками, что мы будем давать асимметричные ответы. Это все, безусловно, тревожно, и за всем этим мы внимательно наблюдаем. Конечно, мы должны сделать все от нас зависящее для того, чтобы новой холодной войны не возникло, но и поступаться своими интересами, особенно на территории бывшего Советского Союза, мы не намерены.

Ведущий: В связи с этим еще один вопрос. Вы 20 февраля с.г. выступали на международной практической конференции, которая называлась «Адаптация организации Договора о коллективной безопасности к современным политическим реалиям». Какую роль в ОДКБ, как Вы видите, играет формирование сегодняшней ситуации?

К. Затулин: Я просто объясню. Может быть, не все это знают и не все помнят, что существует такая организация, в которую входят 6 государств – организация Договора о коллективной безопасности. Это, как часто говорят, российский блок на территории СНГ. Не все страны СНГ в него входят. Украина, например, не входит. Входят Белоруссия, Казахстан, Узбекистан с прошлого года вернулся в ОДКБ, Армения и т.д. Этому блоку или этой организации исполнилось 15 лет. В связи с этим и проводилась эта конференция, я на ней выступал. Повод был поговорить всерьез о проблемах, которые есть в развитии этой организации. Она выжила, она осталась, она сохранилась - это уже результат. Дальше ее надо делать значимой, качественной, содержательной. Тут у нас очень много проблем, в том числе и противоречия между отдельными государствами ОДКБ. Как ни жаль, они существуют, эти противоречия. Пока мы не занимали определенной позиции. Но вот определенную позицию занял Президент Российской Федерации, выступая в Мюнхене, достаточно жесткую, и мы сразу получили возможность, апеллируя к этой официально высказанной точке зрения, просить, если хотите, требовать от наших партнеров по военно-политическому блоку определенности – отношения с НАТО, со всеми другими. Потому что некоторые, особенно в Центральной Азии, действовали так, что им было хорошо одновременно и там, и тут. То есть они всерьез пытались нас убедить, что их развитие отношений с НАТО, партнерство во имя мира и т.д. - это противоречит их членству в ОДКБ. Так не бывает. Поэтому здесь надо навести порядок и, я думаю, у нас есть хороший шанс это сделать.

Ведущий: Спасибо. Вы упомянули о речи Путина в Мюнхене. Почти все без исключения называют ее знаковой, кто-то называет чуть ли не стартом этапа холодной войны (большинство западных СМИ). Как Вы ее оцениваете? Может быть, какие-то отдельные тезисы  Вы бы выделили?

К. Затулин: Я ее высоко оцениваю. Меня приглашали комментировать: как всегда, кого-то в России, за рубежом из политологов в таких случаях спрашивают мнение, комментарии. Я ее высоко оцениваю как открытое, ясное заявление о намерениях и позициях Российской Федерации. У нас раньше преобладало желание укрыться за чужими спинами или не сказать прямо, как бы чего не вышло. Мы, например, понимали прекрасно, всегда понимали, что расширение НАТО на восток нам стратегически не выгодно, но и опасно для нас. Мало кто знает, что сегодня или завтра НАТО выдумает. Мы в НАТО не участвуем, поэтому приближение любого мощного военно-политического блока к нашим границам - это потенциальная угроза. Это ясно, как дважды два четыре. Но остановить мы этого продвижения не смогли. И, в немалой степени, не потому что во времена Ельцина было принято одной рукой для вида протестовать, а другой – подписывать всякие документы, вроде, например, «Программы партнерства во имя мира». Эту Программу мы подписали, и моментально вслед за нами подписали другие страны СНГ, и теперь, когда мы говорим, что мы против продвижения НАТО, нам говорит: «Да у вас отношения с НАТО еще лучше, чем у нас». Особенно на Украине сторонники Ющенко все время злоупотребляют этим тезисом. Это неправда, потому что наши отношения с НАТО - это отношения взаимной вежливости, а их отношения с НАТО - это попытка, на самом деле, стать членом этой организации. У нас такой попытки нет. Поэтому речь Путина в Мюнхене очень важна как ясное заявление об особом взгляде Российской Федерации на процессы, происходящие в мире. Этот особый взгляд разделяется многими, просто не все на сегодняшний день готовы прямо и публично об этом сказать. Эта речь вызвала волну энтузиазма в Китае, на Ближнем Востоке, в целом ряде других стран, которые чувствуют себя обделенными в результате такого однополярного строения мира, которые видят, что однополярный мир оказался неэффективным, он оказался затратным, он оказался кровавым, наконец, он оказался неустойчивым как всякая одноногая конструкция. Происходит что? Происходит Афганистан, вновь возобновляется. Ничего там не решено, несмотря на интервенцию. Ирак обречен с тех пор, как однополюсный мир стал реальностью. Мы видим, что страна из относительно спокойной стала местом, рассадником терроризма, убийств. Огромное количество людей убито, уже миллионы иракцев погибли, несколько тысяч американцев. Но потери американцев не идут в сравнение с потерями иракского народа, и это все в результате желания сделать как лучше для Ирака. Мы видим, что случилось с Югославией еще прежде, когда в течение десяти лет страну фактически разваливали и, в конце концов, доразваливали. Сейчас финальный акт этого развала происходит, а, может быть, даже еще не совсем финальный. Речь идет о Косове. Поэтому речь Путина, на мой взгляд, это очень важно, это своего рода знаковая вещь, я думаю, что как бы не пытались ее скомпрометировать (а это сразу принялись делать на Западе, стали говорить, что Путин себе на уме, что у него в стране нет демократии, что он таким образом хочет проводить виртуальную холодную войну), но все это, на мой взгляд, понятная реакция людей, которые увидели себя в портрете. Очень не хочется многим видеть себя в портрете, нарисованном Путиным. На самом деле этот портрет объективный, иначе бы республиканцы и Буш не потерпели бы такого унизительного поражения на недавних выборах в Конгресс США. Демократы пришли в Нижнюю палату, и сегодня пытаются противостоять этому курсу. Поэтому тут, мне кажется, можно только сказать, что Президент в этом отношении был прав. И внутри страны, я хочу заметить, если не брать либеральных маргиналов, тех, кто уже выдавлен из большой политики, кто существует на гранты и субсидии, то большинство поддержало, невзирая на свои какие-то претензии друг к другу, политические и пр. Во всяком случае, у нас в Государственной Думе все фракции поддержали то, что было сказано Президентом.

Ведущий: Спасибо. Еще о внешней политике. Вы упомянули о проблеме Косова, и я знаю, что Вы этим всегда активно интересовались и занимались буквально в прикладном смысле: наша съемочная группа участвовала в поездке по принятию домов, которые были построены в Косовском крае для сербов, по инициативе Константина Федоровича, в значительной степени. И это только один из элементов, на самом деле, после нашей поездки (она была в январе)…

К. Затулин: Я хочу объяснить телезрителям, у которых тоже много личных проблем. Что речь не идет о небоскребах, речь идет о сельских домах на семью. Действительно, такой проект был реализован. Я считаю, что мы от этого не обеднели в Москве, что потратили на это деньги. Но такой очень важный момент: когда сербский народ оказался одинок, мы продемонстрировали, что в Москве и в России сербов помнят, и хотели бы их в трудное время поддержать. Конечно, мы понимаем, что это капля в море по сравнению с теми грандиозными средствами, которые идут (об этом в Вашем фильме рассказывалось) на строительство домов для албанцев, на помощь мусульманскому албанскому государству. Мы считали важным, и на будущее в том числе, продемонстрировать свою позицию.

Ведущий: После этого уже прошли выборы в Сербии, которые также зависимы, а может быть, в большей степени зависимы сегодня, как та самая Чехия и Польша, и, тем не менее, воля народа все-таки прозвучала. «Косово, –  сказали сербы, – должно быть сербским». На фоне этого инициатива ООН, западных партнеров Косова все-таки остается прямо противоположна мнению большинства сербов.

К. Затулин: Да, но, собственно говоря, об этом мне тоже приходилось говорить. Мне приходилось говорить, что до выборов в Сербии Запад не будет афишировать своего плана фактической независимости Косова. Этот план был уже во втором полугодии прошлого года готов. Это так называемый план Ахтисаари (по имени западного посредника, бывшего премьер-министра Финляндии, который занимается от имени европейского союза этой работой), он был готов. Он лежал в столе. Очень хотелось на Западе помочь либералам в Сербии, они там тоже есть, западникам, чтобы они набрали как можно больше голосов. В полной мере это им не удалось, конечно, но, в какой-то мере удалось, потому что хоть сербская радикальная партия и набрала наибольшее число голосов, все-таки это не абсолютное большинство, и правительство они сформировать не смогли. Удалось удержаться правительству во главе с Коштуницей, но, с другой стороны, в ходе этих выборов стало ясно, что политическая сила в Сербии, которая откажется формально от Косова, исторического центра Сербии, хоть и заселенного сегодня албанцами, эта политическая сила обречена. Сегодня ситуация тупиковая, в очередной раз Сербия отказывается от признания независимости Косова. В этом вопросе она заняла определенную жесткую позицию. В то же самое время западные страны, особенно США, пытаются протащить план фактической независимости Косова. Они сейчас зашли в определенный тупик. И здесь позиция Российской Федерации заключается в том, что насильно не отторгать от государства часть территории, как это происходит в случае с Сербией и Косово. Это опасный прецедент, мы выступаем против этого. Пока вопрос нерешенный, я не исключаю, что у ООН будет попытка его продавить, но, в конце концов, у Российской Федерации есть право вето. Надежда остается.

Ведущий: Спасибо. И в заключение – несколько слов.

К. Затулин: Я уже сказал о том, что этот год – это последний год полномочий IV Государственной Думы, в том числе моих как депутата ГД. Я продолжу, естественно, до самого последнего дня исполнять свои обязанности. Будет округ – не будет округ, ясно, что сегодня его дни сочтены, как и IV Государственной Думы, в соответствии с законом, ныне принятом. Тем не менее, все эти обращения, которые есть и которые поступают, те вопросы, которые задавались во время эфира (мы даже не имели возможности толком на них ответить), мы на них обязательно ответим, и ответят и мои помощники, и отвечу я. Хочу заметить, что был еще один вопрос, который мы не успели осветить, хотя предполагали. Сейчас на Украине, я просто хотел это сделать, и сказать, что я, конечно, поддерживаю Юрия Михайловича Лужкова, на которого украинские националисты сегодня нападают за его слова, сказанные в Севастополе во время его визита, в котором и я должен был участвовать, но меня в очередной раз на Украину не пустили. Сегодня политические противники Юрия Михайловича, некоторые, по крайней мере, спекулируют здесь в России на его выступлении, пытаются спровоцировать москвичей, сказав о том, что Лужков пообещал-де Крыму широкие инвестиции, и это все за наш счет. Это неправда. Речь шла о капиталовложениях в крымскую землю, строительство санаториев, строительство домов отдыха для москвичей, и речь шла, конечно, не о бюджетных средствах, а о привлекаемых. Для этого есть специальные инвестиционные и разного рода частные средства. Такую работу, безусловно, Правительство Москвы будет вести, вопреки всякой критике. Я думаю, что все хорошо себе представляют, где Крым находится, и каким образом он попал на Украину. И все хорошо представляют, что нам в этой ситуации надо стараться сделать все, чтобы Крым остался, если не формально, то, во всяком случае, неформально, российской территорией.

Ведущий: Спасибо.


Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
Copyright ©1996-2018 Институт стран СНГ