Внимание! Вы находитесь на старой версии сайта "Материк". Перейти на новый сайт >>> www.materik.ru

 

 

Все темы Страны Новости Мнения Аналитика Телецикл Соотечественники
О проекте Поиск Голосования Вакансии Контакты
Rambler's Top100 Материк/Аналитика
Поиск по бюллетеням
Бюллетень №192(01.06.2008)
<< Список номеров
НА ПЕРВОЙ ПОЛОСЕ
В ЗЕРКАЛЕ СМИ
ВЕСТИ ИЗ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ДУМЫ
ЖИЗНЬ ДИАСПОРЫ
ПРОГРАММА ПЕРЕСЕЛЕНИЯ СООТЕЧЕСТВЕННИКОВ
БЕЛОРУССИЯ
УКРАИНА
МОЛДАВИЯ И ПРИДНЕСТРОВЬЕ
ЗАКАВКАЗЬЕ
СРЕДНЯЯ АЗИЯ И КАЗАХСТАН
Страны СНГ. Русские и русскоязычные в новом зарубежье.


Госминистр Грузии по делам реинтеграции готов кдиалогу

27 мая Независимая газета опубликовала интервью госминистра Грузии по реинтеграции Темури Якобашвили под названием "Война – удел недалеких людей". В интервью грузинского представителя власти, есть некоторые детали, которые заслуживают внимания.

 Ранее госминистерство по реинтеграции, как известно называлось иначе, министерство по урегулированию конфликтов на территории Грузии. Преобразование госминистерства произошло после внеочередных президентских выборов в Грузии 5 января. Как заявил президент Грузии страна  "из стадии решения конфликтов переходит к реинтеграции конфликтных зон в единое государство, соответственно, в новом правительстве вместо госминистра по конфликтам будет госминистр по реинтеграции". В то же время такой шаг в изменении структуры Кабинета Министров, как представляется, был направлен на смягчение позиции грузинской оппозиции, в свое время, когда грузинский президент стал значимой политической фигурой, им было заявлено, что в Грузии в первую очередь будет восстановлена территориальная целостность. Однако эти вопросы остались нерешёнными и потому Михаил Саакашвили решив упразднить министерство по вопросам урегулирования конфликтов  создал на его месте министерство по делам реинтеграции. Михаил Саакашвили, скорее всего, надеялся минимизировать критику со стороны оппозиции.

Между тем подобное действие, стало ещё большим раздражителем для властей Абхазии и Южной Осетии, которые увидели в этом, стремление грузинских властей показать некую виртуальную целостность Грузии. В то же время грузинские власти, заведомо зная позицию непризнанных, тем не менее, пошли на такой шаг, в результате власти Абхазии и Южной Осетии отказываются от каких-либо переговоров с госминистром по реинтегарции.  Однако ранее, до реформирования структуры, когда, оно ещё называлось министерством по делам урегулирования конфликтов, власти непризнанных республик, не задумываясь проводили переговоры с одним из органов государственного управления осуществляющего, по мнению грузинского руководства внутриполитические функции. В этом смысле и руководство Абхазии и Южной Осетии, коль скоро называли себя независимыми государствами, должны были реализовывать весь переговорный процесс на уровне министерств иностранных дел. Более того по словам Темури Якобашвили "в ведение возглавляемого мной министерства в ближайшее время войдут задачи социальной интеграции нацменьшинств, компактно проживающих в районах Грузии", что ещё совершенно точно усугубит ситуацию в проведении каких-либо мало-мальских переговоров.

На данном этапе позиции сторон ясны. Как заявил госминистр по реинтеграции отказ от переговоров с ним, "похож на каприз". Далее он добавил, что "Багапш и Кокойты, претендующие на роль серьезных политиков, должны не думать об удовлетворении капризов, а больше заботиться о судьбе своих народов". Однако представители Абхазии и Южной Осетии возражают проводить переговоры с госминистром по реинтеграции, не потому, что этим руководителем ведомства является Темури Якобашвили, а только потому, что новое название министерства, для непризнанных республики несёт в себе негатив. Реинтеграция это восстановление именно того, от чего хотят уйти и абхазы и южные осетины. По их мнению, реинтеграция может проводиться внутри самой страны, и Абхазия  и Южная Осетия к этому процессу не имеют никакого отношения. 

В связи с этим заслуживает внимания заявление госминистра о том, что якобы "в свое время абхазская сторона вела переговоры с главой Абхазии в изгнании, думается, вполне может встречаться и с госминистром по реинтеграции". Однако подобные утверждения абсолютно не достоверны. Абхазская сторона за всё время своей независимости не провела ни одной встречи с представителями так называемого  "правительства в изгнании " будь то Тамаз Надарейшвили, Вахтанг Колбая или нынешним "главой правительства" Малхазом Акишбая.

Подобные заявления являются ни чем иным как искажением фактов. Ни один из вышеперечисленных так называемых "глав правительств" ни разу не был удостоен, ни на каком уровне, какого-либо внимания со стороны властей непризнанных республик. Были неоднократные попытки посредников, участвующих в переговорном процессе, усадить за стол переговоров, так называемых представителей "властей в изгнании", дабы продемонстрировать факт того, что де-факто власти Абхазии ведут переговоры с якобы "официальными властями Абхазии". Этнополитические конфликты между Грузией с одной стороны и Абхазией и Южной Осетией с другой, грузинская сторона пытается преподнести как гражданскую войну, которая ничего общего не имеет с заявленными требованиями абхазов и южных осетин. На данном этапе грузинская сторона, убедившись в бесполезности подобных действии, решила пойти по пути, способствующему, на их взгляд, скорейшему интегративному процессу с Западом. Грузинские власти заявляют о том, что стороной конфликта с Грузией являются не Абхазия и Южная Осетия, а стороной конфликта, является Россия, которая уже аннексировала территорию Грузии. Темури Якобашвили заявил, что "Россия показала себя не нейтральной стороной, а участницей конфликта". Такого рода заявления уже неоднократно звучали из уст представителей официальных властей Грузии. Сам президент Грузии также говорил об этом. 15 мая в Израиле он заявил, что "развивающиеся сейчас в Грузии процессы выходят за теоретические рамки. Это уже практически аннексия. На нашей территории против воли власти страны размещены военные силы другого государства. Российские военные напрямую делают заявления о том, что используют силу против суверенного государства". Еще ранее подобные заявления делали и представители МИД Грузии.

Темури Якобашвили также ошибочно считает, что"налицо тенденция позитивных процессов, скажем, в грузино-абхазском конфликте... Сейчас назрел момент, чтобы сесть за стол переговоров. Это понимают в Сухуми. И категоричность Сергея Багапша – всего лишь риторика. Иногда политики вынуждены говорить то, чего им не хочется. Нам надо менять формат, потому что прежний оказался нерезультативным. Это доказали годы. Последние предложения президента Грузии Михаила Саакашвили по урегулированию конфликта очень перспективны. Необязательно их обсуждать пакетом. Можно начать с того, что устраивает и Тбилиси, и Сухуми, и поэтапно переходить к другим вопросам".

Во-первых, нет никаких признаков того, что существуют какие-либо положительные тенденции или явления в грузино-абхазском конфликте, позволяющие сесть за стол переговоров, и в первую очередь это связано с присутствием грузинских  войск на территории Абхазии, в частности в Кодорском ущелье. Возможно, что категоричность президента Абхазии - "риторика", однако грузинскому госминистру следует иметь в ввиду, что на территории Абхазии существуют куда более радикальные представители, нежели сам президент. Во-вторых, предложения президента Грузии, может быть и  "очень перспективны", но таковыми их не считают абхазы. Свою волю, которая выражается в построении независимого государства, абхазский народ  отстоял в войне и изъявлял неоднократно. В октябре 1999 года в республике был проведён референдум, где подавляющее большинство поддержало курс на независимость. 

Далее госминистр отвечая на вопрос "С чего можно начать переговоры?", отметил, что "вполне можно приступить к обсуждению вопросов, связанных с созданием свободных экономических зон в Гальском и Очамчирском районах. Это такие проекты, реализация которых принесет дивиденды всем участникам, и они не будут создавать проблемы друг другу. Создание СЭЗ, сотрудничество в таких рамках является идеальной формой для деизоляции Абхазии, для повышения доверия друг к другу, для повышения качества жизни. СЭЗ в скором времени вызовет другие необратимые процессы: разблокирование железной дороги и других транспортных коммуникаций, интенсифицирует миграцию, а следовательно, и общение между народами". Однако, это всего лишь желание грузинского руководства, которое никак нельзя ассоциировать с мнением руководства Абхазии. Заявление госминистра являются очередными громкими фразами, за которыми не стоит ничего, кроме как возвращения Абхазии "в лоно Грузии". Как отмечает "Республика Абхазия", грузинские инициативы новизной не блещут. "Помнится, нам предлагали "широкую", "самую широкую" автономию, теперь "неограниченную". В понятии человека с Запада формула "неограниченная" автономия - это ни что иное, как полная независимость. Но у Тбилиси своя шкала политической терминологии, сугубо грузинской окраски". Как считает газета, любопытно предложение о создании больших свободных экономических зон в Очамчыре и Гале. " Эти зоны, будут "под контролем де-факто абхазских и грузинских властей". Вроде грузинский президент дает Абхазии "неограниченную" автономию, а вот большими свободными экономическими зонами в Абхазии, будут руководить, как и прежде из Тбилиси - схема восстановления былой Советской Грузии, когда райкомы Абхазии вроде бы руководили на местах, но все вопросы решались в ЦК грузинской компартии. Это и есть наглядная сущность той самой "широкой", "неограниченной" по-грузински автономии, что нам и предлагается поныне, теперь - в несколько обновленной облатке".

На данном этапе, да и в ближайшем будущем, несмотря на заявления грузинского госминистра о готовности к проведению встречи между Грузией и Абхазией, говорить о проведении переговоров бессмысленно. Для абхазской стороны основополагающим остается вопрос Кодорского ущелья и подписание соглашения о невозобновлении войны. И когда Темури Якобашвили заявляет о том, что грузинская сторона "проанализировала прошлые ошибки", он почему-то умалчивает о том, что Грузия выведет свои войска с территории ущелья, ведь это был бы тот шаг, которого так ждут в Сухуме. Возможно за ним и последовали бы переговоры сторон, о которых так мечтают в Тбилиси. 

Руслан Харабуа


Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
Copyright ©1996-2018 Институт стран СНГ