Notice: Undefined variable: links in /home/materik/materick.ru/docs/bullib.php on line 249
Материк. Информационно-аналитический портал постсоветского пространства

Информационно-аналитический портал постсоветского пространства

Пресс-конференция: «Москва и Ставропольский край в инициативе по спасению сербского Косово: попытка сохранить связи между народами и обществами после трагедии государства»

31.05.2002 г., Редакция газеты «Аргументы и факты»

Ведущая Инна Образцова

ВЕДУЩАЯ. Мы начинаем нашу пресс-конференцию, и я вам представлю наших гостей.

Константин Федорович Затулин, советник мэра Москвы, директор Института стран СНГ.

Евгений Михайлович Кожокин, директор Российского института стратегических исследований, доктор исторических наук.

Ивана Жигон – председатель Общества сербско-русской дружбы, ведущая актриса Сербского Национального театра. Как говорят присутствующие, она любит русскую классику и с неизменным успехом уже семь лет у себя на родине играет Настасью Филипповну в пьесе по роману Ф.М.Достоевского «Идиот». Я знаю, у нее есть совместные творческие планы с Никитой Михалковым.

Также у нас в гостях Елена Юрьевна Гуськова, руководитель Центра по изучению современного балканского кризиса Института славяноведения Российской Академии наук.

Поводом для нашей встречи послужил визит сербской делегации. И если я не ошибаюсь, вчера все наши гости вернулись из Ставропольского края, где пытались установить побратимские отношения с Буденновском. Как раз об этом нам и расскажут наши гости.

ЗАТУЛИН. Думаю, об этом лучше расскажет Ивана.

ВЕДУЩАЯ. Тогда, Вам первое слово.

ЖИГОН. Я хочу представить вам отца Петра, иеромонаха сербского монастыря в Косово, ответственного в церкви за всех беженцев, пытающихся возвратиться в край Косово и Метохию.

ВЕДУЩАЯ. Ивана, какой была цель Вашего визита, есть ли какие-нибудь итоги?

ЖИГОН. В Сербии мы часто говорим: «Бог высоко, Россия далеко». Это одно из свидетельств того, как мы относимся к России, на каком пьедестале для нас она находится. Мы сравниваем ее с Богом.

Став председателем Общества сербско-русской дружбы, я поняла, что Россия должна быть ближе всего там, где нам тяжелее. А нам тяжелее всего - в нашем сердце, на нашей Святой земле –в Косово и Метохии.

В Косово и Метохии за последние три года в присутствии КФОРа разрушено больше ста церквей, многие из которых были построены еще в XIII, XIV и XV веках. Мы пришли в Москву с изданием распятого Косова. Здесь есть перевод на русском и английском языках, где зафиксирована вся информация о том, как разрушались наши церкви. Мы приехали в столицу, которая для нас не только самая красивая столица в мире, а столица Православия и славянства. Идея связать и сделать побратимыми край Косово и российский Ставропольский край, была не случайной. Оба этих района незаслуженно пострадали и стали форпостами православия на Балканах и на Кавказе. Мы были в Буденновске, в городе, который пострадал в 1995 году, и договорились об особом побратимстве, которое в большей степени будет шефством и покровительством, потому что Россия гораздо больше и сильнее Сербии, а Буденновск больше маленьких деревень, пытающихся вернуться в Косово-Метохию.

За последние три года в Косово и Метохию пришло на 40 процентов больше албанцев, чем их было прежде - перед войной. Теперь в крае их более миллиона человек. Что же касается сербов, то их вернулось только 180 человек (в течение трех лет более 350 тыс. сербов и неалбанцев покинули Косово). Они вернулись во вдвойне оккупированную страну - оккупированную албанцами и КФОРом. Они вернулись туда, где их могут убить и похитить. Я особенно отмечу, что в присутствии КФОРа было убито и похищено за последние три года около 2 тысячи человек.

Очень часто мы говорим, что в Косово опять распят Христос. И опять он одинокий. Однако, к счастью, мы нашли наших братьев, которым мы можем рассказать обо всем происшедшем.

Я также скажу, что албанцев поддерживает вся западная цивилизация, те люди, которые могут бомбить когда угодно и кого угодно. Об этом Москве тоже нужно серьезно подумать.

Мы же пришли уведомить вас обо всем происходящем и пригласить вас морально, по-братски поддержать нас. Мы единокровные народы, единоверцы. И мы очень благодарны Правительству Москвы, Константину Федоровичу Затулину, который явился инициатором этой поездки, благодарны г-ну Шанцеву, г-ну Мурадову, которые нас приняли и глубоко поняли эту проблему.

ВЕДУЩАЯ. Спасибо большое. Кто-то готов дополнить Ивану? Пожалуйста, Константин Федорович.

ЗАТУЛИН. Делегация, которая сегодня представлена за нашим столом двумя своими главными участниками, была гораздо шире. Часть участников этой поездки уже вернулись в Сербию, в Косово. Делегация была приглашена Мэром Москвы Юрием Михайловичем Лужковым и, как уже Ивана говорила, была принята в Москве вице-мэром Валерием Павлиновичем Шанцевым. Я добавлю только несколько слов.

Первое. Почему и зачем Правительство Москвы пригласило делегацию. Наверное, правильнее было бы, если такое приглашение прозвучало со стороны общественности или общефедерального ведомства, все же мы имеем дело с Обществом сербско-русской дружбы Сербии. Москва сделала это потому, что в этот трудный момент как раз общественная инициатива должна быть поддержана в отношениях между сербским и русским народом, между Сербией и Россией.

Если говорить откровенно, моя личная точка зрения состоит в том, что в Сербии действует прозападное правительство, приведенное к власти в результате разрешения югославского кризиса, войны между НАТО и Югославией. Это правительство сегодня заинтересовано в установлении как можно более близких связей с Западом. И это правительство вовлечено в очень сомнительный процесс выдачи руководителей Югославии Гаагскому трибуналу, который начался, как вы знаете, с выдачи суду бывшего президента страны С.Милошевича. Причем в самой Сербии, мне кажется, это породило небывалый духовный кризис, поскольку все это происходило взамен обещаний предоставить западные кредиты Югославии. Хочу обратить внимание, что предоставить кредиты Сербии и Черногории, поскольку Югославия уже как три месяца объявлена несуществующей страной.

Трудно рассчитывать, что сейчас самое подходящее время для развития официальных контактов между новыми образованиями Сербия - Черногория и Российской Федерацией как государством. Я могу ошибаться, но мне кажется, что и официальными структурами взята определенная пауза. Как ни горько это говорить, но наши официальные власти так перенапряглись за время югославского кризиса, я имею в виду тех, кто так или иначе участвовал в официальных переговорах, что сегодня они будто отдыхают, когда дело касается развития отношений с этой страной.

Исторические связи, существовавшие на протяжении столетий, конечно, не могут и не должны быть утеряны. Сейчас свое слово должен сказать народ, один и другой, интеллигенция как образованная часть этого народа, интеллигенция творческая, научная, религиозная. Поэтому Правительство Москвы, мэр столицы и вице-мэр считают, что мы не должны упустить и создать вакуум в отношениях между нашими народами, если такой вакуум или такая пауза возникли в отношениях между государствами. Это первое.

Второе. Существует договоренность, что в октябре-ноябре в Москве пройдут Дни сербской культуры Косово и Метохии.

Я хочу особо обратить внимание на это, потому что сегодня в обществе сложилось мнение, что Косово – это автономный албанский край. Мы не можем поддерживать такую трактовку и, конечно, мы должны поднять голос в защиту тех памятников истории и культуры, и, прежде всего людей, которые являются коренными жителями этого края и сегодня изгнаны со своей земли.

Правительство Москвы наметило широкую программу сотрудничества с общественностью Сербии, поддержки сербского населения Косово. Предполагается создание фонда стипендий мэра, оказание материальной помощи, шефская помощь префектур и управ Москвы с населенными пунктами Косово. В плане проведение, как я уже сказал, Дней сербской культуры Косово и Метохии в Москве, решение целого ряда вопросов о представительстве сербской культуры в Москве, не исключая обсуждаемого сейчас Московским Патриархатом вопроса о строительстве сербского храма в Москве.

Последнее, что я отметил бы, мы не считаем, что это - дело одной Москвы. Это общерусская, общероссийская задача. Наверное поэтому, идея установления побратимских сербского края Косово и Ставропольского края была горячо поддержана властями края. Поскольку, как здесь уже говорила Ивана, обстоятельства жизни в Ставропольском крае и в этой части Сербии, до боли схожие.

В ходе визита делегации в Ставрополье прошли встречи с губернатором, который, кстати, носит фамилию Черногоров, но, к сожалению, до сих пор ни разу не бывал ни в Черногории, ни в Сербии. Но в ближайшее время это досадное упущение будет восполнено. Сейчас Общество сербско-русской дружбы и Правительство Москвы готовятся к посещению 28 июня, в День косовской битвы, делегацией Москвы и Ставрополья в Сербию.

Теперь вновь вернусь к своему рассказу о поездке в Ставрополье делегации Общества сербско-русской дружбы. Как уже говорила Ивана, делегация побывала в Буденновске. У нее есть приветственный адрес и письмо главы г.Буденновска г-на Ляшенко, который подтверждает желание установления шефских связей. Мы считали, что выбор Буденновска в качестве города – побратима Косово должен, в первую очередь, раскрыть глаза на происходящее у нас, русских, чтобы мы поняли аналогичность ситуации в наших государствах, схожесть судеб народов.

Очень тепло наши друзья были приняты в Ставропольском крае, два дня мы провели вместе с губернатором Александром Черногоровым, главой краевой думы Юрием Гонтарем. Пользуясь случаем, хотел бы со своей стороны выразить им благодарность.

Последнее, что я хотел бы отметить. Вчера (30 мая) состоялась встреча с ректором МГИМО Анатолием Васильевичем Торкуновым и сотрудниками университета, в ходе которой удалось договориться о том, что МГИМО МИД РФ установит особые отношения с Приштинским университетом, изгнанным из Приштины, а его преподаватели и студенты базируются в косовской Митровице - месте компактного расселения сербов на территории Косово. МГИМО может сыграть достаточно большую роль в том, чтобы этот университет был сохранен.

Спасибо.

ВЕДУЩАЯ. Спасибо, Константин Федорович. Я бы хотела уточнить одну деталь, может быть, юридическую тонкость. Косово и Буденновск – уже побратимы или идет подготовка к этому этапу?

ЗАТУЛИН. Сербская сторона поставила вопрос о том, чтобы вначале был установлен контакт с населенным пунктом Осояне. Это единственное место на территории Косово, в которое за последние три года вернулись 180 жителей, в числе которых 15 детей. Сама деревня была уничтожена, но люди вернулись и живут в бараках, или как говорит Ивана, в пластмассовых контейнерах. Буденновск с 70 тысячным населением, заинтересован в установлении побратимских связей с этой деревней и с теми четырьмя сербскими деревнями, которые намерены вернуться на оккупированную землю. То есть, речь идет о широком шефском отношении между русскими и сербами, в которые включаются и Москва и Ставропольский край, об особом отношении между Ставропольским краем и Москвой и населенными пунктами Косово. Формально для того, чтобы это произошло, вероятно, должны быть осуществлены взаимные поездки, подписаны двусторонние документы. Этих двусторонних документов пока что нет. Есть предложения сербов и есть отклик со стороны Буденновска, Администрации Ставропольского края.

ВЕДУЩАЯ. Спасибо. Вы хотели добавить?

ЖИГОН. Я хотела добавить, что первый воздух в этот вакуум принесли русские культурные деятели 24 марта этого года, в день начала бомбежки Югославии они побывали в Косово, среди них такие известные деятели культуры и искусства как белорусский кинорежиссер Михаил Николаевич Пташук, к несчастью, позже погибший и Николай Петрович Бурляев – председатель кинофестиваля «Золотой Витязь». Кстати, мы приняли участие в этом фестивале, проходящем в древнем русском городе Рязани и посвященном в нынешнем году Косово и Метохии.

В рамках кинофестиваля были показаны документальные фильмы, посвященных судьбам Косово и Метохии.

Возвращаясь к мартовской поезде российских и белорусских деятелей искусства в Косово, хочу вам рассказать, что когда мы после показа своей программы уезжали из деревни Осояне, из этого казалось бы заброшенного и всеми забытого поселения, с речью выступил один старый мужчина, который на чистом русском языке сказал: «Да живет великая Россия, самая великая страна в мире!»

ВЕДУЩАЯ. Большое спасибо, Ивана, за дополнение.

Я думаю, что Евгений Михайлович Кожокин подключится к нашему разговору, выскажет точку зрения Института стратегических исследований. Действительно, как уже здесь отмечали, отношения России и бывшей Югославии отошли на второй план. Ваш прогноз, как эти отношения будут развиваться дальше?

КОЖОКИН. У России на Балканах есть прагматичные интересы. Они связаны с нашим энергетическим комплексом. Балканы для нас важнейший не только рынок, но и транзитные территории. И с этой точки зрения Россия просто не может уйти с Балкан. Политическая конъюнктура может меняться, но экономические интересы являются абсолютно стабильными в этом плане. Более того, в силу особенностей экономического развития этой далеко не самой богатой, и не самой развитой части Европы, к тому же исторически связанной с Россией, этот рынок для нас представляет интерес, и наше присутствие на этом рынке может быть не только сохранено, но и увеличено.

Но есть и вопрос не экономического порядка, хотя имеющий вполне практическое значение. Это вопрос о современном понимании демократии, в том числе в международных отношениях. Мы видим, что проблема национальных меньшинств сейчас является очень острой и актуальной, о ней много говорят, но говорят своеобразным образом. Есть национальные меньшинства, которые оказываются в эпицентре внимания политиков, средств массовой информации. Есть национальные меньшинства, которые почему-то никого не интересуют, хотя у них точно такие же права, точно такие же проблемы, иногда даже более острые, чем у тех национальных меньшинств, о которых заботится, как сейчас модно говорить, мировое сообщество. То есть не мировое сообщество, речь, прежде всего, идет о евро-атлантическом сообществе.

Ивана говорила о трагедии сербов. Об этой трагедии никто не говорит, никто не пишет. Каждый день жизни в Косово для серба, неважно, для женщины, старика, или для ребенка – это вызов. Это вызов, потому что каждый день он рискует, оставаясь на этой земле. С этой точки зрения инициатива маленькой группы сербов вернуться в Косово – это безумный по храбрости, решительности поступок. Мы сейчас не любим писать и говорить про героические поступки, но это героический поступок сегодняшнего дня. Героический поступок, связанный с тем, чтобы сохранить принципы демократии, потому что, как было официально объявлено, в этом своеобразном протекторате, который называется Косово, как его называют сербы Косово-Метохия, собираются создавать единое демократическое устройство. Как создавать демократическое устройство, базирующееся на том, что часть коренного населения на этой территории не может жить. С этой точки зрения это вызов не для сербов, это вызов для нас, потому что мы несем за это ответственность. Наши военнослужащие находятся там, и это вызов для наших западных партнеров, вызов, в том числе, для их собственной демократии. А демократия известна как одна из самых крупных и легко ломаемых инструментов управления, и в этом отношении никто не гарантирован, что сегодняшняя демократия завтра будет такой же. За демократию нужно постоянно бороться. И с этой точки зрения, поддерживая инициативу сербов, мы боремся за принципы демократии.

Мы живем сейчас в плюралистическом обществе. Кому-то идеалы православия дороги, кому-то они безразличны. Кто-то из нас вообще является мусульманином, но мы все стоим на том, что в России мы строим демократическую страну. Мы все стоим на том, что мы хотим жить в демократическом международном сообществе. А сейчас есть вызовы, о которых нужно говорить, в том числе и с нашими западными партнерами, которые предпочитают говорить, что мы можем учить, как строить демократию - вас, сербов, болгар, поляков. Что касается их демократии, то это с нами не обсуждается. Однако, если это не обсуждать – это уже не демократия.

ВЕДУЩАЯ. Спасибо большое. Елена Юрьевна, если Вы хотите, можете дополнить Ваших коллег или возразить.

ЗАТУЛИН. Я думаю, что Елена Юрьевна как раз должна сказать о том, что пишут и говорят наши ученые. Потому что сказать, что совсем не пишут, было бы неверно. Я держу в руках книгу, которую Елена Гуськова совсем недавно презентовала нашей общественности - «История югославского кризиса».

Пожалуйста.

ГУСЬКОВА. Спасибо. Бомбордировки Косово и Метохии в 1998-1999 годах, затем ввод международных сил - это события, связанные не только с этим небольшим автономным краем. Это один из этапов целого кризиса, и он очень важен для понимания того, что произошло на Балканах. Фактически речь идет о методике разрушения многонациональных государств, тесно связано с вопросом демократии и международных отношений.

Дело в том, что все, что мы читали и слышали про Косово, кроме тех, кто действительно там работал, наполнено целым рядом очень хорошо сформулированных и сфабрикованных фактов. Именно на искажении событий в Косово и Метохии строились конкретные действия на этой территории, в частности, блока НАТО. Нас убеждали в том, что НАТО приходит на эту территорию для того, чтобы принести туда демократию и мир. Что же на самом деле там происходило?

Прежде всего, нас убеждали в том, что в Косово и Метохии ликвидирована полностью автономия албанцев в составе Сербии и Югославии, Косово и Метохии как автономного края в составе Сербии и Югославии. На самом деле автономия не была уничтожена. Она как была по Конституции 1963, 1974 года, так и осталась по всем последующим Конституциям, в частности 1989 и 1992 года. Просто албанцы отказались сами от этой автономии, их не удовлетворило то, что по Конституции 1989 года им отказано в праве создавать свою собственную республику, за которой только один шаг к отделению и полной самостоятельности. Они получали автономные права, если сравнить с европейским уровнем, или автономиями других национальных меньшинств, очень высокого уровня. Албанцы отказались от этой автономии и создали параллельные структуры власти: незаконно избранный парламент, президент, более того, параллельные структуры низших органов власти, образования, судебной системы, которые должны были показать полный отказ от сотрудничества с властями Сербии и Югославии.

Основываясь только на этом одном факте, западный мир начал обвинять Югославию в том, что ущемляются права албанского меньшинства. Когда же речь шла уже о событиях 1989 года и предшествующих бомбардировке 1999 года, то нас убеждали в том, что полный террор югославской армии и полиции заставляет вмешиваться в эти события уже мировое сообщество и НАТО. Однако никто никогда не упомянул, как же развивались эти события и какую цель преследовали албанцы и кто начинал эти столкновения? Во всяком случае, не югославская армия и не полиция. Албанцы еще с конца XIX века поставили цель создания независимого государства, объединения всех территорий с большинством албанского населения вокруг Косово и Албании. К этой цели они идут до сих пор. Причем им не удалось создать самостоятельное государство и выйти из состава Сербии в 1945 году. Им не удалось это сделать и в последующие годы. Все движение албанцев на территории Косово связано с их попыткой создания самостоятельного государства, независимо оттого, что происходило и какие средства вкладывались в этот автономный край на протяжении 50-х, 60-х, 70-х и 80-х годов. А огромные средства на возрождение культуры, создание системы специального албанского образования в автономном крае, вкладывала вся Югославия, все республики: Словения, Хорватия, Босния-Герцеговина, Македония. В этом малепусеньком образовании Косово и Метохия была создана Албанская академия наук, создан огромный университет, ежегодно выпускавший до 40 тысяч студентов, которые обучались по албанским программам. Даже сегодня многие албанцы, я имею в виду албанцев-интеллектуалов, принаются, что в Серебряный век Югославии, коим считают 70-е годы прошлого века, они все равно должны были идти путем своей национальной борьбы.

Этапы этой борьбы были такими. 50-е годы – создание подпольной сети специальной националистической организации.

60-е годы – появление конкретных проявлений: листовки, митинги, демонстрации.

А в 80-е годы албанцы поднялись на восстание. Об этом мы сегодня не говорим, и вы нигде об этом не прочитаете. С этого времени восстание уже не прекращается. В 90-е годы оно переходит в фазу вооруженной борьбы против центральной власти, которая препятствовала выходу Албании из состава Югославии.

Албанские экстремисты и сепаратисты поставили перед собой цель не только выйти из состава нынешней Югославии, но и присоединить к Косово примыкающие к этому краю территории с большинством албанского населения на территории Черногории, Македонии и даже частично Греции. Затем, создав республику Косова, по-русски это женского рода, постепенно, используя международные отношения, объединить их с Албанией.

К огромному сожалению, мы должны констатировать, что с помощью международных организаций албанцы почти что достигли своих целей.

Почитайте последнюю книгу воспоминаний о своей деятельности Е.М.Примакова. Он как раз очень хорошо рассказывает о событиях 1989-1999 года и попытках урегулирования косовского конфликта, где прямым текстом говорится о том, что американцы помогают созданию вооруженных албанских сил в Косово и Метохии. О том, что инструкторы поставляют туда не только знания, но и оружие, и о том, как международное сообщество необъективно относилось к ситуации в Косово и Метохии.

Сегодня мы видим полное равнодушие мировой общественности по отношению к тому, что происходит в бывшей Югославии. После входа международных сил на территорию Косово, продолжалось уничтожение православных памятников, выселение и уничтожение сербского населения, и, практически, была осуществлена программа создания этнического албанского края. То, что сегодня мы снова слышим об этом, я считаю большим подвигом той группы сербско-русского общества дружбы, которые приехали к нам, в Москву. Наш отклик на их призыв восстановить отношения и поддержать добрые отношения на уровне общественности это тоже очень важный шаг, потому что о Косове сегодня пытаются не говорить, о гибели православных пытаются забыть, поскольку это полностью меняет восприятие происходящих событий.

Я как историк должна вам сказать, что Россия никогда не уходила с Балкан даже, если отношения между руководством наших стран как в XIX веке или в начале ХХ века, каким-то образом ухудшались. Общение продолжалось либо на уровне консулов, либо на уровне тех общественных организаций, о которых мы сегодня слышим, или на уровне исторической памяти. Когда после 1948 года в Югославии было вообще запрещено говорить о России и составлялись списки тех, кто любил Россию, от деда к внуку, от отца к сыну передавались истории о любви сербов-черногорцев к России.

Сегодня, я думаю, задача общественности именно в том, чтобы сохранить наши добрые отношения, несмотря на все, что Россия не сделала в последнее десятилетие для Балкан.

Я заканчиваю на ноте, наверное, оптимистичной, надеясь, что исторический процесс все-таки это определенная закономерность, и не может произойти того, чтобы сербы, русские, черногорцы македонцы были полностью разобщены и поссорены.

28 июня – это знаменательный для Сербской Православной Церкви и сербской истории день. Визит российской делегации, приуроченный к этой дате, думаю, станет фундаментом для возобновления наших взаимоотношений. Я желаю этому процессу большого успеха.

ВЕДУЩАЯ. Спасибо большое, Елена Юрьевна за такой подробный рассказ. И возвращаясь к нынешнему визиту, хотела бы, глядя в пресс-релиз, узнать подробнее о состоявшейся встрече с Патриархом Московским и Всея Руси. Видимо, самый квалифицированный комментарий нам может дать отец Петр. Пожалуйста.

ЗАТУЛИН. Речь идет о встрече во время приема.

ОТЕЦ ПЕТР. Прежде всего, хочу обратить внимание на то, как мы приветствуем друг друга: Христос Воскресе! Воистину Воскресе! Это искреннее традиционное приветствие, по нему мы можем установить, насколько глубоко и истинно понимаем происходящее. Иисус Христос задавал вопрос: «Когда я второй раз приду на Землю, найду ли я здесь истинную веру?»

Мы сегодня слышали разные точки зрения на политические, экономические события. Но каждый из нас задается вопросом: как я отношусь к Господу Иисусу Христу.

В течение истории у наших народов были общие враги, которые пытались не только нас поработить, но и отдалить нас как можно дальше от христианства. Турки смогли захватить Балканы благодаря тому, что не было единства между сербами, болгарами, греками. Не было единства внутри этих народов и между ними. Как только мы перестаем быть христианами или удаляемся от христианства, Бог сразу на наши земли допускает тех людей, которые пытаются нас поработить.

Сегодня больше всего разрушаются православные храмы, дорогие для нас памятники культуры. И каждая страна - член международных сил КФОР, имеет свои интересы на нашей земле. Американцы построили самую большую в мире военную базу в Косове. А мы, сербы, если бы еще не существование наших памятников культуры таких, как монастырь Дечаны или Печская патриархия.

ЖИГОН. Являющаяся столицей нашей Церкви даже сейчас. Печская патриархия, где венчаются патриархи.

ОТЕЦ ПЕТР. Наверное, нам и нечего было бы защищать. Поэтому самым главным вопросом для наших народов является отношение к Церкви и вере. И только так мы можем показать всем свое отношение друг к другу и к демократии. Именно так я смотрю на все наши встречи и события, которые происходили здесь в Москве, в Буденновске. Я чувствую взаимную дружбу и надеюсь на распространение истины.

Слова Иисуса Христа: «Не бойтесь, маленькое стадо, я с вами» для нас сегодня как никогда актуальны.

ЗАТУЛИН. Я хотел бы к этому добавить. Вчера мы приняли участие в мероприятиях, посвященных Дням Кирилла и Мефодия, славянской письменности и культуры, в том числе, вчера состоялся прием у Патриарха Алексия. Сегодня, после нашей пресс-конференции состоится, насколько я знаю, встреча наших гостей из Сербии с митрополитом Питиримом. В ходе всех этих встреч речь идет о взаимодействии между нашими православными церквями.

ВЕДУЩАЯ. Спасибо. Теперь мы дадим возможность журналистам задать свои вопросы. Пожалуйста.

ВОПРОС. Иване и Отцу Петру. Расскажите, пожалуйста, о взаимоотношении между миротворцами и косовскими сербами. Имеются ли факты отказа миротворцев откликнуться на просьбы сербов о помощи, поддержке? Если есть такие факты, приведите их, пожалуйста.

ОТЕЦ ПЕТР. Здесь можно провести параллель взаимоотношений. Например, разные отношения между руководством Сербии и России и отношением народа русского и сербского. Также и другое отношение между руководством по отношению к сербам, предположим, Америки и теми простыми военными, которые приезжают в Косово и становятся свидетелями того, что там происходит. Вот вчерашний пример. Вчера мы разговаривали с отцом Иоанном, которому испанские солдаты сказали: «Мы не уйдем из Косово до тех пор, пока все сербы не вернутся в край». Защищая Высокие Дечаны погибло несколько итальянцев. Миротворцы приходившие в Косово под влиянием пропаганды - будто сербы убивают албанцев, в течение последних трех лет смогли убедиться, что положение совсем обратное.

ЖИГОН. Могу добавить только один факт, что по этим причинам солдаты меняются через три месяца. Потому что каждый солдат, осознав это, должен отсюда уехать, поэтому приезжают новые. Об этих причинах и говорит Отец Петр.

ВОПРОС. А Национальный театр находится в Косово?

ЖИГОН. Национальный театр находится в Белграде. Мы договорились с г-ном Юрием Соломиным в Малом театре поставить спектакль, в котором я сыграю Нину Заречную. Мы приедем в ноябре в Малый театр, а Малый театр приедет в Белград в январе следующего года.

ВОПРОС. Сколько сербов проживает на территории Косово?

ОТЕЦ ПЕТР. Сейчас, по официальным данным, чуть больше ста тысяч сербов. Около трети осталось от тех, кто жил там до 1999 года. Но замечу, коммунистическая власть Сербии способствовала выселению сербов из Косово начиная с 1945 года. Даже существует указ Иосипа Броз Тито 1946 года, который запрещал сербам, выехавшим из Косово во время второй мировой войны, возвращаться на Родину. Из этих ста тысяч половина живет в северной части Косово, где нет албанцев. А другие 50 тысяч распределены по всей остальной части Косово и живут небольшими островками. Именно им тяжелее всего. Например, в Метохии в течение 8 месяцев у них была прервана связь с Сербией. Это как лаборатория на уничтожение, которую можно сравнить с концентрационным лагерем. Мы были вынуждены обратиться к итальянским миротворцам, чтобы помочь нам вывезти хотя бы беременных женщин, чтобы они смогли рожать детей не в военных, а мирных условиях.

ЖИГОН. Когда я была в Косово, то решила спросить живущих там сербов, кто из миротворцев лучше? Они ответили: итальянцы, испанцы. Бельгийцы и французы очень плохо относятся к сербам. Я спросила: а русские? Мне ответили: «русские – это не оккупанты». В Косовоской Митровице, где расположены русские войска, дети не боятся военных, стоят около танков. Все остальные могут арестовать наших людей без причины, уводят их в албанские тюрьмы. Там царит несправедливость и насилие. Серб – это последний человек, с которым ты можешь сделать все, что угодно. Но, слава Богу, есть нормальные люди. Солдаты нормальные люди, они видят, что происходит.

ГУСЬКОВА. Я хотела бы добавить, что я разговаривала с беженцами из Косова, которые живут в окрестностях Белграда в лагерях для беженцев. Многие из них говорят, что хуже всего было обращаться к американским солдатам. Потому что если что-то случается, если тебе угрожают и срочно нужна помощь, или если албанские террористы ворвались в твой дом, а ты послал детей за помощью, то американцы, как правило, опаздывают на этот вызов даже, если находятся недалеко.

ЗАТУЛИН. Я хочу показать альбом, авторство которого принадлежит одному из представителей сербской делегации, к сожалению уже отсутствующему здесь профессору Любиче Фоличу «Распятое Косово». В книга предоставляет нам возможность увидеть монастыри, которые были взорваны и уничтожены на территории Косово и Метохии за время присутствия там международных миротворческих сил, сил КФОР. Напротив этих фотографий флаги тех государств, в чьей зоне ответственности находятся эти храмы. А некоторые из этих храмов XIII, XIV, XV веков.

ВЕДУЩАЯ. Спасибо большое. К сожалению, у нас осталось время только для последнего вопроса.

ВОПРОС. Мой вопрос необычный. Я был свидетелем, когда югославы, сербы воевали у нас в России, в их составе были летчики, и меня пятьдесят лет мучает один вопрос: почему, когда они вернулись, их посадили всех в тюрьму? И вот сейчас, через 50 лет, я услышал от вас ответ о том, что им нельзя было возвращаться. Тито или сажал их в тюрьмы или что он с ними делал? Это первый вопрос.

И второй. Скажите, пожалуйста, а Законодательное собрание существует и представлены ли сербы в законодательных органах власти в Косово.

ГУСЬКОВА. Я отвечу на оба вопроса. Дело в том, что 1948 год, если говорить совсем просто, это ссора Тито и Сталина. Хотя сегодня появляются новые документы, раскрывающие суть этого события. Мы будем говорить не об этом, а о последствиях.

После многих лет дружбы и совместных военных действий в Москве и СССР обучалось огромное количество офицеров, были партизаны, международные организации здесь были. И перед ними поставлен вопрос по возвращении в страну. Когда они вернулись в Югославию, перед ними ставили вопрос: ты за Тито или за Сталина? Люди не понимали, что произошло. Это буквально было действие 24 часов, скажем, 48 часов. И многие из них отвечали: за Россию. И все они были, как правило, в лагерях. Система лагерей существовала и там, и они отсидели свой срок. Но после этого наступил очень долгий период, когда и у нас нельзя было говорить о Югославии, потому что эта была страна, с которой мы уже не дружили, и там тоже было запрещено говорить о России. Об этом написано много книг.

ОТЕЦ ПЕТР. Югославия, Сербия и Черногория сформировали координационный центр по Косову, который возглавляет заместитель председателя правительства Небол Шечович. Координационный комитет действует через коалицию возвращения, которая создана на территории Косова и Метохии из различных политических партий сербов, которые участвовали в выборах в парламент с помощью международных организаций и Югославии. Парламент создан и даже выбран президент.

Что касается албанцев, то они в любом случае стремятся только к независимому Косово. Слова «Метохия» они не признают. Автономный край Косово-Метохия состоит из двух частей: Косово и Метохии. Косово получило название по Косову полю, огромной равнине, которая располагается в Косове. А Метохия – это другая часть этого края. Для меня это самый красивый край, там расположено большое количество сербских монастырей. И огромной ошибкой коммунистической власти было то, что эта земля не была возвращена Церкви. Как будут развиваться события, мы посмотрим.

ВОПРОС. Отцу Петру и Иване. Международное сообщество готово вложить средства в восстановление статуй Будды, разрушенных талибами. В Косово разрушены сотни православных святынь, храмов VIII - XVI века. Ставили ли вопрос какие-либо европейские организации о восстановлении этих святынь и наказании тех, кто их разрушил?

ОТЕЦ ПЕТР. Я знаю, что когда бывший американский президент Клинтон был в Косово, то он сказал, что найдет средства на восстановление православных церквей и мечетей, естественно, на территории Косово. И тогда он обратился с вопросом к лидеру косовских албанцев Ибрагиму Ругова, сможет ли он дать гарантию, что эти церкви снова не будут разрушены?

Но это все оказалось пустыми словами. Международные организации не будут пытаться восстанавливать все эти церкви, разрушенные на их глазах. Миротворческий контингент мог не допустить их разрушения, тем не менее, этого не было сделано. Между тем, одна из международных неправительственных организаций, созданная еще до бомбардировок, в прошлом году обследовала все разрушенные памятники культуры и составила общий список разрушенного. Особую заинтересованность в восстановлении православных храмов высказывали итальянцы. Скорее, речь шла не о том, чтобы восстанавливать разрушенные монастыри и церкви, а сохранить иконы и фрески в еще оставшихся монастырях. Но существует точка зрения среди международных организаций, о ней говорили Клинтону, что пока сербский народ не вернется на эту землю, нет смысла восстанавливать памятники православной культуры.

ВЕДУЩАЯ. Спасибо большое. Маленькое уточнение у девушки, затем слово газете «Труд».

ВОПРОС. Константин Федорович, вопрос к Вам.

Готова ли Россия и Москва участвовать в восстановлении сербских святынь?

ЗАТУЛИН. За Россию отвечает, вообще-то говоря, Президент России, премьер-министр России. Я могу только сказать, что помощь со стороны Правительства Москвы и архитектурного сообщества Москвы будет оказана. Делегация встречалась с главным архитектором Москвы Александром Кузьминым и среди вопросов, которые обсуждались, были вопросы, связанные с восстановлением храмов. Эта инициатива со стороны Союза архитекторов должна быть проявлена ко Дням сербской культуры Косово-Метохии, и конечно, она будет поддержана Правительством Москвы.

ВОПРОС. Я рад приветствовать гостей, мне поручено подготовить репортаж для газеты «Труд». Я Юрий Агещев, православный публицист. В данный момент я бы даже не хотел задавать вопрос, поскольку я неплохо владею темой Сербии. Я сейчас приехал с Кипра и хотел бы передать поклон от киприотов.

И хотел бы провести параллель – Буденновск – Косово и Кипр. Людям на Кипре в оккупированной зоне очень близки ваши проблемы. И поэтому греки-киприоты очень помогали сербам. Пользуясь случаем, я хотел бы передать поклон и данной делегации, и всем сербам и черногорцам от русских православно-монархических и патриотических организаций.

Таки образом, у меня не вопрос, а скорее приветствие.

ВЕДУЩАЯ. Спасибо большое. Я присоединяюсь и благодарю наших гостей с российской стороны за то, что они не оставляют эту проблему, несмотря ни на что. Гостей с сербской стороны за их героизм. Я восхищаюсь женщиной, которая востребована как актриса, но, тем не менее, у нее хватает сил бороться за справедливость. Хочу пожелать, чтобы визиты, которые случились и запланированы, были максимально конструктивны и результативны.

Спасибо большое.

ОТЕЦ ПЕТР. Спасибо.

ЖИГОН. Спасибо.


Copyright ©1996-2022 Институт стран СНГ