Notice: Undefined variable: links in /home/materik/materick.ru/docs/bullib.php on line 249
Материк. Информационно-аналитический портал постсоветского пространства

Информационно-аналитический портал постсоветского пространства

Русское слово в центре Европы: сегодня и завтра

27.05.2005, Молодежь Эстонии

Под таким девизом прошла международная конференция русистов стран Центральной и Восточной Европы «Братиславские встречи». На этот раз у конференции был и своего рода подзаголовок: «Русский язык в диалоге культур». В конференции приняли участие члены Эстонской Ассоциации преподавателей русского языка Малле Линг, Тийна Керем и Галина Нооркыйв. Мы попросили Галину НООРКЫЙВ, учителя русского языка Лаагнаской гимназии, председателя Таллиннской секции преподавателей русского языка в эстонских школах, рассказать подробнее об этой конференции, проблемах, которые там обсуждались.

— «Братиславские встречи» в этом году проводились уже второй раз. Как и прежде, организаторами, инициаторами их были Российский центр международного культурного и научного сотрудничества при МИД России (Росзарубежцентр), Российский центр науки и культуры в Братиславе и Ассоциация русистов в Словакии. А истинной душой конференции, ее настоящей доброжелательной и внимательной хозяйкой была Эва Колларова, руководитель Ассоциации словацких русистов, удивительная, можно сказать, солнечная женщина, распространяющая вокруг себя свет и доброту. Атмосфера на конференции вообще была замечательной, без всякой предвзятости, хотя собрались люди из разных стран. Это были, в основном, преподаватели вузов, авторы учебников из Словакии, Чехии, Австрии, Польши, Венгрии, России, Литвы. Мы, приехавшие из Эстонии, были там, пожалуй, единственными школьными учителями, и, может быть, поэтому к нам было особое внимание. Хотя многие профессора подчеркивали, что были в прошлом школьными учителями. Эва Колларова, например, любила повторять, что была школьной учительницей и в душе, очевидно, остается ею и поныне, несмотря на свое профессорское звание.

Да и вообще мы все там оказались близкими по духу людьми. Очевидно, нас роднило отношение к русскому языку. Я увидела, почувствовала там удивительную влюбленность в наш язык, в русскую литературу, русскую культуру. И вот что интересно, что показалось мне особенно важным: несмотря на сложные подчас межгосударственные отношения, несмотря на проблемы, существующие в разных странах, отголоски трудного прошлого, сложной истории, бросающей тень и на сегодняшний день, интерес к русскому языку, к его изучению не только не угас, он растет. Как говорили на конференции представители разных стран, «наблюдается настоящий всплеск интереса к русскому языку». Больше того… Русский язык, как отмечали все присутствующие, вышел за рубежи России как бы в ином качестве, в иных масштабах. В самом деле, за рубеж теперь выезжают сотни болельщиков футбола, хоккея, в разных странах Европы живут, учатся многие и многие русские люди. Русские диаспоры появились и там, где их никогда прежде не было.

Да и сущность преподавания русского языка, его стиль, направленность, сама методика тоже изменились. Да они и не могли, вернее, не могут оставаться неизменными, такими же, как 20-30 лет назад. Ведь коренным образом изменились сами обстоятельства, условия жизни.

С иностранцами, скажем, которые приезжали и приезжают в Россию, в Москву или Петербург и хотят здесь жить и работать, заниматься, быть может, в определенном смысле легче. Они понимают, что им надо знать русский язык, что надо грызть эту науку, как говорится, до седьмого пота. У них мотивация очень сильна. К тому же, в одной группе нередко занимаются представители разных национальностей, разных стран. На что опереться в работе с ними? Очевидно, на знание России, ее историю, традиции, культуру, на то, что эти иностранцы видят на улицах, в музеях, в театрах российских городов.

А как преподавать русский язык ученикам, скажем, в Венгрии, или в Польше, или, например, в Эстонии, имея в виду, конечно, эстонцев?

Малле Линг и Тийна Керем привезли с собой фильм, который сами задумали, сами сняли, выступая при этом в главных ролях. Конечно, они очень волновались, никто ведь из нас не знал, как отнесутся к фильму и к методике, о которой он рассказывает, виднейшие специалисты Европы в области преподавания русского языка. Но оказалось, что он вызвал огромный интерес.

В фильме был показан первый урок, на который приходят ученики эстонской школы, мальчишки и девчонки. Они еще совсем не знают русского языка, им кажется, что он для них недосягаем, что они его никогда не осилят. Но учитель на этом первом уроке показывает им, что в этом языке много знакомых слов. Ведь слово «класс», например, одинаково выглядит и в русском, и в эстонском языке. Педагог начал с интернациональной лексики, весь первый урок строился именно на этом. И страх стал уходить. «Ага! Я это знаю» — вот, собственно, девиз фильма и его смысл.

На конференции вообще много говорили о методике преподавания русского языка в разных условиях, в условиях разных стран, разных культур. Конференция, по существу, стремилась выработать философию подготовки русистов на современном этапе, дать им в руки методику.

Очень много говорили, спорили об учебниках. В самом деле, какими они должны быть? Высказывалось мнение, что за рубежом преподавать русский язык тем, кто им интересуется, надо не так, как, скажем, в Петербурге или Москве. Многие, как выяснилось, считают, что работать при этом с учениками нужно на материале национальной культуры, истории, традиций той страны, где они живут. Разумеется, вставал вопрос и об авторах таких учебников. Многие говорили, что наиболее подходящий, рациональный вариант, если в числе авторов того или иного учебника есть и носитель русского языка, специалист, для которого этот язык является родным, и носитель национальной культуры.

Мне очень понравилось горячее, взволнованное выступление Андрея Червеняка из Словакии, который убежденно сказал, что для того, чтобы иметь право преподавать русский язык, надо его любить и надо с уважением, с симпатией относиться к носителям этого языка, то есть к русским людям. В Словакии во всяком случае, сказал он, думают так.

Уже потом, позже, когда мы все встретились за большим столом на устроенном для нас приеме и начался общий задушевный разговор, прозвучала мысль, что мы-то, живущие за рубежом, тем более русские люди, Россию будем любить всегда как родину своих предков, как родину своей культуры, языка, но надо прежде всего, чтобы ее любили сами россияне. Тогда Россия встанет на ноги, тогда на страницы средств массовой информации не будет, очевидно, выливаться столько «чернухи», самой разнузданной критики всего, что там есть. Профессор Бердичевский, кстати, преподаватель одного из престижных вузов Австрии, сказал, что конкурс на отделение русского языка вырос немедленно, как только в Австрии побывала высокая российская делегация и было заключено несколько взаимовыгодных экономических договоров. Так что конкретная ситуация, конкретные действия подогревают интерес к языку.

И еще деталь, которая, думаю, покажется читателям небезынтересной. Зарубежные коллеги подметили, что в русском языке есть два слова, наиболее точно, пожалуй, отражающих национальный характер русских: «собираться» и «заодно». Мы, признаться, и смеялись, и огорчались, и старались понять, какой именно оттенок этих слов имеют в виду наши зарубежные собеседники. Похоже все-таки, что они имели в виду процесс, как бы заключенный в слове «собираться», вроде того, что-де русский человек долго запрягает… Может быть, многие наши беды отсюда? Остается надеяться, что, собравшись, мы все-таки быстро ездим.

Copyright ©1996-2022 Институт стран СНГ