Notice: Undefined variable: links in /home/materik/materick.ru/docs/bullib.php on line 249
Материк. Информационно-аналитический портал постсоветского пространства

Информационно-аналитический портал постсоветского пространства

События в Узбекистане: народное восстание или экстремистский мятеж?

17.05.2005. Известия

На этот вопрос "Известия" попросили ответить известных людей, биография которых тесно связана с Узбекистаном

Семен Новопрудский, заместитель главного редактора газеты "Время новостей"

- В Андижане власть цинично расстреляла толпу доведенных до отчаяния беспросветной нищетой и постоянными издевательствами начальства мирных жителей. Силой ликвидировав всю светскую оппозицию в стране, Ислам Каримов традиционно называет любой протест против своей власти провокациями исламских экстремистов, стремящихся уничтожить в Узбекистане светский режим и создать исламское государство. Всю ответственность за андижанскую трагедию несут официальные власти, которые довели народ Узбекистана до почти поголовной чудовищной бедности и поставили миллионы людей на грань физического выживания. В этом может убедиться каждый беспристрастный человек, которому удастся добраться до места трагедии.

Александр Абдулов, актер

- То, что происходит в Узбекистане, чудовищно. Уверен, толчок к произошедшему шел не изнутри. Ситуация была спровоцирована. Мало им Грузии, мало им Молдавии, мало им Киргизии! Теперь то же самое решили сделать в Узбекистане. Но в Узбекистане такой сценарий не повторится, потому что там очень сильна власть, очень силен Ислам Каримов. А то, что сейчас происходит в Ферганской долине, нужно пресекать на корню, а не рассусоливать! Я не знаю, кто провоцирует эти события, может быть, даже и американцы. Но у меня складывается такое ощущение, что ни Грузия, ни Киргизия им не нужны, им нужно нас задушить в объятиях ласковых. Думаю, что тот, кто стоит за этим, имеет виды на Россию.

Искандер Хисамов, заместитель главного редактора журнала "Эксперт"

- Положение вещей в Узбекистане, на мой взгляд, таково, что катастрофы не избежать. Тем более что экстремальная ситуация, разумеется, притягивает к себе экстремистов и поднимает их на гребень волны.

Нынешний социальный взрыв нарастал в течение нескольких лет. Причины его в нехватке воды и поливной земли для сельскохозяйственных работ. Население, в основном крестьянское, растет (уже сейчас в Ферганской долине и других оазисах его плотность составляет 400 чел. на кв. км), а новые рабочие места не появляются. Эту проблему можно было бы решить за счет создания рабочих мест в городах, но правящий режим не допускает свободного развития бизнеса в стране. Поэтому и в городах работы тоже нет.

Ирина Винер, главный тренер сборной России по художественной гимнастике, бывший тренер сборной Узбекистана, трехкратная чемпионка Узбекистана

- Я сужу о ситуации в Узбекистане с позиции простого человека и тренера. Это светское государство, где в последнее время были огромные подвижки в спорте и культуре. Впервые за много лет там стали проводиться Кубки мира по художественной гимнастике. Сейчас я нахожусь на соревнованиях в Баку, и здесь выступают две девочки из Узбекистана. Могло ли это быть в условиях исламистского государства? Сегодня Узбекистан - это страна, не допускающая прихода во власть воинствующего ислама, который всю дружественную нам Среднюю Азию хочет закрыть паранджой. И то, что происходит там сейчас, - это провокация со стороны соседних стран, в первую очередь Афганистана, где хорошо развита "Аль-Каида" и другие фундаменталистские группировки. Поэтому я целиком и полностью на стороне президента Каримова.

Эдуард Сагалаев, президент Национальной ассоциации телерадиовещателей

- Я родился в Самарканде и работал там и в Ташкенте работал - на радио, в газетах. Естественно, я пристально слежу за событиями в Ферганской долине.

Как говорил Наполеон, перевороты совершаются голодным брюхом. Экстремизм в любой форме рождается в результате глубоких социальных проблем. Ферганская долина - бурлящий котел Центральной Азии, где огромная рождаемость и мало рабочих мест, экономический упадок, нет промышленности. Семена экстремизма и исламского фундаментализма ложатся в хорошо разрыхленную почву. Находятся люди, прежде всего малообразованная, незанятая молодежь, которые легко идут за этими лозунгами, не всегда понимая их суть. В том, что в Узбекистане работают ячейки "Аль-Каиды", у меня нет никакого сомнения.

При этом я глубоко убежден, что Ислам Каримов, с которым у меня нет особой дружбы, но которого я знаю лично много лет, - абсолютно прагматичный, не падкий на соблазны личной власти человек. Он воплощает тип мудрого восточного правителя. И если он принимает жесткие меры к восставшим - значит, нет другого выхода. Конечно, у меня сердце болит и разрывается от того, что там погибают невинные люди. Но я не принимаю силу восставших, которая действует такими методами, как силу, содержащую хотя бы крохотное рациональное, позитивное зерно. Они открывают ворота тюрем, выпуская огромное количество заключенных, среди которых убийцы, воры, религиозные фанатики - абсолютно нетерпимые люди, одурманенные заповедями исламских течений, выдвигающие во главу угла бесправие человека и слепое поклонение каким-то догмам. Подобные религиозные убеждения мало ассоциируются с цивилизованным обществом.

В то же время некоторые вещи, происходящие в Узбекистане, меня очень настораживают. Например, слишком жесткие ограничения работы прессы. Под покровом секретности проще проводить не только разумные решения, но и выходящие за рамки необходимости репрессии, в том числе и массовые расправы, причем с невинными людьми.

С другой стороны, мне от моих друзей в Узбекистане, занимающих очень высокие посты, известно, что президент Каримов был на месте событий и вел переговоры с лидерами мятежников. Насколько мне известно, он сделал все, чтобы не допустить кровавых событий, и вел переговоры до того момента, пока не стало ясно, что в задачи организаторов не входит мир и сам факт переговоров был еще одним поводом для развития провокации и элементом сценария. У меня большое подозрение, что в событиях в Ферганской долине задействованы несколько сторон. Там сходятся геополитические интересы нескольких стран, включая США, Россию и некоторых мусульманских государств. Происходящее напоминает мне политический триллер, только кровь льется не киношная, а настоящая.

Я очень надеюсь, что это остановится, но те, кто это начал, не остановятся точно. Стабилизировать ситуацию могут, наверное, только усилия правительства и влияние на эту ситуацию мнения узбекских стариков и женщин. Традиционно в мусульманской общине, в том числе и в Узбекистане, позиция старейшин имеет невероятно сильное влияние. Этот фактор нельзя недооценивать.

Предугадать, что будет дальше, сложно. Очень важно, что есть внятная позиция руководства Узбекистана, которая сводится к тому, что паники не будет, не будет проявлено слабости. С другой стороны, те, кто все это организовал, не пожалеют людей. И противостоящие им силовые структуры тоже никого не пожалеют. А кто же тогда подумает о людях? Боюсь, что здесь на Аллаха слабая надежда. И для меня это главная проблема, когда простые люди оказываются жертвами большой политической игры.

Copyright ©1996-2022 Институт стран СНГ