Информационно-аналитический портал постсоветского пространства

Выступление директора Института диаспоры и интеграции (Института стран СНГ) К.Ф.Затулина на Чрезвычайном съезде в защиту мигрантов

20-21 июня 2002 г., Москва

К.Затулин. Уважаемые участники съезда, уважаемый президиум, за 5 минут раскрыть тему может только Людмила Гурченко в «Карнавальной ночи» и то по той причине, что идеи, проводимые ей, не нуждаются в долгой аргументации. Поэтому от всего моего выступления может остаться только рубленый слог и телеграфный стиль.

О законе «О гражданстве» говорилось много. Я присоединяюсь к тем, кто считает некоторые положения этого закона весьма неудачными. Огромная неудача этого закона, на мой взгляд, связана с тем, что закон вообще не оперирует понятием «соотечественник». Как вы знаете, существует другой закон 1999 года «О государственной политике Российской Федерации в отношении соотечественников за рубежом». Этот закон принято критиковать за его декларативность, расплывчатость, за ненужную бюрократизацию вопроса. Тем не менее, принятый закон «О гражданстве в Российской Федерации» не мог обойтись без понятия «соотечественник», но обошелся. И это плохо.

Выход я вижу в двух направлениях. Первое. Пытаться совершенствовать этот закон. Второе, это, наверное, принятие закона о репатриации. При этом я бы хотел заметить. Для того, чтобы закон о репатриации не постигла такая же судьба, как и Закон «О государственной политике в отношении соотечественников», он должен быть реальным, предполагать направления и источники репатриации. По крайней мере, в приложениях к этому закону должно содержаться ясное представление о том, кого в первую очередь мы призываем вернуться в Россию, из каких стран, в какие регионы. Такое представление должно быть сформировано на государственном и общественном уровне.

Несмотря на то, что большинство приезжающих сегодня в Россию - это русские, 90 процентов публикаций в СМИ и выступлений экспертов касаются исключительно проблем турок-месхетинцев или армян в Краснодарском крае. Безусловно, эти проблемы должны быть озвучены. Но должно уделяться внимание положению русских, приезжающих в Россию, и положению русских, которые остаются в странах СНГ.

Мы должны реально себе представлять, что диаспора и миграция - это два сообщающихся сосуда. И очень важно, когда провозглашают возможности и права для переселения в Россию, намечают такие программы, призывают, кстати, устами Президента, вернуться в Россию, чтобы люди понимали, куда вернуться, и кому вернуться. Иначе возникают все те проблемы, с которыми мы сегодня уже сталкиваемся.

Два дня назад наш Институт стран СНГ проводил «круглый стол», на котором обсуждались все те же проблемы диаспоры и миграции. Мы рассуждали на тему: кто же такие соотечественники? На самом деле определение понятия «соотечественник» содержится в законе, о котором я сказал. Лично меня больше устраивает другое определение. На мой взгляд, соотечественники, прежде всего, - это те люди, которые сами себя считают соотечественниками. Эту категорию трудно исчислить и формализовать, но свобода выбора и свобода воли должна быть во главе угла любого определения, но дальше надо говорить о предмете закона, государственной программе, т.е. о той группе людей, в отношении которых Российская Федерация берет определенную ответственность. Безусловно, государственная ответственность должна быть определена более четко. Она не может базироваться только на основании волеизъявления. Она должна ориентироваться на определенные объективные характеристики. Какие?

В 1994-1995 гг., когда рассматривались эти проблемы, мы, например, вывели такую формулу: государство относит к категории соотечественников тех людей, которые принадлежат к нациям и народностям, не имеющим нигде, кроме как на территории Российской Федерации своего национального, национально-территориального, национально-культурного самоопределения. При этом те, кого мы потенциально считаем нашими соотечественниками, сами должны считать себя таковыми.

Почему мы вынуждены были внести это ограничение? Хотя бы потому, что уже сегодня пришлось столкнуться, например, в Казахстане с проблемой – кто такие украинцы, живущие в Казахстане? Чьи они соотечественники? Они соотечественники России или Украины? Если послушать посольство Украины в Казахстане, то, безусловно, соотечественники Украины. С течением времени эта тенденция приватизации только усиливается. Следует отметить, что большую роль в решении этого вопроса, конечно, играет факт волеизъявления. Но с другой стороны, обязанность вступиться, в случае необходимости, после того, как исчерпаны или не приведены сознательно в действие механизмы защиты прав в стране проживания, ответственность за права соотечественника несет та страна, на территории которой, в основном живет этот народ или эта нация.

Если считать соотечественниками только тех, кто родился в Советском Союзе, то в этом случае, придется выяснять, - кто такие русские во Франции или русские в Канаде. Это чьи соотечественники, если они родились не в Советском Союзе, а являются потомками тех, кто эмигрировал в первую волну эмиграции?

И, наконец, еще один вопрос в кадровом и организационном отношении, также ставший предметом полемики. Я считаю ошибочным разделение в организационном плане двух тем: соотечественники за рубежом и миграция. Речь идет не о том, чтобы сейчас подвергать обструкции Министерство иностранных дел на том основании, что оно не занимается миграцией, а уполномочено заниматься только соотечественниками за рубежом или обвинять МВД на том основании, что оно теперь является руководителем Федеральной миграционной службы. Безусловно, такое недавнее решение само по себе ошибочно. В практике деятельности этих органов придется постоянно преодолевать возникающие в связи с этим трудности.

Хочу, например, заметить. В Правительстве создана Правительственная Комиссия по делам соотечественников за рубежом. Она существовала всегда, сейчас ее состав переутвержден. Однако представителей Федеральной миграционной службы в этой комиссии нет. Почему? Ведь завтра же придется обращаться к проблемам соотечественников, желающих приехать в Россию. Тогда потребуется экспертное и руководящее мнение уполномоченного органа, то есть ФМС. И наоборот, сейчас формируется межведомственная комиссия по миграции, и я хочу надеяться, что там будут представители Министерства иностранных дел и правительственной Комиссии по делам соотечественников.

Последнее, о чем я вынужден сказать. Обычно во всех аудиториях, в которых я выступал, обязательно кто-то не согласен с тем, что я говорю, может быть, так случится и сейчас. Передо мной два документа, выработанные на этом съезде. Пока что это проекты документов. Один документ - концепция миграционной политики, альтернативный проект, я его внимательно изучил и, честно говоря, он мне нравится больше чем принятый на официальном уровне. Другой документ - это проект резолюции, в которой очень много говорится жарких слов о ксенофобии, борьбе с расизмом, с фашизмом и так далее.

В связи с этим хочу обратить ваше внимание на одно обстоятельство. Не стоит причислять жителей Краснодарского, Ставропольского края или всего юга России к числу фашистов и расистов, или поднимать «дубину народной войны» против руководства этих регионов. Я не отношусь к руководству этих регионов, вижу много недостатков и прямых ошибок в их деятельности, но никакой народной войны против них вы не поднимете. Потому что подавляющее большинство их избирателей согласно с позицией по пресечению незаконной миграции на территории своих краев и областей.

Разве не понятно, что проблема не в регионах - в Краснодарском или Ставропольском крае, а в несовершенствах или отсутствии реальной миграционной переселенческой политики в бывшем Советском Союзе и нынешней Российской Федерации.

Турки-месхетинцы появились, как вы знаете, в Краснодарском крае, потому что их резали в Фергане, но отказались принять в Грузии, где они жили до того, как оказались в Фергане. Почему-то их определили в Краснодарский край. Разве это не было первопричиной всех нынешних бед?

Я был вынужден сказать об этом, как раз потому, что на прошедшем в нашем Институте «круглом столе» один из Ваших сегодняшних делегатов выступил с предложением отменить всякие ограничения на въезд турок-месхетинцев в Краснодарский край, поселить их там, а казаков попросить переехать на Дальний Восток, чтобы защищать Родину от китайской экспансии. Если таким образом будут предлагать решать проблемы населения Краснодарского края…

Председательствующий. Константин Федорович, остановитесь.

Затулин К.Ф. Я сейчас закончу. Если таким образом казачье население Краснодарского края постоянно шпынять, ничего хорошего в этом крае, где живет 5 миллионов человек, и родом из которого я сам, не получится.

Copyright ©1996-2019 Институт стран СНГ