Notice: Undefined variable: links in /home/materik/materick.ru/docs/bullib.php on line 249
Материк. Информационно-аналитический портал постсоветского пространства

Информационно-аналитический портал постсоветского пространства

Звездный юбилей

03.06.2005. Новая политика

Аждар Куртов

2 июня 2005 года исполнилось 50 лет знаменитому космодрому Байконур. Собственно говоря, сама эта дата весьма условна. В этот день полвека назад была издана директива Генерального штаба СССР, в которой определялась организационно-штатная структура Научно-исследовательского испытательного полигона Министерства обороны СССР (другое название – Пятый государственный испытательный космодром). Необходимость же в полигоне была связана с решением советского руководства создать эффективное средство доставки термоядерного оружия – межконтинентальную баллистическую ракету.

Поиск места для будущего полигона начали еще в 1953 году. Помимо известного астрофизического фактора – зависимости величины выводимого "полезного груза" от близости места старта ракеты к экватору, руководствовались и другими вводными. В начале 50-ых годов управление ракетой было возможно только при помощи наземных радиоустановок, а это означало, что местность старта не должна была быть гористой. Кроме этого приходилось учитывать близость транспортных железнодорожных коммуникаций, поскольку блоки ракет были весьма внушительных размеров и другими видами имевшегося в то время транспорта просто не могли быть доставлены к месту назначения. Само собой разумеется, важным критерием была безопасность и секретность будущего объекта. Экология стояла на одном из последних мест, но и она принималась в расчет: отделившиеся в полете ступени ракет не должны были падать на крупные населенные пункты.

В итоге всем этим критериям лучше всего соответствовала казахстанская степь у разъезда Тюратам недалеко от Сырдарьи и железнодорожной ветки Москва – Ташкент. Казахский же аул Байконур, давший имя легендарному космодрому на самом деле находился в совсем другом месте – примерно в 300 километрах и там лишь имитировали строительную активность для дезинформации вероятного противника.

Само строительство на объекте началось в январе 1955 года силами военных строителей (ранее в СССР для подобных целей использовали труд заключенных). Одновременно возводились и жилые строения, и промышленные базы, и стартовый комплекс, и подъездная железная дорога. При этом жизнь то и дело вносила свои коррективы в первоначальные планы. Так понадобилось возвести защитную дамбу на Сырдарье от разливов этой реки, значительно увеличить объемы жилищного строительства в городе, где должны были проживать обслуживающие полигон специалисты. Сам город до 1995 года именовался Ленинск.

Космодром возвели в рекордные сроки (что, впрочем, было в порядке вещей в советскую эпоху) – уже 15 мая 1957 года здесь был осуществлен первый старт ракеты Р-7, созданной Королевым. Вскоре космодром стал регулярно работать по двум направлениям – космонавтики и испытания боевых межконтинентальных баллистических ракет. 12 апреля 1961 года с Байконура стартовал в космос на корабле "Восток" первый землянин – Юрий Гагарин.

С тех пор Байконур немало потрудился на благо Родины: здесь проходил обкатку и ее ракетно-ядерный щит и крепла мировая слава космической державы. Около 30 % запусков военного назначения осуществлялись именно с этого полигона. Общая площадь объектов космодрома достигла 6717 кв. километров. Космодром тянется на 85 км. с севера на юг и на 125 км. – с запада на восток. К нему относятся также и измерительные пункты, находящиеся на расстоянии до 500 км. по трассе полета ракет, а также поля падения отработанных ступеней носителей (22 участка общей площадью 4,8 млн. га). Непосредственно на космодроме расположены стартовые площадки всех основных типов российских ракетоносителей: "Протон", "Зенит", "Энергия", "Молния", Циклон", "Союз", "Восток". Основными объектами считаются 52 стартовых комплекса, 34 технические позиции, 3 вычислительных центра, 2 механосборочных завода, 2 аэродрома, ТЭЦ.

Но с распадом СССР для Байконура наступили тяжелые времена. Построенный на средства союзного бюджета этот космодром оказался на территории суверенного государства Казахстан. Россия не могла себе позволить построить замену Байконуру – это потребовало бы слишком больших затрат. Но попытки использовать иные космические стартовые площадки принимались неоднократно: в качестве дублеров задействовали космодромы Плесецк, Свободный, были проекты запусков ракет с плавучих площадок "Морской старт" и даже с космодрома Куру во Французской Гвиане.

Все это происходило не от хорошей жизни. Казахстан вначале объявил космодром Байконур своей собственностью, причем сделал это еще до юридического распада СССР. Несколько лет руководство Казахстана лелеяло надежду на то, что ему удастся найти более выгодных, чем Россия партнеров по эксплуатации космодрома. Велись переговоры и с американцами, на космодроме побывал даже министр обороны США. Параллельно России выдвигали заведомо завышенные требования о возможных условиях продолжения эксплуатации Байконура, где сумма аренды доходила до 7 млрд. долларов в год. Кроме этого казахстанские политики предлагали России уплатить некую сумму "экологической контрибуции" – ущерба, нанесенного Казахстану запусками ракет. Цифры при этом брались, что называется "с потолка", и поэтому они достигали чуть ли не 20 млрд. долларов. Интересно отметить, что одним из инициаторов таких акций в начале 90-ых годов был первый космонавт Казахстана, ставший депутатом, – Аубакиров. Россия же предлагала выплачивать за аренду 80 млн. долл. в год.

Затягивание решения проблемы статуса Байконура привело к его определенной деградации: наземная инфраструктура частично была разрушена, часть оборудования расхищена. Свидетели утверждали, что казахи умудрялись верблюдами вытягивать из земли медные кабели.

После утомительных споров об условиях аренды, 28 марта 1994 года в Москве было подписано Соглашение об основных принципах и условиях использования космодрома Байконур сроком действия на 20 лет. Россия брала обязательство выплачивать за аренду ежегодно 115 млн. долларов, половину этой суммы – "живыми деньгами", а остальное зачитывалось ответными услугами России, а также долгами Казахстана. На эти цифры стоит обратить внимание и потому, что недавнее заявление президента Украины, возжелавшего увеличить арендную плату за дислоцирование российского Черноморского флота, как видим, несостоятельно хотя бы потому, что Ющенко оперировал цифрой в 200 млн. долларов, приводя пример Байконура.

По условиям соглашения право собственности на недвижимое и движимое имущество, создаваемое и поставляемое после 31 августа 1991 года, принадлежит стороне, осуществляющей финансирование его создания, приобретения и поставки. Новое строительство на территории Байконура стало возможно только после согласования с казахстанской стороной.

Позднее еще не раз между Россией и Казахстаном возникали трения по поводу эксплуатации Байконура. Был период, когда казахстанские власти запрещали старты ракет "Протон", известна скандальная история с налогами, когда администрации города Байконур использовала предоставленные льготы фактически для не совсем законного предпринимательства.

Но сейчас Байконур живет другим. В январе 2004 года было подписано новое компромиссное соглашение об условиях аренды. Ставки арендной платы остались неизменны, а срок ее был продлен до 2050 года (за этот период Россия выплатит Казахстану порядка 5,3 млрд. долларов).

Казахстан, получая большие доходы на волне стремительного роста мировых цен на энергоносители, стал настаивать на своем большем участии в космических программах Байконура. В декабре этого года будет запущен на орбиту первый казахстанский спутник связи "КазСат". За это Казахстан выплатит 65 млн. долл. (сумма небольшая, если учитывать, что только запуск спутников обычно обходится в 40 млн. долл.). Для Казахстана это явно выгодно, поскольку пока он вынужден платить за аренду чужих (в основном американских) спутников от 25 до 30 млн. долл. ежегодно.

Но еще более грандиозный рывок в космонавтику Казахстан рассчитывает совершить с созданием ракетно-пускового комплекса "Байтерек". С его помощью в будущем будут осуществляться старты российских ракет типа "Ангара". Казахстан финансирует этот проект, вкладывая в него 220 млн. долларов. Соответственно в будущем он будет иметь и право собственности и дивиденды от запусков. А поскольку "Ангара" сегодня – это самая экологически безопасная ракета (и самая "работоспособная" – она может доставлять на орбиту на 20 % больше грузов, чем "Протон"), то нельзя исключать, что после начала эксплуатации комплекса "Байтерек" вновь начнутся проблемы с запусками иных российских ракетоносителей. Ведь последние будут уже конкурентами космического казахстанского бизнеса.

В этом отношении вызывает недоумение, почему российское правительство, имея за прошлый 2004 год 4-х процентный профицит бюджета (а это в стоимостном выражении порядка 25 млрд. долл.), не нашло этим деньгам лучшего применения, например, в форме инвестиций в ту же космонавтику. В любом случае полувековой юбилей Байконура должен настраивать и на размышления о том, что будет с этой звездной гаванью в будущем.

Copyright ©1996-2022 Институт стран СНГ