Notice: Undefined variable: links in /home/materik/materick.ru/docs/bullib.php on line 249
Материк. Информационно-аналитический портал постсоветского пространства

Информационно-аналитический портал постсоветского пространства

Можно ли с правовой точки зрения согласиться с тем, что Содружество Независимых государств является лишь дискуссионным клубом?

Андреева Г.Н.

В последнее время о состоянии дел в Содружестве Независимых Государств принято говорить в самых критичных и даже мрачных тонах.

Об СНГ говорят как о несостоявшейся организации.

Перспективы СНГ как интеграционного объединения не признаются, а организацию считают полезной лишь в качестве места встреч и обсуждения общих проблем.

Президент Российской Федерации В.В. Путин на пресс-конференции по итогам российско-армянских переговоров 25 марта 2005 года в


 ответ на просьбу оценить будущее Содружества Независимых Государств в контексте ожидаемых реформ, а также новых политических реалий  высказал следующее суждение: «Все разочарования – от избыточных ожиданий. И если кто-то ожидал от СНГ каких-то особых достижений, скажем, в сфере экономики, в сфере сотрудничества в политической области, в военной и так далее, то, естественно, этого и не было бы, потому что и быть не могло. Цели декларировались одни, а на самом деле СНГ создавалось для того, чтобы процессы распада Советского Союза проходили наиболее цивилизованным образом, предельно мягко, с наименьшими потерями в сфере экономики, в гуманитарной области. Прежде всего, для людей. Думаю, что вот с этими задачами СНГ, конечно, справилось. Нужно отдать должное. Но у СНГ никогда не было сверхзадач экономического характера, интеграционных задач в области экономики. И поэтому многие вещи, которые гражданами наших стран ожидались, не состоялись, поскольку о них говорили, но никогда реально над этим никто не работал. Вот сейчас, скажем, в рамках ЕврАзЭС, в рамках создаваемого Единого экономического пространства появляются элементы реального интеграционного сотрудничества, закладываются принципы реальной экономической интеграции. На этой совершенно новой базе добровольной интеграции и добровольного, может быть, делегирования каких-то полномочий в эти интеграционные институты, надеюсь, будет складываться и новое интеграционное сообщество.

Что касается СНГ, то это весьма полезный клуб для взаимной информации, для выяснения проблемных вопросов общего характера, общеполитического, гуманитарного, административного. Мы, на мой взгляд, не должны терять этого инструмента, он важен. Потому что объем взаимодействия между странами СНГ очень большой. Очень много связей между гражданами. Проблем возникает огромное количество. И это площадка, где руководители стран могут регулярно встречаться, говорить об этих проблемах или решать их оперативно, потом выносить на решение либо на двусторонней основе, либо в какие-то интеграционные объединения. Поэтому я считаю, что сохранять СНГ, безусловно, нужно, в этом заинтересованы все вне зависимости от внутренней политической окраски тех или иных сил, которые в данный момент времени приходят к власти в той или иной стране либо отстраняются от нее. Проблемы-то остаются. И люди ждут их решения». Далее Президент России добавил, что если в Европе страны в рамках Евросоюза работали совместно для объединения, то «СНГ создавалось для цивилизованного развода. Вот в чем разница. Все остальное – политическая шелуха и болтовня. Другие объединения – я уже упоминал ЕЭП, ЕврАзЭС – создаются для реальной интеграции. Но они все-таки решают узкие проблемы, задачи. А в целом их гораздо больше, чем экономическое сотрудничество. И очень много вопросов лежит в области политики, общения между людьми, пересечения границ, пенсий, пособий. Понимаете, очень много реальных вопросов, которые достались от общего государства, например, проблема беженцев. На какой площадке это все обсуждать? Таких проблем и вопросов тысячи. И СНГ – очень удобная площадка для встреч и постановки этих вопросов для последующего решения» (http://www.kremlin.president.ru).

Можно ли согласиться с такой постановкой вопроса? Если говорить с правовой точки зрения, то однозначно – нет, и, прежде всего потому, что даже если декларировались одни цели, а объединение мыслилось политическими элитами как создаваемое для другого, эти декларируемые цели, будучи зафиксированными в юридическом документе, подписанном компетентными органами государств, по международному праву приобретают форму обязательств государств. Внутреннее отношение государств и их политических элит может быть к этому разным, но, если они намереваются хотя бы выглядеть как достойные субъекты международного права, ответственно подходящие к своим международным обязательствам, они должны считаться с соответствующими нормами и принципами международного права.

В статье 2 Устава Содружества Независимых Государств (т.е одного из важнейших документов СНГ, одобренных государствами-участниками СНГ и возлагающих на них определенные обязательства его реализации)  в качестве целей Содружества указаны следующие:

- осуществление сотрудничества в политической, экономической, экологической, гуманитарной, культурной и иных областях; всестороннее и сбалансированное экономическое и социальное развитие государств-членов в рамках общего экономического пространства, межгосударственная кооперация и интеграция;

- обеспечение прав и основных свобод человека в соответствии с общепризнанными принципами и нормами международного права и документами СБСЕ;

- сотрудничество между государствами-членами в обеспечении международного мира и безопасности, осуществление эффективных мер по сокращению вооружений и военных расходов, ликвидации ядерного и других видов оружия массового уничтожения, достижению всеобщего и полного разоружения;

- содействие гражданам государств-членов в свободном общении, контактах и передвижении в Содружестве;

- взаимная правовая помощь и сотрудничество в других сферах правовых отношений;

- мирное разрешение споров и конфликтов между государствами Содружества.

Вполне очевидно, что ни одна из указанных целей не утратила своего значения для государств-членов СНГ. Более того, к достижению некоторых из них государства-участники в полной мере не приступили. Очевидно, что сохранение общего экономического пространства, межгосударственная интеграция остаются главными целями Содружества в экономической области. Однако Содружество никогда, по крайней мере формально, не ставило только экономические цели. Более того, в Уставе, как видно из приведенной выше статьи на втором месте после сотрудничества во всех сферах стоит обеспечение прав и основных свобод человека в соответствии с общепризнанными принципами и нормами международного права и документами СБСЕ. Эта цель вообще в достаточной мере не достигнута, между тем, ситуация в сфере прав человека в СНГ является предметом пристального внимания и критики со стороны мирового сообщества. Страны СНГ, напротив, имея такую цель по Уставу, вместо активного обсуждения и решения проблем в этой сфере заняли позицию редкой деликатности и глухого молчания нередко даже в тех вопросах, которые прямо затрагивают права их граждан на территории других стран СНГ (история с двойным гражданством россиян в Туркмении – только один из примеров).

Долгосрочными, а никак не для момента «цивилизованного развода» являются и другие цели, например, сотрудничество между государствами-членами в обеспечении международного мира и безопасности, осуществление эффективных мер по сокращению вооружений и военных расходов, ликвидации ядерного и других видов оружия массового уничтожения, достижению всеобщего и полного разоружения.

В статье 3 Устава перечислены принципы, которыми руководствуются государства-члены СНГ. К ним отнесены:

- уважение суверенитета государств-членов, неотъемлемого права народов на самоопределение и права распоряжаться своей судьбой без вмешательства извне;

- нерушимость государственных границ, признание существующих границ и отказ от противоправных территориальных приобретений;

- территориальная целостность государств и отказ от любых действий, направленных на расчленение чужой территории;

- неприменение силы или угрозы силой против политической независимости государства-члена;

- разрешение споров мирными средствами таким образом, чтобы не подвергать угрозе международный мир, безопасность и справедливость;

- верховенство международного права в межгосударственных отношениях; невмешательство во внутренние и внешние дела друг друга;

- обеспечение прав человека и основных свобод для всех, без различия расы, этнической принадлежности, языка, религии, политических или иных убеждений;

- добросовестное выполнение принятых на себя обязательств по документам Содружества, включая настоящий Устав;

- учет интересов друг друга и Содружества в целом, оказание на основе взаимного согласия помощи во всех областях их взаимоотношений;

- объединение усилий и оказание поддержки друг другу в целях создания мирных условий жизни народов государств-членов Содружества, обеспечение их политического, экономического и социального прогресса;

- развитие взаимовыгодного экономического и научно-технического сотрудничества, расширение интеграционных процессов; духовное единение их народов, которое основывается на уважении их самобытности, тесное сотрудничество в сохранении культурных ценностей и культурного обмена.

В их числе особо отметим такие принципы, как:

- добросовестное выполнение принятых на себя обязательств по документам Содружества, включая настоящий Устав;

учет интересов друг друга и Содружества в целом, оказание на основе взаимного согласия помощи во всех областях их взаимоотношений; 

- объединение усилий и оказание поддержки друг другу в целях создания мирных условий жизни народов государств-членов Содружества, обеспечение их политического, экономического и социального прогресса;

- развитие взаимовыгодного экономического и научно-технического сотрудничества, расширение интеграционных процессов; духовное единение их народов, которое основывается на уважении их самобытности, тесное сотрудничество в сохранении культурных ценностей и культурного обмена.

Согласно Уставу СНГ к сферам совместной деятельности государств-членов, реализуемой на равноправной основе через общие координирующие институты в соответствии с обязательствами, принятыми государствами-членами в рамках Содружества, относятся в том числе: обеспечение прав и основных свобод человека; координация внешнеполитической деятельности; сотрудничество в формировании и развитии общего экономического пространства, общеевропейского и евразийского рынков, таможенной политики; сотрудничество в развитии систем транспорта, связи; вопросы социальной и миграционной политики; борьба с организованной преступностью; сотрудничество в области оборонной политики и охраны внешних границ.

Как видим, среди уставных целей и принципов СНГ присутствуют такие направления сотрудничества, которые не могут быть реализованы иначе, чем путем выполнения государствами-членами весьма серьезных интеграционных обязательств. Поэтому без изменения Устава СНГ постановка вопроса о превращении Содружества в дискуссионный клуб просто неправомерна. Таким образом, исходя из его Устава, Содружество Независимых Государств никак нельзя считать лишь дискуссионным клубом. Членство в этой организации налагает на государства определенные обязательства, в том числе по экономической интеграции, сохранению общего экономического, духовного и гуманитарного пространства. Если бы все заявленные цели были реализованы, то постсоветские страны сохранили бы весьма тесный союз с общим экономическим, политическим, культурным и правовым пространством.

Другое дело, что степень реализации целей и принципов Содружества с каждым годом во многом уменьшается. Фактически Содружество Независимых Государств, конечно, находится в определенном кризисе и может к настоящему времени характеризоваться как довольно аморфная организация, в которой нет надлежащего механизма реализации принимаемых решений и ответственности за невыполнение взятых государствами на себя обязательств. Степень интеграции в рамках СНГ к настоящему времени значительно уступает не только Европейскому Союзу, но уровню самого Содружества начала и середины девяностых годов двадцатого века. Общее экономическое пространство по существу не сохранилось, отсутствует валютный союз, ослаблено сотрудничество в контроле за внешними границами СНГ, не говоря уже о таких имеющихся, например, в ЕС институтах, как органы с наднациональными полномочиями, парламент, избираемый прямыми выборами, правовые акты непосредственного действия.

 Но поскольку официально основополагающие документы СНГ никто не отменял, следует признать, что власти стран СНГ обязаны предпринимать усилия по выполнению уставных задач, то есть по развитию интеграции, независимо от того, хотят этого они или не хотят. Если то или иное государство тяготится обязательствами в рамках уставных целей и задач СНГ, то оно должно просто выйти из него. Еще более правомерным было бы принятие на саммите СНГ решения об ответственности тех государств, которые не выполняют своих обязательств по Уставу СНГ вплоть до постановки вопроса об исключении их из СНГ.

Существует и такая точка зрения, что в силу бесперспективности СНГ эту организацию следует упразднить, а на ее месте создать новую более эффективную организацию для стран, реально настроенных на евразийскую интеграцию. Для того, чтобы ее проанализировать придется привести довольно длинную цитату. Так, в статье «Еще одна «бархатная» В.Третьяков, главный редактор журнала «Политический класс», пишет следующее: «При обсуждении темы СНГ на последней Ассамблее Совета по внешней и оборонной политике рассматривались три сценария дальнейшей работы России с этой организацией, ни один из которых не предусматривал ее укрепления или масштабной модернизации, ибо все участники дискуссии сходились в том, что ни укреплять, ни модернизировать нечего.

Сценарии таковы. Первый - сохранить СНГ как клуб для регулярного формального и неформального общения президентов одиннадцати государств.

Второй - сохранять организацию как пространство, внутри которого формируются более прочные и перспективные, хоть и более узкие интеграционные образования - ОДКБ, ЕврАзЭС, ЕЭП, Союзное государство России и Белоруссии. То есть ориентироваться на интеграционное ядро, уже существующее в рамках СНГ, ожидая, когда оно вызреет во что-то более серьезное, постепенно отшелушив от себя неинтегрируемые осколки умирающего Содружества.

Третий сценарий самый радикальный - приступить по инициативе России к ликвидации СНГ. Он был встречен крайне настороженно. Причины такой настороженности, в общем-то, понятны, объяснимы и основательны. Но все-таки в радикализме ликвидаторов СНГ… тоже есть своя правда и логика. Чем бесконечно растягивать жизнь почти обессмысливавшейся организации, расхолаживая свою политическую волю иллюзией того, что хоть пользы от нее и немного, но зато и вреда большого нет, не лучше ли принять сильное волевое решение, которое заставит всех членов бывшего СНГ определиться в своем политическом, цивилизационном и геополитическом выборе: вы с Россией или без нее?

Ликвидаторы СНГ, конечно, не стремятся к тому, чтобы эта структура просто исчезла. Имеется в виду, что одновременно Россией будет предложен проект гораздо более четко и прочно структурированной межгосударственной организации, проект, предполагающий очень определенные права и обязательства для тех стран, которые добровольно решат в эту организацию вступить.

Это сценарий рискованный, создающий некоторое число дополнительных проблем, но зато и несущий возможность реального и капитального решения целого ряда проблем существующих, не решаемых все годы существования СНГ. Конечно, среди нескольких фундаментальных мотивов, требующих не торопиться с ликвидацией СНГ, есть, по крайней мере, один, требующий особого внимания. СНГ позволяет России хоть в какой-то степени сохранять единство разделенной с 1991 года русской нации и защищать интересы русских и русскоязычных за пределами России.

Однако и затягивание с принятием по инициативе России решения о судьбе СНГ может привести к тому, что в скором времени эта организация начнет саморазрушаться, причем хаотически, или ее ликвидация начнется по инициативе не России, а какого-либо другого мощного члена СНГ или даже двух-трех ее членов.

Лично я стою за третий вариант. Состоит он в следующем. Россия не инициирует ликвидацию СНГ сегодня или завтра, но публично заявляет, что, например, 31 декабря 2008 года она в любом случае покинет СНГ. При этом Москва предлагает план создания нового межгосударственного союза, построенного на таких-то и таких-то принципах и взаимных обязательствах. Возможность вступления в эту новую организацию должна быть открыта для всех желающих, но не на условиях размывания ее основополагающих принципов. Оставшееся до своего выхода из СНГ время Россия посвятит освобождению от обязательств, связанных с членством в этой структуре» («Российская газета» от 24 марта 2005 г.).

Рассмотрим аргументы сторонников ликвидации СНГ (последний приведенный сценарий). Сам автор, который разделяет данный проект, отмечает его рискованность, однако риски не анализирует и даже не раскрывает, в чем собственно они состоят. Это не случайность, и не проявление забывчивости, а вполне продуманная позиция. Одно только перечисление рисков, вероятно, представляется сторонникам опасным для обсуждения выдвинутого предложения. Между тем любое политическое предложение,  затрагивающее интересы государства и его международный престиж должно быть обоснованным как с точки зрения его достоинств, так и с точки зрения рисков.

Второй момент касается сильного волевого решения, ставящего государства СНГ перед выбором: быть с Россией или без нее. С точки зрения не сиюминутных, а долгосрочных политических интересов России и в контексте тенденций современного международного права, ценно и важно сохранение и налаживание отношений, а не создание различного рода острых ситуаций с выбором. Более чем сомнительно, что в интересах интеграции стоило бы ставить вопрос в стиле «ты меня уважаешь?».

Третий момент касается предложения Россией проекта «гораздо более четко и прочно структурированной межгосударственной организации, проект, предполагающий очень определенные права и обязательства для тех стран, которые добровольно решат в эту организацию вступить». Дело в том, что именно сложность и разновременность интеграционных процессов в СНГ ставит под вопрос наличие реальной потребности в таком проекте.

Данные предложения строятся на том, что новый союз будет уж точно лучше, эффективнее и т.д. Возникает вопрос, почему? Если такие рецепты есть, то какой смысл городить новый огород, достаточно применить их в рамках СНГ. Если же эти предложения - способ избавиться от тех участников, которые реально не хотят интегрироваться (и поэтому рассматриваются авторами предложений как ненужный балласт, во всяком случае, так можно истолковать предложения по характеру предлагаемых действий), то третий сценарий очевидно плох стратегически с точки зрения именно интеграции, поскольку в интересах активно стремящихся к интеграции стран создание структур с разноуровневой интеграцией, опираясь на которые они смогут реализовывать разные проекты, расширяя тем самым формы интеграции. В лице СНГ такая разноуровневая с точки зрения интеграции структура уже имеется.

Кроме того, представляется, что подобные предложения являются весьма опасными с точки зрения реальных и ближайших политических интересов России. Помимо очевидного последствия такого шага в виде отказа от вступления в новую организацию некоторых членов СНГ, у России явно уменьшатся и без того невеликие возможности в обеспечении своих интересов в таких обозначенных в Уставе СНГ областях сотрудничества, как защита прав человека, в том числе прав соотечественников на всем постсоветском пространстве; участие в разрешении межгосударственных и внутренних межнациональных конфликтов, в том числе через коллективные силы по поддержанию мира; обеспечение единства подходов к проблеме миграции и контроле за внешними границами.

В настоящее время в рамках СНГ, хотя бы некоторые обязательства выполняются, и у России имеется возможность воздействия на соответствующие государства не только на двусторонней основе, но и как на участника СНГ. Вне рамок СНГ таких рычагов уже не будет. Кроме того, следует учесть, что для обеспечения целей более тесной экономической интеграции внутри Содружества созданы несколько организаций, и хотя в качестве замены СНГ они рассматриваться не могут, потребности в замене их всех одной единственной организацией также нет.

Для того, чтобы предлагать какое-то решение проблемы, нужно выявить и проанализировать причины сложившегося положения.

Как представляется, среди политических причин следует указать на отсутствие единства политической воли ведущих стран СНГ, прежде всего России и Украины, по вопросу о реализации основных целей и принципов СНГ.

Если одни страны были готовы к реальной интеграции, то другие по-прежнему опасались и опасаются передавать часть своих суверенных прав в пользу межгосударственного объединения.  При этом и в России до сих пор высказываются опасения, что при принятии органами СНГ решений методом единогласия  - консенсусом, вырабатываемые рекомендации для России могут оказаться неприемлемыми  по вопросам, затрагивающим ее экономические интересы.

Нельзя не отметить, что направленность, темпы, способы интеграции в рамках СНГ во многом определялись степенью готовности к этой интеграции со стороны руководства Украины. Однако поскольку украинское руководство перманентно не  было в состоянии четко определить свое отношение  к СНГ вообще и к экономической интеграции в частности, по сути дела мы до сих пор не имеем должного понимания перспектив СНГ именно с точки зрения включенности в него Украины. Так, Украина всегда провозглашала приверженность такой цели СНГ, как сохранение и развитие единого экономического пространства, однако методы  достижения этой цели, степень ограничения, которая накладывается на государственную политику во имя интеграции, никогда не была определена украинским руководством с должной четкостью. Именно поэтому не были выдержаны последовательные шаги по обеспечению единства экономического пространства, такие как создание таможенного союза, платежного союза, и т.д.

В последнее время перспективы участия Украины в полноценном интеграционном объединении в рамках СНГ еще более осложнились из-за ориентации на вхождение в Евросоюз. При современных отношениях между Евросоюзом и СНГ нахождение в одном союзе фактически исключает нахождение в другом, во всяком случае, с экономической точки зрения.

Среди политических причин следует также указать на несинхронность политических процессов в странах СНГ, различие в политических режимах, а нередко и несовместимость доминирующих правовых, экономических и социально-политических процессов.

При этом следует учесть, что если предполагается тесная экономическая интеграция в СНГ, построенная по модели Евросоюза, то следует руководствоваться принципом единства моделей экономики государств-участников, которая включает такие компоненты как: свободная рыночная экономика, открытая для свободной конкуренции и допуска иностранного капитала, гарантирование прав человека и социальный характер государства.

Однако часть стран СНГ, например, Белоруссия и Узбекистан, не имеют в должной мере свободной, открытой рыночной экономики, в ряде СНГ вряд ли можно считать нормальной ситуацию с обеспечением прав человека (например, Туркменистан). Во многих странах Содружества не созданы равные условия для иностранного капитала, более того, зачастую предпочтение оказывается иным странам, чем страны СНГ.

Кроме того, для тесной экономической интеграции во все большей мере важны усилия не столько государств-членов Содружества, сколько хозяйствующих субъектов, предпринимательских кругов, но именно формирование достаточно мощных кампаний, претендующих на экспансию с другие страны СНГ, находится лишь на начальной стадии.

Среди институциональных причин пробуксовки Содружества многие наблюдатели, да и сами представители государств-участников справедливо указывают на громоздкость структуры органов СНГ и медлительность в принятии решений.   Так, Исполнительный комитет СНГ, хотя и обладает достаточно обширными полномочиями, не обладает должными полномочиями для обеспечения быстрого реагирования на меняющуюся политическую и экономическую ситуацию.

Политики и вслед за ними СМИ нередко рассматривают наличие различных институтов интеграции внутри СНГ как свидетельство того, что в СНГ не стало инструментом интеграции. Такое противопоставление, на наш взгляд,  неправомерно и построено на представлении, что интеграция всех стран СНГ должна происходить с одинаковой скоростью и в одинаковой степени. Однако специфика СНГ состоит в том, что это – нереально. Документы СНГ позволяют осуществлять интеграцию по другой модели. По Уставу СНГ интеграционные цели стоят непосредственно перед самим Содружеством. Однако в качестве инструментов интеграции, действительно, выступают более частные институты и механизмы. Среди таких частных механизмов на разных этапах рассматривались, например, Экономический Союз, Интеграционный Комитет и другие. На современном этапе, как представляется, такие организации как ЕвразЕС, выступают в качестве интеграционных инструментов СНГ по модели разноскоростной интеграции  - для передовиков. Вместе с тем органической связи между заявленными в Уставе целями СНГ и более узкими экономическими союзами с юридической точки зрения не установлено, и это является большим минусом в правовом оформлении интеграционных процессов в СНГ.

Вместе с тем объединительная идея в рамках СНГ, по мнению многих экспертов, себя еще не исчерпала, многие сегодня ратуют за интеграцию. Сторонники этой точки зрения считают, что неудачу терпит сегодня не Содружество, а те подходы, которые использовались по отношению к нему в 90-е годы. Если сделать упор на многостороннее развитие, то может появиться перспектива медленного, постепенного перерастания региональной организации в интеграционную. При этом интеграция СНГ будет носить разноформатный и разноскоростной характер, в силу разного уровня развития стран, входящих в состав Содружества.

По мнению представителей Центра внешней политики и анализа, новая интеграционная модель должна признавать решающую роль предпринимательских структур в развитии экономических связей в рамках содружества. Должна существенно измениться роль государства в правовых аспектах во взаимодействии стран, то есть все используемые инструменты должны способствовать развитию экономических связей между хозяйствующими субъектами содружества. Плюсы интеграции во взаимодополняемости экономик стран содружества, в наличии транспортной структуры, гидроструктуры. Общими остаются вопросы безопасности (http://www.respublika.kz).

Региональная интеграция - сегодня практически единственная возможность противостоять негативному влиянию глобализации и диктату ведущих стран мира. Опасность для процесса интеграции в СНГ в первую очередь создает незавершенность государственного строительства практически во всех странах Содружества. Новые независимые государства все еще не имеют устойчивых границ между собой. Большой проблемой стран содружества является сырьевая направленность экономик, что затрудняет переход на устойчивое развитие.

С учетом указанных осложняющих функционирование СНГ моментов можно было бы предложить обсудить возможность реализации, как минимум, двух вариантов развития Содружества.

Вариант 1.

Внести в Устав СНГ поправки, направленные на более четкое определение механизма достижения целей Содружества. В частности, необходимо наполнить более четким содержанием такие направления сотрудничества как экономическая интеграция в рамках единого экономического пространства, миграция, защита прав человека, контроль за внешними границами СНГ.

Единое экономическое пространство целесообразно определить в качестве общего рынка со свободой передвижения людей и капиталов. С учетом желательности сохранения безвизового режима передвижения внутри стран СНГ необходимо активизировать сотрудничество в контроле за внешними границами. Государства, готовые взять на себя реальные обязательства по выполнению указанных целей Содружества должны быть также готовы к передачи части своих суверенных прав органам СНГ по этим вопросам.

Вариант 2.

В случае неготовности к реализации сценария развития СНГ, рассмотренного в варианте 1, целесообразно сузить цели и функции в СНГ и внести соответствующие поправки в Устав. В этом случае СНГ мог бы сосредоточиться на проблемах безопасности, трансграничной преступности, сохранения окружающей среды и целом ряде других проблем объективно имеющих трансграничный характер и которые в любом случае этим странам придется решать. При этом также как и в варианте 1 механизм реализации принятых решений нуждается в ужесточении, в частности, представляется необходимым расширить контрольные и надзорные функции исполнительного комитета, а также определить перечень юридических санкций за невыполнение обязательств государствами-членами СНГ.

Для обоих вариантов целесообразно более четко с правовой точки зрения определить соотношение СНГ с внутренними интеграционными объединениями, такими, например,  как ЕврАзЭС.

Copyright ©1996-2022 Институт стран СНГ