Информационно-аналитический портал постсоветского пространства

«Пророссийский менталитет и геополитическая ориентация на Россию – важнейшие составляющие приднестровской политической культуры»

12.07.2006. Ольвия-пресс

Илья Галинский, директор Института истории, государства и права ПГУ им. Т. Шевченко

Доклад на международной конференции «Русская политическая  культура  и формирование политических культур стран Евразии»

30 июня в Москве, в конгресс-парке «Волынское» в рамках дней «русской политической культуры» состоялась международная конференция «Русская политическая культура и формирование политических культур стран Евразии».

В работе конференции приняли участие широко известные в мире ученые, специалисты в области гуманитарного знания и политической культуры: А.А. Кокошин, академик РАН, председатель комитета Государственной Думы РФ по делам СНГ и связям с соотечественниками; М.А. Колеров, начальник Управления Президента РФ по межрегиональным и культурным связям с зарубежными странами; В.Т. Третьяков, главный редактор журнала «Политический класс»; С.А. Марков, директор Института политических исследований; Г.О. Павловский, президент Фонда эффективной политики; А. Рар, директор программ России и стран СНГ Центра Кербера; М.Б. Погребинский, директор Киевского центра политических исследований и конфликтологии и др.

«Роль и значение политической культуры для жизни любого общества, тем более приднестровского, трудно переоценить. Классики современной политологии Г. Алмонд и С. Верба с потрясающей точностью подметили, что строительству и укреплению стабильного и демократического государства не помогут ни самая совершенная конституция, ни самые востребованные политические и административные институты, если одновременно не будет создана, адекватная этому строящемуся государству и менталитету его народа, политическая культура.

Именно такая активно формирующаяся политическая культура стала как базисом, так и средством построения независимого приднестровского государства, определила «правила игры» приднестровского народа в его борьбе против румынского унионизма, сформировала базовые политические ценности, общественно-политические цели и ориентиры населения Приднестровской Молдавской Республики. Иначе говоря, само образование ПМР во многом стало фактором цивилизационного, социо-политико-культурного плана.

Безусловно, феномен приднестровской политической культуры может быть понят лишь в контексте ее сущностного  и исторического содержания, глубокого ментального переживания народа Приднестровья по поводу возможной утраты своего внешнего мира, – исторической родины – Советского Союза (России). Именно особенности исторического развития Приднестровья  в первую очередь определили особенности его политической культуры.

Исторически, территория Приднестровья никогда легитимно не входила в состав молдавского государства, зато всегда была составной частью геополитического пространства, русско-православной цивилизации, располагалась на границе двух культурно-политических миров: латино-романского и славянского. Причем граница этих двух цивилизационных миров проходила по  западному рубежу Приднестровья. С тех пор, как в 1792 году приднестровские земли были освобождены российскими войсками в ходе военной победы над Османской империей, а великим русским полководцем А. Суворовым на Днестре был основан город Тирасполь, ныне столица Приднестровской Молдавской Республики и была оформлена целостность цивилизационного пространства восточных славян в рамках единого российского государства – территория Приднестровья постоянно находилась в поле политического притяжения России – Советского Союза – Российской Федерации.

В этом контексте, совершенно понятно, почему менталитет и  политическая культура приднестровцев формировались с учетом этой определяющей составляющей, несут в себе некие врожденные, передаваемые по наследству архетипические черты принадлежности к восточно-славянской, российской цивилизации, восприятия России в качестве матери – Родины, матери – Земли.

И когда, прорумынская политическая элита Молдовы всеми силами стала проводить политику объединения «двух румынских» государств и инициировала принятие закона о молдавском языке как единственно государственного, когда возникла угроза славянской (русской) культуре, инстинкт, дремавший десятилетиями в подсознании приднестровцев сработал незамедлительно, проявилось так называемое «коллективное-бессознательное» – восточно-славянская составляющая приднестровского менталитета вышла на первый план и стала играть определяющую роль во всех последующих политических процессах и событиях на приднестровской земле.

Совершенно очевидно, и это даже не требует никаких доказательств, приднестровцы просто не могли испытывать лояльность и отождествлять себя с Молдовой – государством, которое проповедовало, чуждую им цивилизационно, идеологию, проводило враждебную политику по отношению к их социокультурным и геополитическим ценностям и приоритетам. Не случайно, даже такая организация, как ОБСЕ явно не относящаяся к  приднестровскому государству с симпатией, была вынуждена в 1993 году в своем докладе констатировать, что в Приднестровье существует острое чувство собственной приднестровской идентичности. И действительно, в Приднестровье, даже в советские годы, доминировала не молдавская, а другая советская идентичность. Во многом это было результатом многонационального состава населения этого края, его комфортного проживания здесь. В итоге население Приднестровья больше отождествляло себя с Советским Союзом, чем с Молдавией, в состав которой оно юридически входило.

Естественно, что после распада Советского Союза, население Приднестровья стало отождествлять себя уже с Россией – правопреемницей Советского Союза. Оно сохранило себя в неразрывном единстве российской цивилизации. Поэтому, в Приднестровье не произошло того, что случилось в других государствах, не случился кризис идентичности, не произошла утрата родного языка, ценностей, норм и образцов поведения, дающих человеку возможность ощутить свою принадлежность к большой Родине – российскому государству. Важнейшим фактором, определяющим ментальную неразрывную связь населения Приднестровья с матерью – Родиной, Россией является русский язык. Дело в том, что реальное осознание большинством приднестровцев русского языка как родного (а ученые подтверждают, что язык, на котором осуществляется обучение и с помощью которого люди общаются, определяет, как характер мышления, так и способ бытия), фактически утверждает российскую национальную самоидентификацию населения Приднестровья.

Исторически Приднестровье формировалось как многонациональный край с преобладанием славянского населения. Ныне здесь проживают, приблизительно три равных национальных группы: русские, украинцы, молдаване. Но большинство из них по самосознанию, менталитету – это приднестровские россияне, потомки тех Суворовских солдат, которые два века назад пришли освободителями на эту исконно славянскую землю. Это потомки тех офицеров четырнадцатой армии, которые после завершения службы оставались здесь на постоянное место жительства и защищали эту землю от румынских, фашистских и молдавских захватчиков. (Причем жители края никогда не воспринимали их как чужих, наоборот всегда считали своими защитниками, а у самих российских солдат и офицеров никогда не возникало сомнений в том, что приднестровская земля – это российская земля). Это те советские россияне, которые приезжали в Приднестровье восстанавливать промышленные предприятия и строить новые, такие как Рыбницкий металлургический комбинат.

Поэтому, хотя в Приднестровье по Конституции функционируют 3 официальных, равноправных языка: русский, украинский, молдавский, фактически господствующим языком, языком объединяющим приднестровцев в единое целое, и языком межнационального общения здесь, безусловно, является именно русский язык. На нем выходит абсолютное большинство приднестровских периодических изданий, телевизионных программ, транслируются в полном объеме все основные российские телевизионные каналы.

Именно на русском языке, за небольшим исключением (в Приднестровье существуют несколько школ, где обучение ведется на молдавском и украинском языках) осуществляется учебный процесс в приднестровских школах, гимназиях, лицеях, колледжах, институтах и университете. Именно по российским учебникам, в том числе по учебникам истории, строго в соответствии с российскими образовательными стандартами, обучаются  приднестровские учащиеся и студенты, изучая историю России, как историю Отечества.

Наконец, весьма серьезным аргументом в пользу пророссийской ментальности приднестровцев является факт проживания здесь восьмидесяти пяти тысяч зарегистрированных российских граждан, количество которых многократно бы возросло если бы в период с 2001 по 2005 годы процесс принятия российского гражданства для приднестровцев не был так искусственно затруднен.

Таким образом, если попытаться проанализировать ментальность приднестровского населения, через их внутренний мир, то станет очевидным, что для его абсолютного большинства  Россия – это  большая Родина, причем  Родина не утраченная, а Приднестровье, это их маленькая Родина, край, где они сегодня живут и трудятся. Поэтому, если даже кто-то уезжает из Приднестровья в Россию на постоянное место жительства, в общественном сознании приднестровцев этот поступок не предается осуждению и не отождествляется с предательством.

Довольно часто журналисты, писатели, политики, те которые посетили  Приднестровье и осмыслили происходящие здесь социально-политические процессы, пишут и говорят, что у Приднестровья «русское лицо». И это действительно так. Подтверждениям этого служит авторитетный научный международный форум под названием «Мы Россия», прошедший в Тирасполе в 2003 году на котором все выступающие приднестровцы своими выступлениями убедительно подтверждали этот тезис, используя понятный аппарат в категориях: «российские приднестровцы», «приднестровские россияне».

В Приднестровье очень многое в сознании и подсознании людей, в исторической памяти и традициях, так или иначе, связано с Россией, имеет отношение к России, ориентировано на Россию. Многие площади и улицы городов и сел Республики носят имена русских, российских полководцев, ученых, государственных деятелей: А. Суворова, В. Раевского, М. Орлова, Н. Зелинского. Даже своеобразная  визитная карточка Приднестровья – лучший на постсоветском пространстве коньяк, получил почетное и патриотически-русское название коньяк – «Суворов», коньяк «граф Витгенштейн».

Раз за разом, в течение уже 30 лет, в Приднестровье инициируется идея объединения двух его крупнейших городов: Тирасполя и Бендер, исторически неразрывно связанных с именем А. Суворова. В случае ее реализации – новому городу – столице Приднестровья, по мнению жителей (согласно социологическому опросу), должно быть присвоено имя «Суворов-град».

Большинство законов, принимаемых Верховным Советом ПМР – это во многом  российские законы, адаптированные к сегодняшним социально-политическим и экономическим условиям Приднестровья. А Конституция Приднестровской Молдавской Республики – это, можно сказать, Конституция Российской Федерации с вычетом федеративной составляющей.

Фактором огромной эмоционально-позитивной силы, безусловно, является и морально-политическая поддержка Россией приднестровского государства и его народа, как во времена вооруженной агрессии Республики Молдова против Приднестровской Молдавской Республики, так и в периоды экономической, таможенной информационной блокад. Вера в то, что Россия не бросит в беде, поможет и защитит, не покидало население Приднестровья даже в самые сложные и трагические периоды непродолжительной приднестровской истории.

А посему, мы с полным основанием можем констатировать, что менталитет, идентификация населения Приднестровья, вся его реальная повседневная жизнь в своей основе ориентированы на Россию. Приднестровский народ не мыслит себя вне культурно-цивилизационного, политического поля России, и надеется на то, что он тоже будет востребован как российским обществом, так и российским государством.

Социологические исследования, проведенные в Приднестровье в последние годы, показывают, что около 75% жителей Республики готовы поддержать, в случае инициирования, политическое решение о вхождении Приднестровья в состав Российского государства. Это ли не демонстрация главной составляющей приднестровской политической культуры, которая развивается и становится все более зрелой и демократической.

Как и в каком направлении будет развиваться приднестровская политическая культура в дальнейшем, будет зависеть от многих факторов и обстоятельств, но в первую очередь от того, насколько активно и адекватно Россия будет поддерживать и стимулировать пророссийский менталитет и общественные отношения в Приднестровской Молдавской Республике, укреплять Приднестровье как геополитический плацдарм продвижения российско-приднестровских национальных интересов в современном мире».

Copyright ©1996-2019 Институт стран СНГ