Информационно-аналитический портал постсоветского пространства

Узген - Кадамджай - Джалалабад: тенденция или совпадения?

24.07.2006. Слово Кыргызстана

Эдуард Кубатов, Канат Тюкеев. Независимый исследовательский центр "Мирная Азия".

События весны и лета 2006 года для правоохранительных органов и спецслужб Кыргызстана действительно оказались жаркими. Особенно в плане очередной проверки на способность эффективно противодействовать религиозно-экстремистским и террористическим организациям, их подпольным ячейкам и структурам, функционирующим на территории республики и в приграничных районах Узбекистана и Таджикистана.

Понимание произошедших событий, их тенденций и процессов развития невозможно без анализа и хронологии деятельности террористических и экстремистских организаций на территории Кыргызской Республики.

Декабрь 2002 года. Группа боевиков Исламского движения Узбекистана (ИДУ) совершает террористические акты на рынке "Оберон" и в Оше. Жертвы среди мирного населения. Как выяснилось в процессе расследования, фактически целью террористов были посольство США и гостиница "Ак-Кеме", однако ввиду сложных подступов и надежной охраны исполнение теракта было перенесено на более доступные объекты.

Ноябрь 2004 года. В Оше во время проведения рейда сотрудниками милиции остановлена автомашина, в которой находились четверо неустановленных лиц. При доставке в отдел внутренних дел задержанные совершили побег. Один из них при попытке задержания подорвал себя гранатой, в результате чего погиб сотрудник милиции. Предварительное расследование установило,что погибший и скрывшиеся преступники - граждане Узбекистана, боевики ИДУ (примерно с 2004 года название ИДУ трансформировалось в Исламское движение Туркестана - ИДТ), находящиеся в розыске за террористическую деятельность. Среди них - Содиков Назимжон 1978 года рождения, известный в террористических кругах под прозвищами Палван и Амир. Другой член этой группы, Фатих Мирзабаев, был недавно задержан в Мордовии (Россия) за незаконное пересечение границы и подделку документов.

Декабрь 2005 года. Неизвестными лицами совершен подрыв зала заседаний Ошской областной государственной администрации. Жертв нет. Органы правопорядка заявили о вероятной причастности к теракту членов одной из экстремистских организаций, функционирующих на территории Кыргызской Республики.

Март 2006 года. В Узгене органами МВД и СНБ КР вскрыта и пресечена деятельность подпольной религиозно-экстремистской группы. В результате арестованы 16 человек. У них изъяты в большом количестве боеприпасы, огнестрельное и холодное оружие, значительное количество религиозной литературы и аудиоматериалы экстремистского содержания. В числе задержанных - члены партии "Хизб ут-Тахрир". Другой группе в ходе перестрелки с силовыми структурами удается скрыться. По предварительным данным, в их числе один из полевых командиров ИДУ Ахунов Расул, в террористических кругах известный под прозвищами Бахтиер, Лейтенант, один из "мосъулов" (региональных руководителей) ИДУ/ИДТ в Ферганской долине, и житель Узгена Камилов Б., подозреваемый в причастности к религиозно-экстремистским организациям.

Май 2006 года. Вооруженная группа из семи человек совершила нападение на таджикский пограничный пост "Ляккан", в результате которого убиты двое военнослужащих пограничных войск Таджикистана и один ранен. Преступники завладели 19 автоматами Калашникова, ручным пулеметом, большим количеством боеприпасов и на двух автомашинах марки "мерседес" и "опель" скрылись в неизвестном направлении.

Через полтора часа ими было совершено нападение на кыргызский таможенный пост "Актурпак". Поднятые по тревоге спецподразделения МВД и СНБ через некоторое время блокировали вооруженную группу в горной местности недалеко от Кадамджая. Выдвинутые версии о возможной причастности к событиям подпольных ячеек ИДУ/ИДТ подтвердились после задержания двух участников вооруженной группы: Рахманова Нуралыма и Худжаева Абдурахмана. Первый являлся гражданином Кыргызстана, уроженцем и жителем Оша, второй - гражданин соседнего Узбекистана, находившийся в розыске за террористическую деятельность с 2000 года. Оба боевика ИДУ/ИДТ - члены подпольной ячейки, длительное время скрывались в Согдийской области Таджикистана и приграничных районах Баткенской области. В числе членов банды - небезызвестный Содиков Назимжон, которому удалось скрыться в ноябре 2004 года в Оше при попытке задержания сотрудниками милиции.

Источники из компетентных и достоверных кругов связывают события в Кадамджае с мартовскими задержаниями в Узгене, когда совместными силами МВД и СНБ была разоблачена деятельность подпольной религиозно-экстремистской группы, арестованные члены которой хранили боеприпасы и литературу экстремистского толка. По некоторым данным, этой группой руководил Ахунов Расул.

В июне 2006 года спецслужбы трех стран - Узбекистана, Таджикистана и Кыргызстана - официально объявили в международный розыск пять боевиков, в числе которых - Р. Ахунов, Ф. Раимов, А. Шахобиддинов, А. Абдуллажанов, Н. Содиков.

Июль 2006 года. 9 июля в Джалалабаде в 19.30 при попытке остановить автомашины с неизвестными лицами был убит сотрудник милиции. 10 июля при прочесывании местности в одном из жилмассивов группа неизвестных в количестве около десяти человек оказала вооруженное сопротивление и скрылась в сторону границы Узбекистана, ранения получили несколько сотрудников милиции.

Органами МВД установлена личность одного из преступников, это 27-летний житель Узгена Жамалдин Абдрашитов. Сегодня уже однозначно можно сказать, что к данной акции имеют причастность боевики религиозно-экстремистских группировок. Об этом свидетельствует арсенал, изъятый в доме, где могли появиться экстремисты. Это боевая граната РГД-5, несколько сотен боевых патронов от автомата Калашникова, обрез охотничьего ружья с патронами, пневматическая винтовка, магазин от АК, снаряженный 30 патронами, подсумок к нему, книга "Вооружение пехоты", изданная в Минске, 15 книг и свыше 30 брошюр религиозно-экстремистского движения "Хизб ут-Тахрир". Кроме того, по подозрению в причастности задержаны 14 человек, в числе которых -женщина, непосредственная участница преступления.

Июль 2006 года. 14 июля в Джалалабаде силами спецподразделений СНБ и МВД КР у здания областного УВД была блокирована вооруженная группа боевиков Исламского движения Узбекистана в количестве пяти человек, оказавшая ожесточенное сопротивление с использованием гранат, автоматического оружия и гранатомета. Тактика действий ликвидированной группы показала высокий уровень боевой подготовки террористов. В числе ликвидированных бандитов - небезызвестные Н. Содиков (Палван) и X. Сулайманов (Бай). Оба разыскивались правоохранительными органами Кыргызстана, Узбекистана, Таджикистана как члены незаконного вооруженного бандформирования ИДУ, являвшиеся организаторами и исполнителями громких террористических акций на территории Центральноазиатского региона. В их числе предварительно опознаны лица, совершившие убийство сотрудника милиции у здания УВД г. Оша (ноябрь 2004 г.), вооруженное нападение на ИВС в городе Кайраккууме Республики Таджикистан (январь 2005 г.), убийство сотрудника ГАИ в Джалалабаде (9 июля 2006 г.), а также причастные к организации вооруженного вторжения на территорию Баткенской области после нападения на погранзаставу "Ляккан" Республики Таджикистан (май 2006 г.). По предварительным данным, боевики намеревались провести серию терактов на территории южных областей, спровоцировать конфликт на межнациональной почве между кыргызской и узбекской нациями.

Даже поверхностный анализ поступающих открытых данных со всей очевидностью показывает угрожающую динамику развития и деятельности подпольных ячеек террористических и экстремистских организаций на территории Кыргызской Республики.

Необходимо признать, что сегодня мы столкнулись с акциями подпольных ячеек экстремистских организаций, которые длительное время функционировали в Ошской, Джалалабадской областях, в частности, в Узгене, Джалалабаде и других населенных пунктах. События наглядно показали масштабы подрывной деятельности и оголили существующие проблемы в организации противодействия экстремизму и терроризму.

Специфика Центральноазиатского региона, его религиозные, этнонациональные и иные особенности создали почву для своеобразного "мутирования" экстремистских организаций, внешне отличающихся друг от друга. Имеет место смыкание ИДУ/ИДТ с религиозно-экстремистской партией "Хизб ут-Тахрир", одновременно от нее откалываются и создаются более радикальные группы, например "Акромия".

Экстремистская идеология движения "Хизб ут-Тахрир" создает устойчивые и базовые основы для расширения и активизации террористической деятельности в республике и регионе. Электорат партии становится доминирующим источником пополнения человеческих ресурсов международных террористических организаций. Декларируемые "Хизб ут-Тахриром" принципы политической борьбы по построению Исламского халифата под влиянием внешних и внутренних факторов настолько радикализовались, что она перестала отличаться от других террористических организаций, их целей и методов борьбы. Необходимо отметить, что подобная трансформация "Хизб ут-Тахрира" (переход к насильственным методам борьбы) отмечается в Центральноазиатском регионе, в особенности в Ферганской долине, и идет вразрез отдельным принципам деятельности "Хизб ут-Тахрира" в Европе, на Ближнем Востоке и в других странах СНГ.

В условиях очевидной угрозы безопасности республики от деятельности "Хизб ут-Тахрира" вызывают протест инициативы определенных сил, которые из коньюнктурных политических соображений пытались предпринять попытки легализации этой партии. Последствия подобных решений могли привести к самым негативным результатам, вплоть до потери государственности.

Не меньшую угрозу национальной безопасности представляют разрозненные подпольные группы, отколовшиеся от ИДУ/ИДТ. С ноября 2001 года, после смерти Дж.Намангани, одного из лидеров вооруженных формирований ИДУ, значительное количество наиболее авторитетных полевых командиров вышло из состава организации и начало предпринимать попытки создания собственных террористических групп. Данная инициатива активно поддерживалась и финансировалась со стороны функционеров "Аль-Каиды", которые в лице отколовшихся полевых командиров и боевиков ИДУ получили дополнительные ресурсы в виде функционирующей разветвленной подпольной структуры в Центральной Азии. Именно период 2002-2004 гг. можно рассматривать как период активной "аль-каидизации" боевых и подпольных структур ИДУ/ИДТ, а также других террористических организаций, в частности, Исламской партии Восточного Туркестана на территории Центральной Азии, Афганистана и Пакистана.

Впервые в практике террористической деятельности на территории Центральной Азии (Ташкент, Бухара) были использованы "смертники". Подобные элементы ведения подрывной деятельности не были характерны для региона. Очевидны почерк и тактика международной террористической сети "Аль-Каида". Практическим и, к сожалению, резонансным результатом взаимодействия бывших боевиков ИДУ с "Аль-Каидой" стала указанная серия террористических актов 2004 года в Узбекистане, исполнителями которых выступили группировки "Жамаат аль-Джихад" под руководством небезызвестного соратника Дж. Намангани - Жалолова Наджмуддина (известного в террористических кругах под кличкой Яхъе), прошедшего подготовку в Афганистане, воевавшего в Чечне в составе незаконных вооруженных формирований полевого командира Хаттаба.

Появление разрозненных террористических групп, которые непосредственно взаимодействуют, получают финансирование и указания от "Аль-Каиды", значительно осложняет ситуацию в регионе и меры по ее противодействию.

Предварительная оценка методов и тактики деятельности подпольных структур террористических организаций на территории южных регионов республики указывает на признаки самостоятельной террористической группы, отколовшейся от ИДУ/ИДТ и взаимодействующей в настоящее время со структурами "Аль-Каиды". Примечательно, что предположительный руководитель подпольной террористической сети на юге Кыргызстана и Ферганской долине Ахунов Расул (Бахтиер, Лейтенант) также являлся близким соратником Дж.Намангани и был одним из его полевых командиров.

По имеющимся данным, в настоящее время в условиях Афганистана и Пакистана осуществлен ряд организационных и финансовых решений, направленных на реанимацию террористической сети ИДУ/ИДТ на территории Афганистана, Пакистана и Центральной Азии. Остается догадываться, в чьих геополитических и стратегических интересах восстановление и укрепление ИДУ/ИДТ как реальной силы для решения определенных задач. Каковы будут последствия восстановления деятельности данной террористической организации, нетрудно спрогнозировать на опыте Баткена 1999-2000 гг. и нынешних событий на юге республики.

Всех их объединяют единая идеологическая база и религиозная окраска, политические цели и задачи, связанные прежде всего со свержением существующих конституционных строев и построением халифата. Паразитируя на исламе, искажая его суть и избирательно, в собственных целях, используя отдельные постулаты религии, экстремистские и террористические организации продолжают вести подрывную деятельность в регионе.

Практически все экстремистские и террористические группы, как показывают результаты оперативно-розыскных мероприятий, имеют в своем арсенале автоматическое и огнестрельное оружие, литературу, аудио- и видеотехнику. Они мобильны, финансово независимы, при перемещениях используют поддельные документы, национальные паспорта Кыргызской Республики, Узбекистана, Таджикистана, Турции. Группы обладают современными средствами связи и достаточным количеством сторонников и пособников, оказывающих им содействие в легализации и оседании, проведении вербовочной и пропагандистской деятельности.

"Прозрачность" границ, слабый правоохранительный режим въезда-выезда и пребывания граждан соседних государств и иностранных граждан, коррумпированность пограничных служб и правоохранительных органов позволяют боевикам и членам экстремистских организаций беспрепятственно проникать на территорию всей Ферганской долины, координировать весь спектр подрывной деятельности в Кыргызстане, Узбекистане и Таджикистане.

Характер деятельности экстремистских и террористических организаций становится все более радикальным. Последние события в Кыргызстане, прошлогодние события в соседних республиках - яркое тому подтверждение. Во-вторых, усиливается информационная война. Пропаганда радикальных идей, свержения конституционного строя, религиозной нетерпимости и вражды приобретает все большие масштабы. Благодаря подпольным типографиями интервенции из-за рубежа литература экстремистского содержания становится доступной практически большинству наших верующих граждан, и особенно молодежи. При этом зачастую в качестве прикрытия используются религиозные права и свободы, благотворительность и иные международные стандарты прав человека.

Несмотря на различные мнения и оценки политологов, следует четко осознать, что проблемы экстремизма и терроризма есть, они видны и осязаемы. Какие силы стоят за ними, могут ли использоваться данные проблемы в качестве политических инструментов заинтересованных сил - вопрос другого характера. Ошибаются те, кто думает о возможности контроля и регулирования экстремистских групп, используемых в различных "сценариях" геополитического, регионального или иного характера. Никогда не удавалось "контролировать" и "направлять" деятельность экстремистских и террористических организаций, пусть даже использованных на каких-то начальных этапах. Подобные эксперименты могут привести к катастрофе регионального и международного масштаба. Таких примеров много. Один из них - Афганистан. К чему привели "игры" в друзей с талибами и их "братьями"? К тому, что за короткий промежуток времени образовались крупнейшие вооруженные формирования и террористические организации, в конце концов повернувшие оружие против своих "благодетелей". Но это только верхушка айсберга, не говоря об иных последствиях политического, экономического и социального характера, сыгравших негативную роль и поставивших под угрозу стабильность всего Центральноазиатского региона, если не говорить более.

Экстремизм в его религиозной окраске и терроризм во всех его проявлениях беспощадны. Государство должно отвечать ему тем же, в виде жестких и кардинальных мер реализации режима противодействия, создания соответствующей законодательной и правовой базы, нравится это кому-то или нет. Государство должно принимать меры, в определенном смысле ограничивающие некоторые права общества и гражданина, для того чтобы обеспечить право человека на жизнь - жизнь без страха и неуверенности.

Общество должно воспринимать демократические права и свободы прежде всего как сбалансированный механизм общественно-государственных взаимоотношений, где в рамках борьбы с терроризмом одновременно уважаются права человека и соблюдается законность.

Эффективность противодействия существующим угрозам зависит от консолидированных усилий и организации комплексных мер, охватывающих вопросы реального межгосударственного взаимодействия, определения приоритетов деятельности спецслужб и правоохранительных органов, включения в систему обеспечения безопасности гражданского населения, органов исполнительной власти всех уровней.

Если быть объективными, действия руководства, оперативных и специальных подразделений СНБ нашей республики вызывают только положительную оценку. Операция по ликвидации боевой террористической группы в Джалалабаде показала наличие продуманной разработки и четкое координированное исполнение задач.

Вместе с тем в нашем понимании основные задачи Службы нацбезопасности, ее приоритеты должны быть сконцентрированы на упреждении и пресечении угроз и вызовов безопасности, подобных событиям на юге республики. Именно тогда проявятся эффективность и достойное значение специальных служб Кыргызстана.

P.S. Когда верстался номер, стало известно, что партия "Хизб ут-Тахрир" объявила джихад правоохранительным органам республики.

Подобный вызов государству указывает на возникновение опасной стадии открытого противостояния набирающего силу религиозного экстремизма в государственной системе, последствия которого могут привести к дестабилизации, вплоть до возможной потери государственности.

Ситуация требует адекватных, своевременных и жестких мер со стороны правоохранительных органов и спецслужб в интересах обеспечения стабильности и безопасности республики.

Складывающаяся негативная обстановка со всей очевидностью указывает на необходимость консолидации государственных, политических и общественных институтов перед лицом возникшей серьезной угрозы.

Copyright ©1996-2019 Институт стран СНГ