Notice: Undefined variable: links in /home/materik/materick.ru/docs/bullib.php on line 249
Материк. Информационно-аналитический портал постсоветского пространства

Информационно-аналитический портал постсоветского пространства

Сахар не песок

20.03.2007. СБ. Беларусь сегодня

Виталий Волянюк

И химикам, и людям, далеким от этой науки, формула сахара — С12H22O11 представляется совсем несложной. Однако если вычленить из нее экономическую составляющую и рассмотреть поближе, то простой она никак не покажется. Даже узкому специалисту...

В прошлом году российская таможня ограничила поставки белорусского сахара своим потребителям. Эти меры оказались для наших заводов чувствительными. По данным статистики, производство сахара с начала года сократилось на 56,7 (!) процента. Проблемы со сбытом привели к затовариванию складов. Но самое главное — в Жабинке, Слуцке, Городее и Скиделе по–прежнему не видят четкой перспективы на российском направлении...

Предполагается, что квота на 2007 год для наших сахаропроизводителей не превысит 180 тысяч тонн, а на 2008–й — 100 тысяч. Этого, безусловно, недостаточно. Так как, по данным Минстата, в прежние годы экспорт белорусского сахара в Россию достигал 400 тысяч тонн. Что же делать в сложившейся ситуации? Будут ли сокращаться объемы производства сахара или нет?

В концерне «Белгоспищепром» пока воздерживаются от ответов. А вот Минсельхозпрод на прошлой неделе поделился интересной информацией. Начальник главного управления растениеводства Григорий Романюк заявил, что посевы сахарной свеклы в 2007 году по площади останутся на уровне 2006–го. Означает ли это, что его коллеги из «Белгоспищепрома» с оптимизмом смотрят на будущее отрасли? Или же дело заключается в том, что предприятия концерна сократят закупки тростникового сырца, из которого в прежние годы производили значительные объемы сахара для внутреннего рынка? Пока неясно.

Знатоки любят проводить параллели между сахарным бизнесом и нефтяным. Это объяснимо. Сахар такой же необходимый стратегический товар, как и углеводородное сырье, а цены на эти два продукта словно привязаны. В последние годы нефтяные котировки устойчиво росли, вслед за ними дорожал и сахар. «Авторы» этой рыночной закономерности — бразильцы, которые являются крупнейшими экспортерами сырца и одновременно ведущими производителями биотоплива для автомобилей. Когда цены на нефть идут вверх, в Бразилии в целях экономии увеличивают производство этанола (из тростника) и на мировом рынке снижается предложение сырца...

За конъюнктурой мировых сахарных цен особенно пристально следят в России. По данным международных исследований, страна является крупнейшим импортером сахара. Около 10 процентов всех экспортных объемов потребляется россиянами. По информации аналитического центра «Газпромбанка», в 2005 году один гражданин Российской Федерации употребил в среднем 51,6 килограмма сладкого продукта. Такие нескромные объемы объясняются, видимо, любовью к варенью... Стоит ли говорить, что рынок сахара в России — это лакомый кусок ценой в несколько миллиардов долларов. И крупные игроки из «Союзроссахара» не успокоятся, пока не отвоюют импортные объемы.

Надо отметить, правительство им старается всячески помогать. Так, просьбы российских бизнесменов установить высокие пошлины на тростниковый продукт были удовлетворены и в конечном итоге «отрубили» конкурентные преимущества импорта. Тонна бразильского или таиландского сахара на мировом рынке стоит в полтора–два раза дешевле, чем российского свекловичного. Но при пересечении российской границы дешевизна испаряется...

Вторым шагом, который позволил «Союзроссахару» доминировать на внутреннем рынке, определять объемы продаж и фактически устанавливать цены, стало устранение конкурентов из ближнего зарубежья. Летом прошлого года глава российского холдинга Андрей Чернышев заметил в одном из интервью: «Помимо существенных запасов собственного свекловичного сахара, которого в прошлом году было произведено рекордное с советских времен количество — 2,5 миллиона тонн, основным сдерживающим фактором роста цен стали поставки белого сахара из Беларуси...» Пожалуй, косвенно это все объясняет. Конкуренция и снижение цен выгодны потребителю. Но Андрей Чернышев — не стоит сомневаться! — говорил о «белорусском факторе» с затаенной болью. Ведь именно наш сахар на протяжении последних лет был главной помехой для проведения выгодной холдингу ценовой политики.

Стоит сказать, что «сладкое» лобби в России действует в унисон с аграрным, которое заинтересовано увеличивать посевные площади под свеклу, обеспечивая работой собственных, а не бразильских или белорусских крестьян. Такой тандем высокопоставленные чиновники не поддержать просто не могут. Поэтому и «Белгоспищепрому», и украинскому «Укрцукору» пробиваться в Россию становится все труднее...

— Очевидно, что российский рынок прикрыл свои двери. Будем искать новых покупателей, — комментируют ситуацию на Слуцком сахарорафинадном комбинате.

Найти их не так просто. Экспортировать сахар, например, в Украину на сегодня нет никакой возможности. Там производство продукта в прошлом году составило 2,5 миллиона тонн. А потребности страны гораздо скромнее — на уровне 1,8 миллиона. Податься в Европу — также почти нереально. Чиновники Европейского союза с 2005 года взяли курс на либерализацию своего сахарного рынка. Если раньше французы, немцы и поляки защищали собственных крестьян и переработчиков пошлинами, квотами, а также многомиллиардными субсидиями, то теперь зачастую предпочтение отдается дешевому тростниковому продукту из Бразилии, Таиланда, Индонезии, Судана... На смену протекционизму пришла жесткая конкуренция мировых лидеров сахаропроизводства. Соперничать с ними крайне сложно. Если только не сбывать сахар по совершенно бросовым ценам. Как, например, это имело место при экспорте в Эстонию, когда железнодорожные вагоны везли в эту прибалтийскую страну сахар по цене в 2 раза ниже, чем он стоил в белорусских магазинах. Впрочем, после вступления Эстонии в ЕС эти поставки прекратились. Объективное занижение цены для того, чтобы продать излишки сахара, в рыночной экономике квалифицируется как демпинг. А с этим у европейцев очень строго.

...Пожалуй, единственной альтернативой российскому рынку сегодня может стать Закавказье и страны Средней Азии. Здесь переработка сахарной свеклы развита недостаточно. К тому же в сухом теплом климате местным крестьянам куда выгоднее выращивать пшеницу, хлопок или табак, чем свеклу.

«В азиатском направлении мы сейчас активно работаем. В частности, в прошлом году в Кыргызстане было открыто предприятие «Белорусская сахарная компания». Ее цель — закрепить позиции наших производителей на рынке этой страны. Кроме того, налаживаем контакты с Казахстаном, Таджикистаном, Узбекистаном, Арменией», — рассказал помощник председателя «Белгоспищепрома» Василий Грибовский.

По оценкам экспертов, годовые потребности стран Средней Азии и Закавказья в сахаре составляют более 2 миллионов тонн. Однако получить свою долю на рынках региона не так просто. Поскольку некоторые страны, как, например, Азербайджан, уже взяли курс на импортозамещение. Кроме того, здесь придется конкурировать с украинскими производителями, которые, по сути, находятся в такой же ситуации, что и белорусские: им необходимо хоть где–то сбыть лишний сахар. Еще одна проблема заключается в том, что часть среднеазиатских перерабатывающих активов начинают скупать и модернизировать российские «сахарные бароны»...

Copyright ©1996-2022 Институт стран СНГ