Информационно-аналитический портал постсоветского пространства

Административный переворот в научной системе РБ

Александр Фадеев

В самом начале ноября в Минске прошел первый съезд ученых Белоруссии. Помимо ученых в работе форума принимали участие представители госаппарата и других республиканских организаций, зарубежные гости. Планировалось, что ученое сообщество подведет итоги своей деятельности за последние десять лет и обсудит наиболее перспективные направления развития науки.

Однако главный труд определить стратегию фундаментальных и прикладных исследований и «подвести черту всем организационным мероприятиям» по реформе научной системы, как и ожидалось, взял на себя президент Белоруссии Александр Лукашенко. Это он объяснил тем, что восемь последних лет ждал от ученых радикальных предложений в русле реформы белорусской науки, но не дождался. Лейтмотивом выступления Лукашенко на съезде стала констатация недостаточности вклада ученых в экономику республики, низкая доля белорусских научных разработок в крупнейших проектах, осуществляемых на территории Белоруссии. Президент дал установку - максимально интегрировать национальную науку и производство, потребовал «увязать науку» со всеми приземленными, «несколько далекими» от фундаментальных исследований задачами, стоящими перед белорусской экономикой, госаппаратом и социумом.

При этом приоритет, прежде всего выделение бюджетных средств, теперь будет отдан решению масштабных комплексных задач в таких сферах как энергетическая безопасность; импортозамещение высокотехнологичного оборудования, программного продукта, лекарств, медицинских приборов; продовольственная безопасность. Вместе с тем Лукашенко прямо и откровенно поставил ученых перед необходимостью увязывания потенциальных расходов на программы фундаментальных и прикладных исследований с реальными возможностями белорусского государства. По данным президента РБ, за последние шесть лет внутренние затраты на научные исследования и конструкторские разработки выросли в 8 раз и сегодня превышают 500 млрд. белорусских руб. Как можно понять белорусского лидера, теперь будет осуществляться перманентная ревизия эффективности отдачи от затраченных на науку средств, а госбюджетное финансирование отдельных мелких научных структур и тем прекратится.

Поэтому можно предположить, что увеличение финансовых затрат на проведение НИОКР к 2010 году в 2,5 – 3 раза, как это предусмотрено в государственной программе инновационного развития на 2007 – 2010 гг., будет произведено не столько за счет госбюджетных средств, сколько путем использования средств организаций-заказчиков и посредством поиска иных источников финансирования, в том числе за рубежом. По крайней мере, на съезде звучали резкая критика заказчиков, не выплачивающих запланированных средств, что уже привело к срыву ряда научно-технических программ, и предложение создать Фонд содействия развитию малых предприятий в научно-инновационной сфере. Кроме того, резолюция съезда ученых предусматривает ежегодное выделение для базового финансирования научных организаций и вузов средств, не ниже объема, запланированного в бюджете РБ на научную, научно-техническую и инновационную деятельность.

Проблема обеспечения производства по ряду позиций, включая дизеле- и станкостроение, признал президент РБ, возникла из-за ослабления научно-технических и экономических связей с Россией. Теперь это необходимо компенсировать разработками белорусских ученых и конструкторов, для чего планируется создавать объединения на межведомственном уровне. Интенсификация внедрения научных разработок в производство, как надеются в администрации президента, позволит вывести хозяйственный комплекс на «новый высокоэффективный технологический уровень». Пока эта идея главы государства трансформировалась в одно из положений резолюции форума, которая предусматривает введение в состав советов научно-практических центров (созданных, кстати, по личной инициативе Лукашенко) и научно-производственных объединений Национальной академии наук Белоруссии чиновников из отраслевых республиканских министерств.

В самом факте введения управленцев высшего звена в научные структуры ничего необычного и предосудительного нет, поскольку НАН является государственным учреждением без признаков самоуправления, и правительство РБ может таким образом координировать реализацию политики государства в сфере науки. Все дело в качественных характеристиках чиновников. В России в сложные 90-е годы прошлого века, например, вхождение ряда правительственных чиновников в советы РФФИ и РГНФ оказалось полезным для деятельности этих научных фондов.  Однако при этом специально подчеркнем, что руководитель Департамента науки и образования Правительства России чл.-корр. РАН М.П. Кирпичников имел признание мирового научного сообщества, а чиновники, которые вошли в советы этих фондов, такие как министр науки Б.Г. Салтыков, министр культуры Е.Ю. Сидоров, первый заместитель министра финансов В.А. Петров и другие, ранее отметились на ниве науки солидными научными трудами, а член Совета РГНФ заместитель Госкомвуза министр В.Д. Шадриков был крупным ученым.

Глава белорусского государства возложил на научных работников миссию по инновационному развитию экономики РБ, технологическому перевооружению и реструктуризации производства, а также по повышению национальной безопасности. Вполне понятно, что последняя понимается Александром Лукашенко в первую очередь как энергетическая безопасность, предполагающая научные исследования и разработки в области альтернативных источников энергии, включая атомную, по проблемам энергосберегающих технологий, а также технологий добычи углеводородов для нужд Белоруссии в специфических условиях венесуэльских, иранских и азербайджанских месторождений. По госпрограмме инновационного развития в республике запланировано в течение трех лет на основе современных технологий построить 124 новых и модернизировать 600 действующих предприятий.

Задуманную в президентской администрации технологическую революцию невозможно осуществить силами одних белорусских ученых и на национальной научно-технической и производственной базе. В структуре экономически активного населения республики ученые, конструкторы и инженерно-технические работники составляют всего 0,6%. Почти половина оборудования всех 12-ти центров коллективного пользования научными приборами и оборудованием НАН Белоруссии имеет 100%-ый износ, 45% этого оборудования и приборов поступили на службу ученым еще до 1990 года, часть из них безнадежно устарела. Средств на покупку, модернизацию и ремонт оборудования, покупку эталонных образцов и программного обеспечения у НАН РБ катастрофически не хватает. Причины этого известны – недофинансирование со стороны государства, низкая платежеспособность заказчиков НИОКР (крупных предприятий, НИИ и вузов) и самих организаций НАН. Из-за неисправности оборудования и отсутствия высококвалифицированного персонала в ЦКП ряд институтов НАН РБ («Объединенный институт физики  твердого тела и полупроводников», «Институт механики металлополимерных систем им. В.А.Белого» и др.) вынуждены были ограничивать и даже временно сворачивать НИОКР.

Поэтому правящей элитой перед учеными ставится задача транслирования современного мирового научного знания, перенесения в республику достижений зарубежных научных школ. Не случайно Белоруссия лидирует в рамках Содружества по количеству соглашений о международном научном сотрудничестве – такие документы подписаны с 40 странами. Кроме того, белорусские ученые, конструкторы и специалисты участвуют в научных проектах, а также поддерживают контакты с учеными из 70 государств мира. При этом Минск не смущает то, что ответный интерес за рубежом к белорусским научным достижениям по ряду направлений минимален. Между Белоруссией и Россией, например, есть соглашение об эквивалентном научном обмене, но российской стороной ее часть «эквивалента» не выбирается – большинство ученых РАН не стремится, как представляется, к сотрудничеству с коллегами из Белоруссии.

В целом выступление президента Белоруссии на форуме ученых и резолюция съезда отражают ту концепцию реформирования науки, которая была разработана в недрах президентской администрации еще в прошлом году. Суть ее состоит в отделении прикладных исследований от фундаментальной науки и переводе двух этих направлений на рельсы «параллельного» развития.

При этом предусматривается, что прикладные исследования будут рассматриваться как приоритетные и организовываться в реальном секторе экономики, на предприятиях и фирмах. Исследовательские  задачи ученым, конструкторам теперь будет ставить непосредственно руководство этих организаций, руководствуясь спущенным «сверху» планом инноваций. В первую очередь прикладные НИОКР будут развернуты в нефтехимическом комплексе республики, микроэлектронной, лесной и деревообрабатывающей промышленности. Разработку наукоемких технологий предполагается осуществлять и в таких сферах, как связь, транспортные коммуникации и жилищное строительство. Таким образом в Белоруссии надеются решить проблему подчинения научных исследований целям решения конкретных хозяйственных задач.

Разработки прикладного характера станут одним из основных направлений работы создаваемых в высших учебных заведениях республики   учебно-научно-производственных объединений (УНПО). Часть прикладных разработок планируется организовать в научно-производственных центрах (объединениях) НАН РБ, которые будут наделены правом работы непосредственно на рынок, а также выполнять заказы органов государственного управления РБ. Советы этих научно-производственных центров должны стать отраслевыми генераторами инновационной политики, формирующими ее научные и технологические параметры, а также координаторами внедрения научных достижений в конкретном сегменте национальной экономики.

В этом ключе выступил на съезде и председатель Президиума НАН РБ Михаил Мясникович, который поведал о том, что белорусские ученые поглощены перспективами реализации проекта создания в Белоруссии собственной горно-металлургической отрасли на базе БМЗ и озабочены узостью ассортимента выпускаемой концерном «Белнефтехим» продукции. Ну, а «идеология развития информационных технологий»(?), которую Мясникович взялся разработать в стенах Академии, позволит Белоруссии, по его убеждению, стать одним из мировых центров компьютерного проектирования. Вообще следует отметить, что выступление главного «менеджера» от науки было тонко продумано: Михаил Владимирович, имея за плечами многолетний аппаратный опыт, постарался в присутствии президента, придать ему блеклую, невыразительную, но, в то же время, умеренно оптимистичную форму. Важна была концовка, разыгранная как по нотам, когда председатель Президиума НАН еще до утверждения резолюции форума ученых (!) заявил президенту РБ, что «съезд принимает все Ваши установки к безусловному исполнению».

Что касается фундаментальной науки, то ее государственно-политическое руководство республики предполагает «локализовать» в высших учебных заведениях, соединив преподавание с занятием научной деятельностью и сократив нагрузку преподавателям. Для этого на базе высших учебных заведений планируется создание учебно-научно-производственных объединений. Стимулируют это решение финансовые соображения, поскольку республиканские чиновники считают, что интеграция академических структур с их материальными и кадровыми ресурсами с вузовскими не потребует дополнительных материальных затрат. Ученых, напуганных перспективой подобной трансформации, высшие чины президентской администрации успокаивают, приводя довод о том, что объединение ресурсов академических и вузовских – это единственный путь «спасти фундаментальную науку и ее кадры». Такое соединение академической науки с вузовской, с их точки зрения, назрело и позволит выполнить все три главных задачи, поставленных руководством Белоруссии перед фундаментальной наукой: готовить высококвалифицированных специалистов, транслировать современное мировое знание и осуществлять научную экспертизу проектов и предложений, которые предполагается внедрить в государственную практику.

В заключение, обобщая все приведенное выше, следует обратить внимание на одно важное обстоятельство. Президентская администрация, придя к выводу о неэффективности существующей структуры организации научных исследований в республике, решило окончательно и бесповоротно отобрать у Национальной академии наук Беларуси, которая якобы не соответствует потребностям экономики и общества, полномочия штаба научно-технического и технологического прогресса, возложив их на себя.  Это не просто перераспределение функций и ответственности внутри государственной структуры. Скорее это административный переворот с целью подчинить ученое сообщество решению текущих хозяйственных задач под прямым руководством президентской администрации и руководителей госпредприятий. Нет никаких сомнений в том, что, несмотря на все уверения высших чиновников Белоруссии,  Национальная академия наук РБ,  реализуя курс на «актуализацию и конкретизацию» науки, перестанет играть роль центра фундаментальных исследований.

Copyright ©1996-2019 Институт стран СНГ