Notice: Undefined variable: links in /home/materik/materick.ru/docs/bullib.php on line 249
Материк. Информационно-аналитический портал постсоветского пространства

Информационно-аналитический портал постсоветского пространства

Казахстан – Евросоюз: перспективы энергетического взаимодействия

Андрей Грозин

По оценкам многих экспертов, как российских, так и зарубежных, Казахстан является неоспоримым лидером среди стран СНГ по темпам преобразования экономики и внедрения рыночных институтов.[1] Казахстан с постоянным ростом ВВП, снижающейся инфляцией является примером экономического успеха среди всех государств Центральной Азии. Этому способствовали создание четких гарантий частной собственности и соблюдения контрактов, эффективная приватизация, усиленное привлечение иностранного капитала, сохранение внутриполитической и социальной стабильности. Все это привело к высоким темпам экономического роста, в том числе, в энергетике. В рамках СНГ Казахстан уже вышел на второе место после России по размеру ВВП на душу населения по паритету покупательной способности.[2]

При этом развитие экономики Казахстана нельзя рассматривать в отрыве от многовекторной внешней политики, проводимой его руководством за годы независимости и направленной на экономическое сотрудничество с максимальным числом зарубежных партнеров. Например, в русле этого курса Казахстан активно участвует в основных интеграционных проектах на постсоветском пространстве и, более того, ряд из них был непосредственно инициирован президентом Н. Назарбаевым.

Экономическое взаимодействие Казахстана с другими странами разворачивается в различных измерениях, включающих финансовые трансакции, торговлю промышленными товарами и сельскохозяйственной продукцией, развитие транспортных проектов, обмен трудовыми ресурсами и т.п. Тем не менее, «центр тяжести» внешнеэкономической активности Казахстана до сих пор находится в сфере экспорта энергоносителей, который является локомотивом роста национальной экономики.

Согласно документам, утвержденным руководством Казахстана, предусмотрены следующие основные цели и направления развития топливно-энергетического комплекса:

– резкое увеличение доли страны на мировых рынках энергоносителей за счет привлечения к нефтегазовым проектам инвестиций и технологий крупнейших международных нефтяных корпораций;

– развитие системы экспортных трубопроводов для транспортировки нефти и газа. Ликвидация транспортной и монопольной ценовой зависимости;

– обеспечение энергетической независимости страны от соседей;

– внешняя и имиджевая политика страны должны способствовать усилению интереса крупных мировых держав к Казахстану как поставщику энергетического сырья;

– массированный приток иностранных капиталов рассматривается не только в аспекте развития энергетики, но и как гарантия обеспечения безопасности страны.[3]

Казахстан с его - 11-м местом по запасам нефти в мире – второй после Российской Федерации крупнейший производитель нефти на территории бывшего СССР. В 2006 г. РК добыла 54,3 млн. тонн нефти, что на 6,8% превысило показатель аналогичного периода 2005 г. Кроме того, в 2006 г. нефтедобывающими предприятиями республики было извлечено 10,67 млн. т. газового конденсата и 25,65 млрд. кубометров природного газа.[4]

По словам Нурсултана Назарбаева, «Казахстан абсолютно привержен тому, чтобы если не все сырье, то большая его часть проходила именно по территории России».[5] По данным казахстанского лидера, Казахстан в 2006 г. транспортировал через российскую территорию 43 млн. т. нефти и 24 млрд. кубометров газа.[6] Весьма перспективным является проект прокладки Прикаспийского трубопровода (ПКТ) мощностью не менее 20 млрд. куб. м, который предполагается начать во второй половине 2008 года. Кроме того, РФ берется за модернизацию и расширение трубопроводной системы Средняя Азия – Центр. Строительство ПКТ станет, по нашему мнению, эффективным долгосрочным проектом, отвечающим интересам не только России, но и ее центрально-азиатских партнеров.

Астана официально заявила, что желает выйти в 2010–2012 гг. на рубеж в 90-100 млн.т. нефти и конденсата, а в 2015 г. - 120-130 млн.т.[7] Не смотря на коррекцию прогнозов будущей добычи углеводородов РК, несомненно, что и объем добычи нефти, и экспорт углеводородов из республики будут расти. Только месторождение Кашаган, который рано или поздно будет введен в эксплуатацию, даст (на пике добычи) 50 млн. т нефти в год.

По достаточно оптимистичному прогнозу Института геологии нефти и газа РАН (ИГНГ), добыча нефти в Казахстане будет расти не так быстро, как ожидалось в конце 90-х годов прошлого века, но достаточно впечатляющими темпами и достигнет к 2010 году 87-88 млн. т, в 2015 году – 140-141 млн. т, в 2020 году – 168-170 млн. т, а экспорт, соответственно, составит в те же временные периоды 70-75 млн. т, 120-125 млн. т и 145-150 млн. т.[8] Добычу газа в 2015 г. предполагается довести до 43 млрд. кубометров, а объем экспорта газа – до 24,8 млрд. кубометров.

Не будет преувеличением сказать, что ресурсный потенциал Казахстана впечатляет. Сегодня республика опережает Кувейт по объему добычи нефти. К 2015 году Казахстан планирует ежедневно экспортировать 3 миллиона баррелей нефти - это больше текущего показателя Ирана.[9] Казахстан также обладает крупнейшими запасами урана и является важным экспортером зерна.

Не стоит забывать и о ключевом геоэкономическом положении республики, лежащей в самом сердце Евразии. Через казахстанскую территорию проходит один из основных газопроводов Средняя Азия – Центр, позволяющий поставлять узбекский и туркменский газ в Россию, на Украину, в страны Закавказья, а в близкой перспективе – европейским потребителям.

Надо учитывать, что основным потребителем казахстанских энергоносителей уже сейчас является Западная Европа. В настоящее время Казахстан экспортирует туда ежегодно энергоресурсы на сумму, превышающую 10 млрд. долларов. Собственно, именно энергетический фактор лежит в основе активного и многомерного сотрудничества Казахстана со странами Европейского Союза. Это и имели в виду Н.Назарбаева и Ж.Баррозу, когда в совместном заявлении (декабрь 2006 г.) назвали стратегическим сотрудничество РК–ЕС в сфере энергетики.

При этом принципами казахстанской энергетической политики являются прозрачность контрактов и бизнес-схем, предсказуемость и безопасность поставок, модернизация и расширение транспортных маршрутов.

Казахстан ясно заявляет о своем желании сотрудничать с Европой. В этом году республика запускает экономическую программу под названием «Путь в Европу», нацеленную на достижение большего соответствия законам, стандартам и протоколам Европейского Союза.

Кое-кто на Западе выражает озабоченность по поводу якобы имеющей место «чрезмерной активности» государства в экономическом секторе Казахстана и некоем «ресурсном национализме» (по мнению автора, весьма сомнительный и странный и в лексическом и в понятийном смысле термин, прижившийся в среде западных экспертов и политиков). Выступая 6 февраля 2008 г. с обращением к нации, президент Назарбаев ясно указал на то, что государство будет усиливать свою роль «влиятельного и ответственного участника» в нефтяном и газовом бизнесе. В соглашении от 14 января по Кашаганскому нефтяному месторождению доля государственной компании КазМунайГаз в данном проекте увеличилась вдвое и превысила 16 %.

Н.Назарбаев заявил, что государство планирует пересмотреть те контракты по освоению природных ресурсов, которые демонстрируют низкие показатели и недобросовестное отношение отдельных инвесторов к выполнению контрактных обязательств, а также намерено играть более значимую роль в развитии тяжелой промышленности и инфраструктуры. На самом деле, это весьма скромные меры на фоне тех общемировых процессов, которые проявляют себя от Венесуэлы до России. Ясно, что шаги по наведению элементарного порядка в отношениях с иностранными инвесторами не могут повлиять на благоприятную инвестиционную атмосферу и конкурентоспособность. Тем более это утверждение верно если учитывать тенденции ясно наблюдаемые на сегодняшних мировых сырьевых рынках.

В последние годы, в связи с прогнозируемым ростом спроса на углеводородное сырье, планы западных и казахстанских компаний о расширении и углублении сотрудничества резко активизировались. Например, в последние два года прорабатывается вопрос о возможном участии Казахстана в проекте Панъевропейского нефтепровода (Pan European Oil Pipeline – РЕОР) и использовании его в качестве одного из альтернативных вариантов поставок углеводородного сырья на европейские рынки. Данный нефтепровод позволит разгрузить проливы Босфор и Дарданеллы, через которые до сих пор осуществляется транспортировка значительных объемов нефти, в т.ч. и компаниями, работающими в Казахстане.

Казахстан рассматривает возможность приобретения у Греции и Болгарии доли в проекте нефтепровода Бургас-Александруполис, который позволит поставлять нефть в Европу, также минуя черноморские Проливы. Реализация проекта даст возможность осуществлять транспортировку каспийской нефти из черноморских портов России, Украины и Грузии танкерами до порта Бургас, далее по нефтепроводу до порта Александруполис, откуда нефть может поставляться супертанкерами на рынки Юго-Восточной Азии, Индии и США. Проект сейчас рассматривается как один из перспективных вариантов разгрузки турецких проливов. Переговоры с Болгарией ведутся уже два года, в начале 2007 года начались переговоры с Грецией. Доля Казахстана будет определена в ходе переговоров.

Также в Казахстане не исключают участия в реализации других альтернативных маршрутов, например, нефтепровода Констанца (Румыния) – Триест (Италия).

Проблема диверсификации маршрутов проходит «красной нитью» через диалог Брюсселя и Астаны. Например, весной 2006 г. на встрече с министром энергетики и минеральных ресурсов Казахстана Б.Измухамбетовым председатель Палаты Представителей Королевства Бельгия Х.Де Кроо сказал: «Мы хотим иметь более чем одного поставщика энергоресурсов для того, чтобы обеспечить энергетическую безопасность».

С точки зрения корпоративного интереса, важно отметить, что в настоящее время в Казахстане работают такие крупнейшие европейские компании как «ТоталФина», «Аджип», «ЭНИ», «Шелл», «Бритиш Газ», «Бритиш Петролиум». Со временем, в случае расширения экономической деятельности этих компаний в казахстанской экономике, возможно общее усиление позиций ЕС в стране и в центрально-азиатском регионе в целом.

Стоит отметить, что на перспективы расширения энергетического сотрудничества Казахстана и ЕС способствует и процесс выработки Евросоюзом единой политики по отношению к Центральной Азии. Европейский союз утвердил новую Стратегию в отношениях с государствами региона, рассчитанную на период 2007-2013 г.г. Она была одобрена на заседании ЕС, проходившего 21-22 июня 2007 года. Новый документ сменил Стратегию 2002-2006 годов и разработан с учетом предыдущего опыта. Новая Стратегия ставит перед собой следующие цели: обеспечение стабильности и безопасности в регионе, оказание поддержки в целях углубления устойчивого экономического развития, сокращение бедности и установление более тесного сотрудничества в регионе и по отношению к ЕС. Евросоюз стремится активно развивать сотрудничество со странами Центральной Азии для поддержания мира, демократии и экономического благополучия в регионе. В новой стратегии содержится обещание стран Евросоюза что, оказывая поддержку в развитии нового транспортного коридора «Каспийское море - Черное море – Европа», ЕС «примет участие в развитии дополнительных трубопроводов, сетей и коридоров для транспортировки энергоносителей».[10]

С вопросами энергетического взаимодействия – добычи, транспортировки и, отчасти, переработки углеводородов, – тесно связано и инвестиционное сотрудничество Казахстана и ЕС. Так доля европейских инвестиций в казахстанские – по преимуществу, энергетические – проекты составляет примерно 14% от общего объема инвестиций в Казахстане. Причем большую часть европейских инвестиций в казахстанскую экономику сделала Великобритания (12,6% от общего объема инвестиций), далее следуют Нидерланды (2,6%), Германия (2%) и Италия (1,7%).

Республики Центральной Азии ждут от ЕС инвестиций, реальных проектов по диверсификации энергопоставок и поддержки инициатив, направленных на региональную интеграцию. Необходимо четко разграничивать страны региона, куда европейцы готовы инвестировать средства, и страны, куда инвестировать на сегодняшний день не готовы. Казахстан получал и получает большую часть инвестиций из Европы, предназначенных для стран Центральной Азии. Узбекистан и Туркмения привлекательны в плане имеющихся на их территории ресурсов, но если с Узбекистаном ситуация слишком сложна, то в Туркменистан деньги пойдут только после того, как президент Гурбангулы Бердымухамедов сделает туркменскую экономику более открытой. Таджикистан и Киргизия рассчитывать на большие потоки инвестиций из Европы пока не могут.

Пока инвестиционные потоки, за исключением Казахстана, в другие страны региона активно не пошли. Транскаспийские проекты газо- и нефтепроводов не обрели реальных очертаний, и сегодня никто не даст гарантию, что стадия их обсуждения может вывести их на уровень практического осуществления.

По сути, ЕС в деле формирования единой и непротиворечивой центрально-азиатской стратегии сталкивается с проблемами структурного характера. Трудно придти к общему знаменателю, когда право голоса имеют 25 государств ЕС. Стоит отметить, что необходимость энергетической безопасности в Европе понимают по-разному. Поэтому позиция Евросоюза выглядит еще неакцентированной - на выработку единой стратегии оказывают влияние разногласия внутри самой структуры ЕС. Польша вкупе с прибалтийскими странами ведет свою политику в вопросах привлечения энергоресурсов из Центральной Азии. В случае с нефтеперерабатывающим заводом «Мажейкяй Нафта», которым владеет польская компания «ПКН Орлен», Варшава пытается самостоятельно уговорить Казахстан пустить нефть по нефтепроводу Одесса-Броды.[11] Если Евросоюз погрязнет в длительных обсуждениях и презентациях стратегий, где не ясны конечные цели, место Европы могут занять другие мировые центры силы.

В любом случае, рост экономической и дипломатической активности стран Евросоюза в Казахстане и Центральной Азии в целом в последние годы является фактом.

Например, летом 2007 г., в интервью казахстанским информационным агентствам, министр иностранных дел Германии Ф.-В.Штайнмайер отметил, что Центральная Азия приобретает для Европы особое значение, а в пределах Центральной Азии – Казахстан. Именно в энергетике – газовом и нефтяном секторе – сотрудничество между ЕС и Казахстаном имеет большой, не исчерпанный до сих пор потенциал. Кроме того, по его словам, Германия и Казахстан хотят сообща работать над тем, чтобы наряду с сотрудничеством в сфере разведки полезных ископаемых расширять и другие сферы, представляющие взаимный интерес, например, сектора смежных поставок, профессионального обучения и повышения квалификации, а также реализации экологических стандартов.[12]

Следует отметить, что Германия стала, по сути, первой европейской страной, осознавшей важность Центральной Азии в том, что касается обеспечения безопасности и энергетических возможностей региона. Незадолго до своего председательства в ЕС и в «Большой восьмерке» Германия объявила о том, что энергетическая безопасность будет одним из ее главных приоритетов. В январе 2007 г. состоялась встреча между федеральным канцлером А.Меркель и президентом Н.Назарбаевым, в рамках которой стороны договорились интенсифицировать двустороннее энергетическое партнерство.

С точки зрения Германии, экономическое пространство Центральной Азии должно преодолеть свою раздробленность и наладить систему тесных связей с соседними регионами, особенно с Кавказом. При этом оптимальный путь для этого – взаимные инвестиции. В силу этого немецкие дипломаты приветствовали предложение Казахстана участвовать в финансировании проектов ЕС в рамках стратегии по Центральной Азии, в том числе и за рамками экономики (например, образовательные инициативы).[13] Немецкая сторона внесла свой весомый вклад в создание «Энергетической хартии» РК и ЕС.

Правительство Ангелы Меркель пытается диверсифицировать энергетические поставки в страну (еще до прихода к власти Меркель Германия стала вести политику уменьшения зависимости Европы от поставок энергоресурсов из России), но есть и другая причина, которая лежит еще в социал-демократических традициях Федеративной Республики. Еще со времен канцлера Вилли Бранда правительство Германии пыталось строить отношения со странами Восточного блока через диалог, через политику разрядки. Поэтому тесные контакты с Казахстаном для немецкой стороны исключительно важны.

В целом, позицию Казахстана в отношениях со странами Европейского Союза можно сформулировать в следующих пунктах:

- в широком привлечении европейского капитала для оздоровления экономики республики, решения социальных и экологических проблем;

- расширении торгово-экономических связей;

- использовании интегративного опыта ЕС в определении и проведении собственной внешней политики.[14]

Таким образом, на сегодняшний день существуют все предпосылки для того, чтобы отношения Казахстана и Евросоюза продолжали развиваться стабильно и динамично. Их «материальной базой» является то, что, начиная с первых лет независимости, Казахстан год за годом наращивает со странами Европы сотрудничество в энергетической сфере. Судя по наблюдаемым тенденциям, в дальнейшем это взаимовыгодное сотрудничество будет только углубляться.

Copyright ©1996-2022 Институт стран СНГ