Notice: Undefined variable: links in /home/materik/materick.ru/docs/bullib.php on line 249
Материк. Информационно-аналитический портал постсоветского пространства

Информационно-аналитический портал постсоветского пространства

Что происходит в Грузии: к обстановке после парламентских выборов

Михаил Александров Доктор политологии

Парламентские выборы в Грузии состоялись 2 ноября 2003, как и было запланировано. В них приняли участие 21 партия и избирательное объединение. По партийным спискам избирались 150 депутатов, в мажоритарных округах - 75 человек. Еще 10 мест сохраняют за собой депутаты, избранные на выборах 1992 года в Абхазии. По сообщению Центризбиркома Грузии, в выборах приняло участие более 50 процентов избирателей.

Мониторинг выборов осуществляли около 800 международных и почти 3 тысячи местных наблюдателей. За пять дней до выборов в Грузию прибыла группа наблюдателей СНГ в составе 70 человек, включая 24 российских представителя.  Однако, результаты выборов до сих пор не известны. Грузинская Центральна избирательная комиссия (ЦИК) не спешит объявлять официальные данные, нарушив все разумные сроки подсчета голосов. В стране назревает напряженность, противоречия между правящим режимом и оппозицией нарастают, грозясь валится в силовое столкновение. Что же происходит в Грузии?

Начнем с того, что эти выборы готовились и проходили под прямым контролем Запада и прежде всего США. Они планировались как своего рода рубежные, прорывные, как эталон демократии для Закавказья и Центральной Азии, следование которому станет началом пути по интеграции Грузии путь в атлантические военно-политические и экономические структуры. Поэтому подготовка к выборам была предпринята масштабная.

В июле 2003 в Тбилиси прибыла представительная делегация США в составе бывшего госсекретаря Джеймса Бейкера, лично знакомого с Шеварднадзе, и нескольких высокопоставленных сотрудников государственного департамента. Бейкер встретился сначала с лидерами оппозиционных партий, и по их словам, обещал обеспечить справедливые выборы. США предложили свою схему мониторинга выборов, состоящую из десяти пунктов. Ключевые моменты этой схемы включали: реформу избирательного законодательства, согласование с оппозицией принципа комплектации избирательной администрации, завершение составления избирательных списков до 1 сентября и гарантии равных условий проведения предвыборной кампании.

После этого в позиции властей наметились определенные сдвиги. В частности, был принят новый Избирательный кодекс. По новым правилам в состав Центризбиркома и местных избирательных комиссий должны были войти по пять представителей проправительственных сил и девять от оппозиции. Более того, хотя председателя Центризбиркома, как и прежде, утверждал президент, но по новым правилам он мог выбирать только из списка кандидатов представленных ему ОБСЕ и Советом Европы. В конечном итоге, на этот пост была назначена омбудсмен Грузии, в недавнем прошлом член руководства Соцпартии, журналист по профессии Нана Девдариани. Надо отметить, что оппозиция сразу же усомнилась в беспристрастности последней, поскольку бывшая оппозиционная Соцпартия теперь оказалась в команде Шеварднадзе.

Еще одним нововведением являлась компьютерная система регистрации избирателей, с помощью которой каждый достигший избирательного возраста грузинский пользователь интернета мог проверить информацию о себе на специальном веб-сайте. Проект создания этой системы осуществлялся Международным фондом избирательных систем (IFES) при финансовой поддержке Агентства международного развития США (USAID) и американского посольства в Грузии.

В начале октября в Тбилиси прибыла большая группа известных американских политиков во главе с сенатором от Аризоны, героем вьетнамской войны Джоном Маккейном. В состав делегации также входили бывший председатель Объединенного комитета начальников штабов, отставной генерал Джон Шаликашвили, бывший замгоссекретаря Строуб Тэлбот и представители нескольких авторитетных американских общественных организаций. За два дня американцы встретились со всей политической элитой Грузии. Оппозиция предъявила американцам не мало фактов о нарушениях в ходе избирательной кампании. Во время визита Маккейн заявил, что парламентские выборы - последний шанс для Грузии сохранить свой международный имидж.

В октябре Грузию также посетила мониторинговая группа Парламентской ассамблеи Совета Европы во главе с экспертом Матиасом Йоршем, которая встретилась практически со всеми политическими партиями и неправительственными организациями в стране. Тема выборов была главенствующей и во время визита в Тбилиси Яапа де Хооп Схеффера - действующего председателя ОБСЕ, который в скором будущем займет пост генерального секретаря НАТО. На брифинге по окончании визита он ясно дал понять, что ОБСЕ возьмет грузинские выборы под особый контроль. По крайней мере, 28 наблюдателей ОБСЕ уже находились в Грузии за два с лишним месяца до голосования.

Почему такое внимание именно к Грузии?. Почему она так приглянулась Западу в качестве объекта для этого социального эксперимента? Не потому ли, что во главе этой страны уже десять лет стоял непотопляемый друг Запада Эдуард Шеварднадзе, который должен был за этот срок соответствующим образом подготовить грузинское общество? Безусловно этот фактор сыграл свою роль. Но главное видится в другом. Грузия является по сути ключевой страной для реализации геополитической стратегии Запада в Закавказье, направленной на создание энергетических и транспортных коридоров в обход России и на последующий отрыв этого региона от российского рынка и российской системы военной безопасности.

Следуя этой стратегии, Соединенным Штатам очень важно представить ситуацию в Грузии в выгодном свете с точки зрения прогресса в области демократии, прав человека, законности и легитимности власти. Иначе, как же добиться, чтобы инвесторы расстались с деньгами, вложив их в геополитические проекты, спонсируемые Вашингтоном. Ведь ни один западный инвестор, как бы он не относился к глобальной стратегии США, не захочет оплачивать ее из своего кармана. А международные частные банки, как известно, очень неохотно идут на инвестиции в Грузию, особенно в долгосрочные проекты, не обещающие быстрой и полной отдачи. Ведь кто в здравом уме захочет вкладывать деньги в не правовое и нестабильное государство, где эти деньги могут попросту исчезнуть? Поэтому рассматривая потуги США по созданию имиджа стабильной и демократической Грузии, невольно начинаешь вспоминать разработанные Остапом Бендером схемы по “честному отъему денег“.

Такая ассоциация приходит на ум, поскольку очевидно, что, выбрав данный курс, работники американского госдепа, проигнорировали, а может быть и сознательно закрыли глаза на объективные политические реалии современной Грузии. А это неминуемо должно было обернуться провалом. Действительно, имиджа стабильной и демократической Грузии в ходе данной избирательной кампании явно не получилось, а получилось нечто совершенно противоположное. Выборы прошли и закончились в традиционной для Грузии манере. Грузинским гражданам в очередной раз пришлось пережить кампанию, характеризовавшуюся запугиванием избирателей, прямым насилием, фальсификацией избирательных списков и подтасовкой бюллетеней, а также другими серьезными нарушениями.

Еще до начала выборов российские наблюдатели отметили общую “нервозность“ ситуации и отсутствие “четких, ясных списков избирателей“. Как отметил представитель делегации наблюдателей объединенной группы СНГ и Совета Федерации РФ Константин Маркелов, списки потенциальных избирателей возможно завышены на 15-20 процентов. “Может случиться так, что от 250 до 300 тыс избирателей могут быть приписаны в списках избирателей, либо не смогут проголосовать", - сказал Маркелов. Тем не менее, он признал, что в СМИ Грузии во время избирательной кампании был представлен "хороший плюрализм, и все партии были представлены хорошо“.

Примерно за неделю в Батуми произошли беспорядки. Здесь был разгромлен офис партии «Национальное движение». В результате пострадали десятки людей. Погром организовали политические соперники движения. «Националы» в свою очередь устроили манифестацию в центре Батуми перед резиденцией президента Аджарии Аслана Абашидзе, призывая покончить с режимом «местного феодала». Закончилось все дракой «националов» со сторонниками Абашидзе. Последний заявил, что толпу к его резиденции направили Шеварднадзе. В тот же день в квартире депутата от «Национального движения» Давида Мумладзе прогремел взрыв. Никто не пострадал. По данным правоохранительных органов, это было уже шестое покушение на кандидатов в депутаты.

За день до выборов в городе Ахалцихе недалеко от офиса двух оппозиционных партий "Новые правые" и "Бурджанадзе-демократы", взорвалась припаркованная автомашина. В результате пострадали два человека. В городе Цаленджиха неизвестные вооруженные лица обстреляли из автоматов штаб районного отделения партии "Возрождение", лидером которой является глава Аджарской автономии Аслан Абашидзе.

Посол США Ричард Майлз вел активную работу, стараясь сбить накал страстей и успокоить противоборствующие стороны. Он ежедневно встречается с лидерами различных партий и, по слухам, пытался убедить их проявлять сдержанность. Майлз просил политиков вовремя информировать его обо всех нарушениях. В этом случае он обещал «посильное вмешательство руководства своей страны».

Центральная избирательная комиссия Грузии была вынуждена продлить срок голосования в Тбилиси до 20.00 мск и в Кутаиси до 23.00 мск. Как сказала на пресс-конференции председатель ЦИК Нана Девдариани, такое решение обусловлено тем, что в Тбилиси на нескольких участках выборы начались с опозданием. Кроме того, продолжает идти поток избирателей, у избирательных участков образовались очереди. Люди не успевают до 19.00 /по закону/ проголосовать. Решение о продлении выборов в Кутаиси обусловлено тем, что там они начались со второй половины дня ввиду того, что в город несвоевременно поступили списки избирателей.

В день выборов в 18-ти километрах от Тбилиси в районе города Мцхета был обнаружен крупный склад оружия. Как заявил на брифинге министр Госбезопасности Грузии Валерий Хабурдзания, бывшие члены расформированной вооруженной группировки сторонников экс-президента Грузии Звиада Гамсахурдия готовили государственный переворот и планировали вооруженное нападение на президента Грузии Эдуарда Шеварднадзе.

Подразделения внутренних войск МВД Грузии были введены в города Рустави и Зугдиди. Там на некоторых участках накалилась обстановка. Ряд избирателей протестовали по поводу ошибок в избирательных списках. Полиции удалось  восстановить порядок. Подобные инциденты были зафиксированы и в других районах Грузии.

По данным организации "Справедливые выборы", избиратели высокогорной Сванедии отказались от необходимой маркировки, что автоматически исключило их из участия в выборах. В Марниеули были выявлены факты, когда избирателям раздавали бюллетени с заранее обведенными кандидатами. В Болнисском районе Грузии председатель избирательной комиссии, Мамед Мамедов, в кабинах для голосования заставлял избирателей голосовать за пропрезидентский блок. В Тбилиси группа неизвестных лиц устроила погром в девятом избирательном участке. В 27-м участке столицы выборы были объявлены недействительными, так как члены избирательной комиссии отказались дать наблюдателям ксерокопии списков. В целом ряде избирательных участков Тбилиси были отмечены так называемые "карусели" с участием полицейских. Наблюдатели утверждают, что полицейских перевозили на спецавтобусах из одного избирательного участка в другой, где они голосовали по несколько раз.

На 27 избирательных участках выборы были объявлены недействительными как из-за нарушений процедурного характера, так и из-за происшедших там инцидентов и правонарушений. В Кодорском ущелье выборы не проводились в связи с тем, что из-за непогоды в этот регион не были доставлены бюллетени. Повторное голосование на этих избирательных участках должно состояться 16 ноября, хотя сейчас уже трудно предрекать пройдет ли оно в указанные сроки. (В Грузии – 2811 избирательных участков и еще 59 участков за рубежом).

Первые итоги выборов поступили рано утром в понедельник 3 ноября на основе подсчета 17% голосов. В противоречие со всеми проводившимися до выборов опросами общественного мнения, да и опросами избирателей после голосования уверенно лидировал пропрезидентский блок "За новую Грузию", набравший 26% голосов. На второе место вышел оппозиционный прозападный блок "Национальное движение" Михаила Саакашвили - 23%. На третьем месте шла оппозиционная популистская партия лейбористов - 16,4%. На четвертое место вышел оппозиционный прозападный блок "Бурджанадзе-демократы" - 9,8%, на пятом праворадикальный прозападный блок "Новые правые" - 8,7. Партия “Возрождение“ лидера Аджарии Аслана Абашидзе набрала чуть более 6% голосов в общегрузинском масштабе. При этом, итоги голосования по Аджарии, где Возрождение получило 94% голосов, еще не были включены в общий процентный зачет.

Как заявили в пресс-центре Центризбиркома, в понедельник вечером 3 ноября комиссия подсчитает все данные голосования со всех участков Грузии. Но ни в понедельник вечером, ни через неделю после этого официальные результаты выборов так и не были оглашены. Обнародовавшиеся время от времени промежуточные данные незначительно колебались вокруг первоначальных цифр. Лидировать продолжал проправительственный блок “За новую Грузию“. Это свидетельствовало о том, что Шеварднадзе специально затягивал подсчет голосов, чтобы постепенно выпускать пар и не допустить спонтанного массового взрыва недовольства, поскольку фальсификация выборов в пользу проправительственного блока больше не вызывала сомнения. Скорее всего, у правящего режима, уже имелся примерный расклад голосов, который они хотели обеспечить и так называемый “подсчет“ велся исключительно для того, чтобы проверить силу противодействия оппозиции и одновременно разрядить ситуацию, растягивая процесс по времени. Поэтому цифры менялись то в одну, то в другую сторону, создавая иллюзию смены тенденций и провоцируя ожидания оппозиции.

Так продолжалось до конца дня четверга 6 ноября, когда поступили данные о результатах выборов в Абхазии. Пересчет голосов на основе этих данных неожиданно вывел вперед партию Возрождение лидера Аджарии Аслана Абашидзе, который якобы получил 23,1% голосов в общенациональном масштабе, а пропрезиденский блок “За новую Грузию“ перешел на второе место с 21% голосов. Впрочем уже через два дня, то есть по состоянию на 9 ноября по результатам подсчета 90% голосов пропрезидентский блок вновь вышел вперед. Сложилась следующая ситуация: блок "За новую Грузию" - 21,1% голосов, партия “Возрождение“ - 19,6%, блок "Национальное движение" - 18,2%, Лейбористская партия - 12,1%, блок "Бурджанадзе-Демократы" - 8,0%, партия "Новые правые" - 6,7%. Тем не менее, Возрождение сохранило твердое второе место.

Лидер Грузии охарактеризовал прошедшие в стране выборы как самые справедливые и демократичные в истории независимой Грузии. Он признал факты мелких нарушений, которые в основном касались неточностей в избирательных списках. Этому заявлению, естественно, никого уже не поверил, за исключением, может быть, руководителя наблюдательной группы СНГ Юрия Ярова. На пресс-конференции в Тбилиси 3 ноября он заявил, что "выборы в Грузии прошли с соблюдением закона и принципов демократии", "на принципах состязательности и политического плюрализма", а "формы и методы проведения избирательной кампании в основном укладываются в рамки законодательства и этического поля". По его словам, группе наблюдателей СНГ, которая насчитывала около 60 человек, была предоставлена полная свобода над мониторингом процесса выборов и обеспечен доступ к информации. При этом, по оценкам Ярова, проблемным был вопрос с избирательными списками. "Были нарушения в процессе голосования в ряде избирательных участков в Мцхета и Рустави", - сказал он

В отличие от Ярова российский МИД проявил большую осторожность. По словам официального представитель МИД Александр Яковенко, Россия определит свое отношение к итогам выборов в Грузии с учетом оценок международных наблюдателей. "Как известно, поступают сообщения о многочисленных нарушениях, допущенных в ходе голосования, - сказал Яковенко. В связи с этим будем определять свое отношение к итогам прошедших выборов с учетом оценок, которые будут сделаны международными наблюдателями, в частности от СНГ и ОБСЕ". Таким образом, Москва взяла определенный тайм-аут, не подписавшись ни под какой конкретной оценкой до прояснения обстановки, которая оставалась не ясной из-за маневров Шеварднадзе, сознательно затягивавшего оглашение результатов выборов. В то же время Шеварднадзе был сделан недвусмысленный намек на “многочисленные нарушения“, который давал понять, что в отличие от прошлых времен “застольной дружбы“ Россия может выборы и не признать. А что же западные наблюдатели?

По оценке Международной миссии наблюдателей, включающей ОБСЕ, ПАСЕ и Европарламент, задержки и неразбериха с избирательными списками привели к недостатку общественного доверия к способности правительства и парламентских властей руководить эффективным и прозрачным избирательным процессом. Размещение сил безопасности в четырех районах и наличие посторонних лиц на избирательных участках добавили опасений относительно вмешательства в избирательный процесс. С положительной стороны было отмечено поддержание прозрачности на выборах в большинстве районов и многие участковые избирательные комиссии напряженно работали, преодолевая трудности и пытаясь следовать правильным процедурам голосования и подсчета голосов. Международная миссия наблюдателей также признала улучшения, включающие новый избирательный кодекс и большую прозрачность работы Центризбиркома.

“Эти выборы были, к сожалению, недостаточными, чтобы поднять доверие к избирательному и демократическому процессу, заявил руководитель наблюдательной группы ОБСЕ Брюс Джордж. Более детальную оценку о ходе парламентских выборов наблюдатели ОБСЕ, Совета Европы и Парламентской ассамблеи Совета Европы сделают позднее, сообщил Джордж. “Мы считаем, что народ этой страны заслуживает лучше организованной системы голосования и защиты права голоса, что к сожалению не стало очевидным вчера. Срочное внимание должно быть уделено подготовке руководителей избирательных комиссий и устранению недостатков в системе, - добавил Том Кокс, руководитель делегации Парламентской Ассамблеи Совета Европы. Деметрио Волсич, руководитель делегации Европейского парламента сказал: “Некоторые решения, принятые в последнюю минуту Центральной Избирательной Комиссией были неуместны и свидетельствовали об отсутствии системного подхода. Использование разных избирательных списков уменьшило уверенность в достоверности данных и вело к отсутствию прозрачности“. Нарушения и задержки в процессе голосования в день выборов отражают отсутствие политической воли и административных возможностей для проведения выборов. Процесс подсчета голосов и учет апелляций будет теперь играть ключевую роль для укрепления общественного доверия“, - подвел итог Джулиан Ятс, глава долговременной миссии наблюдателей ОБСЕ в Грузии.

Таким образом, западные наблюдатели сделали акцент, главным образом, на технических недостатках в ходе выборов, воздерживаясь на данном этапе от оценок политической составляющей в деятельности властей Грузии. Между тем совершенно понятно, что дело не в технических проблемах, а именно в политике. Трудно верится, что это было непонятно для западных наблюдателей, пробывших в Грузии не один месяц. Однако уход от оценок политических процессов на данном этапе вполне объясним. Если результаты выборов устроят Запад, то технические недостатки так техническими и останутся. А если, наоборот, то под технические проблемы будет сразу подведена политическая подоплека.

Надо отметить, что оппозиционные партии быстро разгадали маневр Шеварднадзе связанный с затягиванием оглашения официальных результатов выборов. Не дожидаясь этих результатов, они  выступили с резкой критикой выборов и заявили о их фальсификации. Застрельщиком выступил лидер "Национального движения" Михаил Саакашвили, который еще в день выборов объявил, ссылаясь на данные социологических опросов, что победу одержала его партия. Сотни активистов партии всю ночь праздновали, разъезжая на автомашинах с флагами по улицам Тбилиси. К нему присоединилась Нино Бурджанадзе. "Если руководство страны не прекратит фальсификацию итогов голосования и не будет справедливо подсчитывать голоса, то мы не исключаем бойкота итогов голосования", - заявила она. С ними солидаризовался один из лидеров блока "Патиашвили – Единство“ Александр Чачия. "Президент Эдуард Шеварднадзе не выполнил своих конституционных обязанностей и обещаний международному сообществу провести в Грузии демократические выборы", - заявил он.

Во вторник 4 ноября Саакашвили, выступая в прямом эфире, пригрозил, что "если итоги выборов в парламент будут сфальсифицированы, то массы людей выйдут на улицы". Он также призвал всех представителей оппозиционных партий провести во вторник экстренную встречу для обсуждения совместных действий против властей. В добавок Саакашвили предъявил Шеварднадзе ультиматум с требованием признать победу "Национального движения" и других "действительно оппозиционных партий".  В противном случае Саакашвили пригрозил провести "грандиозный митинг в Тбилиси и потребовать отставки Шеварднадзе" Однако Шеварднадзе отверг этот ультиматум, хотя и высказал готовность "к сотрудничеству со всеми оппозиционными силами" однако "призвал их не вмешиваться в работу ЦИК".

В тот же день состоялась встреча оппозиционных партий. В составе "Национального движения", "Бурджанадзе - Демократы", и "Единства". Как сказала журналистам по окончании встречи Нино Бурджанадзе, "бойкот выборам со стороны оппозиционных сил будет обязательно объявлен, если власти нормально не пересчитают голоса избирателей". Лидер “Единства“ Джумбер Патиашвили заявил журналистам, что он также поддерживает идею бойкота выборов, так как "такие преступные выборы в Грузии еще не проводились".

С 5 ноября в Тбилиси начались непрекращающиеся митинги, шествия и другие акции протеста оппозиции, которые носили мирный характер. В результате общая напряженность нарастала. Это вынудило Шеварднадзе усилить меры безопасности, ввести в Тбилиси дополнительные части полиции, спецназа и солдат внутренних войск, которые взяли под охрану здание ЦИК Грузии и другие ключевые объекты города. По словам главы МВД Грузии, Коба Нарчемашвили, были предприняты "превентивные меры для предотвращения беспорядков и насилия".

Примечательно, что в противоборстве между Шеварднадзе и оппозицией США фактически встали на сторону последней. 5 ноября посол США Майлз предпринял дипломатический демарш. Он встретился с Шеварднадзе и заявил ему, что "своевременное, прозрачное и точное" подведение итогов голосования на парламентских выборах в этой закавказской республике "жизненно важно для восстановления доверия (ее) избирателей". Официальный представитель госдепартамента США Адам Эрели сообщил об этом на регулярном брифинге для журналистов. По словам Эрели, американский посол также сказал грузинскому лидеру, что "задержка Центральной избирательной комиссии страны с обнародованием полного и точного подсчета голосов вызывает серьезную озабоченность на этот счет". "Мы уже выражали свою обеспокоенность по поводу проблем с избирательными списками. Мы ясно заявили, что Центральной избирательной комиссии следует сейчас... сделать все возможное для исправления допущенных в день голосования ошибок путем аннулирования неправильно заполненных бюллетеней и вскрытия случаев мошенничества", - отметил американский представитель.

Ощутив столь мощную поддержку, лидер "Национального движения" Саакашвили еще более осмелел. Он предъявил Шеварднадзе новый ультиматум - признать победу оппозиции на парламентских выборах и объявить недействительными выборы в городах Кутаиси, Рустави, Гори, Телави. "Если эти требования не будут выполнены, то в четверг мы объявляем всеобщую мобилизацию наших сторонников, отправим Шеварднадзе в отставку и предадим его справедливому суду", – сказал Саакашвили на митинге оппозиции перед зданием Центральной избирательной комиссии. Второе требование оппозиции было адресовано лидеру Аджарской автономии Аслану Абашидзе – незамедлительно освободить из тюрьмы наблюдателя от неправительственной организации "Справедливые выборы" Гиоргия Мшвениерадзе. Тот был приговорен к трем месяцам заключения, так как, по мнению оппозиции, мешал фальсифицировать итоги выборов в одном из избирательных участков. Параллельно митинги протеста проходили в городах Кутаиси, Телави, Рустави и Гори. Однако, полиция воспрепятствовала приезду сторонников оппозиции из других городов в Тбилиси, останавливая и разворачивая назад автобусы с людьми.

В этих условиях Шеварднадзе начал политическое маневрирование. Он предложил оппозиции встретиться и обсудить спорные вопросы. Такая встреча состоялась 9 ноября, но закончилась безрезультатно. По окончании встречи Шеварднадзе объявил, что требования оппозиции "были неприемлемыми, а некоторые вне его компетенции, например, признать итоги парламентских выборов недействительными". По словам Шеварднадзе, "оппозиция выставила очень много вопросов, по которым у них есть претензии". "Ответить на многие из них я не был готов. Я намерен основательно подготовиться по всем этим вопросам",- сообщил президент, отметив также, что не исключает новой встречи с лидерами оппозиции.

Перед встречей с представителями оппозиции Шеварднадзе провел беседу с послом Российской Федерации в Грузии Владимиром Чхиквишвили. Как позже сообщил российский посол, в ходе встречи с грузинским президентом они беседовали о возможной дестабилизации ситуации в Грузии. "В Москве внимательно следят за ситуацией в Грузии. Особое беспокойство вызывает возможная дестабилизация ситуации в стране. Такое развитие событий нежелательно как для самой Грузии, так и в регионе в целом",- заявил посол России журналистам после встречи с президентом Шеварднадзе. "Мы говорили с президентом Шеварднадзе о том, что в такой ситуации недопустимо применение силы. Необходимо сесть за стол переговоров и мирно разрешить существующие проблемы в рамках закона",- отметил российский дипломат. Примечательно, что данное заявление сформулировано столь дипломатично, что его можно при желании истолковать и как поддержку Шеварднадзе и как поддержку оппозиции, поскольку применение силы вполне возможно и с той и с другой стороны. Одним словом, словом позиция, озвученная послом вполне может характеризоваться как нейтралитет.

Однако, какие конкретные вопросы обсуждались на этой встрече и какие были даны обещания можно только гадать. Скорее всего, поставленные Шеварднадзе вопросы были настолько серьезны, что выходили далеко за рамки компетенции посла и тот посоветовал грузинскому президенту напрямую переговорить с президентом Путиным. Чуть позже такой телефонный разговор состоялся. Как сообщил руководитель пресс-службы российского президента Алексей Громов, в ходе беседы Шеварднадзе проинформировал Путина о ситуации в Грузии. Каких-либо других подробностей о содержании беседы Шеварднадзе с Путиным и не сообщается. Что сказал Путин Шеварднадзе на самом деле и обещал ли он ему какую-либо поддержку остается неизвестным. Но уже сам факт разговора сыграл на руку Шеварднадзе, так как дал возможность делать вид, что какие-то договоренности имели место. Неслучайно, лидеры грузинской оппозиции забеспокоились, узнав о телефонном звонке Шеварднадзе Путину. Посыпались заявления о вмешательстве России во внутренние дела Грузии, домыслы о предполагаемых гарантиях Кремля, якобы полученных Шеварднадзе.

В понедельник 10 ноября Шеварднадзе предпринял еще один нестандартный ход. Он выехал в Батуми на встречу со своим давним оппонентом Асланом Абашидзе. Прибыв в Батуми Шеварднадзе заявил, что намерен обсудить "вопрос о роли Аджарии и Аслана Абашидзе в развитии грузинского государства". Затем оба лидера посетили митинг в защиту единства Грузии. Абашидзе лично привез Шеварднадзе на место проведения акции на бронированном джипе. На митинге Абашидзе призвал центральные власти Грузии "принять конкретные меры по недопущению эскалации противостояния в стране". "Нельзя с олимпийским спокойствием наблюдать за тем, как отдельные политики пытаются расшатать основы государственности, необходимо принять предусмотренные законом меры для сохранения стабильности и порядка", - заявил он, выступая на многотысячном митинге в Батуми. "Нельзя позволить кучке политиканов ввергнуть страну в состояние хаоса и анархии", - сказал Абашидзе, назвав лидеров радикальной оппозиционной организации "Национальное движение" "опасными для всей Грузии". Со своей стороны, Шеварднадзе поблагодарил собравшихся за поддержку и заявил, что "Грузия не свернет с пути демократии и законности". Таким образом, можно говорить о том, что союз между Шеварднадзе и Абашидзе состоялся, хотя на каких условиях остается пока неизвестным.

Чем же объяснить столь упорную борьбу Шеварднадзе за победу пропрезидентского блока, что он даже не погнушался просить помощи у своего давнего политического оппонента и соперника? Ведь собственная карьера Шеварднадзе уже на излете. Ну поработал бы он бок о бок с оппозиционным парламентом до следующих президентских выборов в апреле 2005 года, тем более, что каких –либо принципиальных различий в идеологии между президентом и оппозицией не просматривается. А там, кто будет следующим президентом – уже не столь важно. Что касается спокойной старости, то Запад всегда бы принял своего грузинского друга, чтобы тот мог спокойно и безбедно провести остаток своих лет. Тем более, если бы Шеварднадзе допустил до власти угодных Западу лиц.

Но дело в том, что Шеварднадзе как политик сам себе не принадлежит. Он является заложником того мафиозно-кланового режима, который он сам создал. Он не может пойти на серьезные уступки оппозиции даже если бы и хотел, поскольку это бы означало сдачу позиций тех кланов, которые являются опорой режима. Ведь признание победы оппозиции на выборах означало бы передачу контроля над парламентом, а следовательно над новым правительством другим кланам. А это означает, что эти другие кланы получат не только немедленные преимущества за счет пропрезидентских кланов, но и более выгодные стартовые позиции на следующих президентских выборах. А в окружении президента далеко не все старики. У них тоже есть свои планы на будущее. Поэтому правящий режим терпит Шеварднадзе, пока он действует в интересах режима и сразу же уберет его, если он начнет проводить линию вразрез с этими интересами. Причем уберет не просто так, а физически.

Сейчас, режим имеет определенную заинтересованность в Шеварднадзе, как “друге Запада“, который помогает выбивать кредиты под различные проекты, которые распределяются внутри режима. Наиболее перспективный и долгоиграющий – нефтепровод Баку – Джейхан. Сколько денег сразу же устремится в закрома руководителей кланов! Но все это имеет смысл только пока режим находится у власти. Не будет власти, придут другие и будут направлять западные деньги в свои закрома. Власть дает возможность контролировать финансовые потоки, пусть даже меньшего размера, но все же дает. Не будет власти, не будет возможности ничего контролировать. Поэтому сохранение власти имеет неоспоримый приоритет, над международным имиджем. Ну а грузинская оппозиция прекрасно понимает, что речь идет о больших деньгах. Поэтому они так озлоблены. Они рвутся к кормушке, а их не пускают.

По сути, между оппозицией и Шеварднадзе развернулся циничный торг за места в парламенте, не имеющий ничего общего с реальными результатами выборов. Оппозиция требовала больше мест для своих, а Шеварднадзе отбивался, то огрызаясь в ответ на заявления лидеров оппозиции, то показывая на чьей стороне сила, то демонстрируя готовность к определенным компромиссам. Явно проигрывая Шеварднадзе в силовой компоненте, оппозиция пустила в ход апеллирование к международным инстанциям и демонстрируя народный гнев митингами своих сторонников, которые, впрочем, по размерам и охвату населения не выходили за рамки списковой численности самих оппозиционных партий.

Понятно, что никто из лидеров мафиозных кланов, поделивших Грузию, не захочет отказываться от своего куска власти и места в парламенте. И что в этих условиях может сделать Шеварднадзе? Да ровным счетом - ничего. Характерно, что сразу же после встречи Шеварднадзе с Майлзом некоторые члены про-правительственного блока выступили со своеобразными предупреждениями Шеварднадзе. Так, одна из лидеров пропрезидентского блока Ирина Саришвили-Чантурия заявила, что не будет возражать против исключения из партийного списка, если Шеварднадзе того пожелает, По ее словам, в пятницу 7 ноября руководство Грузии рассматривало вопрос о том, чтобы пойти на уступки оппозиции. "Я не собираюсь сотрудничать с правительством, в котором все действительно оказались трусливыми зайцами. Аморально, когда оппозиция с улицы требует подтасовать результаты голосования, и правительство на это соглашается", - заявила Саришвили-Чантурия. Свое недовольство позицией руководства правящего блока высказал также лидер Социалистической партии Грузии, один из лидеров блока "За новую Грузию“ Вахтанг Рчеулишвили. И это только те заявления, которые вырвались наружу. Можно себе представить, что должен был выслушать Шеварднадзе от своих сторонников за закрытыми дверями.

Были сделаны выпады и в адрес американцев. Так, депутат нынешнего парламента и кандидат на выборах от блока "За новую Грузию" Гурам Шарадзе обвинил Майлза в попытке осуществить "государственный переворот". Шарадзе заявил журналистам, что "американский посол продолжает дело, начатое известным американским бизнесменом Джорджом Соросом" и обвинил Майлза в "активном вмешательстве во внутреннюю политику Грузии". Он добавил, что "если завтра произойдет несчастье, то Майлза можно будет поздравить с успешным выполнением миссии".

Дело, похоже, в том, что Шеварднадзе и его сторонники с неудовольствием обнаружили, что Запад намерен их сдать, то есть поддержать приход к власти молодых прозападных радикалов в лице "Национального движения", "Бурджанадзе-демократов" и "Новых правых", которые вполне могли сформировать правительство большинства, подключив к себе ряд не определившихся партий, например лейбористов. Это обеспечило бы преемственность прозападного курса грузинской власти на многие годы вперед и позволило бы избежать неожиданностей, связанных со следующими президентскими выборами. Ведь в Грузии успех сопутствует тому кандидату в президенты, который контролирует административный ресурс и чем больше этот ресурс, тем больше шансов у этого кандидата победить. Более того, такой поворот устраивал бы Запад наилучшим образом, поскольку победа оппозиции подтвердила бы имидж Грузии как якобы демократического государства. Ну а что касается личной дружбы с Шеварднадзе, то западные лидеры, как известно, никогда не отличались особой сентиментальностью, когда речь шла о стратегических интересах своих стран.

Поэтому не удивительно, что Шеварднадзе бросился искать поддержку где попало, даже в Москве. Однако, в Москве ему, конечно, доверия нет никакого и если поддержка была обещана, то только в обмен на конкретные и твердые гарантии. Такой гарантией могло бы стать, например, назначение лидера Аджарии Аслана Абашидзе на пост премьер-министра Грузии с последующим выдвижением его кандидатом в президенты. Кстати, Шеварднадзе уже как-то предлагал Абашидзе этот пост. Но сделано это было неискренне, в другой политической обстановке с явным желанием убрать Абашидзе из Аджарии и подорвать таким образом его политическую базу с тем, чтобы потом вообще от него избавиться. И Абашидзе, поняв это, тогда от предложения отказался.

Однако, выбор Абашидзе в качестве союзника в данных политических условиях вполне логичен и является пожалуй единственным выходом для Шеварднадзе за исключением силового варианта. Ведь неприязнь между партией Абашидзе и “Национальным Движением“ ни для кого не секрет. Достаточно сослаться на столкновения в Батуми между сторонниками этих партий за неделю до выборов. А после выборов один из руководителей партии "Возрождение" Цотне Бакурия обвинил именно "Национальное движение" "в неслыханных масштабах фальсификации на выборах и узурпации ими избирательных участков, чему не мешали власти страны, побоявшиеся беспорядков и радикальных призывов этой партии". Он заявил, что "действия Национального Движения представляют опасность для Грузии и могут привести к разрушительным последствиям".

Между тем, за Абашидзе – реальная сила, за ним – вся Аджария, которой он правит железной рукой не один год. К тому же Абашидзе, не являющийся ярым прозападником, вполне приемлем для Москвы в качестве общенационального лидера Грузии и, по слухам, пользуется определенной благосклонностью в Кремле. Поэтому в случае альянса Шеварднадзе-Абашидзе, оппозиция утратила бы любые шансы на победу как парламентским, так и силовым путем. Развязка, конечно, еще не наступила, еще не ясно, какие конкретно шаги предпримет Шеварднадзе и согласится ли сам Абашидзе на такую комбинацию. Но определенные перспективы у такой комбинации, безусловно, есть. Конечно, в этом случае Шеварднадзе пришлось бы “поступиться прозападными принципами“. Но “кавказский лис“, предавший на своем веку, пожалуй, всех кого только можно было предать, и не на такое способен.

Copyright ©1996-2022 Институт стран СНГ