Внимание! Вы находитесь на старой версии сайта "Материк". Перейти на новый сайт >>> www.materik.ru

 

 

Все темы Страны Новости Мнения Аналитика Телецикл Соотечественники
О проекте Поиск Голосования Вакансии Контакты
Rambler's Top100 Материк/Аналитика
Поиск по бюллетеням
Бюллетень №118(01.03.2005)
<< Список номеров
НА ПЕРВОЙ ПОЛОСЕ
В ЗЕРКАЛЕ СМИ
ФОРУМ
ГЛОБАЛЬНЫЙ АСПЕКТ
ВЕСТИ ИЗ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ДУМЫ
ПРОБЛЕМЫ ДИАСПОРЫ
БЕЛОРУССИЯ
УКРАИНА
МОЛДАВИЯ И ПРИДНЕСТРОВЬЕ
ЗАКАВКАЗЬЕ
СРЕДНЯЯ АЗИЯ И КАЗАХСТАН
ПРАВОВАЯ ИНФОРМАЦИЯ
Страны СНГ. Русские и русскоязычные в новом зарубежье.


Россия в поисках постсоветской альтернативы

 «Маркетинг и консалтинг», 28.02.2005

Главным ньюсмейкером сегодняшней российско-украинской политики является Виктор Ющенко. И наиболее цитируемые фразы, произнесенные украинским президентом на недавнем заседании комиссии Украина-НАТО в Брюсселе: «интеграция в европейские и евроатлантические структуры отныне будет определять стратегию и тактику украинской политики» и «период многовекторности во внешней политике Украины остался в прошлом». Начало переговоров о вступлении Украины в ЕС президент Ющенко намерен начать летом этого года, завершить - к 2007 году, вопрос о вступлении в НАТО Украина собирается решить в течение ближайших лет.

Российские официальные лица своей точки зрения по поводу переориентации внешней украинской политики, хотя данный процесс был ожидаемым и не стал ни для кого сюрпризом, пока не высказывают. Возможно, из-за того, что накануне саммита в Братиславе все силы были брошены на американское направление, и до Украины просто не доходили руки, а может быть, из-за того, что Москве пока Киеву просто нечего предложить. Все программы сотрудничества были разработаны с прежним украинским руководством и соответствовали прежним интеграционным постсоветским реалиям, а векторы новых отношений пока не определены.

Как не ошибиться в разработке новой стратегии взаимоотношений с Украиной? Тем более, что ее реализация будет осуществляться под пристальным контролем европейского сообщества, США и международных организаций, в том числе, НАТО (украинский президент был единственным лидером страны - не члена альянса, которого пригласили на саммит НАТО в Брюсселе)? Да и в ВТО Украина стремится темпами, не уступающими российским, а комиссар ЕС по торговле Питер Мэндельсон уже пообещал, что ЕС "сделает необходимые шаги, чтобы уже в 2005 г. обеспечить вступление Украины" в ВТО.

На этом фоне очертания европейских приоритетов Украины становятся все явственнее, а перспективы сотрудничества с Россией в рамках Единого экономического пространства - все туманнее.

Визит министра иностранных дел РФ Сергея Лаврова в Киев на прошлой неделе показался каким-то скомканным, хотя его целью называлась подготовка к официальному визиту на Украину российского президента. Украинские чиновники в этой связи развили бурную деятельность, исходя из которой можно было понять, что они хотят представить В.Путину совершенно новую страну, продемонстрировать ее всю, с запада на восток и т.д. Что же ответит на это Россия?

Об этом МиК беседует с Владимиром Жарихиным, заместителем директора Института стран СНГ:

- Я бы сказал так, что вся эта украинская история может быть для России очень плодотворной, в том смысле, что появился, наконец, тот стартовый крючок, который начинает заставлять Россию делать серьезный геополитический выбор.

Украина, в первом приближении, сделала геополитический выбор в сторону вступления в так называемую европейскую либеральную империю. Потому что после принятия Конституции это будет полноценное конфедеративное государство с элементами федерации. То есть, это уже не европейское экономическое сообщество, а полноценное государство, хотя достаточно сложное организованное. Но Советский союз тоже был не просто организован, в конце концов.

И это серьезный выбор, который будет очень критичным для обсуждения в украинском обществе. И неслучайно на последнем этапе штаб Януковича возглавлял Черновил, человек националистически настроенный.

А выбор Ющенко – это не национальный выбор. Это выбор, по сущности, объективно направленный против той самой украинской незалежности, независимости, то есть, курс на растворение Украины как государства в европейском сообществе. И я не уверен, что в украинском обществе этот выбор не вызовет очень серьезной дискуссии. Уже не по принципу: левые-правые или восток-запад, а по совсем другому принципу. Это первый момент.

Второй момент: если для Украины и есть какая-то теоретическая возможность для интеграции ее в европейское сообщество, то ей надо понимать, что у нее есть только один привлекательный ресурс для европейского сообщества – это дешевая рабочая сила. То есть, Украина нужна для Европы, напуганной экспансией на дешевые непривлекательные рабочие места мусульманских рабочих, как страна, обеспечивающая некую замену в виде такой же рабочей силы, но христианской, не более того.

Ничего другого им от Украины особенно не надо. Если Украина готова играть роль турков и алжирцев в этой большой Европе, то полный вперед! Но я не уверен в том, что она на эту роль готова пойти.

Россия же в такой конструкции Европы нужна только в качестве поставщика энергетических ресурсов. И в этой связи надо отметить, что в 70-х, 80-х и 90-х годах, когда потребности в энергетических ресурсах концентрировались, в основном, в Европе и в Соединенных Штатах, то европейский выбор для нашей страны, который сделал отнюдь не Явлинский, и Леонид Ильич Брежнев, продлив нефтепровод «Дружбу» в западную Европу, был безальтернативным. Больше потребителей наших энергоресурсов, кроме Европы, тогда не было.

Сейчас же такого рода потребителей в мире очень много. Есть центры очень мощного энергетического развития, в которых есть дефицит энергоресурсов – это Китай, это Индия, это Юго-Восточная Азия. И у России, между прочим, есть волне определенный выбор: и, собственно говоря, почему мы должны поставлять энергоресурсы в Европу?

- Это направление считается приоритетным в нашей энергетической политике.

Ну, а в чем приоритет? Чтобы говорить, что мы европейцы? Обратите внимание, для них мы – не европейцы, а самая восточная часть Европы. Но если мы переориентируем направление своего экономического взаимодействия, например, на восток, то мы станем самой западной частью этого конгломерата. А культурная экспансия идет с запада на восток!

Так чего же мы хотим: быть самыми восточными там, или самыми западными здесь? Я не имею в виду только Китай, хотя понятно, что все сегодня боятся Китая – Соединенные Штаты, в первую очередь.

А Индия? 180 млн. человек там имеют доход на душу населения выше, чем в среднем по России! То есть, мы привыкли, что там коровы, нищие, а там, между прочим, среднего класса уже больше чем у нас населения. Мощнейшие компьютерные технологии, мощнейшие хайтековские центры и т.д. И если рассматривать курс на создание оси Россия-Индия, то и Соединенным Штатам это будет в какой-то степени выгодно.

С одной стороны, это будет некая изоляция Китая, а с другой – проблема для сильного евро, в случае иссякания потока российских энергоресурсов в Европу. Тогда ей придется или арабам кланяться или возрождать танкерный флот и т.д.

- Значит, речь идет о смене серьезных геостратегических приоритетов России, изменении ее внешнеэкономической политики, геополитических приоритетов?

Да, и время настало. И эта политика многовекторности, как выражается наш президент, она явно в современном мире не срабатывает (об отказе от нее заявил и Ющенко – ред.). Потому что из-за этой многовекторности в итоге оказываются недовольными все. Вот к таким выводам можно прийти, оценивая перспективу отношений с Украиной. Но это внешний фактор. А теперь – внутренний.

Вот мы все время обижаемся на Украину за то, что она стремится в европейское сообщество. Но возникает вопрос: а какую мы ей предлагаем альтернативу? Мы как бы подразумеваем: ребята, мы развиваем свой топливно-энергетический комплекс в Европу, поэтому вы – то место, по которому будут идти наши трубы. Все, точка! Им это интересно? И почему мы удивляемся тому, что они после этого так к нам относятся?

Можно сколько угодно говорить про плохой характер Ющенко или проигрыш Павловского на Украине, но на самом деле коренная проблема кроется именно в этом: пока мы собственной модели модернизации для себя, для России, не предложим, и после этого не найдем места в этом проекте модернизации для наших друзей, в том числе, для Украины, то ничего не изменится.

А нам нечего предложить им пока, и поэтому эта мифическая Европа, в которую им придется мучительно интегрироваться и т.д. – это конечно, в определенной степени миф, но другого-то варианта у них нет, мы им его не даем!

И отделить Украину и страны СНГ от нашей геополитической ориентации и внутрироссийских проблем невозможно. Это все сцеплено.

- Ну а к такому осознанию, на Ваш взгляд, руководство страны придет? Или какая встряска должна произойти? Как изменить ситуацию?

Встряска должна быть, но я боюсь, что она произойдет, когда вокруг нас уже образуется пояс из одиннадцати Саакашвили. Потому что ведь смена элит на постсоветском пространстве активно проходит именно сейчас, и они меняются на сформировавшиеся национальные, в формировании которых мы не принимали участия. Там сформировались проамериканские, проевропейские, протурецкие, пропольские элиты, а все, которые мы считали пророссийскими, хотя они на самом деле были постсоветскими элитами, они уходят на задний план, и ничего взамен у нас нет. Мы эти годы не занимались формированием пророссийских политических элит в этих новых независимых государствах.

- Значит, первое, от чего нам придется отказаться – от всех постсоветских интеграционных проектов, как не имеющих в будущем никаких перспектив?

Нет, они имеют перспективы, если эти проекты, конечно, есть. Но цель интеграции в рамках СНГ, в рамках ЕврАзЭС, в рамках ЕЭП – она какая? Это что, самодостаточные экономические объединения?

Похоже, мы не способны на то, чтобы предложить в рамках этих экономических проектов какую-то самодостаточность. Мы этого не можем сделать. Тогда нужна какая-то другая ориентация, но в какую сторону?

С какими центрами экономического роста мы собираемся взаимодействовать? Нет выбора, а раз нет выбора, то и нет предложения.

- Каков тогда итог? Кто должен участвовать в переосмыслении внешних стратегических приоритетов страны?

Российская политическая элита, которая, по-моему, должна осознать свою роль. Ну, в конце концов, первую машину себе купили, первый загородный дом построили, кто-то за нашим городом, кто-то за ихним. Пора, наконец, подумать о собственном государстве, которое и является источником всех этих благ, а то ведь иссякнет этот источник!

То есть, политической элите пора задуматься о государственном строительстве, а не заниматься мелкими раздорами.

- А как Вы думаете, к следующему избирательному циклу такая задача нашими политиками будет поставлена, или все будет сосредоточено на том, чтобы обеспечить преемственность власти и т.д.? Вообще, задачи такого масштаба, на Ваш взгляд, где-нибудь вырисовываются?

Пока я не вижу стремления к этому, но мы будем стараться. Я, например, сейчас готовлю доклад Совета по национальной стратегии о новой политике России на постсоветском пространстве. Там будем ставить эти вопросы. Но в головах экспертов эти вопросы уже возникают, ведь эксперты всегда несколько опережают политиков, и постепенно, я думаю, эта проблематика придет и в сферу деятельности политиков, в том числе, под влиянием высказываний экспертного сообщества. Но это не быстрый процесс, а торопиться надо! Мир меняется очень быстро.


Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
Copyright ©1996-2022 Институт стран СНГ