Внимание! Вы находитесь на старой версии сайта "Материк". Перейти на новый сайт >>> www.materik.ru

 

 

Все темы Страны Новости Мнения Аналитика Телецикл Соотечественники
О проекте Поиск Голосования Вакансии Контакты
Rambler's Top100 Материк/Аналитика
Поиск по бюллетеням
Бюллетень №118(01.03.2005)
<< Список номеров
НА ПЕРВОЙ ПОЛОСЕ
В ЗЕРКАЛЕ СМИ
ФОРУМ
ГЛОБАЛЬНЫЙ АСПЕКТ
ВЕСТИ ИЗ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ДУМЫ
ПРОБЛЕМЫ ДИАСПОРЫ
БЕЛОРУССИЯ
УКРАИНА
МОЛДАВИЯ И ПРИДНЕСТРОВЬЕ
ЗАКАВКАЗЬЕ
СРЕДНЯЯ АЗИЯ И КАЗАХСТАН
ПРАВОВАЯ ИНФОРМАЦИЯ
Страны СНГ. Русские и русскоязычные в новом зарубежье.

Русский язык, образование



Русский язык в современной Молдове

Предлагаемый аналитический материал хотя и был написан почти два года назад, но по сей день сохраняет свою актуальность. Президент Молдавии М.Воронин так и не смог выполнить своё предвыборное обещание о предании русскому языку статуса официального и, похоже, в дальнейшем не собирается этого делать.

Журнал «Политическое просвещение», №1(3), 2003.

Л.В. Остапенко, И.А. Субботина

Одним из важнейших следствий суверенизации Молдовы (как и других стран нового зарубежья) явилось повышение официального статуса языка ее титульного населения и понижение как на официальном уровне, так и в общественной практике статуса русского языка. Попытка изменения роли этих двух языков самым непосредственным образом затронула интересы значительной части жителей республики. В течение десятилетий русский язык был распространен на территории Молдавии достаточно широко. Статус русского языка в этой республике был наиболее высоким по сравнению с другими бывшими республиками Союза (за исключением Украины, Белоруссии, Казахстана).

В условиях существования СССР русский язык был средством общения всего советского народа. Это в значительной мере определяло этноязыковую ситуацию в республиках, тем более, что во многих из них, помимо титульного населения, проживало и немало людей других национальностей. По данным Всесоюзной переписи 1989 года, 1,5 млн. жителей Молдавии составляли немолдаване. Их доля в населении республики на тот период превышала 35% (украинцы - 13,8%, русские - 13%, гагаузы - 3,5%, болгары - 2,0%, евреи - 1,5%, другие национальности - 1,7%). Для 68,5% представителей этих национальностей русский язык был родным или вторым языком, которым они свободно владели.

Лишь 12,1% русского населения Молдавии свободно владело молдавским языком, в то время как среди молдаван степень такого знания русского языка отмечало более половины (57,6%). В городах более 80% молдаван, по переписи 1989 года, считало русский родным языком или свободно им владело как вторым.

Процесс распространение русского языка охватывал все более широкие слои нерусского, в том числе молдавского населения. Например, в 1970-е годы свободно владели русским языком менее 50% молдаван. Среди русских в 1970-1980-е годы произошло некоторое снижение (на 15%) доли свободно владеющих молдавским языком.

Основным фактором распространения русского языка была школа с преподаванием на русском языке. В глазах родителей из числа молдаван, гагаузов, болгар и других нерусских национальностей, населяющих Молдавию, полноценное овладение русским языком представляла немалую значимость. Она заключалась в громадном расширении для детей перспектив социального роста, в том числе за пределами Молдавии: обучение в высших и других учебных заведениях, преподавание в большинстве которых в СССР велось на русском языке, возможности широкого выбора сфер занятости на территории всего Союза. Потребность в полноценном овладении русским языком была обусловлена его широчайшим использованием (в том числе в Молдавии) в СМИ, массой разнообразной литературы на нем, функционированием на русском языке развитых сфер культуры.

Можно сказать, что перемены в языковой политике в Молдове, как и во многих других постсоветских странах, шли вразрез с тенденцией этноязыкового развития последних десятилетий. Политика сужения сферы распространения русского языка, его функций не имела веских оснований. Одной из ее целей было "выдавливание" русских из республики, снижение их социального статуса, отстранение от сферы управления. Она существенно ущемляла права немалой части населения, ориентированной на русский язык.

* * *

Молдавия относилась к тем республикам Союза, где языковая политика проводилась достаточно жестко. В 1989 году язык титульной национальности стал единственным государственным языком в республике, был осуществлен перевод на латиницу и идентификация его с румынским языком, установлены неоправданно короткие сроки перехода на этот язык системы образования и делопроизводства, издательского дела и других общественных сфер.

Особенно интенсивно языковая политика проводилась в сфере управления, труда и образования. Согласно законам о языке, о государственной службе, замещение всех руководящих постов, а также должностей, связанных с общением, обуславливалось обязательным знанием государственного языка. К тому факту, что значительная часть нетитульного населения Молдовы к моменту принятия данных законов не знала или плохо знала этот язык, добавлялась еще неопределенность лингвистического критерия оценки: язык требовалось знать на уровне, достаточном для выполнения профессиональных обязанностей, что открывало широкий простор для произвола.

Знание государственного языка стало необходимым требованием при приеме на работу, о чем свидетельствует, в частности, содержание соответствующих анкет, заполняемых при найме, где отдельным пунктом фиксировалось знание молдавского языка. На государственный язык было переведено все делопроизводство, он стал использоваться в качестве превалирующего, а иногда и единственного в сферах управления и государственного образования, на производственных совещаниях, ученых советах и т. п. Языковая некомпетентность стала реальным поводом для увольнения с работы, отказа в продвижении по службе.

Хотя официальная дата аттестации русскоязычных работников на знание ими государственного языка постоянно отдвигалась (назначена на апрель 1994 г., затем перенесена на январь 1997 г. и, в конце концов, отодвинута на неопределенное время), сама идея подобной аттестации, выдвинутая на государственном уровне, вдохновляла на произвольные кадровые изменения в пользу лиц титульной национальности, которые сами далеко не всегда достаточно свободно владели литературным румынским языком.

В первой половине 1990-х годов по республике прокатились массовые увольнения русскоязычных специалистов и руководителей, особенно в сферах управления, медицины, образования, науки, культуры.

Русский язык был практически вытеснен из системы образования. С 1990 по 1994 год доля детей в русскоязычных дошкольных заведениях Молдовы уменьшилось с 39% до 23%, школах - с 39% до 26%, колледжах - с 51% до 18%, вузах - с 55% до 31%.

Во второй половине 1990-х годов темпы сокращения численности обучающихся на русском языке снизились. В 1999 году доля учащихся русских групп в колледжах осталась примерно на том же уровне, а в вузах - составила 29%.

Следует иметь в виду, что доля русских в населении Молдовы составляла в конце 1990-х годов менее 12%. Следовательно, помимо русских в русскоязычных группах всех дошкольных и образовательных учреждений училось и немало молодежи других национальностей, в том числе молдаван.

Стремление руководства Молдовы принизить статус русского языка проявлялось не только в сокращении обучения на русском языке, но и в том, что в высших и средних специальных учебных заведениях (колледжах) и ПТУ русские группы оставались в основном там, где обучение шло по менее престижным профессиям. Кроме того, большинство русскоязычных групп в Молдове было переведено на коммерческую основу.

В первой половине 1990-х годов в Молдавии шло наступление на русский язык и в средствах массовой информации. Сократилась доля печатных изданий на русском языке, радио- и телепередач. Телепередачи на молдавском языке должны были составлять не менее 65% телевизионного времени. Однако, влияние государственной языковой политики на СМИ уменьшалось. Многие издательства, руководители кампаний на радио и телевидении в условиях рынка должны были ориентироваться на интересы потребителя, а интерес к русскоязычным передачам сохранялся. Телезрители Молдовы продолжали смотреть ряд программ российского телевидения, особенно по кабельным сетям, в республике продолжали выходить на русском языке газеты.

Объявление молдавского языка единственным государственным привело к тому, что привычные для русскоязычных жителей Молдовы названия городов, сел, улиц стали звучать иначе. Появились вывески на улицах домов, магазинов, транспортных средств, ориентированные только на людей, знающих молдавский язык.

Закон о языке, наряду с требованиями румынистов присоединения Молдовы к Румынии, стал одной из причин, спровоцировавших гражданский конфликт в приднестровских и южных, населенных гагаузами, районах республики, переросший затем в вооруженное столкновение 1992 года, которое привело к территориальному расколу республики, углублению разобщенности в обществе.

В 1994 году Аграрно-демократическая партия Молдовы, пришедшая к власти, пошла на некоторую либерализацию языкового режима. В новой Конституции Республики Молдова был зафиксирован особый статус русского языка, отличный от статуса региональных языков, уменьшено давление на учреждения образования, функционирующие на русском языке. Парламент республики принял решение о предварительном обучении работников молдавскому языку перед языковой аттестацией, о сужении круга лиц, подлежащих аттестации, смягчении предъявляемых к аттестуемым требований. В Гагаузии русский язык, наряду с молдавским и гагаузским, стал официальным, узаконено делопроизводство на русском языке.

Но к тому времени задачи, поставленные языковыми законами, были в основном решены: часть русских уехала за пределы Молдовы, часть была вытеснена из властных структур и престижных сфер деятельности. Отъезд и увольнения многочисленных высококвалифицированных русскоязычных кадров негативно сказались на экономике.

Хотя острота национально-языковых проблем к середине 1990-х годов стала отчасти спадать, они не ушли с повестки дня, а в 1997 году вспыхнули с новой силой. Правительство Молдовы представило в парламент проекты постановления "Об утверждении "Плана мероприятий по изучению государственного языка инонациональными гражданами", "Перечня должностей в Республике Молдова, подпадающих под действие статьи 7 "Закона о функционировании языков на территории Республики Молдова" и "Способа оценки уровня знаний государственного языка". Согласно этим документам, были обязаны знать государственный язык и "употреблять его как рабочий инструмент в своей деятельности" руководители и члены государственных органов, высшие руководители профессиональных союзов, политических и общественных организаций, руководители хозяйственных и коммерческих единиц, учреждений культуры, образования, здравоохранения, науки, бытового обслуживания, транспорта и связи и т. д. В список лиц, от которых требовалось знание языка, были включены также работники средств массовой информации, независимо от языка печатного органа, специалисты и служащие всех отраслей хозяйства, чья деятельность связана с общением.

Политика вытеснения русского языка из отдельных сфер жизни проводилась и в последующие годы. В 1999 году был подготовлен проект поправок к закону о рекламе, сужавший использование русского языка в этом виде бизнеса. В сентябре 2000 года были временно лишены лицензии на вещание ряд русскоязычных радиостанций и телеканал, обвинявшиеся в нарушении закона, обязующего 65% передач вести на государственном языке.

С приходом к власти коммунистов появились некоторые перспективы укрепления позиций русского языка в Молдове. В конце 2001 года правящая Партия коммунистов Республики Молдова представила в Конституционный суд законопроект о придании в Молдове русскому языку статуса второго официального и внесении изменений в Основной Закон страны. Этот законопроект был принят парламентским большинством. Но в июне 2002 года Конституционный суд признал молдавский язык единственным государственным языком страны, отменив тем самым решение парламента об использовании русского языка наравне с государственным.

Однако, некоторые законы, принятые молдавским парламентом, все же должны были послужить основанием для защиты интересов лиц нетитульной национальности, живущих в Молдове, быть первым шагом на пути предоставления русскому языку статуса второго государственного. Закон о лицах, принадлежащих к национальным меньшинствам и правовом статусе их организаций, принятый 10 июля 2001 года, включает в себя и положения, приближающие русский язык к статусу официального. Закон предусматривает пропорциональное представительство национальных меньшинств в структурах исполнительной и судебной власти всех уровней, в армии, в органах охраны общественного порядка. Правда, реально вопрос пропорционального представительства национальных меньшинств в органах власти не решается, помимо прочих причин, из-за недостаточного знания государственного языка русскоязычным населением Молдовы. Но представителей национальных меньшинств стало больше в администрации президента, парламенте, органах исполнительной власти.

По сегодняшний день правительство Молдовы не выполнило положения 29 и 33 статей Закона о национальных меньшинствах, в соответствии с которыми оно обязывалось предоставить парламенту предложения по проведению в жизнь этого закона.

Большими сложностями сопровождаются попытки коммунистов восстановить позиции русского языка в сфере образования. В 2001-2002 учебном году министерство образования Молдовы увеличило количество русских групп в подведомственных ему колледжах до 23%, в вузах - до 30%. Наряду с увеличением количества студентов в русских группах, происходит восстановление их специализации по таким направлениям, как филология, журналистика, менеджмент.

Вопрос о качестве подготовки русскоязычных студентов продолжает стоять остро. Например, с 1991 по 1998 год библиотека Кишиневского педагогического университета не приобрела ни одного учебника на русском языке по предметам психолого-педагогического цикла, читаемых на кафедре общей педагогики. Катастрофическим было положение с научной литературой по русскому языку, никто из преподавателей этого университета, работающих с русским группами, за последние 10 лет не мог выехать на повышение квалификации или научные конференции в РФ.

Министерство образования РМ пыталось повысить статус русского языка в молдавских школах. В 2001 года им было дано распоряжение о введении обязательного изучения русского языка в общеобразовательных школах со 2-го класса, а не с 5-го, как прежде. Против этого решения в начале 2002 года были организованы ежедневные акции националистического характера, в результате оно не было реализовано.

* * *

Свертывание сферы использования русского языка не принесли особых успехов. По словам председателя парламентской комиссии по науке, культуре, образованию и СМИ В.Б.Сенника, методы внедрения "сверху" молдавского языка имели "обратную реакцию русскоязычного населения, определенная часть которого просто из принципа отказалась изучать язык" (Кишиневские новости, 3 августа 1996 г.). Если в конце 1980-х - начале 1990-х годов обучение молдавскому языку на языковых курсах носило массовый характер (в 1990-1992 гг. их прошли более 120 тыс. человек), то в 1993 году число групп по изучению молдавского языка сократилось более чем в 5 раз.

Русский язык, практически вытесненный из официальной сферы, продолжал функционировать среди населения. Согласно данным этносоциологических исследований, проведенных сотрудниками Института этнологии и антропологии РАН в Молдове*, за годы "реформ" уровень языковой компетенция русских и молдаван изменился не слишком значительно. Перемены сводятся к в основном к тому, что русские стали несколько шире приобщаться к молдавскому языку. Однако, следует иметь в виду, что на этот показатель заметное влияние оказал массовый отъезд из Молдовы той части русских, которые хуже знали язык титульного населения.

------------------

* Здесь и далее используются материалы этносоциологических исследований, проведенных в Молдавии с участием авторов в 1981, 1993, 1996, 1997, 1998 и 2000 годы. В 1981 и в 1993 годы опрашивалось городское и сельское русское и молдавское население, объем выборки составлял более 1000 человек. В 1996 году опрос проходил среди русских и молдаван Кишинева, в выборку попало около 300 человек. В 1997 году был проведен опрос русской молодежи в Кишиневе в возрасте от 16 до 30 лет, опрошено 150 человек. В 1998 году в Кишиневе проводилось анкетирование представителей национальных меньшинств: русских, украинцев, болгар, гагаузов. Общий объем выборки - около 700 человек. В 2000 году в Кишиневе было проведено исследование (авторы Л.В.Остапенко и И.А.Субботина) по проблемам русского предпринимательства. Опрошено 100 русских предпринимателей и по 200 представителей русского и молдавского населения.

По итогам опроса 1993 года, среди русских горожан Молдовы более половины, по их мнению, в той или иной мере владели молдавским языком (см. таблицу 1). Ответили, что вообще не знают молдавский язык 41%. В селах знали молдавский язык в какой-либо степени 81% русских, совершенно не владели им 19%. Три года спустя, судя по опросу в Кишиневе, степень владения русскими молдавским языком стала немного выше. 2/3 опрошенных ответили, что в той или иной мере его знают, а доля совершенно не владеющих молдавским языком сократилась до 1/3. Правда, по оценкам респондентов, только 3% среди них в 1993 году и 7% в 1996 году владели молдавским достаточно свободно.

* * *

Таким образом, языковая политика большинства суверенных государств нового зарубежья, основной целью которой было добиться не только юридического, но и фактического доминирования в обществе языка титульной национальности, существенно отразилась на функционировании там русского языка. Нынешнее руководство Молдовы пытается повысить статус русского языка в республике, но десятилетие проводимых "реформ" не прошло бесследно.

Уровень знания русского языка большинством молдаван еще остается достаточно высоким. Многие молдаване окончили школу в советской Молдавии, достаточно хорошо владеют русским языком, в той или иной мере используют его в повседневной жизни и имеют определенный интерес в том, чтобы русский язык сохранялся в республике в качестве языка межнационального общения, языка ряда средств массовой информации, а также частично в науке, искусстве, литературе. Важно, что большинство молдаван, хотя и не поддерживает идею придания русскому языка статуса второго государственного, ориентированы на овладение русским языком.

В то же время уровень использования русского языка в различных сферах жизни в определенной степени понизился. Вступает во взрослую жизнь новое поколение молдавской молодежи, получившее школьное образование в суверенной Молдове, почти или совсем не знающее русский язык.

Важнейшую роль в процессе освоения чужого языка, как известно, играет потребность людей в этом языке, заинтересованность в его изучении. Прежнее руководство Молдовы проводило в республике политику, не способствующую росту потребности большинства молдаван в русском языке. Тем не менее, можно назвать немало факторов, стимулирующих титульное население к изучению русского языка, - это развитие связей с Россией, массовая трудовая миграция в РФ молдаван, расширение в Молдове "русского бизнеса", более широкое привлечение к работе в экономике республики русскоязычных специалистов и т. п. Будущее во многом зависит от умелой языковой политики нынешнего руководства, в основе которой должны лежать меры, прежде всего, по восстановлению официального статуса русского языка и повышению потребностей в нем населения, но не насильственное его насаждение.

Существенное значение будет иметь и рост двуязычия русских, которое, хотя и весьма медленными темпами, но и все же происходит в Молдове. В этом случае одноязычные молдаване будут находиться в худшем положении, чем русские, знающие молдавский язык.

В целом подтвердился прогноз, сделанный еще в 1993 году московским этносоциологом М.Н.Губогло, в пору, когда наступление на права и на употребление русского языка в бывших союзных республиках и особенно в Молдове велось широким фронтом, а эйфория мобилизованного лингвицизма достигла наивысшего накала: "Поддавшись эмоциям и изгоняя русский язык "в дверь" из сферы разума и трезвой языковой политики, активисты языковой реформы рано или поздно столкнутся с тем, что он вернется "через окно" и через реальные потребности межнациональных контактов:" (Губогло М.Н. Переломные годы. Т. 1. Мобилизованный лингвицизм. - М., 1993, с. 103-104).




Указ Ющенко о русском языке скоро вступит в силу?

16.02.2005., "forUm"

Государственный секретарь Александр Зинченко обещает в течение максимум семи дней вступление в силу новых указов, которые Виктор Ющенко подписал как проекты еще будучи кандидатом в президенты. Об этом Зинченко сообщил журналистам во вторник, 15 февраля.

"Некоторые могут (вступить в силу) со дня на день, некоторые через 5-7 дней", - сказал он.

По словам Зинченко, это связано с тем, что тексты указов необходимо согласовать в Министерстве юстиции и через Кабинет министров в отраслевых министерствах, передает "Корреспондент.net".

Речь идет об указах, которые Ющенко подписал еще во время избирательной кампании. Он обещал, что они должны вступить в силу в случае его избрания президентом.

В частности, Ющенко подписал проекты Указов "О защите прав граждан на использование русского языка и языков других национальностей Украины", "Об обеспечении благоприятных условий для взаимных поездок граждан Украины, Российской Федерации и Республики Беларусь", "О сокращении сроков срочной военной службы", "О первоочередных мерах по усилению социальной защиты граждан Украины".




Французский удар по Вайре

Вести сегодня 21.02.2005

Александр ШУНИН

В редакцию "Вести Сегодня" обратился президент Ассоциации славянских культур города Монпелье Сергей Панов. Доктор филологических наук, в прошлом завуч айзкраукльской средней школы № 1, а ныне университетский преподаватель во Франции, г–н Панов со товарищи более года ведет переписку с президентом Латвии. Тема — латышизация русских школ ЛР.

Первое открытое письмо члены организации средиземноморского города Монпелье, входящей в структуру Международной ассоциации преподавателей русского языка (МАПРЯЛ), направили в Ригу 30 января прошлого года. В благородном порыве решив поддержать русских учащихся в их праве учиться на родном языке и выразить свой протест против латышизации русскоязычного населения страны, они не рассчитывали на холодную реакцию первого лица страны, где унижаются права почти половины жителей.

"С начала независимости новый латвийский режим начал латышизацию русскоязычного населения во всех секторах публичной жизни. Мы говорим "НЕТ" политике реваншизма, дискриминации и апартеиду по отношению к языковым меньшинствам (превышающим 40% населения) со стороны латвийских госучреждений. Мы говорим "НЕТ" государству, которое нарушает основные права человека и которое стало членом европейского сообщества, где понятия о свободе и демократии не являются пустым звуком. Мы говорим "ДА" русскому языку и всем легальным акциям гражданского протеста русскоязычных, которые отстаивают свое естественное право говорить на родном языке", — написали благородные мсье и мадам.

Далее Сергей Панов и команда призвали ВВФ прислушаться к мнению общественности по указанным поводам и предупредили, что их ассоциация намерена провести несколько международных конференций на тему русофобии в Латвии под условным названием "Узнай, Европа, кого приняла". Общественные деятели с Лазурного берега призвали латвийских чиновников "отказаться от политики ассимиляции и провозгласить русский язык вторым официальным". Это, по их мнению, "обеспечит социальную стабильность". Кроме того, они надеются, что "европейские институции не оставят ситуацию в Латвии без внимания". Открытое письмо президенту ЛР подписали 52 человека, его копии были отправлены президенту Совета Европы, в редакции СМИ, послу Франции в ЛР, послу ЛР во Франции, ЛАШОР и так далее.

Через полторы недели ВВФ написала им ответ: "Ваше возмущение по этому поводу напрасно, так как оно основано на ложной информации по поводу ситуации в Латвии. Прошу заметить, что никакого плана по ликвидации среднего образования на русском языке не существует. Да, проводится реформа, но не ликвидация. Вместо того чтобы тратить время на эмоции, надо было лучше себя проинформировать перед тем, как возмущаться".

Нам–то понятен тон этого послания — слава Богу, не первый год живем в одной стране с этим президентом. Но во Франции опешили. На днях члены ассоциации отправили в Рижский замок еще одно письмо, в котором подтвердили "твердую позицию в отстаивании прав русскоязычного населения Латвии", правда, уже не теша себя иллюзиями на конструктивный ответ со стороны латвийских властей. В тексте указано, что и сама президент, и ее окружение "националистически настроены". Что члены Ассоциации славянских культур в равной степени осуждают как совершенные латышским легионом СС преступления, так и деятельность латвийских бюрократов, латышизирующих страну. Досталось ВВФ и за воблу, водку и частушки. В заключение Панов и другие предупредили президента Латвии, что продолжают следить за ее высказываниями, доводя их смысл и до руководства ЕС, и до евро–СМИ. А всем защитникам русских школ — большой привет из Франции.




В Андижане осталась одна (последняя) русская школа

15.02.2005., АКИpress

В Андижане сейчас осталась только одна школа, где учеба полностью ведется на русском языке

Как утверждают многие родители учащихся средней школы №1, ребята во время перемен общаются между собой только на узбекском языке. Благодаря этому, говорят родители, дети хорошо владеют узбекской разговорной речью. Даже дома они переходят на узбекский.

С одной стороны, это замечательно, говорят родители, ведь живя в Узбекистане, каждый должен знать государственный язык. Но их тревожит то, дети могут потерять навыки русской речи. Кроме того, многие родители-узбеки, отдавая своих детей в школу №1, хотели, чтобы они в совершенстве знали русский.

По оценкам экспертов, такая ситуация в специализированной русской школе стала следствием образовательной программы республики, где в последние годы резко сократились уроки русского в пользу других предметов, таких как идея национальной независимости и т.д.


Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
Copyright ©1996-2020 Институт стран СНГ